База знаний студента. Реферат, курсовая, контрольная, диплом на заказ

курсовые,контрольные,дипломы,рефераты

Философия государства и права Гегеля — Философия

Посмотреть видео по теме Курсовой

ТЮМЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

КАФЕДРА ФИЛОСОФИИ

ФИЛОСОФИЯ  ГОСУДАРСТВА И ПРАВА ГЕГЕЛЯ

Соискатель
Тордия И. В.

ТЮМЕНЬ - 1997

ПЛАН

Введение                                              3 - 4

Глава I

Метод философии Гегеля                    5 - 16

Глава II

Философия права Гегеля                     17 - 30

Глава III

Философское учение Гегеля

о государстве                                        31 - 42

Заключение                                           43 - 44

Список использованной литературы       45

Введение

Георг Вильгельм Фридрих Гегель родился 27 августа 1770 г. в городе Штудгарте в семье крупного чиновника. Получив в местной гимназии первоначальное образование 1788 г. был зачислен в число студентов теологического института в Тюбингене. По окончании, с 1797 г. работал домашним учителем, далее служил директором гимназии Нюренберге. С 1801 г. преподавал в Ненском университете. С 1816 г. Гегель - профессор Гейдельбергского университета, а с 1818 г. - Берлинского, где некоторое время был и его ректором.[1]

Уже в студенческие годы Гегель был занят творческим освоением и осмыслением достижений предшествующей  политической и правовой философии. Философия права Гегеля одна из наиболее знаменитых работ во всей истории правовой, политической мысли. Это синтез философских и политико-правовых исследований Гегеля на протяжении ряда лет.

Творчество Гегеля считается вершиной классической немецкой философии. Гегель пошел значительно дальше своих великих предшественников. Он первым представил весь естественный, исторический и духовный мир в беспрерывном развитии.

Он открыл и обосновал с позиции объективного идеализма основные законы и категории диалектики. Он сознательно противопоставил диалектику, как метод познания её антиподу, метафизике, так как по его мнению явление не менее объективно, чем сущность. 

В своем учении Гегель рассмотрел идею государства и права, считая задачей науки о праве и государстве не разработку представлений о должном разумном праве и государстве, а нахождении разумного в самой действительности. Гегель не стремился противопоставить свой политический идеал действительности, а стремился прежде всего найти разумность в самой действительности; отсюда призыв к примирению с самой действительностью, отказ от построения должного разумного права и государства и стремление оправдать как разумное существующее.

Гегель первым различает гражданское общество и политическое государство, трактуя гражданское общество, как опосредованная трудом, система потребностей покоящаяся на господстве частной собственности и всеобщем формальном равенстве. Также разделяет сословия и подразделяет политическое государство на три власти, считая подлежащее разделение властей в государстве гарантией публичной свободы.

Высшим моментом идеи государства и Гегеля представляет идеализацию суверенитета. Гегель выделил национальную сущность государства, поделив всемирную историю мира на четыре всемирно-исторических мира, возвеличивал при этом германские народы и приукрашивая степень развитости Пруссии и других немецких государств.

В данной работе основные вопросы Гегелевской философии о государстве и праве.

Глава I

Метод философии Гегеля

При выработке основных принципов своих учений Гегель использовал важнейшие выводы философских систем древнего мира нового времени, естественных и общественных наук. Обобщая предшествующие системы, он критически развивал и своевременно истолковал элементы философских воззрений Вольфа, Спинозы, Лейбница, Канта, Рихте, Шеллинга. “Философия Гегеля - максимально рационализированный и логизированный объективный идеализм. В основе всего сущего лежат законы мышления, то есть законы логики. Но логики не формальной, а совпадающей с диалектикой - диалектической логики. На вопрос откуда взялись эти законы Гегель отвечает просто: это мысли бога до сотворения мира. Логика есть изображение бога каков он есть в своей вечной сущности до сотворения природы и какого бы то  ни было конечного духа.”[2]

Гегель считал материализм беспорядочным неправомерным направлением.

Философская система делится Гегелем на три части: 1)логика; 2)философия природы; 3)философия духа.

Исходным пунктом философии Гегеля выступает тождество мышления (сознания) и бытия, это тождество представляет собой субстанциональное единство мира. Но тождество не абстрактное, а конкретное, то есть предполагающее и различие. Мышление и бытие подчинены одним и тем же законам, в этом смысле Гегелевского положения о конкретном тождестве.

Объективное абсолютное мышление есть движущая сила всего сущего и выступает оно, как абсолютная идея, которая непрерывно развивается. Восхождение от абстрактного к конкретному - общий принцип развития.

Новаторство Гегеля в том, что его логика прорывает узкий горизонт формальной логики. Логические формы не только содержательны, но и находятся во взаимной связи и развитии. Гегель провозглашает единство. тождество диалектики, логики и теории познания.[3]

Гегелю присущ гносеологический оптимизм, убеждение в познаваемости мира. Субъективный дух, человеческое сознание, постигая вещи, обнаруживает в них проявление абсолютного духа, отсюда вывод : все действительное разумно, все разумное действительно. Гегель полагал, что существующее разумно, именно когда оно выражает какую-то необходимость, закономерность.

Второй ступенью развития абсолютной идеи Гегель считал природу. природа есть поражение абсолютной идеи, ее инобытия. Пораженная духом, природа не имеет независимо от него существования.

Третья ступень гегелевской системы - философия духа. Здесь абсолютная идея как бы пробуждается, освобождается от природных уз и находит свое выражение в абсолютном духе.

Саморазвитие духа идет по трем ступеням:

1) “субъективный дух” - индивидуальное человеческое сознание

2) “объективный дух” - человеческое общество, и три главные формы : право, нравственность, государство.

3) “абсолютный дух” - включает искусство, религию, философию.

Дух есть нечто единое и целое, но находящееся в процессе развития, перехода от низменного к высшему. Движущей силой развития духа Гегель считает диалектическое противоречие субъекта и объекта мысли и предмета. Преодолевая это противоречие, дух прогрессирует в сознании своей свободы.

С точки зрения Гегеля мир, как совокупность природы и духа, находящихся не вне абсолютного (абсолютного духа), а в нем самом. Саморазвитие мира, есть история абсолютного духа; признание этого Гегелем, влекло за собой важный в методологическом отношении вывод для построения всей гегелевской философии - способ, каким может быть познано абсолютное, вовсе не  должен быть принципиально иным, чем способ познания мира природы и мира духа.

В философии Гегеля триада выполняет не только методологическую функцию, но и функцию системосозидающую. Это не только содержательный принцип. или закон диалектики, как способ построения системы. Вся структура Гегелевской философии подчиняется тройственному ритму, строится в соответствии с требованиями триады.

Разрабатывая свою теорию диалектики Гегель исходит из идеи единства диалектической логики для всех сфер духа: для общества, государства, права, политики, законодательства, человеческой жизни, всемирной истории. Логическое изображение, подчеркивает Гегель, есть “всеобщий способ, в котором все остальные способы сняты и заключены.[4] Абсолютность диалектического метода Гегель видит в том, что один объект (в том числе государственно-правовая сфера и тематика) не может оказать ему (методу) сопротивления.

