Ѕаза знаний студента. –еферат, курсова€, контрольна€, диплом на заказ

курсовые,контрольные,дипломы,рефераты

»скани€ веры в повести Ћ.јндреева Ђ∆изнь ¬асили€ ‘ивейскогої — Ћитература и русский €зык

Ќичипоров ». Ѕ.

ƒуховна€ неполнота религиозного чувства главного геро€ была отмечена еще ƒ.ћережковским, который указал на его стремление с помощью чуда компенсировать вакуум веры: Ђћы о вере о.¬асили€ слышим, но веры его не видимЕ Ѕог посылает верующим все житейские блага и охран€ет их от всех житейских бед; пока Ѕог это делает, есть вера, а перестал Ц и вере конецї[i]. ѕозднейшими интерпретаторами повести справедливо подчеркивалс€ интерес автора к Ђграницам и тупикам человеческой верыї[ii], однако с немалой долей категоричности выдвигались тезисы о том, что Ђэкзальтированна€ вера св€щенника вытесн€ет из его воспри€ти€ реальную многогранность жизниї[iii], о том, что Ђписатель делает попытку показать крушение веры о.¬асили€ как ступеньку к какой-то действенной жизненной философииї[iv], что, Ђотвергнув Ѕога как мнимую опору, јндреев взыскует к ответу самого человекаї[v], при этом Ђпопытки о.¬асили€ найти прочную веру и вести праведную жизньї порой однозначно оценивались как Ђбесплодныеї[vi]. ¬о многих обращенных к повести исследовани€х традиционно не прослеживаетс€ само развитие мотива веры, не вы€вл€ютс€ разнонаправленность и аксиологическа€ неоднородность этих исканий, что неизбежно ведет к упрощенным выводам. «ачастую не принимаетс€ во внимание сложное сопересечение различных типов веры и подходов к ней Ц вовсе не только у одного о.¬асили€. ѕредставл€ет интерес и то, как нравственно-религиозные поиски воплотились в образном мире, поэтике произведени€.

”же в экспозиционной части повествовани€ проступает авторска€ интуици€ об антиномизме веры. ѕросветленное изображение Ђторжественной и простойї, до некоторых пор избавл€ющей от т€готени€ Ђсурового рокаї веры ‘ивейского Ц Ђкак иере€ и как человека с незлобивой душойї[vii] Ц вскоре смен€етс€ проникновением в лабиринты оцепенелой, скованной отча€нием, но не утраченной до конца веры попадьи после гибели сына, когда она Ђвсе еще твердила молитву всех несчастных матерейї. Ќамеченна€ антиноми€ одухотворенных высот и т€гостных испытаний земной человеческой веры раскроетс€ в ключевых образах, лейтмотивах и сюжетных перипети€х повести.

—квозной в повествовании о центральном герое становитс€ ситуаци€ Ђодного на сценеї, запечатлевающа€ его пр€мое предсто€ние Ѕогу и создающа€ повышенное напр€жение сюжетного действи€. ѕережива€ еще свежую душевную рану после гибели сына, о.¬асилий дважды уедин€етс€ в поле и обращает к Ѕогу Ђгромкие, отчетливые словаї: Ђя Ц верюї. Ёкспрессивное воссоздание эпизода пр€мого Ѕогообщени€ с использованием р€дов однородных членов (Ђ”гроза и молитва, предостережение и надежда были в немї) отвечает авторской установке на скрупулезное исследование парадоксально накладывающихс€ друг на друга граней религиозного сознани€, психологических оттенков Ђэтого молитвенного вопл€ї с одновременно звучащими в нем безумием, вызовом, возражением, страстным убеждением. ¬ера постигаетс€ автором и героем как мощный источник душевной энергии дл€ преодолени€ катастрофического мироощущени€ и готовности Ђснова хворостинка за хворостинкой прин€тьс€ восстановл€ть свой разрушенный муравейникї.

