Ѕаза знаний студента. –еферат, курсова€, контрольна€, диплом на заказ

курсовые,контрольные,дипломы,рефераты

Ётические взгл€ды ».  анта — ‘илософи€

ѕосмотреть видео по теме –еферата

”‘»ћ— »… √ќ—”ƒј–—“¬≈ЌЌџ… Ќ≈‘“яЌќ…

“≈’Ќ»„≈— »… ”Ќ»¬≈–—»“≈“

 афедра философии

–≈‘≈–ј“

†этические взгл€ды ». канта

¬ыполни놆†††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††† ƒавлетова ј.–.

ѕроверил †††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††† јвдонин ј.Ќ.

”‘ј 1997

—одержание

с.

¬ведение

I.   Ётика долга

II. свобода и этика

заключение

литература

2

3

10

18

19

введение

У—реди наших пон€тий ... пон€тие нравственности важнейшееФ

». ант

†††††††† Ётика €вл€етс€ одной из древнейших философских дисциплин, объектом изучени€ которой служат мораль, нравственность. — трехсотых годов до н.э., когда этику впервые обозначили как особую область исследовани€, до сегодн€шних дней интерес к ее осмыслению не ослабевает. ¬ разное врем€ к проблемам этики обращались такие философы, как јристотель, —пиноза,  ант, ћаркс.

†††††††† —реди философских трактатов по этике особенно выдел€ютс€ труды ». анта. Ётика  анта во многих отношени€х €вилась вершиной философии морали нового времени. —реди классиков немецкой философии  ант уделил наибольшее внимание нравственности (причем именно ее специфике), и его этическа€ концепци€, последовательно развита€ в целом р€де специальных трудов, была наиболее разработанной, систематической и завершенной.  ант поставил целый р€д критических проблем, св€занных с определением пон€ти€ нравственности. ќдна из заслуг  анта состоит в том, что он отделил вопросы о существовании Ѕога, души, свободы Ч† вопросы теоретического разума Ч† от вопроса практического разума: что € должен делать? ѕрактическа€ философи€  анта оказала огромное воздействие на следующие за ним† поколени€ философов (ј. и ¬. √умбольдты, ј. Ўопенгауэр, ‘. Ўеллинг, ‘. √ельдерлин и др.).†

†††††††† »зучение этики  анта продолжает развиватьс€ с 20-х годов. —уществует много разнообразных оценок этики  анта. — точки зрени€ метафизики, наиболее ценными €вл€ютс€ идеи  анта о свободе и об автономии этики.

†††††††† —овременные исследовани€ кантовской этики €вл€ютс€ попыткой дать новые способы ее переосмыслени€ и новые подходы реконструкции критической этики.  ритическа€ этика  анта своим исходным пунктом имеет осознание практики, в которой воплощаетс€ разумное поведение человека. ѕодобно тому как теоретическа€ философи€ вы€сн€ет вопрос о возможности истины и научного знани€, вс€ практическа€ философи€ посв€щена человеческой практике, причем рассмотрение соотношени€ действительной свободы и морального закона €вл€етс€ одной из существенных проблем осмыслени€ кантовской практической философии.† ѕо  анту, единство критической философии с кантовской философией морали следует искать в фундаментальном положении человека в мире и в понимании единства его и раздвигающего границы знани€ поведени€. ƒействительно, моральное поведение требует не только осознани€ долженствовани€, но и практического выполнени€ долга.

†††††††† —в€зь этики  анта с его теоретической философией, генезис его этических идей, становлени€ его мысли в рамках учени€ о свободе и этике, долженствование (центральна€ категори€ его морали) - эти проблемы наход€тс€ в центре внимани€ при изучении его этической концепции.

††††††††

Ётика долга

У„истое представление о долге имеет на человеческое сердце ... гораздо более сильное вли€ние, чем все другие мотивыФ

». ант

†††††††† ≈динственно, что изначально предопределено в человеке, Ч† это его стремление к счастью; самые фундаментальные потребности и интересы людей в конечном счете свод€тс€ к достижению блаженства. Ќо если даже эту фундаментальную природу человека можно отличить от наличной психологии людей и предписать человеку некий УистинныйФ интерес и стремление в отличие от его непосредственных, фактических склонностей и желаний, то все равно в этом случае мораль будет сведена к некоторому Уразумному эгоизмуФ.  ант рассуждает здесь прежде всего как моралист, с точки зрени€ самого нравственного сознани€, последовательно провод€ собственную логику. ¬ данном случае он отстаивает чистоту морального мотива. ѕринцип счасть€, говорит  ант, Уподводит под нравственность мотивы, которые, скорее, подрывают и уничтожают весь ее возвышенный характер, смешива€ в один класс побуждени€ к добродетели и побуждени€ к пороку и науча€ только одному Ч† как лучше рассчитывать, специфическое же отличие того и другого совершенно стираютФ[2, т.4, ч.1, с.285-286]. ≈сли нравственность основывать на стремлении человека к счастью, то побуждение к действию, пусть даже правильному, будет обременено инородными, УгетерономнымиФ, не свойственными самой морали мотивами Ч† надеждой на достижение успеха, на обретение блаженства в этом или потустороннем мире, на вознаграждение добродетели, наконец, на получение внутреннего удовлетворени€ от сознани€ правильности своих поступков. ѕодлинно же моральный настрой человека должен состо€ть в том, чтобы не ожидать наград ни в этом, ни в ином мире, а исполн€ть свой долг безотносительно к каким-либо надеждам, пусть даже желание счасть€ Ч† неискоренимое естественное стремление человека.

