База знаний студента. Реферат, курсовая, контрольная, диплом на заказ

курсовые,контрольные,дипломы,рефераты

Роль немецких государственных органов в становлении и развитии советского коллаборационизма — Политология, Политистория

Посмотреть видео по теме Реферата

УПРАВЛЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ АДМИНИСТРАЦИИ ЛЕНИНСКОГО РАЙОНА

Роль немецких государственных органов в становлении и развитии советского коллаборационизма

Исполнители: Лупандин Олег,

 Игнатьев Артем

11 класс, школа №5

Ленинского района

Руководитель: Карякин Сергей

Геннадьевич, учитель истории

Школы №5

Екатеринбург

1999

Оглавление

 TOC o "1-3" Введение............................................................................................................................. PAGEREF _Toc442284738 h 3

Глава 1................................................................................................................................ PAGEREF _Toc442284739 h 6

Феномен коллаборационизма в годы Второй мировой войны и его причины.            PAGEREF _Toc442284740 h 6

Глава 2. Этапы становления и развития советского коллаборационизма в соответствии с планами гитлеровских спецслужб................................................................................................ PAGEREF _Toc442284741 h 9

2.1. Решение «русского вопроса» военно-силовыми способами............................ PAGEREF _Toc442284742 h 9

2.2. Первые попытки использования наряду с военными также политических методов борьбы  (поиск лидера коллаборационистского движения)............................................................. PAGEREF _Toc442284743 h 12

2.3. «Комбинированный метод» ведения войны против СССР. (Выдвижение Власова А.А на ведущие роли в коллаборационистском движении).............................................................. PAGEREF _Toc442284744 h 14

2.4. Политические методы войны против СССР и признание Власова А.А. в качестве лидера будущей «Новой России»........................................................................................................... PAGEREF _Toc442284745 h 17

Заключение................................................................................................................. PAGEREF _Toc442284746 h 21

Список литературы.................................................................................................. PAGEREF _Toc442284747 h 24

Приложения........................................................................................................... PAGEREF _Toc442284748 h 25


Введение

Тема нашего реферата: Роль немецких государственных органов в становлении и развитии советского коллаборационизма.

Казалось бы, что тематика второй мировой войны в настоящее время не столь актуальна, так как прошло более 50 лет со дня окончания войны, объем литературы по второй мировой войне огромен, тщательно исследован вплоть до мельчайших подробностей ход военных действий. В нашей стране, начиная с 1985 года вплоть до настоящего времени, активно исследовались белые пятна истории Великой Отечественной войны (причины неудач красной армии в 1941-1942 годах, Стиль руководства И.В.Сталина в годы Великой Отечественной войны, А.Власов и Русская Освободительная армия, цена победы и другие), но мы считаем, что проблема войны актуальна всегда для всего мира в целом и в особенности для сегодняйшей России.

Всякая война ставит массы людей перед выбором, часто в чрезвычайно трудных условиях, брать в руки оружие или не брать, иногда, на чьей стороне воевать. Вторая мировая война не была исключением, так же как и будущие войны. Вторая мировая война побила все «рекорды», имеет многочисленные особенности по сравнению с предыдущими войнами, и одной из ярких особенностей является массовый коллаборационизм.

Коллаборационизм – это сотрудничество во время войны с неприятелем. Эта проблема «неудобоварима» для любой нации (проблема предателей родины), поэтому она либо совсем замалчивается, либо исследуется и подается только со знаком "минус" или со знаком "плюс" противной стороной.

Сейчас, по прошествию времени, когда страсти улеглись, когда уходят поколения, опаленные войной, когда Россия имеет дружественные отношения с Германией, появилась возможность более объективно, беспристрастно исследовать эту проблему.

Литературы по коллаборационизму в годы второй мировой войны не так много. Наиболее исследована проблема коллаборационизма со стороны советских граждан. Центральной фигурой исследования стал генерал А.Власов. В последние десятилетия вокруг него развернулась дискуссия среди историков, на страницах литературных, художественных и общественно-политических журналов, в газетах, на телевидении и радио, участники которой решают вопрос, кем был А.А.Власов: изменником родины, вставшим на преступный путь сотрудничества с врагом, патриотом, стремившимся к построению «новой демократической России»? (смотрите работы Колесник А.А. «Генерал А.А. Власов – предатель или герой?») М., 1991 г., Пальчиков П.А. «История генерала Власова» в журнале «Новая и новейшая история». 1993 г. №2 и другие). При всей значимости работ отечественных исследователей, которые подробно осветили все аспекты и грани проблемы «Власов и советский коллаборационизм периода Великой Отечественной Войны», они страдают одним, но, по моему мнению, очень большим недостатком, так как не исследуют вопрос, как германские власти использовали Власова в войне против СССР, какие планы вынашивались в связи с проводившейся ими пропагандистской операцией, названной именем Власова.

Именно поэтому мы решили восполнить этот недостаток и обратились к исследованию работ выпущенных на западе.

Оказалось, что на западе имеется обширная специальная литература, как, например, книга историка Иоахима Гофмана «История Власовской армии», Фрайбург, 1986 г., Сергея Фрёлиха «Генерал Власов», Кельн, 1990 г., В.Штрик-Штрикфельдт, «Генерал Власов против Сталина и Гитлера», Посев, Франкфурт на Майне, 1975 г. и другие, а также документы из Политического архива Министерства иностранных дел ФРГ по интересующей меня теме, опубликованные в журнале «Новая и новейшая история» номер 4 за 1996 год.