 Философский подход Гегеля к сфере объективного духа (общество, государство, право и так далее) предполагает реализацию принципов, моделей и правил его диалектики в данной предметной области исследования, поскольку “сам метод расширяется в систему”.[5]

Философия права по Гегелю не имеет своих специфических методов исследования.

Постановка и решение Гегелем вопроса о предмете и методе философии права опирается на диалектику в ее спекулятивно-идеалистической форме, метод предопределяет понятийный характер предмета исследования и по существу не исследует объект, а создает его, предмет же исследования сводится к понятийному аппарату метода. то есть тождества предмета и метода. Гегелевская философия права означает равенство их понятийного содержания.

“Мистификация, которую претерпела диалектика в руках Гегеля, - писал Маркс, - отнюдь не помешала тому. что именно Гегель первый дал всеобъемлющее и сознательное изображение ее всеобщих форм движения. У Гегеля диалектика стоит на голове. Надо ее поставить на ноги, чтобы вскрыть под мистической оболочкой рациональное зерно”.[6]

Сам Гегель заявлял, что его диалектический метод не есть некое чисто “внешнее искусство” или субъективная игра в доказательства и опровержения. что его метод опровергает всякую школьную метафизику, руководствующуюся формальными определениями и что диалектический метод, есть “душа всякого научного развертывания мысли” и именно он, и только он, вносит необходимую внутреннюю связь в содержании науки и его непреодолимая сила состоит во внутренне противоречивом поступательном движении и развитии.

Открытие диалектического метода, составление целой эпохи в философском мышлении, не было случайностью. Гегель неоднократно подчеркивал, что в истории философской мысли существует известная преемственность, обогащение последующих философских учений. Подчеркивание Гегелем заслуг предшествующих философских учений не помешало ему с успехом расширить рамки предыдущих достижений и представил весь исторический и духовный мир в виде бесконечного процесса движения и развития. Все что нас окружает, заявил он, моет быть рассмотрено как образец диалектики.

Выступая против одностороннего абстрактно аналитического метода. он утверждал, что такой метод совершенно неприемлем для философии, философия по сути дела, не нашла своего истинного метода. и только Гегель дал образец истинного метода философской науки, применив его к конкретному предмету - к сознанию.

Движение сознания - это восхождение от абстрактного к конкретному. Каждая последняя ступень заключает в себе предыдущие, воспроизведя их на новом более высоком уровне, в тоже время последующие ступени предвосхищаются на более ранних этапах диалектического пути развития.[7]

Диалектический идеализм, то есть сочетание научного воззрения с воззрением в принципе ненаучном, является парадоксом всемирно-исторического масштаба, небывалым по своим параметрам взаимопроникновением истинного и ложного, подлинного и мнимого, сущности и видимости. Отсюда и противоречие между системой и методом Гегеля противоречие которого отнюдь не исключает их единства.[8]

Диалектика с ее борьбой противоположностей , духовный и исторический прогресс фактически обращен в прошлое. Им нет места ни в настоящем, ни в будущем : ведь “абсолютная цель” прогресса достигнута. Диалектический метод не может для Гегеля служить орудием критического осмысления и преобразования действительности.[9]

Специфическая диалектика политико-правовой сферы в гегелевской философии права проявляются окольным путем. То, что Гегелем обозначаются в качестве ступени объективного духа, есть особая сфера со специфическим смыслом и содержанием. В силу этого логико-гносеологический смысл понятий и закономерностей их движения, из которого сознательно исходит Гегель в ходе исследования права, государства, политики неизбежно трансформируются и приобретают иные новые характеристики и значения, обусловленные своеобразием исследуемого материала специфическим содержанием собственной логикой предмета рассмотрения.[10]

В сфере философии права диалектический метод развертывается в систему теоретических конструкций, с помощью которых обосновываются определенные политико-правовые взгляды.

Сам Гегель подчеркивал своеобразие собственного философского рассмотрения проблем права и государства и акцентировал внимание на теоретико-концептуальной стороне своего политико-правового учения. “При мысли о государстве, - подчеркивал он, - нужно иметь в виду не особенные государства, а особенные учреждения, а скорее идею самое  по себе, этого действительного бога”.[11]

В плане политических и этических результатов гегелевского применения диалектики это означает превращение процедуры и схемы мистического движения понятия права в табель о политических рангах субъектов общественной и государственно-правовой жизни. Личность, семья, общество, государство - это не только очередность гегелевского исследования, но и школа их ценности, регламент значимости в олалектически иерархизированной политической жизни.

Гегель характеризовал диалектику как движущую душу истинного познания, как принцип вносящий в содержание науки внутреннюю связь и необходимость. Заслуга Гегеля, что он дал диалектический анализ всех важнейших категорий философии и сформировал три основных закона.

I закон. Закон перехода количественных изменений в качественные.

Гегель дал определение категорий качества, количества и меры, считая их III формами начальной ступени бытия идеи.

Качество - это внутренняя определенность предмета, явление, которое характеризует предмет или явление в целом. Качество есть первая непосредственная определенность бытия.

Категория качества предшествует в логике Гегеля категории количества. Такой порядок в общем соответствует истории человеческого познания. Дикари (как и дети) различают вещи по их качественной определенности, хотя не умеют считать, то есть не знают количественных соотношений.

Количество, по Гегелю, есть определенность, “безразличная для бытия” внешняя определенность вещи. Качество есть внутренняя определенность вещи.

Качество и количество не могут существовать изолированно друг от друга, так как любая вещь есть определенно и качественная величина, качественно определенное качество.

Синтезом качественной и количественной определенности выступает мера.

Каждая вещь, поскольку она качественно определенная, есть мера. Нарушение меры меняет качество и превращает одну вещь в другую. Происходит перерыв постепенности, или качественный скачок. Скачок - это всеобщая форма перехода от одного качественного состояния к другому. Гегель характеризует скачок, как сложное диалектическое состояние. Скачок - это единство бытия и небытия, означающее, что старого качества уже нет, а нового еще нет, и одновременно, прежнее качество еще есть, а новое - уже есть. Например, так, благодаря количественным изменениям мера оказывается превзойденной и в результате появляется нечто совершенно иное, а именно преступление. Качественный скачок может превратить право в несправедливость, добродетель - в порок.