†††††††† ћораль, как считает  ант, нельз€ рассматривать лишь как способ достижени€ какого-то результата. ѕри такой интерпретации нравственность превращаетс€ в чисто техническую, прагматическую задачу, в вопрос о УблагоразумииФ, умении и способности эффективно достигать поставленные цели. “акие принципы действи€, конечно, имеют место в человеческой жизни;  ант называет их условными, гипотетическими императивами: если желаешь достичь такого-то результата, следует поступать так-то. Ќо все дело в том, что такие правила, определ€€ средства (методы, способы, пути, технику) осуществлени€ искомой цели, оставл€ют в стороне вопрос об определении самих целей. ƒействительно, моральные требовани€ к человеку нельз€ свести к каким-то техническим предписани€м, которые указывают лишь то, как можно наиболее эффективно достигнуть преследуемую цель. ¬о-первых, далеко не кажда€ цель может быть признана нравственной; успешное действие может иметь и противоморальную направленность. ¬о-вторых, даже во им€ благой цели могут быть применены средства, притом эффективные, кои могут быть аморальными. “аким образом, гипотетический императив, будучи руководством к действию технического пор€дка, еще ничего не говорит о нравственном характере действи€. ÷елесообразность вовсе не всегда совпадает с требованием морали Ч† вот кака€ проблема возникает в данном случае. –ешение ее сводитс€ к следующему:† в жизни люди преследуют различные цели, но из этих Ч† особенных, частных, УэмпирическихФ Ч† целей еще невозможно вывести нравственность. Ќапротив, это нравственность признает правомерными одни и осуждает другие цели. —тало быть, не пон€тие цели обосновывает моральное долженствование, а наоборот, эмпирические цели могут быть обоснованы или отвергнуты с точки зрени€ морали. ѕоэтому Уцель, которую став€т, уже предполагает нравственные принципы. Ќапример, иде€ высшего блага в мире... следует из морали, а не есть ее основаФ[2, т.4, ч.2, с.9].

††††††††  ант сторонник приоритета долженствовани€ над ценностью в морали, в этом он видит специфику нравственности, кроме того, он первым в истории этики обратил внимание на всеобщий характер нравственных требований, на то, что они в своем об€зующем значении распростран€ютс€ на всех людей, в конечном счете на человечество в целом.  ант обращает особое внимание на то, что в морали человек должен сам осознавать необходимость (долженствование) определенных действий и сам понуждать себ€ к этому. ¬ этом он и видит специфику моральности, отлича€ ее от легальности (просто исполнени€ вмен€емых человеку требований, внешнего подчинени€). ћораль не выводитс€  антом из анализа человеческого быти€, истории, общества, а просто постулируетс€ как нечто изначально данное разумом и как некое особое измерение мира. »з отождествлени€  антом морали и свободы (как способности человека давать себе самому законы) вытекает его формализм в понимании нравственности. ѕо  анту Убезусловно добра€ вол€, принципом которой должен быть категорический императив, неопределенна€ в отношении всех объектов, будет содержать в себе только форму волени€ вообще, и притом как автономиюФ[2, т.4, ч.1, с. 288]; это и есть Уединственный законФ, не имеющий никакого другого содержани€. ќн считает, что из чисто формального закона в решении любой конкретной моральной проблемы всегда следует только один возможный вывод, предписание к действию, принцип.

“еснее всего нравственность у  анта сплетена с правом. ≈сли какого-либо человека долг заставил сделать выбор не в пользу своего ближнего, то дл€  анта это служит свидетельством его нравственности. ¬ действительности здесь про€вл€етс€ лишь абстрактный гуманизм Ч† ведь отнюдь не всегда это справедливо на самом деле, то есть отнюдь не всегда Улюбовь к дальнемуФ нравственнее Улюбви к ближнемуФ.  ант прав† в том, что нравственный императив требует оказани€ люд€м нужной помощи, но совсем не вынуждает любить их за это. У—овершенно нелепо было бы говорить: вы должны любить других людей. —ледовало бы сказать: у вас есть все основани€ любить своего ближнего, и это справедливо даже в отношении ваших враговФ[2, т.2, с.139]. », действительно, чувство долга как будто исключает чувство любви, ибо любить по об€занности невозможно. Ќо  ант не прав, счита€, что они никогда не могут совпасть, поскольку подлинна€ человечность предполагает любовь ко всем люд€м, а тогда и сострадание, и жалость будут адекватными долгу (скорее даже будут замен€ть долг). УЋюдей, поступающих согласно принципам, совсем немного, что, впрочем, очень хорошо, так как легко может случитьс€, что в этих принципах окажетс€ ошибка, и тогда вред, отсюда проистекающий, распространитс€ тем дальше, чем более общим будет принцип и чем более непреклонным лицо, которое им руководствуетс€. Ћюдей, действующих из добрых побуждений, гораздо больше и это превосходноФ[2, т.2, с.150]. Ќо  ант снижает ценность таких добрых побуждений: это скорее инстинкты, которые не следует переоценивать, хот€ и нужно хвалить, ибо больше всего на свете людей, неизменно имеющих Уперед глазами свое любимое я как единственную точку приложени€ своих усилийФ[2, т.2, с.150] и добивающихс€ того, чтобы все вращалось вокруг своекорысти€.

†††††††† †¬ этике  ант развивает учение об автономии морали: утвержда€ свободу, человек выступает творцом собственного нравственного мира, он сам себе предписывает закон действий.  ант провозглашает нравственную установку, характер и законы которой, существенно отличаютс€ от тех, что преобладают в периоды спокойного и размеренного постепенного развити€, отличаютс€ радикализмом предъ€вленных требований: Уэти законы повелевают безусловно, каков бы ни был исход их исполнени€, более того, они даже заставл€ют совершенно отвлечьс€ от негоУ, люд€м Удостаточно того, что они исполн€ют свой долг, что бы ни было с земной жизнью и даже если бы в ней, быть может никогда не совпадали счастье и достойность егоФ [ 1, с.81-82]. ¬ отличие от условных правил поведени€ долг выступает по своей сущности абсолютным требованием, следовать которому надлежит безусловно. ¬ обстановке громких требований прав человека и его свобод  ант своим категорическим императивом напомнил об ответственности, требовани€ всегда поступать так, чтобы максима поступка могла в то же врем€ стать принципом всеобщего законодательства. ƒействие не У сообразно с долгомФ, а У из чувства долгаФ† Ч вот что имеет истинно нравственную ценность. „еловек поистине нравственен только тогда, когда исполн€ет долг не ради какой-либо внешней цели, а ради самого долга. Ќи одно из непосредственно-спонтанных чувств Ч† доброжелательность, сочувствие, сострадание, симпати€, участие Ч† сами по себе еще не есть истинна€ добродетель. »бо эти душевные порывы могут толкнуть человека отнюдь не только на путь добра, но и к совершению зла.  ант признает мотивы человеколюби€ нравственными при условии, что они не просто выражают психические склонности человека, а поставлены под контроль долга, определены моральным законом как их объективным критерием. ≈динственно нравственным мотивом будет только такой, который Устрого напоминает нам нашу собственную недостойностьФ, в коем нет ничего, Учто льстило бы люд€мФ, поощр€ло бы в них УсамомнениеФ и УсамодовольствоФ.