Эти работы позволяют составить представление не только о личности Власова и его деятельности по ту сторону линии фронта, но и о том, чем оказался ценен Власов для немцев, кто в нацистской Германии и с какой целью поддерживал и продвигал его. Проанализировав данную литературу и документы, я поставил перед собой следующую цель: рассмотреть роль немецких государственных органов в становлении и развитие советского коллаборационизма.

Задавшись целью, мы определили следующие задачи:

1.          Рассмотреть феномен коллаборационизма в 1941-1945 годах и его причины.

2.          Исследовать роль немецких государственных органов в становлении советского коллаборационизма.

3.          Выделить и дать характеристику этапам становления и развития советского коллаборационизма в соответствие с планами гитлеровских спецслужб.

4.          Выяснить чем оказался ценен Власов для немцев, кто в нацистской германии и с какой целью поддерживал и продвигал его.

5.          Как за спиной Гитлера удалось создать РОА.

В чем новизна нашего реферата? В том, что мы делаем попытку рассмотреть власовское движение (советский коллаборационизм) как часть немецко-русской истории, а не только как часть русской истории.


Глава 1.

Феномен коллаборационизма в годы Второй мировой войны и его причины.

В годы второй мировой войны впервые в истории войн происходят не только массовое пленение, но и массовое сотрудничество с противником. Для общего представления о масштабах рассматриваемых явлений приведем имеющиеся в нашем распоряжении данные. По статистике германского министерства восточных территорий, на январь 1945 года, например, только в немецких вооруженных силах (в сухопутных войсках, полиции, в системе государственной трудовой повинности, в войсках Тодта, в войсках СС, различных национальных легионах и «Русской освободительной армии», добровольно служили 600 тыс. представителей «восточных народов» и в том числе: Литовцев - 36800; Латышей - 10400; Эстонцев - 10000; Татар - 20500; Крымских Татар - 10000; Азербайджанцев - 36500; Грузин - 19000; Калмыков - 7000; Народов Северного Кавказа - 15000; Русских (РОА, восточные батальоны) - 310000. [1]

По советским официальным данным, в немецкий плен попало более 5 миллионов солдат красной армии. В партизанском движении на оккупированных немцами территориях действовало около 6 тысяч партизанских отрядов, насчитывавших в своих рядах свыше 1 млн. человек. Данных о количестве старост, бургомистров и полицаев, чтобы сопоставить их с размахом партизанского движения, нет. При этом не следует забывать, что к середине 1942 г. фашистские войска оккупировали всю Украину, Белоруссию и значительную часть РСФСР с населением, превышающим 70 млн. человек[2].

Коллаборационизм бывших советских граждан на оккупированных немцами территориях носит довольно сложный характер. Он различается в зависимости от локализации, как мотивацией, так и масштабами. В Прибалтике и областях западной Украины он носил определенную националистическую окраску – местные коллаборационисты надеялись с помощью фашистский войск воссоздать свои национальные государства. Кроме того, эти области совсем недавно вошли в состав СССР, и население их еще не подвергалось длительной идеологической обработке, как это было в основных районах страны. Но даже эти, на первый взгляд похожие регионы, отличаются между собой хотя бы тем, что западные районы Украины и Белоруссии вошли в СССР в результате воссоединения их народов, а Прибалтийские страны были оккупированы в соответствии с пактом Молотова - Рибентропа. Не надо также забывать, что сразу за присоединением этих регионов к СССР в них были проведены массовые репрессии. Все это не могло не сказаться на масштабах и характере сотрудничества их населения с немцами. А после окончания войны потребовалось еще несколько лет, чтобы покончить с националистическим подпольем в виде Украинской Повстанческой Армии (УПА), «Лесных братьев» и.т.д. Известную роль сыграло и более или менее демагогическая политика немецкого руководства по отношению к националистическим организациям Прибалтики и западной Украины.

В «коренных» районах СССР коллаборационизм на местах имел в основном социальную окраску. На сотрудничество с оккупантами чаще шли выходцы из «обиженных» советской властью слоев населения: бывших кулаков, нэпманов и.т.д., а также асоциальные элементы, за те или иные проступки, наказанные советским государством. К сожалению, эти выводы носят умозрительный характер и нуждаются в проверке данными из достоверных источников, если таковые будут обнаружены. Не следует также забывать, что вообще мотивации сотрудничества с немцами на оккупированных территориях были различны. Многие под угрозой репрессий или просто в поисках куска хлеба были вынуждены идти на работу в немецкие оккупационные учреждения или на предприятия, работавшие на фашистскую армию. После войны вплоть до середины 80-х годов во всех советских анкетах была графа о пребывании на оккупированных территориях, и советский человек получал за это клеймо, свидетельствующее о его политической неполноценности.


Глава 2. Этапы становления и развития советского коллаборационизма в соответствии с планами гитлеровских спецслужб.

             2.1. Решение «русского вопроса» военно-силовыми способами.

Война против СССР планировалась нацизмом, как война на тотальное уничтожение и велась в полном соответствии с этой установкой, самыми безжалостными методами. Антибольшевистские лозунги, которые выдвигали нацистские лидеры, были лишь маскировкой этих преступных замыслов. Гитлер и его окружение изначально видели возможность решения "русского вопроса" только военно-силовым способом. Поэтому и советский коллаборационизм, выступавший под антисталинскими лозунгами, они рассматривали не как носителя новой «российской государственности», а лишь как вспомогательную силу, позволяющую экономить «драгоценную германскую кровь» и облегчить «рейху» достижение его военных целей.