Второй закон диалектики - закон взаимопроникновения противоположностей вскрывает в развитии его внутренний источник, импульс. Основой всякого развития, с точки зрения этого закона, является борьба противоположных сторон. Для характеристики этого закона, Гегель рассматривает такие понятия, как:

-тождество - равенство объекта самому себе или нескольких объектов друг другу;

-различие - отношение неравенства объекта самому себе или объектов друг другу;

-противоположности - взаимоотношения таких сторон объекта или объектов друг с другом, которые коренным образом отличаются друг от друга;

-противоречие - это процесс взаимопроникновения и взаимоотрицания противоположностей. При раскрытии действия этого закона Гегель подчеркивал существование связи и взаимодействия между противоположностями, доказывая, что они движущиеся, взаимосвязанные и взаимодействующие тенденции и моменты, и эта взаимосвязь выражается в том, что каждая из них, в качестве своей противоположности, имеет свою иную противоположность и существует эта ее противоположность. Гегель доказывал это на примере таких явлений, как магнетизм, электричество. “Северный полюс в магните, - писал он, - не может быть без южного. Если разрежем магнит на две половины, то у нас не окажется в одном куске северный полюс, а в другом южный. Точно также и в электричестве положительное и отрицательное электричество не суть два различных, отдельно существующих флюида”.[12]

Другой стороной диалектического противоречия является взаимное отрицание сторон и тенденций, именно поэтому стороны единого целого суть противоположности, они находятся не только в состоянии взаимосвязи, взаимообусловленности, но и взаимоотрицания, взаимоисключения, взаимоотталкивания. Именно такого рода взаимоотношения противоположностей Гегель назвал противоречиями .

“Противоречие - вот что на самом деле движет миром и смешно говорить. что противоречие нельзя мыслить”.[13]

“Противоречие есть корень всякого движения и жизненности, лишь поскольку оно имеет в самом себе противоречие, он движется, обладает импульсом и деятельностью”.[14]

 Развитие представляет собой процесс становления, обострения и разрешения противоречий.

Разрешение любого конфликта противоречий представляет собой скачок, качественное изменение данного объекта, превращает его в качественно иной объект, отрицание новым объектом старого, возникновение новых, иных противоречий, присущих объекту нового качества.

Третий закон диалектики - закон отрицания отрицания отражает, по Гегелю, общий результат и направленность процесса развития.

Отрицание означает уничтожение старого качества новым, переход из одного качественного состояния в другое. Отрицание, по Гегелю, обладает диалектической природой, именно представляет собой единство трех основных моментов: 1) преодоление старого; 2)преемственность в развитие; 3)утверждение нового.

Отрицание отрицания в двойном виде включает в себя эти три момента и характеризует цикличность развития. Эта цикличность связана с прохождением в процессе развития трех стадий:

-утверждение или положение (тезис);

-отрицание или противоположение этого утверждения (антитезис);

-отрицание отрицания, снятие противоположностей (синтез).

Процесс отрицание отрицания, не складывается так, что мысль сначала полагается, затем противополагается самой себе и, наконец, сменяется синтезирующей высшей мыслью, в которой борьба снятых его предыдущих мыслей, как противоположностей, является движущей силой дальнейшего развития логического процесса. Действие этого закона Гегель иллюстрирует на примере роста растения. Берем, например, зернышко овса. Бросим его в землю. Из него прорастает стебель, отрицающий это зернышко. Стебель через какое-то время начинает колоситься и дает новое зерно, но уже в десятикратном и более размере. Произошло отрицание отрицания.[15]

Процесс развития носит поступательный характер. Поступательность и повторимость придает цикличности спиралевидную форму и каждая ступень процесса развития богаче по своему содержанию, поскольку она включает в себя все лучшее. что было накоплено на предшествующей ступени.

Помимо диалектического истолкования категорий и разработки трех законов, диалектический метод Гегеля включает в себя принципы анализа действительности, как восхождения от абстрактного к конкретному, соответствие исторического и логического, всестороннего. Это наследие вошло в сокровищницу мировой философской мысли.

Глава II

Философия права Гегеля

Право с точки зрения Гегеля есть наличное бытие свободной воли. “Право состоит в том, что наличное бытие вообще есть наличное бытие свободной воли”.[16]

Понятие права значительно более широко чем юридическое понятие о праве, оно охватывает “наличное бытие всех отраслей свободы”.[17] Это есть объективно идеалистическое понятие права. Разум, дух в области общественных отношений людей с точки зрения Гегеля творит свою работу при помощи индивидуальной воли отдельных лиц и создает объективный мир свободы, то есть право.

В положении Гегеля о том, что через индивидуальную волю отдельного лица осуществляется всеобщая воля, можно видеть отражение в идеалистически извращенной форме представления о зависимости индивидуального сознания от общественного сознания.

Рассмотрение процесса осуществления якобы подлинной свободы в действительности не является в учении Гегеля предметом философии права.

Понятие о праве в представлении Гегеля имеет своей основой не волю отдельного лица, а некую себе и для себя сущую, всеобщую волю, имеющую самостоятельное существование во времени, пространстве  и выражающую объективно разумную, а не субъективный произвол отдельного лица, что существенно отлично от понятия о праве данное Кантом и всеми сторонниками критической философии. Категорический императив Канта в области права гласит: “Поступай так, чтобы твоя свобода могла сосуществовать со свободой всех людей, исходное положение - свобода отдельной личности”. Гегель же стремиться постигнуть разумную сущность права и государства самих по себе, независимо от прав и интересов отдельной личности. Он трактует положительное право как выражение самого разума, чтобы тем самым обосновать неправомерность, но революцию уничтожения, не отрицая при этом возможности элементов насилия и тирании в положительном праве, но считает их для самого права чем-то случайным, не касающимся природы права самого по себе, как нечто разумного, как в себе и для себя сущей свободы воли.

В “философии права” как составной части системы гегелевской философии развитие духа дается через развитие диалектического движения понятия права от его абстрактных форм до конкретных - от абстрактного права к моральности, а затем к нравственности( семье, гражданскому обществу и государству ).

Философия права в качестве части философии имеет “определенную исходную точку, которая есть результат и истина того, что ей предшествует и что составляет ее так называемое доказательство. Поэтому понятие права по своему становлению трактуется вне науки права, его дедукция предполагается здесь уже имеющейся и его следует принимать как должное.”[18]

“Философская наука о праве, - отмечает Гегель, - имеет своим предметом идею права - понятие права и его осуществление”.[19] Идея права которая и есть свобода, по замыслу и исполнению Гегеля, развертывается в мир права, ее сфера объективного духа предстает как идеальная правовая деятельность - объективация форм права и свободы.

Идея права как предмет философии права означает единство понятия права и наличного бытия права, получаемого в ходе объективации понятия права.

Свою концепцию философии права Гегель разрабатывает и трактует именно как философскую науку о праве, отличную от юриспруденции, а занимаясь позитивным правом (законодательством) имеет дело по его характеристике, лишь с противоречиями.[20]

Задача философии права, по Гегелю, состоит в постижении мыслей, лежащих в основании права, а подлинная мысль о праве есть его понятие. Эта понятейная трактовка права “Философия права”, содержит систему объективных формообразований, которые получаются  в процессе саморазвертывания понятия права при диалектическом его восхождении от абстрактного к конкретному. Без уяснения особого смысла категории “понятие” невозможно понять ни один из разделов гегелевской философии.

Философия, поясняет Гегель, “есть наивысший способ постижения абсолютной идеи, потому что ее способ есть наивысший - понятие”.[21]

Абсолютная идея, как “единственный предмет и содержание философии” имеет различные формации (“по Гегелю это самоопределения и обособления” абсолютной идеи) и философское постижение их - “дело особенных философских наук”.[22] Такой “особенной философской наукой” является и “Философия права”.

Понятие “право” употребляется в гегелевской философии права в следующих основных значениях:

I) право как свобода (идея права)

II) право как определенная ступень и форма свободы (особое право)

III) право как закон (позитивное право).