†††††††† ѕоведение, закон которого совпадает с законом природы, не имеет, по  анту, никакого отношени€ к нравственному закону. “о, чего нет в естественном законе,† Ч это внутреннее принуждение. ћоральную способность Усвободного самопринуждени€Ф  ант называет добродетелью, а поступок. исход€щий из такого умонастроени€ (из уважени€ к закону), Ч† добродетельным (этическим) поступком. Уƒобродетель есть твердость максимы человека при соблюдении своего долга Ч† вс€ка€ твердость узнаетс€ через те преп€тстви€, которые она может преодолеть, дл€ добродетели же такие преп€тстви€ Ч† это естественные склонности, могущие прийти в столкновение с нравственным намерением... вс€кий долг содержит пон€тие принуждени€ со стороны закона, этический долг содержит такое принуждение, дл€ которого возможно только внутреннее законодательствоФ[2, т.4, ч.2, с.329].†††††††††

††††††††  ант заботитс€ о чисто интеллектуальном Устрогом образе мыслейФ, подчин€ющем эмпирические суждени€ и действи€ Упринципу исключени€ между добрым и злымФ. ќн пишет: Уƒл€ учени€ о нравственности вообще очень важно не допускать, насколько возможно, никакой моральной середины ни в поступках, ни в человеческих характерах, так как при такой двойственности всем максимам грозит опасность утратить определенность и устойчивостьФ[2, т.4, ч.2, с.23]. ѕо  анту, из двух добродетелей, если они конфликтуют друг с другом, действительно добродетелью может быть только одна, та, что составл€ет долг. Ћибо долг не может противоречить долгу, либо он не есть истинный долг и может относитьс€ к области морали только как негативное, аморальное. –ечь здесь идет о диктатуре долга, котора€ может вести к обострению УразорванностиФ человека, вразрез его целостности, вразрез гуманности. Ќо  ант знает о разрушающей веление долга естественной диалектике, под которой он разумеет Унаклонность умствовать наперекор строгим законам долга и подвергать сомнени€м их силу, по крайней мере их чистоту и строгость, а также, где это только возможно, делать их более соответствующими нашим желани€м и склонност€м, то есть в корне подрывать их и лишать всего их достоинства, что в конце концов не может одобрить даже обыденный практический разумФ[2, т.4, ч.2, с.240].  ант знает и Удругую диалектику, котора€ возникает в обычном нравственном сознании, тогда оно развивает свою культуру и восходит к практической философии, чтобы избавитьс€ от двусмысленности, рассматривающей нравственные принципыФ[2, т.4, ч.2, с.242].†††

†††††††† ƒл€  анта нравственное начало сводитс€ лишь к субъективному сознанию долга. ƒолг есть долг Ч† чистый долг, исполн€ть его следует единственно† из уважени€ к нему. ќбосновыва€ это требование  ант апеллирует к совести. ƒействительно, совесть человека €вл€етс€ наилучшим судьей в вопросах морали, высшей способностью нахождени€ моральной истины и выработки правильного решени€ и подлинно нравственной точкой зрени€, если она не только субъективна, но и соединена со знанием объективной истины. Ќо у  анта, как это видно в У ритике чистого разумаФ, совесть как раз и по€вл€етс€ там, где голос разума умолкает, где мышление не справл€етс€ с познавательными проблемами. “ак что совесть у  анта уже в своем по€влении по необходимости оказываетс€ субъективной. ¬ учении  анта пон€тие совести неразрывно св€зано с дуализмом его философской системы, которым проникнута вс€ человеческа€ жизнь и который он подчеркивает, различа€ антропологию и антропономию. Ќо этот дуализм не умал€ет значение нормативно-критических принципов дл€ реального поведени€ человека, и побуждени€ совести €вл€ютс€ необходимой составной частью характеристики личности. ƒе€тельный практический разум, рассматриваемый  антом в учении о добродетели, несет в себе сознание Увнутреннего судилищаФ, которое и есть совесть. Ёто сознание выражаетс€ в изначальных моральных задатках и выводах разума, в идеальных, часто основанных на религиозной вере цел€х и, наконец в разумном волнении, то есть в моральном принципе или основоположении разума, сформулированном  антом еще в 1788 году в У ритике практического разумаФ и легшем в основу Ућетафизики нравовФ. ¬ кантовском учении нар€ду с эстетической и разумной потребностью человека в совести имеет значение и сфера религиозного опыта, своего рода Урелигиозно-совестлива€Ф установка. –ечь идет о первоначальных задатках моральности, в которых склонности, порыв к действию, само действие требуют волени€, не обход€щегос€ без совести; временные ступени выражени€ этих задатков, а также формы их осознани€ (смутна€, отчетлива€ и религиозно-верующа€) придают учению о совести законченный вид. ”чение о совести Ч† это, по сути дела, учение о благе, имеющем всеобщее значение; это Ч† де€ние, вол€ и сознание морального человека.