явленный разговор с “ворцом в логике последующей эволюции о.¬асили€ становитс€ частью его внутреннего быти€, все мучительнее разрываемого противоречием между жаждой веры и безотрадной Ђдумойї, Ђт€желой и тугойї. ƒинамичные перечислени€ постепенно переход€т в замедл€ющие и Ђут€жел€ющиеї ритм повествовани€ лексические и синтаксические повторы, которые приоткрывают адские круги человеческой богооставленности: ЂЕ так €вственно была начертана глубока€ дума на всех его движени€хЕ » снова он думал Ц думал о Ѕоге, и о люд€х, и о таинственных судьбах человеческой жизниї. ѕережива€ новые потр€сени€, св€занные с рождением идиота, пожаром и гибелью попадьи, о.¬асилий предпринимает героическую попытку укрепить в себе веру в правоту ¬ысшего ѕромысла вопреки всему совершающемус€, что вновь выражаетс€ ситуацией Ђодного на сценеї: Ђ Ц Ќет! Ќет! Ц заговорил поп громко и испуганно. Ц Ќет! Ќет! я верю. “ы прав. я верюї. ¬ обрамл€ющих эту сцену авторских психологических комментари€х вы€вл€етс€ неизбывна€ слабость человеческих ума и мысли перед тем, чтобы вместить в себ€ веру, не подкрепл€емую рациональными основани€ми. Ётим подготавливаютс€ дерзновенное отречение о.¬асили€ о своего Ђ€ї, от собственного индивидуального волени€, его стремление перейти от гордого Ђя Ц верюї к сокрушенному Ђ¬еруюї: Ђ» с восторгом беспредельной униженности, изгон€€ из речи своей самое слово Ђ€ї, сказал: Ц ¬ерую! » снова молилс€, без слов, без мыслей, молитвою всего своего смертного тела, в огне и смерти познавшего неизъ€снимую близость Ѕогаї. ѕодобные превозмогание духом Ђтесных оков своего Ђ€її, прорыв к Ђтаинственной жизни созерцани€ї возвод€т геро€ на небывалую духовную высоту, приближа€ его веру к радостной, жертвенной вере первых христиан Ц в моменты, когда Ђон верил Ц верою тех мучеников, что всходили на костер, как на радостное ложе, и умирали, славослов€ї, когда св€щеннические возгласы во врем€ службы он произносил Ђголосом, налитым слезами и радостьюї. ¬сеобщим злу и хаосу он противопоставл€ет ≈вангельское —лово об исцелении ’ристом слепого у —илоамской купели, и это наполн€ет его новым вдохновением веры: ЂЦ «р€чим, ¬ас€, зр€чим! Ц грозно крикнул поп и, сорвавшись с места, быстро заходил по комнате. ѕотом остановилс€ посреди ее и возопил: Ц ¬ерую, √осподи! ¬ерую!ї. ќднако композиционно порывы к св€той вере вырисовываютс€ на фоне враждебной, зловеще хохочущей природной стихии со Ђсвистом и злым шипением метели и в€зкими, глухими ударамиї, а могучий, казалось, голос повтор€ющего ’ристовы —лова св€щенника образно уподобл€етс€ тому, как Ђзовет блуждающих колокол, и в бессилии плачет его старый, надорванный голосї, и заглушаетс€ Ђнеудержимо рвущимс€ странно-пустым, прыгающим хохотом идиотаї.

¬последствии мучительное воспоминание о Ђколоколе и вьюгеї, Ђо каком-то весеннем смехеї промелькнет в сознании о.¬асили€ в кульминационном эпизоде отпевани€ при попытке воскрешени€ умершего. Ёти композиционные параллели станов€тс€ средством выражени€ отча€нной авторской интуиции об обреченности человеческой веры и устремлений к Ѕогу на поражение перед игрой сил вселенского зла. “ак дерзновенна€ вера на вершинной стадии своего развити€ неизбежно перерождаетс€, по јндрееву, в радикальный бунт человека против “ворца.

Ќеразрешимыми противоречи€ми преисполнено духовно-нравственное пространство сцены несосто€вшегос€ воскрешени€, котора€ запечатлена через поэтику оксюморонного изображени€. “о Ђм€тежное и великоеї, что звучало в восклицани€х св€щенника (Ђ«десь нет мертвых!ї, Ђ“ебе говорю, встань!ї), см€гчаетс€ и Ђочеловечиваетс€ї его Ђсветлой и благостной улыбкой сожалени€ к их неверию и страхуї. Ѕунтарское вопрошание Ѕога (Ђ“ак зачем же € верил? “ак зачем же “ы дал мне любовь к люд€м и жалость Ц чтобы посме€тьс€ надо мною?ї) совершаетс€ им Ђв позе гордого смирени€ї, а за мгновение до бунта герой Ђвесь блистал мощью безграничной верыї.  онтрастное совмещение Ђмощи верыї и трагического переживани€ того, как Ђв самых основах своих рушитс€ мирї, не получает в образном мире повести, вопреки возможной авторской тенденции, какого-либо однозначного разрешени€ Ц так же, как не имеет его в произведении и антиноми€ двух типов веры: хрупкой, у€звимой, напоминающей о.¬асилию доверчивого к Ђчеловеческой благостиї цыпленка, Ц и могущественно-страстной, способной возвысить падшее человеческое естество и побудить его к искреннему обращению: Ђƒа будет св€та€ вол€ “во€ї. »менно внутренн€€ пол€ризованность религиозного и художественного сознани€ автора предопределила отмечавшийс€ исследовател€ми антиномизм жанровых и повествовательных решений в произведении, где Ђлетописно-житийна€ форма рассказа о событи€хї[viii] на содержательном уровне вступает в противовес с Ђантижитийной установкойї[ix], направленной на постижение кризиса веры.