Но с самого начала войны многие военные офицеры пытались, часто за спиной Гитлера, создавать организации «прорусского толка». Конкретно в одном из своих докладов Штрик-Шрикфельдт[3] предлагал создание антисоветского «дружественного» немцам правительства и в связи с ним формирование русской антикоммунистической освободительной армии до 200 тысяч бойцов[4]. В начале ноября  главнокомандующий вооруженных сил фельдмаршал Вальтер фон Браухич положил доклад с резолюцией: «немедленно начать, может решить исход войны» . Но спустя две недели Гитлер уволил маршала и объявил его решение ошибочным, но эти идеи продолжали жить и имели разные последствия.

Первые несколько месяцев войны офицеры и солдаты Красной Армии, а также горожане и крестьяне, в большом количестве присоединялись к германским воинским частям. Они были им полезны во многих отношениях: как знающие местность при разведывательных операциях, при постройке мостов, дорог и.т.д. Каждый немецкий командир старался, как мог, пользуясь заведенной в германской армии практикой, усилить свою часть. Но обмундирование и продуктов на добровольцев не выдавалось. Поэтому получали все это они как бы «из-под полы», многие  для командования русскими добровольцами были привлечены из старой русской иммиграции, в основном из Франции, многие из них прошли через штаб армии «центр». Эти офицеры получили придуманную специально для них форму, многие из них были награждены знаками отличия за храбрость. Сперва в частях добровольцев называли «наши Иваны», а затем за ними закрепилось обозначение «хиви» – добровольные помощники, их, как правило, ставили на подсобные работы. Среди них, наряду с желающими бороться за свободу, были, естественно, и боявшиеся попасть обратно в концлагерь. В те года практически за спиной фюрера были попытки создания русских освободительных формирований, так как недовольство антирусской политикой фюрера было сильно в вермахте, в МИДе и в Абвере[5]. Как только не пытались убедить Гитлера смягчить линию – отказаться от пропаганды о «недочеловеках», улучшить положение пленных, оставить в покое гражданское население, ничего не помогало. Фюрер упрямо стоял на своем и всякое упоминание о так называемой «русской освободительной армии» вызывало у него ярость. «Мне не нужна армия, которую придется держать на привязи», – говорил он, – "русские никогда не будут носить оружие!"[6].

Итог: на первом этапе политика высшего немецкого руководства в решении «русского вопроса» была однозначна: решать его военно-силовым методом. Все попытки вермахта переубедить Гитлера создать Р.О.А. были малоуспешными.


2.2. Первые попытки использования наряду с военными также политических методов борьбы  (поиск лидера коллаборационистского движения).

 Поражение под Москвой и провал нацистского "блицкрига" породили в некоторых кругах армии мысль о возможности победоносного завершения "восточного удара" с помощью одних лишь военных средств. МИД Германии и германская военная разведка начали высказывать мысль о необходимости пересмотра взглядов на пути решения «русского вопроса», указывали целесообразность использования наряду с военными политических методов борьбы, предлагали взять курс на провоцирование в СССР гражданской войны[7]. Представление этих кругов о методах войны с СССР выразил секретарь германского внешнеполитического ведомства Э. фон Вайцзеккер в январе 1942 года цитатой из Шиллеровского «Дмитрия» – «Россию можно одолеть лишь с помощью самой России»[8]. До образования РОА фактически уже существовали легальные и полулегальные объединения антикоммунистической ориентации. Уже с ноября 1941 года начали формировать добровольческие отряды – «восточные отряды» под командованием генерал-лейтенанта Хейнца Хельмиха. Но в отличии от «хиви», они не были разбросаны по фронтам, а были сформированы полки, и они представляли собой вполне реальную силу. Помимо «хиви», и добровольческих отрядов, существовали еще и другие формирования под чисто русским командованием. Это были РННА декабрь- январь 1942 — генерал К.Иванов, майор Д.Бочаров; март 1942 года – РОНА — иммигрант Б.Каминский; чуть позже (точное время не известно) – дружина — полковник Родионов, также была создана «Цепелина» - с целью саботажной деятельности в СССР. Постепенно число «хиви» и вступивших в строй добровольцев возросло предположительно до 1 миллиона. Сюда надо прибавить добровольные отряды войск СС численностью около 150 тысяч человек[9]. Когда в июне 1943 года гитлеру сообщили о численности восточных войск, он пришел в бешенство, и угрожал всех посадить обратно в концлагерь[10]. Верховному главнокомандующему стоило больших усилий объяснить, что такая мера привела бы к распаду восточного фронта. Но все же высшее военное немецкое руководство не могло удовлетворить то, что действовавшие в составе немецких подразделений русские формирования не имели абсолютно никакой самостоятельности, использовались в качестве прикрытия своих немецких хозяев на фронте и нисколько не меняли характер войны. Среди офицеров О.К.Х., чувствовавших свою ответственность, созрело решение самостоятельно проводить политические мероприятия, с целью скорейшего окончания войны в России. Они считали необходимым создание Р.О.А., во главе которой стояла бы сильная независимая личность, готовая искренне сотрудничать с немецкой армией в целях свержения сталинского режима.

И уже первого января 1942 года Н. фон Гротте получил указание одного из руководителей министерства по оккупированным восточным областям О.Бройтигэма: «Нужен не политик, ни иммигрант, а человек, близкий к советскому руководству». Наиболее подходящая фигура – пленный генерал. Им и стал Власов.


2.3. «Комбинированный метод» ведения войны против СССР. (Выдвижение Власова А.А на ведущие роли в коллаборационистском движении).