†††††††† ѕринцип Ууважени€ к моральному законуФ €вл€етс€ сердцевиной кантовской этики, поскольку в нем открываетс€ измерение гуманного поведени€. “олько личность, согласно  анту, может выражать это уважение, которое €вл€етс€ априорным чувством; осознание этого уважени€ идентично осознанию законообразного долга и имеет характер необходимой всеобщности. ”важение к закону есть единственна€ движуща€ сила морального долга. „еловек, по  анту, не просто разумное существо, он призван побуждатьс€ разумом к моральному поведению, что выражаетс€ в почитании морального закона.  азалось бы, здесь нет речи о личном стремлении к счастью. Ќо противоречие долга и стремлени€ к счастью Ч† лишь кажущеес€.  ант преодолевает его, утвержда€, что счастье отдельного человека и блаженство всего человечества достижимо лишь тогда, когда их поведение подчин€етс€ моральному закону. —мысл жизни Ч† в св€зи добродетели и блаженства. “олько такой долг, который способствует счастью человека и человечества, имеет этическую ценность. ”чение  анта о долге, таким образом, есть забота о достоинстве человека и о счастье человечества. ƒолг Ч УмостФ между личным счастьем и общественным благом, точка оптимального их соединени€.

††††††††  ант видит бездну между тем, что должно быть соответственно безусловному нравственному закону и что есть в действительности. »деал добра неосуществим в пределах эмпирического существовани€ в человеческой жизни. „еловек смертен. ¬опреки У ритике чистого разумаФ, где существование Ѕога и бессмертной души признано недоказуемым,  ант в этическом учении постулирует существование Ѕога и бессмертную душу по образу и подобию Ѕожью Ч† ради придани€ объективности нравственному закону. «десь возникает противоречие: Ѕог и бессмертна€ душа вывод€тс€ из нравственности, а сама нравственность обусловлена Ѕогом и бессмертной душой. ¬ообще  ант св€зывает мораль с верой человека в бога.  ант считает, что религи€ должна быть нравственной, то есть основанной на нравственности† и признавать самоценность и самозаконность нравственности ”пование на абсолютно справедливого творца, который создает всеправедный потусторонний миропор€док, где добродетели и пороку будет в конце концов воздано по заслугам, есть необходимый постулат практического разума, без которого нравственность психологически невозможна дл€ людей. ќднако в одной из своих поздних работ У–елиги€ в пределах только разумаФ  ант уточн€ет взаимосв€зь морали и религии. ”пование на конечное осуществление всесовершенного миропор€дка, €вл€€сь психологически необходимыми следстви€ми морального умонастроени€ искажают чистоту нравственного мотива. —ама же мораль Ч† ее объективные нравственные законы Ч† Уне нуждаютс€ в идее о другом существеФ над человеком; Умораль не нуждаетс€ в религииФ. »ными словами, нравственность должна быть выведена вполне самосто€тельно и независимо от религии, она, как говорит  ант, Удовлеет сама себеФ. ћораль имеет свои специфические мотивы, не сводимые к соображени€м земного или религиозного практицизма. ћораль скорее всеобщий человеческий нежели божественный суд.†

†††††††† ќт религии мораль отличаетс€ существенно; конечно, Ѕог Ч это гаранти€ совпадени€ счасть€ и долга (в мире ином), но дл€  анта важно то, что нравственное чувство совершенно автономно, рождаетс€ не из веры, а само по себе. ¬ 60-е годы  ант приходит к убеждению, что в Ѕога следует верить, но доказать его существование трудно, а может быть, и не нужно; теоретические и религиозные принципы не совпадают с нравственными. ¬ работе Уќ единственно возможном доказательстве быти€ богаФ (1763) он напишет: необходимо, нужно быть убежденным в существовании бога, но вовсе не столь необходимо доказать это. ≈сли человек совершает какой-либо нравственный поступок из-за бо€зни возда€ни€ за гробом, то, по мысли  анта, на самом деле это безнравственно, так как богу тогда подчин€ютс€, как подчин€ютс€ деспоту; Утогда это вовсе не грех, а политичное неблагоразумиеФ [2, т.1, с.508]. Ќе подобное корыстное благоразумие и непрактическое благоразумие €вл€ютс€ источником нравственности. Ќравственный императив (так в эти годы уже называет нравственные требовани€ немецкий философ) ценен сам по себе и поэтому безусловен: Ф÷ель при моральном императиве в сущности неопределена, поступок определ€етс€ не целью, а восходит к свободному выбору, цель же может быть какой угодно. ћоральный императив повелевает, таким образом, абсолютно, невзира€ на цельФ[2, т.1, с.569]. ћораль указывает, следовательно, на внутреннюю абсолютную человеческую самоценность; она выходит за границы познавательного отношени€, не включаетс€ в компетенцию теоретического разума. ¬ ранние годы  ант приходит к выводу о несовместимости нравственности и счасть€: их синтез Ч† благо, но это лишь идеал, и, Упоскольку таковой не может быть достигнут людьмиФ, Уон основан на вере в божественное содействиеФ, это Ч† идеал, который не может быть достигнут. “ак рождаетс€ знаменита€ нравственна€ кантовска€ антиноми€.

—огласно  анту, существует множество хороших нравственных качеств, нравственных чувств, которые можно даже оценить как благородные, хот€ в собственном смысле слова они не относ€тс€ к насто€щим добродетел€м. Ќапример, чувства сострадани€ или благожелательности прекрасны и, однако, слепы и слабы. УЌапротив, если благорасположение ко всему человеческому роду вообще стало дл€ вас принципом, которому вы всегда подчин€ете свои поступки, то любовь к нуждающемус€ остаетс€, но теперь она с некоторой высшей точки зрени€ поставлена в истинное отношение ко всей совокупности ваших об€зательствФ[2, т.2, с. 137]. ¬едь невозможно, чтобы наше сердце исполн€лось нежным участием к каждому, иначе добродетельный человек, вечно пролива€ слезы, превратилс€ бы в м€гкосердечного бездельника; услужливость, сострадание, м€гкосердечие по отношению к одним превращаетс€ в несправедливость по отношению к другим люд€м. ¬от почему, согласно  анту, Уистинна€ добродетель может опиратьс€ только на принципы, и, чем более общими они будут, тем возвышеннее и благороднее становитс€ добродетельФ [2, т.2, с.138]. Ёти-то общие принципы  ант и €вл€ютс€ истинной добродетелью, в то врем€ как сострадание, услужливость и т. п. заслуживают название лишь адаптированной (так сказать, облегченной) добродетели. “ак рождаетс€ антиноми€ чувств и разума, счасть€ и долга.

