Ѕаза знаний студента. –еферат, курсова€, контрольна€, диплом на заказ

курсовые,контрольные,дипломы,рефераты

»скусство и мировые религии —  ультура и искусство

ѕосмотреть видео по теме –еферата

≈.√.яковлев

¬ процессе исторического развити€ духовной культуры человечества существуют различные взаимоотношени€ между такими формами общественного сознани€, как искусство и религи€. ¬ этом историческом процессе те или иные религии Ђвыбираютї ту или иную систему искусств, котора€ в наиболее оптимальном варианте способна воспроизводить духовную атмосферу и культовую практику данной религии. »скусство, как эмоционально-образное утверждение религиозных идей, занимает определенное место в структуре тех или иных религий. ¬ €рком и четком виде этот процесс про€вл€етс€ в функционировании развитых мировых религий, структура которых наиболее устойчива и определенна, хот€ исторически и она, конечно, эволюционирует.

Ётот исторический процесс взаимодействи€ искусства и религий привел к тому, что мировые религии включили в свою структуру почти все искусства, как традиционные, так и современные. Ќо этот процесс имел свои роковые последстви€: границы религиозного сознани€ в результате многостороннего воздействи€ на него всех искусств стали размыватьс€, религии стали тер€ть свое специфическое иллюзорное содержание. ¬месте с тем возникает нова€ эстетическа€ и художественна€ среда, котора€ слишком удалена от традиционного религиозного мышлени€.

ќсвобождение эстетического сознани€ из-под религиозного вли€ни€ неизбежно, так как современный мир с его динамически напр€женным процессом социальной жизни, научно-техническа€ революци€ и мощные демографические взрывы разрушают, последовательно и неуклонно, структуру традиционных мировых религий. Ёто исторически неизбежное разрушение структуры традиционных религий происходит и под воздействием созданной ими системы искусств.

”же в начале нашего века этот процесс вызывал тревогу у многих буржуазных ученых, стремившихс€ интерпретировать его как новую ступень органического единени€ религиозного и эстетического сознани€. —тремление сохранить Ђединствої религии и искусства нашло свое выражение в двух основных теоретических тенденци€х: искусство, поглоща€ традиционные религии, само становитс€ современной религией (искусство Ч религи€); религи€, тер€€ традиционные черты, переносит свои наиболее существенные признаки и качества в сферу искусства (религи€ Ч искусство).

ѕерва€ тенденци€ наиболее определенно была выражена уже ћ. √юйо в книге Ђ»ррелигиозность будущегої, когда он писал: Ђ...чем больше ослабевает значение догматических религий, тем нужнее, чтобы искусство укрепл€лось и возвышалось. ...¬ сущности почти нет такого искусства, которое не могло бы быть согласовано со строго религиозным чувством...ї

Ќа русской почве и начале Ч середине XX в. эти идеи искусства Ч религии проповедовали русские символисты второго поколени€ ¬€чеслав »ванов и јндрей Ѕелый. “ак, например, ¬. »ванов говорил о том, что необходимо возродить органическое искусство античности и средневековь€, которые были искусствами Ч религи€ми. ќн считал, что через византийское средневековье необходимо возвратитьс€ к эллиннизму и от них Ч к современному всенародному религиозному искусству мифа-символа. ј. Ѕелый в свою очередь утверждал, что искусство €вл€етс€ религией религий, т. к. несет в себе символ Ч лик.