 Для сторонников «комбинированного метода войны» против СССР генерал Власов с предложенными им рецептами подрыва боеспособности Красной Армии и политической дестабилизации СССР оказался настоящей находкой. Он сразу же был взят под опеку германскими спецслужбами и министерством иностранных дел. Выступления Власова на стороне Германии и выдвигающиеся им лозунги должны были привести к деморализации и дезорганизации советского фронта и тыла. После предложения помогать немецким военным ведомствам Власов сразу же выдвинул свои условия: «Я согласен воевать против Сталина, но только если мне разрешать создать русскую армию, а не армию наемников. Она должна подчиняться русскому национальному правительству.»[11]. Однако Гитлер, Гимлер и высшее военное руководство в 1942-1943 году высказывались категорически против использования в войне против СССР политических методов борьбы, поскольку это было связано с выдачей коллаборационистским силам определенных авансов, относительно сохранения в будущем той или иной формы российской государственности, что нацисты полностью исключали и по прежнему делали ставку исключительно на военную силу.

Самое большое на что соглашались нацистские верхи – это на использование имени Власова в германской военной пропаганде. Но и на это они пошли лишь после поражения вермахта под Сталинградом. В июле 1942 года капитан немецкой армии Штрик-Штрикфельдт, ответственный за создание РОА, посоветовал Власову изложить свои мысли в обращении к немецкому командованию. И уже третьего августа обращение Власова (в немецкой редакции) от имени «новой России» – без большевиков и капиталистов, которая с помощью Германии, освободит Россию от тирании Сталина и заключит с нею почетный мир было готово. Узнав об этом, Гитлер пришел в бешенство, он устроил разнос маршалу Кейтелю. Кейтель, знавший сложную обстановку на восточном фронте, пытался убедить Гитлера в необходимости создания РОА, но безрезультатно[12].

Правда, сам Власов, узнав о случившемся долго не мог придти в себя: «Как же так? Выходит, какие-то капитаны сами без согласования с высоким начальством принимают такие высокие решения», – но формирование РОА продолжалось[13]. Все те, кто решился вступить в РОА, узнавали о Власове прежде всего из листовок, их в огромном количестве распространяли на оккупированных территориях СССР, сбрасывали самолетами в тылу врага, так же их могли читать и военнопленные. Вербовка в РОА осуществлялась разными способами. Об одном из них подробно рассказал участник Великой Отечественной Войны Н.И.Васильев: «Это была четкая схема. Люди содержались на пределе физического и морального уничтожения. Поэтому многие записывались на спец работы. Записавшись в команду на спец работы, военнопленный поправлялся, наедался. Через некоторое время, их стали освобождать от конвоя, если сменят форму военнопленных на форму РОА. Через 2-3 месяца их выстраивали в строй и предлагали вступить в РОА, а тех, кто отказывался, публично расстреливали. Но многие вступали с мыслью бежать на родину»[14]. Также были организованы две школы по подготовке добровольцев, где они маршировали, жили в казармах, даже выпускали свои газеты «Доброволец» и «Заря». Власов принимал награды, выступал с лекциями, поздравлял выпускников, но он так и оставался генералом без армии. В конце февраля Власов выехал из Берлина и в течении 3-х недель выступал перед большими аудиториями в Смоленске, Гатчине, Риге, излагая программу «Русского освободительного движения». На этих лекциях он неосторожно обронил, что он не марионетка Гитлера и что сейчас мы у них в гостях, а завтра они у нас. Это вызвало негодование у Гитлера, и он предупредил, что Власовым займется Гестапо[15]. Подальше от беды его укрыли в особняке по Квицбекштрасе, 9, Берлин. Власов пытался связаться со старой белой иммиграцией, но это ему не удалось. Они отвергали его, так как считали, что он предал дважды и может предать их в любой момент.

8 июня Гитлер вновь запретил формирование РОА под командованием Власова. Власов был в отчаянии, все планы и надежды рушились. И вроде бы он видел, как начали суетиться высокопоставленные особы, но желаемых результатов не было. Не изменило решение фюрера и поражение под Курской дугой.

Итог: Сторонники «комбинированного метода» войны несмотря на жесткую и однозначную политику Гитлера по решению «русского вопроса» только военно-силовым способом, удалось начать формирование за спиной фюрера РОА во главе с Власовым. Но не удалось главного – получить разрешения на объединение всех русских военных формирований под эгидой Власова и признания его главой «новой русской государственности».


      

2.4. Политические методы войны против СССР и признание Власова А.А. в качестве лидера будущей «Новой России».

 Обращение высшего германского руководства к политическим методам войны против СССР и признание Власова в качестве лидера «будущей новой России» произошли осенью 1944 года[16]. Так как уже летом 1944 года положение Гитлеровских войск на востоке и на западе стало критическим. Красная Армия вступила на территорию Румынии, Чехословакии, Польши и Венгрии. Войска США и Англии, высадившиеся 6 июня в Нормандии, вели успешную операцию во Франции. И хотя Гитлер в этой обстановке неминуемого поражения так и не изменил отношения к власовцам, его ближайшее окружение в спешном порядке, когда уже по сути было поздно, решились на создание русской оппозиции Сталинскому режиму. 20 июня с Власовым согласовали вопрос о его подчинении руководству СС. На 22 июля намечалась встреча Власова с рейхсфюрером СС Гимлером, однако покушение на Гитлера 20 июля отсрочило встречу до 16 сентября. Итог этой встречи был таков, Гимлер обещал создание двух дивизий, чин генерал-полковника, право на формирование комитета плюс ряд условий: борьба с большевизмом, Россия в границах 1939 года, отказ от Крыма и широкие автономии не русским народам. Не густо. Но Власов был горд и очень оживлен. «Теперь у него такое же соглашение как у Черчилля и Сталина», – вспоминал Штрик-Штрикфельдт[17]. 14 июля 1944 года в Праге состоялось учредительное собрание комитета по освобождению народов СССР (КОНР). В нем приняли участие 500 делегатов от 40 комитетов, представлявшие в основном старую и новую иммиграцию, национальные формирования. Ждали присутствия Гимлера и приветственной телеграммы от Гитлера, но даже в эти роковые минуты они держали власовцев на расстоянии. Программным документом съезда был «манифест КОНР», в этом манифесте было все то же самое, о чем ранее заявлял Власов, основной же постулат звучит так: «КОНР приветствует помощь Германии на условиях, не затрагивающих честь и независимость нашей родины. Эта помощь является сейчас единственной возможностью организовать борьбу против Сталинского режима.»[18]