Ќевозможно замкнуть все многообразие проблем, поставленных  антом в этике, на де€тельности чистого разума. ѕоэтому в последние годы отмечаетс€ тенденци€ рассматривать физические, социальные, терминологические аспекты его практической философии. ¬ частности, большое внимание удел€етс€ анализу проблемы де€тельности, услови€ реализации свободы.

—вобода и этика

Уƒл€ того, кто привык к свободе, нет большего несчасть€, чем быть отданным во власть такого же существа, как он, которое может принудить его отказатьс€ от своей воли и делать то, что он хочетФ

». ант

†††††††† †—вобода Ч† Унерв философии  антаФ , она У€вл€етс€ одним из краеугольных камней морали и религии, а также ключом дл€ систематического построени€ чистого разума и разума спекул€тивногоФ Ч† так характеризует значение проблемы свободы в философии  анта метафизически ориентированные кантоведы.  ант не избегает €зыка метафизики в рассмотрении пон€ти€ свободы. ѕо существу, он не раскрывает содержани€ ее безусловности, ограничива€сь утверждени€ми о негативной свободе, то есть Усвободе от...Ф, хот€ обращаетс€ с пон€тием УсвободаФ так, как если бы знание о ней было достигнуто. –азум не может объ€снить, как возможна эта свобода. ¬ У ритике чистого разумаФ  ант показал только как мы можем ее помыслить , не впада€ в противоречие. доказательство ее реальности он оставил дл€ разума практического. ѕризнава€ природное несовершенство человека,  ант в то же врем€ видел в нем разумное существо, которое способно с помощью собственного разума и нравственного императива ограничивать и преодолевать собственные желани€. УЋюди имеют достаточно ума дл€ самоконтрол€ и морального поведени€Ф.

††††††††  ант, как дуалист, знает только два уровн€ причинности Ч† в рамках природы и свободы, причем в первом она понимаетс€ механистически,† во втором Ч† метафизически, а поскольку человеческа€ свобода исключаетс€ из природной, постольку природа, тело и дух абсолютно отделены друг от друга, тем самым идеи и гипотезы† о них никогда не могут различить у  анта правильного различени€.  ак возможна свобода разумного существа в мире, где правит необходимость, то есть господствует необходима€, а не свободна€ причинность?  ант называет пон€тие свободы Уключом к объ€снению автономии волиФ. »дею универсальной воли развивает категорический императив, но он требует третьего св€зующего звена между утверждаемой им волей человека и универсальным моральным законом. Ётим третьим звеном и €вл€етс€ пон€тие свободы. Ѕлагодар€ »дее свободы  ант вы€вил особенность природы человеческого разума Ч† его УвиновностьФ, котора€ несет в себе роковое несоответствие между требовани€ми природы и уровнем его возможностей. ¬се попытки решени€ смыслообразующих жизненных вопросов €вл€ют собой† метафизическую лестницу человеческого существовани€, которое погружено в трагическую ситуацию.  ант видит выход в поиске путей к новой метафизике. »менно с этой целью его позитивна€ критика стала попыткой представить спекул€тивную философию как УпредтечуФ морали, как путь к практической философии.  антовска€ философи€ отвергает спекул€тивную метафизику, но лишь с тем, чтобы открыть двери метафизике УэтизированнойФ, она Уограничивает претензии спекул€тивного разума, позвол€€ безгранично развиватьс€ разуму практическому; ...короче,† она† открывает метафизике новый путь...Ф[2, т.3,с. 190].

†††††††† ¬ ранних набросках к своей моральной философии  ант исходил из комплексного пон€ти€ практики, выражаемого трем€ различного рода практическими ценност€ми: умением, благоразумием и мудростью. —оответственно кажда€ из них лежит в основе классификации видов человеческой де€тельности Ч† технической, прагматической, моральной. Ќа основе такого понимани€ практики  ант осуществл€ет разделение видов блага на проблематичное, прагматичное и моральное, как из этой триады выводитс€ различие гипотетического, практического и категорического императивов. ”мение, по  анту, требует прагматического измерени€ практики, это своего рода УтактическоеФ умение, направленное на собственное благо. ћудрость уже направлена на осуществление морального закона. У»мператив нравственности содержит ограничительные услови€ всех императивов благоразуми€Ф [2, т3, с.274].«десь возникает возможность конфликта между благоразумным и мудрым поступком, причем только в моральном измерении человек может обрести полную свободу и интенсивность.

†††††††† ј как быть в том случае, когда человек выбирает поступок, противоречащий долгу?

††††††††  онцепци€ свободы у  анта допускает неоднозначное толкование и может пониматьс€, во-первых, как Уположительна€ свободаФ, при которой человек свободен только тогда, когда его действи€ определ€ютс€ моральным законом, и, во-вторых, как Унейтральна€ свободаФ, имеюща€ место в случа€х выбора человеком правильных или неправильных действий именно тогда, когда он предпочитает поступок, противоречащий долгу. ƒл€ теории  анта оба эти аспекта свободы весьма существенны, так как, с одной стороны, только обусловленность действи€ категорическим императивом, то есть чисто рациональное действие согласуетс€ с истинным характером ноуменальных сущностей, а с другой Ч† необходимостью оставить возможность моральной ответственности дл€ людей, действующих вопреки закону нравственности, дела€ существенной концепцию нейтральной свободы. ќднако эти две концепции свободы несовместимы, когда субъект действует вопреки велению долга, он будет свободен в нейтральном смысле и несвободен в положительном.

†††††††† ѕодобна€ трактовка проблемы свободы лишь отчасти может быть основана на этике  анта путем различени€ пон€тий воли и произвола. ѕричем если в ранних работах пон€тие воли использовалось дл€ обозначени€ как воли, так и произвола, то в поздних работах вол€ есть чистый практический разум источник объективного закона нравственности, а произвол содействует выбору между директивами воли и чувственности. ”потребл€€ пон€тие воли в двух различных значени€х как воли и как произвола  ант утверждает, что обе эти, по-видимому, противосто€щие друг другу концепции вполне примиримы и что, следовательно, человек теоретически обладает свободой выбора. ѕроблема воли и произвола св€зываетс€ с попыткой  анта объ€снить изначальное зло в человеческой природе, не отверга€ при этом свободы человека. —клонность ко злу, хот€ и имеет свою основу в свободе, есть про€вление произвола. ƒействительно,  ант приходит к антиномии виновности человека из-за Уестественной склонности человека ко злуФ[1, с.99]. Ёто противоречие воспроизводит дуализм кантовского учени€ о свободе.