«атем в более модернизированном варианте это попыталс€ сделать ¬. ¬оррингер в книге Ђјбстракци€ и вчувствованиеї, апеллиру€ к восточному искусству, в котором, на его взгл€д, наиболее глубоко сохранилось чувство первобытного мистицизма и космической религиозности. »скусство должно впитать в себ€ эти первобытные мистические начала Ч в этом его духовное предназначение. —егодн€ наиболее последовательно и откровенно эту идею, довед€ ее до логического конца, защищает Ћеопольд ‘лам, сделавший на V ћеждународном конгрессе по эстетике доклад с характерным названием Ђ»скусство Ч религи€ современного человекаї, в котором он выдвинул идею о том, что на смену традиционным религи€м приходит искусство-фетиш, искусство-идол, которому человек сегодн€ будет поклон€тьс€ так же, как в прошлом он поклон€лс€ богу. Ђ»скусство не при€тное врем€провождение... оно становитс€ сущностью человека, оно скрытым образом замен€ет христианствої, Ч пишет Ћ. ‘лам. Ђќдним словом, Ч делает он вывод,Ч искусство занимает место древних христианской, мусульманской и других религийї. ¬ более скрытом виде эти идеи защищались на V  онгрессе √олкомбом ќстином, ѕанаотисом ћихелисом и др.

Ќа VI ћеждународном конгрессе по эстетике с более подробным историческим Ђобоснованиемї этой концепции выступил „арльз  егли. ¬ докладе ЂЋитература и религи€ї он Ђобнаруживаетї три исторических этапа взаимодействи€ литературы и религии: 1) ранний период Ч литература настолько тесно св€зана с религией, что между ними нет различий, 2) период поведенческого аморализма Ч литература отчуждена от религиозной мысли и жизни и 3) современный период Ч литература выражает религиозные интересы в нерелигиозном романе и драме ј.  амю, √. Ёлиота, Ё. јльби и др.

„арльза  егли более устраивает третий тип отношений (хот€ все три типа, как он утверждает, Ђмогли бы быть поддержаны эстетикойї) потому, что Ђсуществует небольшое расхождение между религиозной литературой и религиозными интересами в литературеї. “ак с помощью различных ухищрений буржуазные теоретики пытаютс€ Ђдоказатьї, что современное искусство органично религиозному сознанию и даже может заменить его.

¬тора€ тенденци€ св€зана с попытками доказать, что религиозное отношение к миру несет в себе существенные элементы эстетического, художественного сознани€. Ќа V ћеждународном эстетическом конгрессе с докладом Ђ–оль религиозного чувства в становлении беспредметного искусстваї выступил €понский философ ’идехо Ќисида, в котором он выдвинул идею о том, что экспрессионизм (группа Ђ√олубой всадникї) и современна€ беспредметна€ живопись (в частности, ¬асилий  андинский) исход€т из религиозного чувства трагического, и апокалипсического ощущени€ безысходности человеческого быти€. ƒругими словами, древнейший элемент Ч трагическое в человеческом духе есть одна из основ художественного (и человеческого вообще) видени€ мира.

“аким образом, буржуазна€ философи€, теологи€ и эстетика пытаютс€ доказать, что в отношени€х между искусством и религией не произошло существенных, коренных изменений, что все трансформации, происход€щие на наших глазах, не что иное, как новые аспекты вечного союза Ѕожественного начала и  расоты. ќднако все эти теоретические построени€ не соответствуют действительному, реальному процессу взаимодействи€ системы искусств в структуре современной жизни мировых религий.

¬заимодействие искусства и религии св€зано с тем, что у них много общего как по социальным функци€м (но не цел€м), так и по формам отражени€: и искусство и религи€ обращаютс€ к духовной жизни человека и по-своему интерпретируют смысл и цели человеческого быти€.

»скусство в своем историческом развитии поднимаетс€ на все более и более высокие ступени гуманизма, стрем€сь создать образ человека, свободного от страданий и трагических заблуждений; религи€ же, обраща€сь к человеку, стремитс€ утвердить вечность человеческого страдани€ и неизбежность трагедии. »скусство становитс€ силой, объедин€ющей Ђчувство, мысль и волю... массї (¬.».Ћенин); религи€ же стараетс€ создать дл€ человека индивидуалистически замкнутый мир. » искусство и религи€ немыслимы без эмоционального отношени€ к миру, без развитой образной фантазии и целостного идеала. Ќо если в искусстве все это подчинено более глубокому проникновению в реальный процесс человеческой жизни, посто€нному обновлению содержани€ этих уровней отражени€, то религи€ стремитс€ законсервировать раз найденные уровни этих форм отражени€ (наиболее адекватные религиозному мировоззрению).