I. На ступени объективного духа, где все развитие определяется идеей свободы - “свобода” и “право” выражают единый смысл.

II. Система права как царство реализованной свободы представляет собой иерархию особых прав (от абстрактных форм до конкретных).

Конкретизация понятия права есть определенное наличное бытие свободы, а значит и особое право. Подобная характеристика относится к абстрактному праву, морали, семье, обществу, государству. Эти “особые права” даны в рамках одной формации объективного духа, они ограничены, соподчинены и могут вступать во взаимные коллизии.

Последующее “особое право”, диалектически “снимающее” предыдущее, более абстрактное “особое право”, представляет его основание и истину. Более конкретное “особое право” первичнее и сильнее более абстрактного.

На вершине “особых прав” стоит право государства, над ним лишь право мирового духа. Поскольку в реальной действительности “особые права” всех ступеней (личности, ее совести, семьи, государства) даны одновременно и, следовательно, в актуальной или потенциальной коллизии, так как по гегелевской схеме, окончательно истинно лишь право высшей ступени.

III. Право как закон (позитивное право) является одним из “особых прав”.

Гегель пишет : “То, что есть право в себе, положено в его объективном наличном бытии, то есть определено для сознания мыслью и известно как то, что есть и признано правом, как закон; посредством этого определения право есть вообще позитивное право”.[23]

Превращение права в себе в закон путем законодательства придает праву форму всеобщности и подлинной определенности. Предметом законодательства может быть лишь внимание  стороны гегелевских отношений. Различая право и закон, Гегель в то же время стремится  исключить их противопоставление. Гегель признает, что содержание права может быть искажено в процессе законодательства, поэтому не все данное в форме закона есть право. В гегелевской философии речь идет о внутреннем различении одного и того же понятия права на разных ступенях ее конкретизации.

“То обстоятельство, что насилие и тирания могут быть элементом позитивного права, - подчеркивал он, -  является для него чем-то случайным и не затрагивает его природу”.[24]

Закон (по понятию) - это конкретная форма выражения права. Отстаивая это, Гегель вместе с тем отвергает противоправный закон, то есть позитивное право, не соответствующее понятию права вообще.

Специфика философии права Гегеля проявляет себя не в развертывании признаваемого им принципа различения права и закона в некую независимо от позитивного права действующую и ему критически противостоящую систему естественного права.[25] Напротив, Гегель стремится доказать неистинность и недействительность такой трактовки различия права и закона.

Предметом гегелевского философского  рассмотрения является лишь идеальное (право и закон едины по своей идеальной природе).

Гегель утверждает, что в законах отражаются национальный характер данного народа, ступень его исторического развития, естественные условия его жизни, но вместе с тем отмечает, что чисто историческое исследование и сравнительно-историческое познание отличаются от философского способа рассмотрения, находятся вне его.

Исторический материал, не будучи сам по себе философски-разумным, приобретает в гегелевской концепции философское значение лишь тогда, когда он раскрывается как момент развития философского понятия.[26]

В гегелевском учении тремя главными формообразованиями свободной воли и соответственно тремя основными уровнями развития понятия права являются:

1) абстрактное право

2)мораль

3)нравственность

I. Сфера абстрактного или формального права есть область непосредственного внешнего самоопределения воли отдельной личности, внешнее наличное бытие свободы воли.

II. Сфера морали есть внутреннее наличное бытие воли, внутреннее самоопределение  воли отдельной личности, находящее свое выражение в ее действиях.

III. Сфера нравственности есть область конкретного единства внешнего внутреннего бытия свободы, абстрактного права и морали. В этой сфере всеобщее, разумное, подлинная свобода получает свое существование и в системе общественных отношений и в самоопределении воли отдельного лица, действующего согласно требованиям разумного порядка.

Эти три этапа в развитии понятия права осуществляет общий путь развития понятия в гегелевской философии.

Процесс развития понятия права определялся развитием самих категорий гегелевской идеалистической диалектики. При этом задача философии права понять работу разума в развитии идеи права. наше субъективное мышление с точки зрения лишь как бы наблюдает за развитием идеи, как собственной работой разума. Дело науки заключается в том, чтобы понять эту “самостоятельную работу разума предмета”.

Маркс в “Светлом семействе” указывал на эту черту всей гегелевской философии : “Истина... для Гегеля, автомат, который сам себя доказывает”. Человеку остается следовать за ней, результат действительного развития есть не что иное, как доказанная, то есть доведенная до сознания истина”.[27]

Абстрактное право - первая ступень в движении понятия права от абстрактного к конкретному. В основе права - свобода отдельного человека. “Личность начинается только здесь, поскольку субъект имеет самосознание о себе не только вообще, как о конкретном и каким-то образом определенном “я”, а скорее имеет самосознание о себе, как о совершенно абстрактном “я”.[28]

Понятие о личности представляет собой основу абстрактного права. “Будь лицом и уважай других в качестве лиц” -  является основной заповедью абстрактного права.[29] Тем самым абстрактное право предполагает определенные отношения между отдельными личностями”.[30]

Понятие Гегеля об абстрактном праве было абстрактным  понятием о правоотношениях, свойственных буржуазному обществу, которое обосновывается Гегелем на почве объективного идеализма, как определенный этап в процессе диалектического развития духа. Понятие абстрактного права есть лишь наименее развитое понятие о праве и не является еще истинным. “Абстрактное понятие права содержит в себе, как в зародыше, все более конкретные правовые определения , но в начале понятие абстрактно, то есть все определения, правда, содержатся в нем, но вместе с тем только содержатся: они суть только в себе и еще не развиты в самих себе в целостность”.[31]

По мысли Гегеля абстрактное право заключает в себе в качестве возможных все определения области морали и в области нравственности. Свою реализацию свобода личности прежде всего находит в праве частной собственности. “Разумность собственности заключается не в удовлетворении потребностей, а в том, что снимается голая субъективность личности. Лишь в собственности лицо есть как разум. Пусть эта первая реальность моей свободы находится во внешней вещи, и, следовательно, есть другая реальность, но ведь абстрактная личность именно в ее непосредственности не может обладать никаким другим наличным бытием.”[32]

Если личность вкладывает свою волю в вещь, то тем самым вещь становится моей.

Собственность, по мысли Гегеля, прежде всего определенное отношение человеческой личности к внешнему миру, к природе, к вещам.

 Понятие о собственности Гегеля связано с основами его идеалистического мировоззрения ; оно выражает примат духа над материей. Он рассматривает частную собственность, как абсолютное право свободной воли отдельного лица на присвоение вещи. для него частная собственность являлась первым и необходимым звеном в цепи развития объективного духа, в процессе реализации духа во внешнем мире.[33]

Данное идеалистическое предположение о собственности и обоснование абстрактного права восхваляли и использовали неогегельницы (идеологии фашизма) в своих реакционных целях, для обоснования якобы абсолютной нравственной ценности частной собственности самой по себе.