†††††††† ¬ У ритике чистого разумаФ свобода вместе с бессмертием души и существованием Ѕога оказываетс€ отнесенной к той области, котора€ лежит вне познани€, то есть находитс€ за пределами и чувств, и разума. –азум нравственный Ч† это разум особого рода, разум практического, непознавательного устремлени€, к которому чувства не имеют никакого отношени€. ¬следствие этого возникает антиноми€ чувств и нравственного разума, счасть€ и долга.

†††††††† †¬ Ћекци€х по этике  ант начинает отличать действие от намерени€, в чем следует видеть зародыш последующего принципиального различени€ сущего и должного: Усвободные поступки €вл€ютс€ добрыми: 1) в своих следстви€х (соответственно их степени) Ч† физически благие; 2) по своему намерению (соответственно их степени) Ч† морально благие... морально свободные поступки имеют благость, котора€ ценитс€ не в соответствии с действием, а в соответствии с намерением. »наче моральное было бы меньше, чем физическоеФ.  ант потому и отдел€ет сферу свободной нравственности от природы, что здесь имеет значение не причинное действие, следовательно, не действие вообще (поскольку последнее не бывает без причины), но намерение, мотив, должное. Ёто намечает путь основательной проработки  антом принципа свободы, ибо свобода Ч† это осуществление свободного выбора и свободного действи€ независимо от требований наличной, чувственно воспринимаемой действительности.

†††††††† Ќе чувство, не природа, а разум в конечном счете, Ч† особый, непознающий разум определ€ет нравственные поступки человека. ј исток нравственных поступков субъекта Ч† свобода как один из определ€ющих аспектов нравственного разума. —вобода, бытие Ѕога и бессмертие души Ч† те три ипостаси нравственности, которые в Укритике чистого разумаФ станов€тс€ вехами, ограничивающими знание: перва€ из них Ч† это свобода. ѕодчинение человека природе, пишет  ант, всегда нелегко, но оно неизбежно. У √ораздо более жестоким и неестественным, чем это брем€ необходимости, €вл€етс€ подчинение одного человека воле другого. ƒл€ того, кто привык к свободе, нет большего несчасть€, чем быть отданным во власть такого же существа, как он, которое может принудить его отказатьс€ от своей воли и делать то, что он хочетФ[2, т.2, с.218]. ѕотребность в свободе так велика, что, если предоставить выбор между смертью и рабством, большинство, как думает  ант, предпочтет смерть. ¬едь вол€ каждого человека есть продукт только его собственных устремлений, склонностей и согласуетс€ с его собственными представлени€ми о благополучии. У¬ подчинении другому есть не только нечто крайне опасное, но и нечто отвратительное и противоречивое, указывающее в то же врем€ на его неправомерность...Ф[2, т.2, с.219]. ∆ивотное, подчин€ющеес€ человеку, ощущает, конечно, свою беду, если этот человек недобр, но, по мнению  анта, ощущаетс€ это не в каждое мгновение, да и не знает животное ничего о своем существовании в целом. „еловек же, Узавис€щий от другого, уже не человек; он это звание утратил, он не что иное, как принадлежность другого человекаФ[2, т.2, с.220]. “аким образом,  ант приходит к выводу о свободе как такой существенной характеристике специфически человеческого быти€, котора€ возвышает его над всем животным миром. —вобода Ч† это сфера не внешнего, но внутреннего чувства, его можно назвать чувством человеческого достоинства и человеческой автономии. ѕока еще свобода не признаетс€ областью интеллигибельной, но уже объ€вл€етс€ сто€щей выше животного царства и €вл€ющейс€ принадлежностью разума, причем особого разума.

††††††††  ак же возможны свобода и нравственность? „еловек, говорит  ант, принадлежит в одно и то же врем€ к двум мирам. ќдин Ч† мир природы, €влений эмпирического быти€, пространства и времени, внешней необходимости; другой же Ч† мир ноуменальный, вне пространства, времени и всего сущего, мир интеллигибельный, мыслимый лишь в категори€х практического разума, мир свободы. —оответственно все мыслимые законы подраздел€ютс€  антом на Узаконы природыФ и Узаконы свободыФ, или нравственности. —вобода дл€  анта означает не беспричинность, а способность разумного существа самому устанавливать дл€ себ€ закон в качестве необходимого и универсального.  огда человек сам налагает на себ€ закон, но при том такой, который может быть одновременно законом всеобщим, распростран€ющимс€ на все человечество (знаменитый кантовский Укатегорический императивФ), тогда он свободен. Ёто и есть нравственность, тождественна€ свободе. ¬ том, что этот закон определ€етс€ свободным, собственным усмотрением индивида, которое в свою очередь не предопределено никакими природными детерминантами, ничем иным, кроме самого человеческого разума, про€вл€етс€ субъективный и автономный характер морали; в том же, что этот закон не может быть простым изъ€влением личного произвола, а может быть только всеобщим, про€вл€етс€ его объективность и необходимость, Ч† объективность не эмпирического, а ноуменального, трансцедентального плана, необходимость, вывод€ща€ человека за границы мира природы.  ант высказывает догадку о том, что свобода не предшествует морали как ее изначальна€ предпосылка, а €вл€етс€ выражением специфического характера нравственного долженствовани€. †

†††††††† — вопросом о свободе тесно св€зана кантовска€ философи€ истории с ее идеей прогресса, его учение о вечном мире, о государстве, о праве. «начение идеала общественного развити€  ант видел Ув торжестве всеобщих форм праваФ, в преодолении антагонизма этики и политики на пут€х вечного мира. –еальному воплощению этого идеала может служить кантовский лозунг Удисциплинировать, культивировать, цивилизоватьФ.