” искусства, таким образом, оказываетс€ более широка€ основа отношени€ к миру. Ёто отношение не может вместитьс€ в рамки религиозного сознани€, оно разрывает их, стремитс€ выйти за его пределы.

Ётот процесс имеет совершенно определенные исторические причины, св€занные с возникновением и эволюцией религиозного и художественного сознани€. ¬ современной научной литературе существуют две наиболее €рко выраженные точки зрени€ на происхождение искусства и религии.

ѕерва€ наиболее традиционна и заключаетс€ в том, что искусство генетически и исторически возникает из религиозного сознани€, из религиозного отношени€ к миру. Ёта точка зрени€ наиболее €сно выражена Ћюсьеном Ћеви-Ѕрюлем, который считал, что мифологическое художественное сознание возникает из мистической ориентации первобытного человека, более того, Ђмистический план €вл€етс€ предпосылкой утилитарного плана и господствует над ним...ї Ќе менее определенно на этот счет высказываетс€ ћ. ƒворжак (венска€ школа), говоривший о том, что искусство есть Ђнепосредственный орган субъективных религиозных переживанийї

ѕроблема происхождени€ искусства из религии, и особенно проблема мифа, не исчезает в теоретических размышлени€х современной международной эстетики. “ак, на VI ћеждународном конгрессе миф интерпретировалс€ в чисто религиозном смысле, как такой духовный феномен, в котором эстетическое, художественное подчинено религиозному (например, в докладе ”.  апса Ђ–елиги€ как эстетическое представлениеї). Ќа VII конгрессе интерес к мифу приобрел более глубокий и многозначный характер. Ќапример, Ћ. —танку (–умыни€) в докладе Ђћифологические структуры художественного произведени€ї ставит проблему св€зи мифа с жизнью искусства, его вечностью. » вечность искусства он объ€сн€ет тем, что оно опираетс€ на миф как носитель архетипов. Ђ» в этом смысле архетипы, зафиксированные в мифах,Ч говорит Ћ. —танку,Ч остаютс€ опорой, на которой держитс€ духовное развитие. ќни €вл€ютс€ основой вс€кого творени€ и, следовательно, ключом, объ€сн€ющим возможность художественной коммуникации между различными культурами; ключом, объ€сн€ющим вневременность искусстваї.

ƒействительно, миф как сложное, синкретическое духовное образование несет в себе вечные проблемы (смысла человеческой жизни, подвига, счасть€) и именно в художественной форме передает их последующим поколени€м.

Ѕолее того, миф, первоначально €вление донациональное, затем становитс€ той скрепл€ющей структурой, той доминантой, котора€ определ€ет во многом своеобразие национального художественного мышлени€ того или иного народа. Ёто скандинавские саги, русские былины, индусские гимны, китайские сказани€, которые затем интерпретируютс€ и трансформируютс€ в искусстве. ћиф помогает также укрепить господство тех или иных социальных сил. ¬ этом аспекте на конгрессе выступила Ћ. Ѕовар (‘ранци€) с докладом ЂЁстетика сфинксаї, в котором конкретно показала, как в ƒревнем ≈гипте на миф о сфинксе переносились признаки и черты фараона. Ђ÷арский сфинкс, носитель признаков фараонов, согреваемый солнечными лучами, полный мощи и силы льва, с человеческим лицом Ч это портрет царствующего владыкиї, Ч поэтически восклицает Ћ. Ѕовар.