Так как собственность необходима для выражения внешнего наличного бытия собственной воли, то каждое лицо должно было бы обладать частной собственностью. Гегель не делает, однако, отсюда вывода. что каждый гражданин должен обладать собственностью для удовлетворения своих потребностей.

таким образом, для проявления наличного бытия свободной воли с точки зрения Гегеля достаточно владеть хотя бы одной единственной рубахой.

Гегель - сторонник имущественного неравенства, неравенства распределения владений и состояний нельзя назвать несправедливостью природы; ибо “природа не свободна и потому ни справедлива, ни несправедлива”.[34]

Гегель признавал лишь формальное равенство людей: “Люди, разумеется, равны, но лишь как лица, то есть в отношении источника их владения”.[35]

Свое понимание свободы и права Гегель направлял также против рабства и крепостничества. “В природе вещей, - отмечает Гегель, - заключается, что раб имеет абсолютное право освободиться...”[36]

Согласно учению Гегеля сущность частной собственности в том, что лицо вкладывает свою волю в вещь. В завладении, пользовании, отчуждении вещи выражается вся полнота права собственности.

Необходимым моментом в осуществлении разума является, по Гегелю, договор, в котором друг другу противостоят самостоятельные лица - владельцы частной собственности, так как сам разум, дух делает необходимым. чтобы люди дарили, обменивали, торговали и так далее. Принадлежащие буржуазному обществу юридические институты и правовые представления Гегель объявляет абсолютной   необходимостью   разума.

Для договора являются, по мнению Гегеля  характерными 3 момента:

1)Договор зависит от произвола особенной воли, воли отдельного собственника;

2)Достигнутая в договоре путем соглашения тождественная воля обоих собственников есть лишь общая воля, но не в себе и для себя сущая воля, не всеобщая воля и

3) предметом договора могут быть лишь только единичные вещи, ибо только отчуждение их подчинено голому произволу отдельного собственника.

В силу последнего основания Гегель отвергает взгляды на брак, как на своеобразный договор и считает, что такой подход к браку противоречит человеческому достоинству. Также Гегель отвергает договорную теорию государства. “Привнесение договорного отношения, также как и отношений частной собственности вообще, в государственное отношение привело к величайшей путанице в государственном праве и действительности.”[37]

Следующим моментом учения об абстрактном праве являются гегелевские суждения о неправде, принуждении. Отношение права в себе, всеобщей воли к особенной воле отдельного лица, как оно выражено в договоре, Гегель рассматривает как отношение сущности к явлению. Это явление права, переходит в неправде в видимость права, то есть нечто объективное существующее, но не имеющее опоры в сущности. Это и есть внешнее существование, которое не соответствует сущности.

Отрицание видимости, ее исчезновение, показывает власть сущности над видимостью, ее силу, ее действительность. В результате отрицания видимости достигается единство между сущностью и явлением. Оно превращается в действительность. “Действительность есть ставшее непосредственным единство сущности и существования.”[38]

Право восстанавливается и утверждается путем отрицания неправды.

Неправда есть такая видимость, и через ее исчезновение право получает определение некоего прочного и имеющего силу, и если раньше оно обладало лишь непосредственным бытием, то теперь становится действительным, возвратившись из своего отрицания.

Гегель различает : гражданская неправда (простодушная) - лицо не сознает наличия в его действиях неправомерности, лишь видимости права, ошибочно принимая неправду за настоящее, подлинное право.

Называя гражданскую неправду простым отрицательным суждением, Гегель хочет сказать, что в гражданской неправде не отрицается обладание данной личностью правом вообще, а отрицается лишь данное, особенное право личности.

Гражданская неправда есть самая незначительная неправда, так как здесь отрицается лишь особенное. всеобщая воля полностью признается и уважается данным лицом. “Если я говорю : роза не красна, то я все-таки признаю, что она обладает цветом. Я поэтому не отрицаю розу, а отрицаю лишь особенное, красный цвет. Точно также каждое лицо хочет правого и добивается того, чтобы с ним поступили согласно праву. Его неправда лишь в том, что оно признает правом то, чего оно добивается.”[39]

Второй формой неправды, по учению Гегеля, является обман.

В обмане особенная воля обманутого лица не нарушается, так как его заставляют верить, что с ним поступают согласно праву, то что выставляется как подлинное право, на самом деле лишь кажущееся право, оно не является объективно в себе сущим правом, а представляет собой лишь нечто субъективное.

Преступление с точки зрения Гегеля есть нечто неразумное, неистинное также и потому, что оно противоречит понятию человека как существа разумного, могущего действовать подлинно свободно.

Преступление есть такая неправда, которую человек насильственно и открыто ставит на место “права в себе”. В связи с этим Гегель писал, что вор не создает внешней видимости права, которое создается в обмане. Кто совершает преступление, например воровство, тот отрицает не только особенное право другого лица на эту определенную вещь, и отрицает вообще его право, и вора поэтому не только обязывают отдать назад украденную им вещь, но и, кроме того, подвергают еще наказанию, потому что он нарушает право как таковое, т. е. право вообще.”[40]

согласно этому наказание является не только средством восстановления нарушенного права, но и правом самого преступника, заложенным уже в его деянии - поступке свободной личности. Снятие преступления через наказание, по гегелевской схеме конкретизация понятия права и морали. На этой ступени, когда личность абстрактного права становится субъектом свободной воли, впервые приобретают значение мотивы и цели поступков субъекта. Требование субъективной свободы состоит лишь в том. чтобы о человеке судили по его самоопределению. Лишь в поступке субъективная воля достигает объективности и, следовательно, сферы действия закона; сама же по себе моральная воля ненаказуема.

Абстрактное право и мораль являются двумя односторонними моментами, которые приобретают свою действительность и конкретность в нравственности. когда понятие свободы объективируется в наличном мире в виде семьи, гражданского общества и государства.

Глава III

Философское учение Гегеля о государстве

Гегель различает гражданское общество и государство. Философ обобщив и проанализировав договорные теории о гражданском обществе английских и французских философов XVIII  в.. последние выводы А. Смита и Д. Ринардо, пришел к выводу, что то, что англичане и французы называли государством, в действительности им не является. а образует систему социально-экономических отношений людей, которых Гегель назвал гражданским обществом.

Отношения людей внутри этого общества определяются их материальными интересами (системой потребностей), существующим в обществе разделением труда и различными способами удовлетворения этих потребностей.[41]

“Гражданское общество, пишет Гегель, - создано. впрочем лишь в современном мире, который всем определениям идеи предоставляет их право”.[42] Гражданское общество - сфера реализации особенных, частных целей и интересов отдельной личности. с точки зрения развития понятия права реконструируется взаимосвязь и взаимообусловленность особенного и всеобщего.

Развитость идеи предполагает, по Гегелю, достижение такого единства, в рамках которого противоположности разума. в частности моменты особенности и всеобщности, свобода частного лица и целого, признаны и развернуты в их мощи. Этого не было ни в античных государствах, ни в платоновском идеальном государстве, ни при феодализме.

Гегель изображает гражданское общество как раздираемое противоречивыми интересами антагонистическое общество, как войну всех против всех.

Три основных момента гражданского общества являются:

- система потребностей;

- отправление правосудия;

- полиция и корпорация.