Программный документ был принят единогласно. И хотя в первую неделю после создания КОНР и поступило 60 тысяч заявлений добровольцев, но немцы не давали разрешения на их включение в РОА. Лишь в конце декабря под Мюнзингеном была сформирована первая дивизия РОА под командованием полковника С.Бунянченко (600-ая русская пехотная дивизия). Она насчитывала до 20 тысяч человек плюс офицерская школа до 1000 человек. Первую дивизию в конце войны удалось вооружить 100-ми орудий и 12-ю танками Т-34, винтовками и автоматами. Первая дивизия в РОА считалась «отборной». В её состав вошла полностью ССовская карательная бригада Каменского, личный состав которой участвовал в борьбе с партизанами, а также 6 русских батальонов, сформированных в 1942 году. Однако комиссия, проверявшая её боевую подготовку, отметили низкий уровень последней. Вторая дивизия под командование генерала-майора Зверева (650-ая русская пехотная дивизия) формировалась в Хойберге и имела численность около 12 тысяч человек. Также примкнули 8 русских батальонов и частично 30-ая дивизия СС. Кроме того, офицерская школа и штаб. Но Власов был назначен главкомом только 28 января 1945 года. 4 февраля к РОА добавили так называемые «воздушные силы генерала-майора Мальцева». В те годы чувствовалась близкая гибель Германии, и скорее всего для высшего немецкого руководства РОА была последней надеждой, понимали это и в РОА. Видел ли Власов и его окружение какой-либо выход? Скорее всего, в общих чертах. Во-первых, ни в коем случае не сдаваться советским войскам, во вторых, освободиться, по возможности, от немецкой опеки и перейти на сторону союзников. Последующие события показали, что все эти намерения оказались лишь иллюзией.

Полной неудачей, в частности, закончилась попытка выйти на посольство США и Англии через международный красный крест в Швейцарии. 11 апреля 1945 года первая дивизий Бунянченко получила приказ выйти на реку Одер и атаковать советскую армию. Бунянченко, понимавший что это означает просто гибель дивизии, отказался, ссылаясь на то, что он подчиняется только генералу Власову. Послали сообщение Власову, а он дал понять Бунянченко, что нужно хотя бы для виду показать видимость боя, а потом отходить на юг, где должны были оказаться войска союзников. В итоге, так все и получилось. Власов, находившийся с 19 апреля вместе со штабом КОНР и второй дивизии в Фюссене, одобрил действия Бунянченко. Сам же 20 апреля на совещании со своим ближайшим окружением предложил немедленно договориться с Англо-Американским командованием[19]. 29 апреля Малышкин явился в штаб 20 американского корпуса, откуда был отправлен к командующему 7-ой американской армии генералу Петчу. Малышкин не знал, что на совещании «большой тройки» в Ялте в феврале 1945 года Сталин добился включения в совместное заявление следующего пункта: «Мы обязуемся оказывать всестороннюю помощь, совместимую с требованиями ведения военных операций, в целях обеспечения быстрой репатриации всех военных и гражданских лиц». И «оказали помощь», поместив для начала Малышкина в лагерь военнопленных в Аугсбурге, а позже в руках Американцев оказалась почти вся верхушка командования РОА. Между тем дивизия Бунянченко подошла к Праге, где вспыхнуло антифашистское восстание. Гарнизон отборных частей СС бросился на его подавление и вот-вот должен был потопить восстание в крови. Но Бунянченко предложил чехам помощь в надежде, что зачтется. Первая дивизия РОА действительно нанесла мощный удар по силам СС, но узнав, что на спасение чехов от власовцев брошены стоявшие под Берлином войска маршала Конева, Бунянченко отдал приказ двигаться на юг, на встречу той самой седьмой американской армии, командование которой имело четкие инструкции по поводу «гостей». Они были выполнены, дивизию разоружили и в лагерь. Правда самому Бунянченко вместе со штабом дивизии удалось укрыться в крепости Шлюссельбург, где уже находился Власов и часть его окружения. Но, недолго думая, уцелевшая верхушка РОА приняла решения сдаться Американцам. Власову, кстати, как Звереву и Трухину до американцев дойти не удалось, их взяли свои[20]. Те же, кто оказался за колючей проволокой американских лагерей, были кто раньше, кто позже выданы советским властям. Некоторых из них, как Власова, расстреляли, других ждали на родине лагеря.

Итог: когда стало совершенно ясно, что Германия терпит поражение то осенью 1944 года высшее германское руководство обратилась к политическим методам борьбы против СССР и выпустила на политическую сцену РОА во главе с Власовым в расчете сорвать наступление Красной Армии. Однако планы дезорганизации советского фронта, и провоцирования гражданской войны в СССР полностью провалились.