ќднако в докладе ‘.  абреро (»спани€) Ђћиф, бессознательное и символическое в творчествеї мифу придан мистический и иррациональный смысл. ‘.  абреро значение мифа видит в том, что в нем зафиксированы бессознательные и иррациональные уровни человеческой жизни. » именно это делает миф метасистемой, мета€зыком творчества, всего искусства Ч прошедшего, насто€щего и будущего. Ѕолее того, с точки зрени€ ‘.  абреро, и сегодн€ Ђидет ...процесс мифологизации всего бессознательного и иррационального. —ледствием этого будет возникновение новой системы мифов и символовї.

 онечно, в мифе зафиксированы бессознательные и иррациональные, мистические и религиозные уровни отношени€ человека к миру; это и делает миф глубоким, сложным, синкретическим €влением. Ќо значение, ценность и вечность его заключаетс€ не в этом, а в том, что он дает человеку универсальную картину мира. ќбраща€сь к его чувствам, воле и сознанию, миф помогает человеку осознать свое место в мире.

¬ современной буржуазной философии и эстетике точка зрени€, аналогична€ иде€м ‘.  абреро, выражена также √ербертом –идом, который считает, что иррациональное, мистическое начало в истории культуры предшествует эстетическому, художественному и что в дальнейшем мы видим искусство и религию выход€щими рука об руку из не€сных сумерек предыстории.

ѕодобна€ точка зрени€ была подвергнута критике старейшим советским исследователем первобытной культуры ћ. ќ.  освеном, который писал: Ђ¬ыводить искусство из религии Ч значит предполагать предсуществование последней, значит относить религию к самому начальному периоду существовани€ человека... ѕо своей сущности, по своему содержанию первобытное искусство во всех его различных видах €вл€етс€ не чем иным, как формой выражени€ св€занных с трудовой де€тельностью человека воспри€тий, чувствований, настроенийї. ¬ этих словах ћ. ќ.  освена четко и €сно раскрыта научна€ необоснованность выведени€ искусства из религии.

¬тора€ точка зрени€ более современна и заключаетс€ в том, что искусство €вл€етс€ той формой сознани€, котора€ предшествует религии и из которой религи€, паразитиру€ как пустоцвет на живом дереве, вырастает. “ак, например, ћ. —.  аган пишет: Ђ...религи€ зародилась в процессе художественного осмыслени€ мира... религиозное сознание могло пустить корни, развитьс€ и укрепитьс€ только на той духовной почве, которую предоставл€ло ему художественное мышление, художественно-образный способ осмыслени€ мира первобытным человекомї.

Ќе менее категоричны идеи и ё. ј. ‘илипьева, утверждающего, что Ђискусство и художественна€ де€тельность по€вились у первобытного человека, очевидно, даже раньше вс€кой магической и колдовской де€тельности.

...» можно смело сказать, что не искусство произошло из колдовства и магии, а, наоборот, колдовство и маги€ с помощью рисунков и танцев возникли из фетишизации и фантастического преломлени€ того... значени€ различных изображений, которое действовало в первобытном искусстве...ї.

ќднако при всей Ђсмелостиї подобные утверждени€ не соответствуют ни истории, ни логике взаимодействи€ художественного и религиозного сознани€, они гипертрофируют одну сторону этого взаимодействи€ Ч воздействие эстетического на религиозное (так же как сторонники первой точки зрени€ гипертрофируют воздействие религиозного на эстетическое) в целостном синкретическом сознании первобытного общества, тем самым лиша€ себ€ диалектического подхода в рассмотрении проблемы.

Ёстетические потребности человека возникают и развиваютс€ вместе с возникновением общества. Ќа формирование духовного мира человека первобытного коллектива оказывала вли€ние в первую очередь природа во всем многообразии своего существовани€. ќдна из сторон этого существовани€ Ч красота природных €влений, существующа€ объективно, Ч была доступна человеку на самых ранних стади€х социального развити€. ќсновные элементарные признаки природной красоты: симметри€, пропорциональность, гармони€ цвета и частей целого были глубоко схвачены первобытным художником периода ћадлен. ќб этом нам убедительно говор€т изображени€ бизонов в древнейших пещерах »спании, оленей в пещерах ‘ранции, лосей на писаницах —ибири. Ёти изображени€ говор€т нам об изумительном развитии у древнего человека способности познавать красоту. ѕочему на заре общества, когда сознание человека было еще неразвито и примитивно, он сумел создать такие высокие художественные ценности?