Гегель обосновывает необходимость публичного оглашения законов, публичного судопроизводства и суда присяжных. Критикуя концепцию вездесущего полицейского государства.

Гегель выделяет в структуре гражданского общества следующие сословия:

1) субстанциональное (землевладельцы - дворяне и крестьяне);

2) промышленное (фабриканты, торговцы, ремесленники);

3) всеобщее (чиновники).

Анализ сословий необходим Гегелю для того, чтобы найти опосредующее звено между деятельностью отдельной личности и интересами государства в целом. Только человек, принадлежащий к определенному сословию, по мнению философа, становится в определенное политическое отношение со всеобщностью государства.

Несмотря на недостатки данного анализа, большим прогрессом в истории философии была сама постановка проблемы о ней.

Основой прогрессивного развития общества и государства Гегель считает наличие в них социальных противоречий. Он признает, что с одной стороны увеличивается накопление богатства, а с другой усиливается зависимость и бедственное положение прикрепленного к труду класса.

В современном обществе, отмечает Гегель, происходит концентрация “чрезмерных богатств в немногих руках и рост роскоши сопровождает “бесконечный рост зависимости и нужды”.[43]

Отмечая развитие социальных антагонистских противоречий в современном ему обществе, Гегель не видит возможности для их преодоления. Гегель не мыслит иного общества, кроме буржуазного, он всецело остается в плену представлений о незыблемости основ этого строя.

Гражданское общество  и государство, по Гегелевской концепции, соотносятся как рассудок и разум: гражданское общество - это “внешнее государства”, “государство нужды и рассудка”[44], а подлинное государство - разумно. Поэтому в философско-логическом плане гражданское общество расценивается Гегелем как магнит государства, как то, что снимается в государстве.

Развитие гражданского общества уже предполагает, по Гегелю, наличие государства как его основания. “Поэтому в действительности, - подчеркивает он, - государство есть вообще первое, внутри которого семья развивается в гражданское общество, и сама идея государства распадается на эти два момента”.[45]

Гражданское общество в трактовке Гегеля - это опосредованная трудом система потребностей, покоящаяся на господстве частной собственности и всеобщем формальном равенстве людей. К теоретическим заслугам Гегеля относится четкая принципиальная постановка вопроса именно о взаимосвязи социально-экономических и политических сфер гражданского общества и государства, о необходимом и закономерном, диалектическом характере этих связей и соотношений.

“Государство есть действительность нравственной идеи, - нравственный дух как явная, самой себе ясная, субстанциональная воля, которая мыслит и знает себя и выполняет то, что она знает и поскольку она это знает.”[46]

Государство для Гегеля есть нечто “в себе и для себя разумное в государстве, свобода достигает наивысшего, подобающего ей права”.[47] Поэтому государство. по учению Гоголя, есть самоцель.

Из утверждения абсолютного значения государства Гегель делает два вывода:

во-первых, государство имеет преимущественное значение по сравнению с интересами отдельного лица, оно “обладает наивысшим правом в отношении отдельных людей, наивысшей обязанностью которых является быть членом государства”.[48]

во-вторых, нельзя рассматривать государство лишь как средство для охраны интересов отдельной личности. Усматривать назначение государства в обеспечении и защите собственности и личной свободы отдельного гражданина означает и признание интересов отдельных лиц окончательной целью их существования в государстве.

“Государство на самом деле находится в совершенно другом отношении к индивидууму, так как оно есть объективный дух”. Отдельная личность черпает из жизни о государстве истинные понятия о нравственности, она лишь в государстве осуществляет свою подлинную свободу, ибо здесь достигается, по мнению Гегеля, единство объективной свободы, то есть всеобщей воли и субъективной свободы отдельной личности, который в своих действиях руководствуется законами, нравственными основоположениями, имеющими всеобщее значение. Свое понимание государства Гегель противопоставляет идеям французской революции.

Гегель обосновывает разумность существующего государства для того, чтобы обосновать примирение с окружающей действительностью и показать, что борьба с существующими порядками является бессмысленными мечтаниями - “пустым мнением”.

Государство Гегель рассматривает как осуществление подлинной свободы. “Государство есть дух, стоящий в мире и реализующийся в нем сознательно, между тем как в природе он получает действительность лишь как иной, чем он, как спящий дух”.[49] Но так как дух в философии Гегеля есть лишь философский псевдоним бога, то Гегель не только объявляет государство осуществлением свободы, но и шествием бога в мире. благодаря этому Гегелевское понятие о государстве приобретает сугубо мистический характер. Поэтому всякое революционное выступление против существующего государства Гегель готов был объявить выступлением против самого господа бога”.[50]

Гегелевская идея государства представляет собой правовую действительность, в иерархической структуре которой государство, само будучи наиболее конкретным правом, предстает как правовое государство. Свобода же означает достигнутость такой ситуации правового государства.

Наличие идеи государства Гегель констатирует  лишь применительно к развитым европейским государствам современной ему исторической эпохи, в которых реализована христианская идея свободы, достигнуты личная независимость и равенство всех перед законом, учреждены представительство и конституционное правление.

Представление о таком государстве отражают ряд существенных характеристик буржуазной государственности в Англии и Франции. В Германии и в то время были полуфеодальные полубуржуазные общественные государственно-правовые порядки, иначе говоря, Прусское государство того времени находилось ниже уровня обоснованной Гегелем идеи государства, поэтому идея государства была скорее в кантовском, чем в гегелевском, смысле - долженствованием, а не действительностью.

Государство как нравственное целое в трактовке Гегеля - не агрегат атомизированных индивидов с их обособленными правами, не мертвый механизм, а живой организм. Поэтому у Гегеля речь идет не о свободе, с одной стороны, индивида, гражданина, а с другой - государства, не о противостоянии их автономных и независимых прав и свобод, а об органически целостной свободе - свободе государственно  организованного народа (нации), включающей в себя свободу отдельных индивидов и сфер народной жизни.

Различные трактовки государства в гегелевской философии права: государство как идея свободы, как конкретное и высшее право, как правовое образование, как единый организм, как конституционная монархия, как “политическое государство” - являются взаимосвязанными аспектами единой идеи государства.[51]

В философии права Гегеля античная мысль о полисном правлении синтезируется с доктриной “господства права”; результатом этого синтеза и является гегелевская концепция правового государства. Поскольку у Гегеля само государство есть правовое образование (конкретное право), а различные права и свободы действительны лишь на базе и в рамках государства, гегелевская концепция права и государства представляет собой специфический этатистский вариант буржуазной доктрины “господства права”.

Подобно тому как у Платона и Аристотеля только полисная форма общности обеспечивает справедливость и право, так и у Гегеля свобода, право, справедливость действительны лишь в государстве, соответствующем идее государства.

Гегелевская этатическая версия правового государства существенно отличается как от концепций демократизма (суверенитет народа) и либерализма, так и от различных архаических и новейших деспотических форм правления, в которых господствующий произвол и насилие, а не конституция, право и закон.