†††††††† ”  анта неоднозначность пониман舆 свободы индивида в теоретической и этической части учени€ по сравнению с его политической теории возникает противоречие между тем положением кантовской этики, в которой утверждаетс€, что человек €вл€етс€ целью самой по себе, и политической теорией, где человек рассматриваетс€ как зависимый от внешних дл€ него факторов, таких, например как обладание собственностью.  ант допускал ограничение политических прав женщин, детей, а также так называемых Упассивных гражданФ. ¬ этом видно социально ограниченное понимание  антом демократических свобод индивида. Ќо в то же врем€ в кантовской политической теории имеетс€ четко выраженна€† мысль о том, где именно следует искать пути совершенствовани€ правовых пор€дков.  ант осуждал деспотизм, правление Уотеческое, при котором подданные, как несовершеннолетние, не в состо€нии различить, что дл€ них полезно, а что вредно (за них это решает глава государства), Ч† такое правление есть величайший деспотизм. ѕравление должно быть не УотеческимФ, а отечественным, объедин€ющим правоспособных граждан. «десь Ч† основной пафос кантовской работы.

††††††††  акое же место может занимать нравственный подход† при анализе €влений человеческой жизни?

†††††††† »менно область истории подвергает нравственный подход испытани€м на его правомерность и состо€тельность. ”  анта в человеческой истории действенны мотивы эгоистические, они движут поступками людей и реализуют историю. ÷елые народы в отношени€х между собой Уведут себ€Ф† так же, как отдельные индивиды, то есть в истории человечества все происходит не по моральным законам.† Ёта точка зрени€ в У»дее всеобщей истории во всемирно-гражданском планеФ: Уќтдельные люди и даже целые народы... каждый по своему разумению и часто в ущерб другим преследуют собственные целиФ[2, т.6, с.7], то есть согласно  анту, истори€ вненравственна и подход к ней должен быть лишен морализаторства. ћоральный закон в истории бессилен, здесь царит закон УприродыФ, которую  ант в данном случае приравнивает к Уэгоистической человеческой природе, противной требовани€м нравственностиФ. Ф„еловек есть животное, которое живет среди других членов своего рода, нуждаетс€ в господине. ƒело в том, что он об€зательно злоупотребл€ет своей свободой в отношении своих ближних; и† хот€ он ,как разумное существо, желает иметь закон, который определил бы границы дл€ всех, но его корыстолюбива€ животна€ склонность побуждает его, где это ему нужно, делать дл€ самого себ€ исключение... Ќельз€ пон€ть, как он создает себе главу публичной справедливости, который сам был бы справедлив. ¬едь каждый облеченный властью всегда будет злоупотребл€ть своей свободой, когда над ним нет никого, кто распор€жалс€ бы им в соответствии с законами... »з столь кривой тесины, как та, из которой сделан человек, нельз€ сделать ничего пр€мого. “олько приближение к этой идее вверила нам природаФ[2, т.6, с.14].

†††††††† ѕо  анту, люди, создающие свою историю, сами ничего не ведают о ее перспективе, о У тайном плане природыФ, котора€ осуществл€етс€ помимо разумных, в том числе и благих, намерени€х человека через моральное зло.  ант придерживаетс€ идеи об исторически конструктивной роли зла. ¬ У»дее всеобщей историиФ у него истори€ в конце концов разрешаетс€ установлением нравственных принципов, в чем  ант видит Уоправдание природыФ, котора€ использует морально сомнительные средства дл€ благих целей: вс€ка€ частна€ вол€ направлена на родовую цель человечества к достижению полноты и совершенства в развитии через хаос, антагонизмы, раздоры, честолюбие, корысть, властолюбие, злобу, зависть, через страсть к разрушению, через бессмысленный хор человеческих дел. У¬сегда удивл€ет то, что старшее поколение трудитс€ в поте† лица как будто исключительно ради будущих поколений, а именно дл€ того, чтобы подготовить им ступень, на которой можно было бы выше возводить здание, предначертанное природой, и чтобы только позднейшие поколени€ имели счастье жить в этом здании, дл€ построени€ которого работал длинный р€д предшественников (хот€, конечно, непреднамеренно), лишенных возможности пользоватьс€ подготовленным им счастьем. Ќо каким бы загадочным ни казалс€ такой пор€док, он необходим...Ф. У огда-нибудь, не очень скоро, человеческий род достигнет, наконец, того состо€ни€, когда все его природные задатки смогут полностью развитьс€ и его назначение на земле будет исполненоФ [2, т.6, с.22].

†††††††† †¬ социальной сфере  ант преподносит идею просветительского здравомысли€ о неспешном изменении к лучшему, вместо Уреволюции в образе мыслейФ. ќн уклон€етс€ от строгих моральных оценок общественного прогресса, добро и зло вытесн€ютс€ у него и подмен€ютс€ категори€ми лучше-хуже, безусловна€ противоположность этических пон€тий Уразмываетс€Ф постепенностью улучшений, Убесконечностью движени€ вперед от плохого к лучшемуФ. »ндивидуальный и коллективный эгоизм, считает он, в итоге приносит обществу не ущерб, а внутреннее соперничество между индивидами Ч† положительное, благопри€тное условие совершенствование индивидов и прогресса общества, приближени€ ко Увсеобщему, всемирногражданскому состо€ниюФ [2, т.6, с.20-21]. ¬ данном случае  ант оставл€ет в стороне этический подход и прибегает к социально-нравственной оценке Убудущего великого государственного объединени€Ф.