Заключение

Закончен реферат. Какие же выводы можно сделать?

1.      На примере второй мировой войны можно с уверенностью сказать, что коллаборационизм в XX веке стал массовым явлением. Над этим стоит задуматься.

2.      Возможные причины этого явления:

-     Политические режимы СССР и Германии (тоталитарные);

-     Ожесточенная борьба в 1941-1945 годах на уничтожение (пленных объявляли предателями родины);

-     Массовое участие народа в войне, а не только профессиональных военных и как следствие моральная неподготовленность к чрезвычайным условиям войны и плена;

-     Немецкие государственные органы разрабатывали планы постановления и развития советского коллаборационизма и принимали активное участие в претворении этих планов в жизнь.

-     В деятельности немецких государственных органов по становлению  и развитию советского коллаборационизма можно выделить четыре этапа:

-      Первый этап. В самом начале войны Гитлер и его окружение изначально видели возможность решения "русского вопроса" только военно-силовым способом. Поэтому и советский коллаборационизм они рассматривали не как носителя "новой русской государственности", а лишь как вспомогательную силу, позволявшую экономить "драгоценную немецкую кровь".

-      Второй этап. Поражение под Москвой и провал нацистского блицкрига породили в некоторых высших военных кругах мысль о целесообразности использования на ряду с военными также политических методов борьбы.

-      Третий этап. В 1942-1943 годах для сторонников «комбинированного метода» войны против СССР генерал Власов стал настоящей находкой, но Гитлер и высшее военное командование высказывали категорическое против политических методов борьбы. Самое большое, на что соглашались военные верхи – это на использование имени Власова в германской военной пропаганде.

-      Четвертый этап. Осень 1944 года – конец войны. Обращение высшего германского руководства к политическим методам борьбы против СССР и признания Власова в качестве лидера будущей «новой России» произошли осенью 1944 года, когда стало совершенно ясно, что фашистская Германия терпит поражение.

5. Многие из высшего немецкого руководства не разделяли взглядов Гитлера и понимали с самого начала, что война с Россией может обернуться для Германии полным крахом, поэтому они пытались использовать в войне не только силовые, но и политические методы войны, до Власова это были добровольческие формирования, фактически не представлявшие конкретной силы, но после того, как генерала Власова выдвинули на ведущие роли, он сумел объединить добровольческие формирования и другие разрозненные отряды под командованием РОА, в которой к концу войны сформировалось две дивизии, которые уже в свою очередь представляли конкретную силу.

6. Фактически весь советский коллаборационизм развивался «в обход» Гитлера. Нет, это не значит, что он не знал о добровольческих отрядах, он просто несколько раз запрещал их формирование, но их все равно формировали, а РОА фактически было сформировано за спиной у Гитлера.

ВЫВОД: Итак, немецкие государственные органы оказали решающее влияние на становление и развитии советского коллаборационизма.


Практическая значимость моего реферата:

1.  Использование материалов на уроках и семинарах.

2.  Использование материалов для пропаганды «Открытого общества» Джорджа Сороса.

3.  Использование реферата для более глубокого изучения и понимания мало освещенных аспектов истории.

В конце хотелось бы поделиться соображениями, возникшими в ходе работы над рефератом, но не вошедшими в него.

-     Коллаборационизм и типы общества (закрытое, открытое).

-     Коллаборационизм и патриотизм (истинный, ложный).

-     Исследовать проблему коллаборационизма на стыке истории, философии и психологии.

Историческая судьба коллаборационистов после войны.


Список литературы

1.     // «Родина» 1997 №8.

2.     // Новая и новейшая история, 1996 №4

3.     // Фрайбург, 1986.

4.     // «Вопросы истории», 1995 №11-12.

5.            Колесник А.А. Генерал А.А.Власов – предатель или герой? // М., 1991.

6.     // Огонек, 1989 №5

7.     ? // «Вопросы истории», 1995 №11-12

8.     // Кельн, 1990

9.     // Посев, 1981


Приложения


Приложение 1.


Тут фотка Штрикфельдта

Штрик-Штрикфельдт – прибалтийский немец, служил в русской армии в первую мировую  войну, затем у Юденича. Сотрудник отдела «Иноземных войск на Востоке» в штабе сухопутных войск. Именно он нашёл Власова А.А в одном из лагерей для военнопленных, убедил его согласиться со своим планом.

В августе 1942 г. он был назначен в Берлин в штаб военной пропаганды в составе Главного командования вооруженных сил и прикомандирован к Власову.

В дальнейшем вплоть до пленения Власова был связующим звеном между А.А.Власовым и немецкими спецслужбами, курирующими русское освободительное движение.

Штрик-Штрикфельдт был единственным немцем, которому Власов доверял полностью. Он часто повторял: «Вильфрид Карлович – моя совесть… Он наша святыня. Я твердо убежден, что он готов ко всему, чтобы продвигать вперед наше дело. Без него я никогда не мог бы разобраться в путанице немецких взаимоотношений и связей».


Приложение 2.

Циркуляр заместителя статс-секретаря, руководителя политического отдела министерства иностранных дел Германии Э.Вёрмана

Телеграмма

Секретно                                          Берлин, 23 марта 1943 г., 21 час

Расшифровывать разрешается только ответственному за секретные документы. Ответ курьером или секретным шифром.