Согласно Гегелю, античное представление о государстве у Платона и Аристотеля субстанционально, но лишено момента субъективности воли и индивидуальной свободы, в воззрениях же Руссо, напротив, отсутствует субстанциональный взгляд на государство. Гегелевский синтез субъективной и объективной воли, субстанционального и индивидуального исходит из того, что государство как субстанциональное нравственное целое, первичное по отношению к своим составным моментам и есть разумная в себе и для себя всеобщая воля.

Идея государства, по Гегелю, проявляется трояко:

1) как непосредственная действительность в  виде индивидуального государства;

2) в отношениях между государствами как внешнее государственное право;

3) во всемирной истории.

Государство как действительность конкретной свободы есть индивидуальное государство. В своем развитом и разумном виде такое государство представляет собой основанную на разделении властей конституционную монархию.

Тремя разными властями, на которых подразделяется политическое государство являются: законодательная власть, правительственная власть и власть государя.

 Гегель, в целом соглашаясь с идеей своих предшественников, считает надлежащее разделение властей в государстве гарантией публичной свободы. Гегель считает точку зрения самостоятельности властей и их взаимного ограничения ложной, поскольку при таком подходе предполагается враждебность каждой из властей к другим, их взаимные опасения и противодействия. Он выступает за ограниченное единство различных властей, при котором все власти исходят из мощи целого и являются его “текучими членами”. В господстве целого, в зависимости и подчиненности различных властей государственному единству и состоит, по Гегелю, существо внутреннего суверенитета государства.

Гегель критикует демократическую идею народного суверенитета и обосновывает суверенитет наследственного конституционного монарха. Поясняя характер компетенции монарха, отличает, что в благоустроенной конституционной монархии объективная сторона государственного дела определяется законами, а монарху остается лишь присоединить к этому свое субъективное “я хочу”.[52]

Правительственная власть, куда Гегель относит и власть судебную, определяется им как власть, которая подводит особенные сферы и отдельные случаи под всеобщее. Задача правительственной власти - выполнение решений монарха, поддержание существующих законов и учреждений. Члены правительства и государственная чиновничья бюрократия характеризуются Гегелем как главная составная часть среднего сословия, в которой сосредоточены государственное сознание и образованность. Восхваляя чиновничество, Гегель считает его главной опорой государства “в отношении законности и интеллигентности”.[53]

Законодательная власть, по характеристике Гегеля, - это власть определять и устанавливать всеобщее. Две палаты составляют законодательное собрание. Палата пэров формируется по принципу наследственности и состоит из владельцев майоратного имения. палата же депутатов образуется из остальной части гражданского общества, причем депутаты выделяются по корпорациям, общинам, товариществам и тому подобное, а не путем индивидуального голосования.

Гегель отстаивает принцип публичности прений в палатах сословного собрания, свободу печати и публичных сообщений.

В условиях полуфеодальной Германии философ занимал исторически прогрессивные позиции, был сторонником конституционной монархии и законности прав и свобод личности, частной собственности и свободы договоров, суда присяжных.

высший момент идеи государства, по Гегелю, представляет собой идеальность суверенитета. Государства относятся друг к другу как самостоятельные, свободные и независимые индивидуальности. Субстанция государства, его суверенитет выступают как абсолютная власть над всем единичным, особенным и конечным, над жизнью, собственностью и правами отдельных лиц и их объединений.

По мнению Гегеля “нравственный момент войны не следует рассматривать как абсолютное зло и чисто внешнюю случайность...”[54]

Гарантией независимости государства, по Гегелю, являются его вооруженные силы, развитое состояние которых представляет собой постоянную армию. Сферу межгосударственных отношений Гегель трактует как область проявления внешнего государственного права. Международное право - это, по Гегелю, не действительное право, каковым является внутреннее государственное право (положительное право, законодательство), а лишь долженствование.

Полагая, что государства находятся в отношении друг друга в естественном состоянии, Гегель не отрицает сам принцип международного права и, следовательно, саму возможность правовых, договорных отношений между государствами.

Спор между государствами, если их суверенные воли не приходят к согласию, подчеркивает Гегель может быть решен лишь войной. Вместе с тем, даже в войне как состоянии бесправия и насилия продолжают действовать такие принципы, как взаимное признание государств, преходящий характер войны и возможность мира.

В столкновении различных суверенных воль и через диалектику их соотношения выступает всеобщий мировой дух, обладающий наивысшим правом по отношению к отдельным государствам (духам отдельных народов) и судит их. Гегель характеризирует всемирную историю как всемирный суд.

Всемирная история как прогресс в сознании свободы, по Гегелю, на четыре всемирно-исторических мира: восточный, греческий, римский и германский, которым соответствуют следующие формы государства: восточная теократия, античная демократия и аристократия, современная конституционная монархия. “Восток знал и знает только, что один свободен, греческий и римский мир знает, что некоторые свободны, германский мир знает, что все свободны”.[55]

В своих взглядах на всемирную историю, Гегель, конечно, возвеличивал германские народы, в частности степень буржуазной развитости Пруссии.

Известная некритичность и приукрашивание существующих реалий диктовались уже общеметодологическими установками гегелевского объективного идеализма.

Гегелевская концепция “разумного государства” в виде конституционной монархии была философским обоснованием прогрессивных преобразований тогдашней полуфеодальной Германии.[56]

сконструированное Гегелем разумное государство, являющееся в конкретно-историческом плане буржуазной конституционной монархией, в философско-правовом плане представляет собой право в его системно-развитой целостности, то есть правовое государство.

таким образом Гегель восхваляет государство как идею (то есть действительность) права, как правовое государство, как такую организацию свободы, в которой механизм насилия и аппарат политического государства опосредованы и обузданы правом, введены в правовое русло, функционируют лишь в государственно-правовых формах. В этом радикальное отличие как обычных этатистов, возвышающих государство над правом, отвергающих всякое правовое ограничение государственной власти и саму идею правового государства, так и от тоталитаристов всякого толка, которые видят в организованном государстве и правопорядке лишь препятствие для политического механизма террора.[57]

Согласно гегелевской диалектике понятие права, движению от абстрактных форм права к конкретному праву государственного целого, находящему свое идеальное выражение в суверенитете, насилие и произвол представляют собой рецидив исторически и логически преодоленной  несвободы и бесправия, неразумное и неправомерное проявление тех или иных моментов органической нравственной целостности.

Заключение

Философско-правовое учение Гегеля оказало огромное влияние на последующую историю политико-правовой мысли. Гегелевская философия давала довольно широкий простор для обоснования как консервативных, так и критических оппозиционных воззрений.

Гегель, говоря о том, что философия способна лишь понять, но не омолодить некую устаревшую форму жизни уходящую в прошлое современность, сравнивает свою философию с совой Минервы, начинающей полет лишь с наступлением сумерек. По прошествии более полутора веков после начала своего полета эта птица, бившаяся в силках различных интерпретаций и горевшая в огне неугасающей критики, предстает уже в виде не совы Минервы, а скорее птицы Феникс. Она пережила много сумерек и рассветов приобретал все новый и новый облик. Галерея этих обликов обширна, но не исчерпана. поскольку жизнь гегелевской философии права - в оценках, интерпретациях и иных многообразных связях с современностью - продолжается.[58]

Список использованной литературы:

1.Г.В.Ф. Гегель. Философия права. Академия наук СССР. Институт философии. Из-во “Мысль”, Москва - 1990 г.