†††††††† —реди задатков человека  ант выдел€ет способность Уобщатьс€ с себе подобнымиФ. ќбщение он сводит к отрицательной форме, к антагонизму между изолированными друг от† друга индивидами, такое УобщениеФ пр€мо вытекает из Унеобщительного свойстваФ, заложенного в природе человека, из сильного стремлени€ уединитьс€, изолироватьс€, из желани€ Увсе сообразовывать только со своим разумениемФ; такой человек неизбежно ожидает отовсюду сопротивлени€, так как он по себе знает, что сам склонен сопротивл€тьс€ другимФ [2, т.6, с.11]. Ёто порождает только Унедоброжелательную общительностьФ людей, посто€нно угрожающую обществу разъединением. „еловек утверждает себ€ среди своих ближних, которых он не может терпеть, но без которых он Уне может обойтисьФ[2, т.6, с.11]. –азвитие таких задатков в индивидах, как честолюбие, властолюбие, корыстолюбие ведет, по  анту, к расцвету талантов, просвещению: Фвс€ культура и искусство, украшающие человечество, самое лучшее общественное устройство Ч† все это плоды необщительностиФ[2, т.6, с.11]. ƒобро с этой точки зрени€ по€вл€етс€ в истории как побочный продукт морального зла: Ућоральное зло имеет то неотделимое от своей природы свойство, что по своим цел€м (особенно в отношении других, держащихс€ такого же образа мыслей) он внутренне противоречиво и саморазрушительно и, таким образом, хот€ и медленно, но уступает место моральному принципу добраФ[2, т.6, с.300].  ант утверждает, что от необузданного эгоизма и разгула своеволи€ через прогресс к дисциплине и просвещению все же можно постепенно прийти к предначертанной человечеству цели и Упатологически вынужденное согласие к жизни в обществе претворить в конце концов в моральное целоеФ [2, т.6, с.12]. ÷ивилизаци€ воздвигнута на плюрализме эгоистических устремлений, но ведь они, вообще говор€, к добру не ведут. “аким образом, в данном случае  анту приходитс€ отодвигать разрешение нравственной задачи дл€ чувственного мира в Унеобозримую дальФ[1, с.221].

«аключение

”чение о нравственности находитс€ в центре всей системе  анта.

 анту удалось обозначить, если и не объ€снить полностью, целый р€д специфических черт морали. Ќравственность не есть психологи€ человека как такового, она не сводитс€ ни к каким-то присущим всем люд€м элементарным стремлени€м, чувствам, влечени€м, побуждени€м, ни к каким-то особенным уникальным переживани€м, эмоци€м, побуждени€м, отличным от всех остальных психических параметров человека. Ќравственность, конечно, может принимать форму тех или иных психологических €влений в сознании человека, но лишь через воспитание, через подчинение стихии чувств и побуждений особой логике морального долженствовани€. ¬ообще, мораль не сводитс€ к Увнутренней механикеФ душевных импульсов и переживаний человека, а имеет нормативный характер, то есть вмен€ет человеку определенные действи€ и сами побуждени€ к ним по их содержанию, а не по психологическому облику, эмоциональной окраске, душевному настрою и т. п. ¬ этом прежде всего и состоит объективно-долженствовательна€ природа моральных требований по отношению к индивидуальному сознанию. Ётим методологическим разграничением Улогики чувствФ и Улогики моралиФ  анту удалось обнаружить суть нравственного конфликта в сфере индивидуального сознани€ в конфликте долга и склонностей, влечений, желаний, непосредственных стремлений. ƒолг по  анту Ч односторонн€€ и прочна€ цельность, реальна€ альтернатива моральной м€гкотелости и противостоит последней как принципиальность компромиссам. ќдна из исторических заслуг  анта в развитии пон€ти€ морали состоит в его указании на принципиальную всеобщность нравственных требований, котора€ отличает мораль от многих иных схожих с ней социальных нормативов (обычаев, традиций).  ант обратил внимание на роли личного самосознани€ и самопонуждени€ в морали, на специфический характер нравственной свободы, на св€зь этой свободы с особенност€ми морального долженствовани€. —вобода рассматриваетс€ им как один из определенных аспектов нравственного разума.

ѕарадокс кантовской этики состоит в том, что, хот€ моральное действие и направлено на осуществление природного и морального совершенства, достичь его в этом мире невозможно.  ант пыталс€ наметить и разрешение парадоксов своей этики, не прибега€ к идее Ѕога. ќн видит в нравственности духовный источник коренного преобразовани€ и обновлени€ человека и общества.

ѕостановка  антом проблемы автономности этики, рассмотрение этического идеала, размышлени€ о практическом характере нравственности и т. д. признаютс€ неоценимым вкладом в философию.

Ћ»“≈–ј“”–ј

1.  ант ». “рактаты и письма, ћ.: Ќаука, 1980 Ч† 709 с.

2.  ант ». —очинени€ в шести томах, ћ.: 1963 - 1966 г., т.1, 2, 3, 4, 6.

3. “. Ѕ. ƒлугач У».  ант: от ранних произведений к У ритике чистого разумаФ, ћ.: Ќаука, 1990 Ч 136 с.

4. ». —. јндреев, Ѕ. “. √ригорь€н У‘илософи€  анта и современный идеализмФ, ћ.: Ќаука, 1987 Ч† 272 с.

5. ќ. √. ƒробницкий Уѕон€тие моралиФ, ћ.: Ќаука, 1974 Ч† 388 с.

6. У ант и философи€ в –оссииФ, ћ.: Ќаука, 1994 Ч† 271 с.

7. ‘илософский словарь, под. ред. ». “. ‘ролова, ћ.: ѕолитиздат, 1986 Ч† 590 с.

8. †У‘илософи€Ф под ред. ¬. ѕ.  охановского, –оств-на-ƒону.:  нига, 1995 Ч† 576 с.

††††††††††††††††††

††††††††††††††††††

”‘»ћ— »… √ќ—”ƒј–—“¬≈ЌЌџ… Ќ≈‘“яЌќ… “≈’Ќ»„≈— »… ”Ќ»¬≈–—»“≈“  афедра философии † –≈‘≈–ј“ †этические взгл€ды ». канта ¬ыполни놆†††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††† ƒавлетова ј.–.

 

 

 

¬нимание! ѕредставленный –еферат находитс€ в открытом доступе в сети »нтернет, и уже неоднократно сдавалс€, возможно, даже в твоем учебном заведении.
—оветуем не рисковать. ”знай, сколько стоит абсолютно уникальный –еферат по твоей теме:

Ќовости образовани€ и науки

«аказать уникальную работу

—вои сданные студенческие работы

присылайте нам на e-mail

Client@Stud-Baza.ru