С конца января [1943 г.] из Смоленска нами распространяется по всему восточному советскому фронту и в советском тылу напечатанное многомиллионным тиражом воззвание «русского комитета», датированное 27 декабря 1942 г. и подписанное генерал-лейтенантом А.А.Власовым в качестве председателя комитета и В.Малышкиным в качестве секретаря. Власов, командовавший советской армией, уничтоженной в «волховском котле», в свое время попал к нам в руки. Он и Малышкин представляют тех советских военнопленных, которые в ходе борьбы между национал-социализмом и большевизмом благодаря тому, что они увидели на нашей стороне, стали убежденными врагами большевизма и готовы к борьбе с ним. Комитет призывает Красную Армию, русский народ и другие народы Советского Союза к борьбе против Сталина, преступная политика, террор и лживая пропаганда которого навлекли на русский народ невиданные бедствия, а его союзники выдали русский народ английским и американским капиталистам. Комитет заявляет, что национальная Германия Адольфа Гитлера установит в Европе новый порядок без большевиков и капиталистов, отведет в ней каждому народу подобающее место, и провозглашает конкретную, полностью отвечающую чаяниям русских программу мира и восстановления. Комитет объявляет Сталина и его клику врагами народа, подлежащими уничтожению, призывает всех русских выполнить этот долг, всех солдат и офицеров Красной Армии —перейти на сторону русской освободительной армии, создавать для борьбы против ненавистного сталинского режима партизанские отряды и повернуть оружие против Сталина и его приспешников.

Воззвание «русского комитета» должно положить начало широкомасштабной пропагандистской акции, проводимой руками русских против русских, целью которой является глубокое разложение не только советских войск на фронте, но и советского тыла. Результаты акции, которые мы имеем на сегодняшний день, обнадеживают.

В случае, если придется обсуждать этот вопрос [в беседах с представителями других государств], прошу придерживаться следующей линии: речь-де идет о группе русских патриотов, которые благодаря тому, что они увидели в Германии, всерьез предпринимают попытку путем просвещения русского народа освободить свою родину от большевизма. Насколько успешной будет эта попытка, покажут дальнейшие события.

Власов родился под Нижним Новгородом в крестьянской семье в 1901 г. О том, что побудило его вступить в борьбу против большевизма, он написал статью, которая опубликована в выходящей в Смоленске газете русских добровольческих войск «Заря». Выдержка из нее была напечатана в издающейся в Берлине русской газете «Новое слово».

Неоднократные хвалебные упоминания в германских военных сводках о действиях русских добровольческих войск и то одобрение, которое Власов нашел у них, являются лучшим свидетельством бессмысленности тезиса вражеской пропаганды о том, что Германия желает якобы искоренить славянство.

Вёрман.


Приложение 3

Телеграмма министра иностранных дел Германии Й. Фон Риббентропа посланнику Ф. Фон Лейтнеру.

Телеграмма

Копия с копии                                                        Спецпоезд «Вестфалия»

21 октября 1944 г.

Политика в отношении России

Еще в Ставке я надеялся встретиться с рейхсфюрером СС, чтобы обсудить с ним нижеизложенный вопрос. Поскольку рейхсфюрер был не готов [к его обсуждению], а я сегодня вечером по приказу фюрера  вынужден был уехать, прошу нанести визит рейхсфюреру СС и сказать ему от моего имени следующее.

В рамках нашей общей внешней политики германо-русский комплекс вопросов — это то, чем я занимаюсь ежедневно. На днях я узнал из прессы, что рейхсфюрер СС принял генерала Власова и обсуждал с ним вопросы военного использования русских сил в борьбе на востоке. Одновременно мне сообщили, что Главное управление СС в Берлине предпринимает шаги с целью активизировать использование на фронте и в тылу для борьбы против большевизма находящиеся в наших руках русских. Скажите, пожалуйста, рейсхфюреру СС, что я горячо приветствую эти шаги и надеюсь, что они значительно облегчат нам ведение войны и на всех направлениях увенчаются успехом.

Прошу Вас также сообщить рейхсфюреру СС, что я как-то раз уже предлагал фюреру попытаться использовать Власова в качестве противовеса советскому правительству и создать под его руководством своего рода освободительный комитет, в который вошли бы и другие именитые русские. Фюрер в свое время не проявил желания обсуждать этот вопрос, так как ему, насколько я помню, показались сомнительными шансы на успех такой акции против Сталина, и он не в последнюю очередь из-за опасений, что это может негативно повлиять на боевой дух германской армии, запретил кому бы то ни было вообще заниматься вопросом политического решения восточной проблемы.

[Сообщите рейхсфюреру СС то, что] недавно Вы, делая по моему поручению доклад рейхсфюреру по общим вопросам внешней политики, упомянули о намерениях главного управления СС в Берлине, о которых оно проинформировало одного из наших сотрудников, и с точки зрения наших внешнеполитических интересов вновь поставили вопрос о Власове, проинформировав фюрера о моем взгляде на комплекс проблем, связанных с этим вопросами возлагается на меня.

Поэтому я намерен в ближайшее время также принять генерала Власова, чего я раньше не делал из-за позиции фюрера, несмотря на настойчивые просьбы со стороны моих специалистов по России. В ходе этой беседы с Власовым я надеюсь составить для себя ясное представление о том, какие цели он преследует и насколько целесообразно выпускать его в настоящий момент на сцену.