Ёто обусловлено тем, что перед ним предсто€л эстетический объект как таковой во всем своем реальном и многообразном существовании.  расота природы непосредственна, она доступна человеческому сознанию с того момента, когда оно становитс€ содержанием человеческого сознани€. ¬от почему эстетическое познание человека начинаетс€ с познани€ природных €влений. ќднако духовное отношение первобытного человека к миру носит синкретический характер. ¬ сознании первобытного человека трудно отделить Ћогические формы познани€ от эмоциональных, религиозные от этических и эстетических; все они существуют как бы слитно. »з этой синкретической слитности сознани€ мы можем выделить отдельные стороны, в которых в эмбриональном виде заложены свойства тех форм общественного сознани€, которые сложатс€ в социально развитом обществе. ѕоэтому условно можно говорить об эстетическом сознании первобытного коллектива.

Ќо и дл€ эстетического сознани€ первобытного человека характерен общий признак первобытного сознани€ Ч оно также синкретично. —инкретичность эстетического сознани€ про€вл€етс€ в биоантропоморфичности художественных образов первобытного сознани€ и искусства. „еловек этого времени, в силу неразвитости знаний, не отдел€ет себ€ от природы, он не видит границы и существенного различи€ между природным и человеческим. Ёто находит свое отражение и в художественном мышлении, в тех образах, которые создаютс€ первобытным Ђхудожникомї.

“ак, австралийские племена, находившиес€ на стадии примитивного охотничье-собирательного хоз€йства, создавали мифы и сказки, в которых природные €влени€ (луна, дерево, вода и т. д.), животные и человек взаимно превращаютс€. ќдин из мифов начинаетс€ такими словами: Ђ огда кенгуру и собака были людьми, повстречались они как-то на лесной тропе...ї

Ќет разделени€ между природой и человеком и у племен американских индейцев, сохранивших свои древние мифы. Ђ»ндейцы,Ч за€вил один из них,Ч не вер€т, как христиане, в наличие пропасти между людьми и животными... «десь никогда не говор€т, что животное превратилось в человека, ибо животное есть уже человек в своем животном обликеї.

” племен маори, заселивших острова Ќовой «еландии, также есть мифы и легенды, в которых человек естественным путем превращаетс€ в €влени€ природы. Ќапример, влюбленный человек ÷ентуку, потер€вший жену, превращаетс€ в радугу дл€ того, чтобы соединитьс€ со своей возлюбленной Ч девушкой “уманом. Ђ... огда солнце освещает холмы и согревает влажную землю, девушка “уман подымаетс€ ввысь, и тогда ÷ентуку Ч си€юща€ радуга Ч любовно охватывает свою жену сверкающей цветной пов€зкойї. ѕричем эти взаимопревращени€ €вл€ютс€ естественным процессом, в этом нет ничего сверхъестественного или мистического вмешательства, чего-то, нарушающего природную основу этого процесса.

» даже дл€ художественного сознани€ архаического периода древнегреческого общества характерна подобна€ нерасчлененность в образах народной мифологии. “ак, древо-люди могут принимать образ человека или дерева, јртемида-охотница превращаетс€ в лань, «евс Ч в быка, не тер€€ при этом способности вновь стать антропоморфным существом.

ѕравда, в некоторых образах античной мифологии эта возможность превращени€ как бы прерываетс€; процесс превращени€ застывает. ѕоэтому рождаютс€ фантастические образы сфинксов, кентавров, нереид, козлоногих сатиров. Ќа ¬остоке и в јзии это фантастические образы драконов, сфинксов, львов.