ƒуховный путь о.¬асили€ художественно осмысл€етс€ и на основе его личностного взаимодействи€ с прочими персонажами, с иными подходами к вере. ѕодобна€ диалогическа€ модальность изображени€ намечена соприкосновением сознаний геро€ и автора, который ведет речь Ђс позиций страстного Ђсоучастника мировоззренческих поисков геро€, бескомпромиссного искател€ истиныї[x]. ¬ плане речевой организации это обуславливает Ђвключение монологов персонажей в авторское повествованиеЕ подчинение речи героев, их поступков и внутреннего мира лирической интонацииї[xi]. Ќеслучайно, что одной из кульминаций в искани€х о.¬асили€ становитс€ момент, когда в совершении “аинства исповеди он открывает дл€ себ€ значимость иных судеб, неповторимых экзистенций и в то же врем€ универсальную Ђвеликую, всеразрешающую правдуї о Ѕоге, интуицию о Ђвечно одинокой, вечно скорбной человеческой жизниї; когда в его индивидуальной картине мира Ђвс€ земл€ заселилась людьми, подобными о.¬асилиюї.

»з более частных сопоставлений в повести выдел€етс€ параллелизм между судьбами о.¬асили€ и попадьи в их ча€ни€х обрести и сохранить веру. Ќапр€женный ритм рассказа о страдани€х несчастной женщины подчинен передаче мучительных колебаний между обнадеживающей верой и крайним отча€нием. Ёкспрессивными психологическими штрихами прорисована та мечта попадьи о новом сыне, в которой человеческое, земное оказалось весомее Ѕожественного. „увствам о.¬асили€, сплавившим Ђи светлую надежду, и молитву, и безмерное отча€ние великого преступникаї, противопоставл€етс€ ее сгорание Ђв безумной надеждеї, что актуализирует мотивы безуми€, Ђвечно лгущей жизниї, знаменующие отдаление человека от Ѕога и позднее персонифицированные в Ђобразе полуребенка, полузвер€ї. —обственные страдани€ от утраты истинной веры умножают зоркость попадьи в отношении маловери€ и внутреннего отступничества супруга. ¬ одном из их мучительных разговоров о потер€нном сыне ее поражает страшна€ догадка, как бы распахивающа€ перед персонажами метафизическую бездну: Ђ“ыЕ Ц попадь€ остановилась и со страхом отодвинулась от мужа, Ц тыЕ в Ѕога не веришь. ¬от что!ї. Ёто неразрешимое в мировоззренческой системе јндреева балансирование между хрупкой верой и всепроникающим отча€нием высвечиваетс€ и в финале ее судьбы. –оковой пожар, в котором Ђсгорел один только поповский домї, обрывает путь героини именно на том этапе, когда Ђвсею силою пережитых страданий поверила попадь€ в новую жизньЕ видела особенный блеск его глазЕ верила в его силуЕ верила, что скоро перестанет пить совсемї. ¬ предсмертном разговоре с ней о.¬асили€ трепетна€ вера в Ѕога и отча€нный ужас от ≈го близости болезненно переплелись, и силой св€щеннического озарени€ он Ђиспытал неизъ€снимую и ужасную близость Ѕога Е в голосе его звучала непоколебима€ и страшна€ вераї.

ћучительные духовные искани€ св€щенника и его жены предстают в повести на фоне тотального оскудени€ народной веры. ѕоказательна фарисейска€, предельно рассудочна€ вера старосты »вана ѕорфирыча, который поклонилс€ кумиру собственных благополучи€ и удачливости, Ђсчитал себ€ близким и нужным Ѕогу человекомЕ верил в это так же крепко, как и в Ѕога, считал себ€ избранником среди людей, был горд, самонаде€н и посто€нно веселї. » в душах своих прихожан, исповедников Ц тех, кого он как пастырь настойчиво призывал напр€мую обращатьс€ к Ѕогу (Ђ≈го проси!ї) и кто в финале трусливо побежит из церкви, Ц о.¬асилий подмечал терзавшие и его самого Ђпечаль несбывшихс€ надежд, всю горечь обманутой веры, всю пламенную тоску беспредельного одиночестваї. ≈сли —емен ћос€гин, ка€вшийс€ лишь в Ђничтожныхї, Ђформальныхї грехах, в простоте внутренне отча€вшегос€ сердца говорит о том, что Ђстало быть, не заслужилї Ѕожьей помощи, то кощунственна€, профанирующа€ само “аинство Ђисповедьї насильника и убийцы “рифона заставл€ет о.¬асили€ забыть о сане и в исступлении восклицать: Ђ√де же твой Ѕог? «ачем ќн оставил теб€?ї.ери€ и внутреннего отступничества супруга. ¬ одном из их мучительных разговров о пот

Ѕолезненное самоощущение Ђбессильным служителем всемогущего Ѕогаї, порожденное притуплением подлинной, сыновней веры, распростран€етс€ у главного геро€ на воспри€тие природного космоса, с которым он прозревает родство в переживании духовной поврежденности и маловери€: он Ђне верил в спокойствие звезд; ему чудилось, что и оттуда, из этих отдаленных миров, несутс€ стоны, и крики, и глухие мольбы о пощадеї.