Как мне было сообщено, главное управление СС в рамках подготовки к использованию находящихся в нашем распоряжении русских сил уже обдумывало вопрос, принесет ли пользу предоставление генералу Власову более широкого поля деятельности, в том числе в политической сфере. Как мне сообщили, там обсуждалась возможность создания в случае необходимости русского освободительного комитета под руководством Власова. Относительно политической целесообразности создания такого комитета следует еще поразмыслить, не в последнюю очередь и в связи с вопросом о том, кто еще, кроме Власова, через этот комитет при известных обстоятельствах мог бы быть введен в игру, какова будет реакция представителей различных российских народностей, стремящихся к самостоятельности, насколько способен будет этот комитет  содействовать достижению целей германской внешней политики как на Востоке, так и на Западе. Во всяком случае руководство этим комитетом, если он все же будет образован, в том, что касается политических вопросов, буду осуществлять я или подобранные мной люди, в то время как вопросы, касающиеся его деятельности на нашей территории (военные вопросы, вопросы, связанные с привлечением [русских] к работам и т.п.), будут курировать рейхсфюрер СС и его люди. Поэтому, естественно требуется теснейшее сотрудничество в этом вопросе между моим бюро и бюро рейхсфюрера СС. По моему поручению скажите рейхсфюреру СС, что я его немедленно проинформирую о результатах моей беседы с Власовым. […]

Риббентроп.


Приложение 4.

Схема управления Германскими вооруженными силами.

(с. 416, 417). В.Штрик-Штрикфельдт «Против Сталина и Гитлера».

Схема управления Германскими вооруженными силами

Верховный главнокомандующий вооруженными силами

Гитлер, ставка

Службы генерала добровольческих соединений Гельмих, Кёстринг

ОКЛ

Редер, Дёнитц

ОКЛ

Геринг

ОКВ

Кейтель, Йодль

ОКХ

Брухич

С 19.12.41 Гитлер

Рейхсфюрер

СС

Гимлер

Мин-во

Пропаг.

Геббельс

Восточн.

Мин-во

Розенберг

Оперативный

Штаб

Морских сил

Оперативный

Штаб

Воздушных

Сил

Генштаб

Вооруженных

Сил

Варлимонт

Генштаб сухопутных сил

Гальдер, Цейтлер, гудериан

ОКВ/ВПр

Ф. Вендель

Отделы генштаба:

-          Оперативный: Хойзингер;

-          Ген.-квартирм.: Вагнер*;

-          Снаряжение: Фрейтаг-Лорингхофен*;

-          Организационный: Штиф*, Штаунфенберг*;

-          Военное управление: Шмидт, ф.Альтенштадт*;

Части резервной армии Фромм

После 20.07.44

Гиммлер

Генерал от авиации на вост. Фронте Ашенбренер

ВПр IV

Мартин

Штаб ФХО:

–Гелен, ф. Рённе*

Военные округа

Округ III–Берлина

Лагерь полковника Гольдерса

Гроте, Штрикфельдт

Штрикфельдт

Штрикфельдт

–        

–        

Штаб генерала Власова

Лагерь Дабендорф – курсы

Редакции газет «Заря», «Доброволец»

* Участники заговора 20.07.44 против Гитлера


Примечания к схеме

Приведенная схема отображает лишь те учреждения высшего военного руководства вооруженных сил Германии, которые в той или иной мере поддерживали связь с генералом Власовым, сотрудниками его штаба в лагере Дабендорфе.



[1] Ерин В.Б. Советские военнопленные в Германии // Вопросы истории 1995. №11-12. с.140.

[2] Малиновский В.В. Кто он российский коллаборационист? // Вопросы истории 1995. № 11/12. с.160

[3] См. Приложение 1

[4] Штрик-Штрикфельдт В. Против Сталина и Гитлера. Посев, 1981 с.51

[5] См. Приложение 4.

[6] Коренюк Н. Трудно жить с мифами. // Огонек 1989 №5 с.29

[7] См. Приложение 2

[8] Вишлев О.В. Генерал Власов в планах гитлеровских спецслужб // Новая и новейшая история 1993 №2 с.131.

[9] Фрёлих С. Генерал Власов // Кельн 1990 с.55

[10] Штрик-Штрикфельдт В. Против Сталина и Гитлера  Посев. 1981 с.160

[11] Фрёлих С. Генерал Власов // Кельн 1990 с.59

[12] Штрик-Штрикфельдт В. Против Сталина и Гитлера // Посев, 1981 с.163

[13] Коренюк Н. Трудно жить с мифами // Огонёк 1989. №2 c.23

[14] Пальчиков П.А. История генерала Власова. Новая и новейшая история // 1993. №2 с.115

[15] Штрик-Штрикфельдт В. Против Сталина и Гитлера // Посев, 1981, с.63

[16] См. Приложение 1.

[17] Штрик-Штрикфельдт В. Против Сталина и Гитлера // Посев, 1981, с.105

[18] Штрик-Штрикфельдт В. Против Сталина и Гитлера // Посев, 1981, с.61

[19] Коренюк Н. Трудно жить с мифами // Огонек 1989. №5 с.30

[20] Фрёлих С. Генерал Власов // Кельн, 1990 с.58

УПРАВЛЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ АДМИНИСТРАЦИИ ЛЕНИНСКОГО РАЙОНА Роль немецких государственных органов в становлении и развитии советского коллаборационизма Исполнители: Лупандин Олег,  Игнатьев Артем 11 класс, школа №5 Ленин

 

 

 

Внимание! Представленный Реферат находится в открытом доступе в сети Интернет, и уже неоднократно сдавался, возможно, даже в твоем учебном заведении.
Советуем не рисковать. Узнай, сколько стоит абсолютно уникальный Реферат по твоей теме:

Новости образования и науки

Заказать уникальную работу

Свои сданные студенческие работы

присылайте нам на e-mail

Client@Stud-Baza.ru