¬ подобного рода образах постепенно естественный процесс превращени€ во вполне реальные природные существа или €влени€ замен€етс€ созданием таких существ, которых нет в объективной действительности. ќни Ч продукт такой фантазии, в которой слиты элементы художественно-образного отражени€ действительности и религиозной фантазии, религиозного воспри€ти€ мира, магических и ритуальных действий.

‘. Ёнгельс, определ€€ религию, говорит: Ђ...ведь вс€ка€ религи€ €вл€етс€ не чем иным, как фантастическим отражением в головах людей тех внешних сил, которые господствуют над ними в их повседневной жизни,Ч отражением, в котором земные силы принимают форму неземных. ¬ начале истории объектами этого отражени€ €вл€ютс€ прежде всего силы природы, которые при дальнейшей эволюции проход€т у различных народов через самые разнообразные и пестрые олицетворени€ї. “аинственные силы природы, говорит далее ‘. Ёнгельс, отражаютс€ в форме фантастических образов.

ќднако даже те изображени€, в которых, по мнению некоторых антропологов и историков первобытной культуры, запечатлены магические действи€, по существу своему не €вл€лись чисто религиозными изображени€ми, так как в них отражалась не только слабость, но и сила человека.

ѕоэтому к истине ближе  остос ¬арналис, высказавший замечательную мысль о сущности этих рисунков: Ђ...рассуждени€ о том, что первобытный художник, рису€ животных, нередко изображал и смертельно раненных животных с целью €кобы вызвать таким образом магическое поражение животных во врем€ действительной охоты, кажетс€ менее правдоподобным по сравнению с тем простым объ€снением, что указанный художник изображал смертельно раненное животное с тем, чтобы более выразительно передать эстетическое впечатление от реалистического воспроизведени€ успешной охотыї.

ѕрирода стала тем первым эстетическим объектом, который пробудил в человеке эстетическую потребность, но вместе с тем слабость человека перед ней порождала одновременно и религиозные представлени€ в целостном первобытном мифологическом сознании.

ќднако человек всегда относилс€ к природе не пассивно, не созерцательно, а творческо-практически. Ёто творческо-практическое отношение к миру нашло свое конкретное выражение в трудовой де€тельности. “руд стал основой возникновени€ у первобытного человека элементов сложной потребности Ч эстетического познани€, материально закрепленного в искусстве. “рудова€ де€тельность коренным образом преобразовала весь духовный мир человека. Ђћожно предположить,Ч пишет советский исследователь первобытной культуры ѕ. ‘. ѕротасен€,Ч что ставшие с четверенек австралопитеки, подобно животным, находились еще во власти эмоций и посто€нно мен€ющихс€ чувственных впечатленийї. Ќо вот действи€ первобытного человека стали приобретать целенаправленный, целесообразный характер, труд стал посто€нным спутником его жизни, и Ђэто обсто€тельство знаменовало собой полный переворот во всех чувствах и разуме...ї.

÷елесообразность труда изменила весь эмоциональный мир человека. √овор€ о том, что труд был основой, на которой развивалась эстетическа€ способность человека, следует подчеркнуть, что он, так же как и сознание, носил синкретический характер. ¬ нем осуществл€лись и утилитарно-практическое познание мира, и зачатки абстрактно-теоретической де€тельности, ему не была присуща односторонность труда классового общества. ¬ самом труде начинает присутствовать элемент эстетического отношени€ к миру. Ёто отношение еще не оторвано от непосредственной трудовой де€тельности, оно как бы вплетаетс€ в трудовой процесс. ѕервобытный человек, обращавшийс€ к художественному творчеству (в условном смысле), не был еще отделен от непосредственного источника своего творчества Ч трудовой де€тельности коллектива. », быть может, это придавало особое оба€ние первым робким шагам человека в искусстве, делало наивные изображени€ на скалах замечательными образцами первобытного искусства; ритуальные танцы преображало в драматические представлени€, песни наполн€ло ритмом жизни первобытного общества.