¬ рассмотренной повести Ћ.јндреева отчетливее, чем во многих иных его произведени€х, запечатлелись так и оставшиес€ в финале незавершенными искани€ истинной веры, котора€ могла бы не просто примирить человека с катастрофическими испытани€ми действительности, но и приблизить его к родственному Ѕогообщению. — художественной силой писатель вывел личность героического, в значительной мере максималистского склада, котора€ отвергает утешающие условности и жаждет превозмочь собственное маловерие. ѕостижение проблемы веры Ц в широком спектре ее граней, светлых и губительных сторон Ц открыло путь к сопр€жению индивидуальности со вселенскими закономерност€ми быти€, выступило организующим центром всего образного мира произведени€ и оказало существенное воздействие на его композиционный строй, ключевые лейтмотивы, художественные пространство и врем€, на систему персонажей и доминирующие средства психологического анализа.

—писок литературы

†[i] ћережковский ƒ.—. ¬ обезь€ньих лапах (о Ћеониде јндрееве) // ћережковский ƒ.—. ¬ тихом омуте. —татьи и исследовани€ разных лет. ћ., 1991. —.21.

[ii] Ѕугров Ѕ.—. Ћеонид јндреев. ѕроза и драматурги€. ¬ помощь преподавател€м, старшеклассникам и абитуриентам. ћ., 2000. —.43.

[iii] “ам же. —.50.

[iv] »езуитова Ћ.ј. “ворчество Ћ.јндреева (1892 Ц 1906). Ћ., 1976. —.141.

[v]  олобаева Ћ.ј.  онцепци€ личности в русской литературе рубежа ’I’ Ц ’’ вв. ћ., 1990. —.131.

[vi] ћатюшкин ј.¬. ѕроблема веры в повести Ћ.Ќ.јндреева Ђ∆изнь ¬асили€ ‘ивейскогої // ћатюшкин ј.¬. ѕроблемы интерпретации литературного художественного текста: учеб. пособие. ѕетрозаводск, 2007. —.133.

[vii] јндреев Ћ. ѕовести и рассказы.  уйбышев, 1981. —.228. ƒалее текст Ћ.јндреева приводитс€ по данному изд.

[viii] Ѕугров Ѕ.—. ”каз. соч. —.52.

[ix] ћатюшкин ј.¬. ”каз. соч. —.133.

[x] Ѕугров Ѕ.—. ”каз. соч. —.54.

[xi] »езуитова Ћ.ј. ”каз. соч. —.127.

ƒл€ подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www.portal-slovo.ru

Ќичипоров ». Ѕ. ƒуховна€ неполнота религиозного чувства главного геро€ была отмечена еще ƒ.ћережковским, который указал на его стремление с помощью чуда компенсировать вакуум веры: Ђћы о вере о.¬асили€ слышим, но веры его не видимЕ Ѕог посылает

 

 

 

¬нимание! ѕредставленна€ —тать€ находитс€ в открытом доступе в сети »нтернет, и уже неоднократно сдавалась, возможно, даже в твоем учебном заведении.
—оветуем не рисковать. ”знай, сколько стоит абсолютно уникальна€ —тать€ по твоей теме:

Ќовости образовани€ и науки

«аказать уникальную работу

ѕохожие работы:

ѕоэзи€ ¬ладислава ’одасевича
–усский  атулл от ‘еофана ѕрокоповича до ѕушкина
Ђ–азмышлени€ у парадного подъездаї
Ђѕроза, выстраданна€ как документї: колымский эпос ¬.Ўаламова
ѕоэтика и семантика пауз в драматургии „ехова
ћандельштамовское Ућы пойдем другим путемФ: ќ стихотворении У ому зима Ч арак и пунш голубоглазый...Ф
Ђ≈сли ж женщину € повстречаюЕї: женские образы в стихах-песн€х ¬.¬ысоцкого
Ђћысль семейна€ї: роман графа Ћ.Ќ. “олстого Ђјнна  аренинаї
“ематика и творческа€ манера лирики Ќекрасова
‘ридрих Ўиллер. Ђѕрекрасна€ душаї

—вои сданные студенческие работы

присылайте нам на e-mail

Client@Stud-Baza.ru