2.Г.В.Ф. Гегель. Энциклопедия философских наук. т. 3. Москва, 1977 г.

3. Г.В.Ф. Гегель. Наука логики. т. 3. Москва. 1972 г.

4.А.Т. Дворцов. Гегель. Из-во Наука. Москва. 1972г.

5.Н.О. Лосский. История русской философии. М. “Высшая школа”, 1991 г.

6.Б.С. Мальковский. Учение Гегеля о государстве и современность. Из-во Наука. М. “Наука”. 1989 г.

7.В.С. Нерсесянц. Гегелевская философия права. М. 1983 г.

8.История политических и правовых учений. Учебник для вузов. М. Юрид. литература. 1988 г. под редакцией д.ю.р. наук, проф. В.С. Нерсесянца.

9.Т.И. Ойзерман. Научно-философское мировоззрение марксизма. М. “Наука”, 1989 г.

10.А.А. Пиотковский. Учение Гегеля о праве и государстве и его уголовно-правовая теория. Гос-ное из-во юридической литературы. М. 1963 г.

11.А.А. Радугин. Философия. Курс лекций. Из-во. Центр, 1996 г.

12.Философия. Учебное пособие для вузов. Из-во Юрист, М. 1996 г.



[1] А.А. Плотковский. Учение Гегеля о праве и государстве. Гос-ное изд-во юрид. литературы, М. с. -8

[2] Гегель. Наука логики. Соч. т. v М. 1937, с. - 28

[3] Философия. Ч. 1. История философии. Учебное пособие для вузов. Юрист. М.-1996. С. - 163

[4] Гегель. Наука логики. Т. 3. М. 1972, с. - 289

[5] Гегель. Наука логики. Т. 3.М. 1972, с. 288-289

[6] К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. т. 23. стр. 22

[7] А.Г. Дворцов. Гегель. Из-во “Наука”, м._1972. с. - 66

[8] Т.И. Ойзерман. Научно-философское мировоззрение марксизма.М. “Наука”. с. - 300

[9] Философия ч. 1 .История философии. Юрист. М. 1996. с. - 175

[10] Т.И. Ойзерман. Научно-философское мировоззрение марксизма. М. “Наука”. с. - 294

[11] Гегель. Философия права. Соч. т. 7. стр. 268-269.

[12] Гегель. Энциклопедия философских наук. ч. 1. с. - 205

[13] Там же. с. - 206

[14] Гегель. Наука логики. т. V с. - 520

[15] А.А. Радугин. Философия. Курс лекций. Из-во “Центр”. 1996 г.

[16] Гегель. Философия права. Академия наук СССР. Институт философии. Издательство “Мысль”, Москва - 1990 г.

[17] Там же

[18] Гегель Философия права. Академия наук СССР. Институт философии. из-во “Мысль”. Москва - 1990 г. с. - 60.

[19] Там же . ст. 59

[20] Гегель . Наука логики. Т. 3 . Москва, 1972 г. с. - 289

[21] Там же. с. - 296

[22] Там же. с. - 297

[23] Гегель . Философия права. Академия наук СССР. Институт философии. Из-во “Мысль”. Москва - 1990 г. с. - 247

[24] Там же. с. - 62

[25] Там же. с. - 62

[26] В.С. Нерсесянц. Гегелевская философия права. М. 1983, с. - 20

[27] К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч. т. III, с. - 102

[28] Гегель. Философия права. Академия наук СССР. Институт философии. Изд-во “Мысль”, Москва, 1990, с. - 64

[29] Гегель. Философия права. Академия наук СССР. Институт философии. Из-во “мысль”, Москва - 1990, с. - 65

[30] А.А. Пиотковский. Учение Гегеля о праве и государстве и его уголовно-правовая теория. , Москва, 1963, с. - 96

[31] Там же.

[32] Гегель. Философия права. Академия наук СССР. Институт философии. Из-во “Мысль”, Москва, 1990. с.- 69

[33] А.А. Пиотковский. Учение Гегеля о праве и государстве и его уголовно-правовая теория. М. 1963, с. - 120

[34] Гегель. Философия права. Академия наук СССР. Институт философии. Из-во “Мысль”. Москва, 1990. с. - 73

[35] Там же. с. - 76

[36] Там же. с. - 122

[37] Гегель. Философия права. Академия наук СССР. Институт философии. Из-во “мысль”. Москва, 1990. с. - 129

[38] Гегель. Соч. т. I стр. 238

[39] Гегель. Философия права. Академия наук СССР. Институт философии. Из-во “Мысль”, Москва, 1990, с. - 109

[40] Гегель. Энциклопедия философских наук. т. 1, Москва, 1977, с.- 281

[41] Б.С. Мальковский. Учение Гегеля о государстве и современность. Изд-во “Наука”, М.- 1970 г. с. - 30

[42] Гегель. Философия права. Академия наук СССР. Институт философии. Из-во “Мысль”, Москва, 1990 г. с. - 228

[43] Б.С. Мальковский. Учение Гегеля о государстве и современность. Из-во “Наука”, М., 1970 г.

[44] Гегель. Философия права. Академия наук СССР. Институт философии. Из-во “Мысль”, Москва, 1990, с. - 274

[45] Там же. с. - 284

[46] Гегель. Философия права. Академия наук СССР. Институт философии. Из-во “Мысль”. Москва, 1990, с. - 263

[47] Там же. с. - 263

[48] Там же. с. - 264

[49] Гегель. Философия права. Академия наук СССР .Институт философии. Из-во “Мысль”, Москва, 1990, с. - 266

[50] А.А. Пиотковский. Учение Гегеля о праве и государстве и его уголовно-правовая теория. Москва, 1963

[51] В.С. Нерсесянц. Гегелевская философия права. М. 1983 г.

[52] Гегель. Философия права. Академия наук СССР. Институт философии. Из-во “Мысль”. Москва - 1990. с. - 319

[53] Там же. с. - 336

[54] Там же. с. - 359

[55] Гегель. Философия истории. с. -98

[56] В.С. Нерсесянц. Гегелевская философия права. М. 1983

[57] А.Т. Дворцов. Гегель// Наука, М. 1972, с. - 69

[58] В.С. Нерсесянц. вст. ст. с. - 42

ТЮМЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ КАФЕДРА ФИЛОСОФИИ ФИЛОСОФИЯ  ГОСУДАРСТВА И ПРАВА ГЕГЕЛЯ Соискатель Тордия И. В. ТЮМЕНЬ - 1997 ПЛАН Введение                                              3 - 4 Глав

 

 

 

Внимание! Представленная Курсовая находится в открытом доступе в сети Интернет, и уже неоднократно сдавалась, возможно, даже в твоем учебном заведении.
Советуем не рисковать. Узнай, сколько стоит абсолютно уникальная Курсовая по твоей теме:

Новости образования и науки

Заказать уникальную работу

Свои сданные студенческие работы

присылайте нам на e-mail

Client@Stud-Baza.ru