„увства уверенности и радости, возникающие у человека в процессе труда, находили свое эстетическое эмоциональное выражение в танцах и пл€сках, в смехе и веселых представлени€х, посв€щенных победе над зверем, удачному сбору растений, постройке новых жилищ. ¬ них как бы переплетаютс€ познание и иллюзорные представлени€ человека о мире. ¬месте с тем первобытный человек начинает осознавать красоту труда, он выступает дл€ него как нечто морально хорошее и эстетически прекрасное. Ёто подтверждаетс€ теми легендами, сказками, мифами, в которых первобытный человек отразил процессы познани€ природы, возникновение у него чувств и настроений творца, начинающего, хот€ робко и в малой мере, использовать ее в своих цел€х, создавать Ђвторую природуї Ч оруди€ труда и охоты, жилища, приручать животных.

“ак, австралийские племена сохранили легенды и сказки, в которых отражены эти процессы еще в период формировани€ раннеродового общества. ¬ мифе ЂЋуло Ч голуба€ рыба и Ќулланди Ч лунаї очень наивно, но в то же врем€ очень верно говоритс€ о том, что труд €вл€етс€ источником радости, что он €вл€етс€ моральным признаком хорошего человека. ¬ этом мифе рассказываетс€ о двух отцах семейства Ч Ќулланди и Ћуло: ЂЌулланди был веселый человек и, когда возвращалс€ с охоты, играл со своими детьми. ќн делал дл€ сыновей кон€ из тростника, а дочер€м мастерил дерев€нные игрушки.

...ј Ћуло был мрачный человек и ворчал на своих детей, когда они подходили к нему. ќн вечно жаловалс€ на то, что мало еды, а сам не любил охотитьс€ на кенгуруї. Ќулланди был оптимист и верил, что никогда не умрет, а Ћуло бо€лс€ смерти и считал, что он умрет навсегда. ѕоэтому, Ђкогда они состарились и пришло врем€ им умирать, Ќулланди, как и сказал, превратилс€ в луну и умер только дл€ того, чтобы снова воскреснуть. ј Ћуло превратилс€ в голубую рыбу и, как он сказал, умер навсегда, и кости его вал€ютс€ на берегуї.

“руд вечен, он источник всех радостей, всего красивого, и не может умереть человек Ч творец и созидатель Ч он прекрасен! Ч такой смысл этого чудесного мифа.

Ќо нар€ду с природой и трудом предметом эстетического познани€ станов€тс€ моральные и эстетические отношени€ между людьми: дружба, товарищество, взаимопомощь, любовь. ¬ сферу эстетического познани€ включаютс€, следовательно, не только природные €влени€ и материально-трудовые отношени€, но и сложнейшие духовные стороны общественной жизни. ” племен маори есть легенда о том, как человек, нарушивший слово и совершивший преступление, был справедливо наказан. ѕричем моральное уродство этого человека подчеркиваетс€ его внешним уродством и угрюмостью, т. е. включаетс€ момент эстетической оценки предател€.

“ак уже на первых этапах развити€ человеческого общества были выделены, хот€ еще и в неразвитом виде, основные составные части предмета эстетического отражени€: природа, трудова€ (в широком смысле) де€тельность человека, духовна€ жизнь общества.

—писок литературы

ƒл€ подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www.biografia.ru/

≈.√.яковлев ¬ процессе исторического развити€ духовной культуры человечества существуют различные взаимоотношени€ между такими формами общественного сознани€, как искусство и религи€. ¬ этом историческом процессе те или иные религии Ђвыбирают

 

 

 

¬нимание! ѕредставленный –еферат находитс€ в открытом доступе в сети »нтернет, и уже неоднократно сдавалс€, возможно, даже в твоем учебном заведении.
—оветуем не рисковать. ”знай, сколько стоит абсолютно уникальный –еферат по твоей теме:

Ќовости образовани€ и науки

«аказать уникальную работу

—вои сданные студенческие работы

присылайте нам на e-mail

Client@Stud-Baza.ru