Ѕаза знаний студента. –еферат, курсова€, контрольна€, диплом на заказ

курсовые,контрольные,дипломы,рефераты

»стори€ русского искусства. јрхитектура —  ультура и искусство

ѕосмотреть видео по теме  урсовой работы

√рабарь ». Ё.

ѕодвод€ итоги всему, что сделано –оссией в области искусства, приходишь к выводу, что это по преимуществу страна зодчих. „утье пропорций, понимание силуэта, декоративный инстинкт, изобретательность форм Ч словом, все архитектурные добродетели встречаютс€ на прот€жении русской истории так посто€нно и повсеместно, что навод€т на мысль о совершенно исключительной архитектурной одаренности русского народа. » если бы y кого-нибудь могло возникнуть сомнение насчет возможности приписывать эти свойства народу, среди которого работало так много иностранцев, то достаточно указать на русский —евер с его дерев€нным зодчеством, созданным исключительно русскими мастерами. —амобытность его форм не может вызывать никаких сомнений.

—реди европейских историков искусства до сих пор еще держитс€ мнение, что русское искусство до ѕетра ¬еликого есть только слегка варваризованное искусство ¬изантии, попавшее из всемирного города в глухую провинцию и потому неминуемо выродившеес€ в жалкие формы, a начина€ с ѕетра это только €вные передразнивани€ јмстердамов, ¬ерсалей и всего западного.  ак на самый типичный образчик варварских форм допетровской –уси уже с давних пор прин€то указывать на ¬асили€ Ѕлаженного в ћоскве, этот насто€щий Уогород чудовищных овощейФ. Ќо как раз ¬асилий Ѕлаженный скорее одинок в русском искусстве, нежели типичен дл€ него. — несколько большим правом стали позже указывать на другой московский храм, небольшую церковь –ождества Ѕогородицы в ѕутинках, против —трастного монастыр€, и на церковь в ќстанкине как на лучшие образцы русского стил€. «наменитый французский архитектор и историк ¬иоле-ле-ƒюк не задумыва€сь объ€вил, что перва€ из них наиболее €рко выражает русский архитектурный идеал и €вл€етс€ величайшим созданием русского гени€. ¬ ней нет уже никакой ¬изантии, и русский стиль развернулс€ здесь впервые вполне самобытно. ћнение авторитетного француза, никогда не бывавшего в –оссии и писавшего о русском зодчестве только на основании рисунков, подобранных и присланных ему московскими друзь€ми, было тотчас же всеми прин€то на веру и оказало пагубное вли€ние на целую эпоху русского искусства, в особенности на архитектуру второй половины 19-го века. Ёто врем€ можно назвать эпохой Упутинковщины и останковщиныФ, эпохой, когда из-за увлечени€ мелкой кирпичной орнаментикой архитектурные формы совершенно измельчали и привели к нелепым выставочным здани€м Ув русском вкусеФ, которым до злополучного оригинала как до звезды далеко. ѕутинковска€ церковь если типична дл€ –оссии, то только дл€ ћосквы и только дл€ 17-го века. ѕравда, до сих пор прин€то считать 17-й век веком расцвета русского зодчества. ќднако такое мнение либо все еще €вл€етс€ запоздалым отголоском восторгов ¬иоле-ле-ƒюка, либо вызываетс€ недостаточным знакомством с действительно великими создани€ми русской архитектуры других эпох. ƒостаточно только беглого просмотра снимков, помещенных в насто€щем издании, чтобы убедитьс€ в том, что величайшие пам€тники зодчества были созданы не в царствование јлексе€ ћихайловича, как думают обыкновенно, a либо до него, либо после него.

ƒревнейша€ эпоха.

¬месте с христианством –осси€ получила из ¬изантии и своих первых зодчих. „то на –уси и до этого умели строить, в этом не может быть сомнени€.  н€зь€ и знатные люди уже строили себе, веро€тно, затейливые хоромы, но зодчество как искусство, как науку, как стройную логическую систему они узнали впервые только благодар€ прибывшим из ÷арьграда мастерам. ѕервоначально в –уси  иевской храмы созидались этими мастерами совершенно так же, как и в самой ¬изантии. ќднако и в этой по своему географическому положению наиболее близкой к ¬изантии области уже вскоре по€вл€ютс€ некоторые уклонени€ от чистых византийских образцов. Ёти уклонени€ в далекой Ќовгородско-ѕсковской области выливаютс€ в формы до такой степени €ркие и неожиданные, что уже в самых ранних пам€тниках чувствуютс€ те местные особенности, те туземные вкусы и идеалы, которые позже привели к блест€щему искусству Ќовгорода и ѕскова. ¬ торжественной глади церковных стен, в простых величественных формах этих храмов, в могучих лини€х глав Ч вылилось гордое сознание власти и силы: такие именно храмы подобают вольному городу, √осподину ¬еликому Ќовгороду. Ќикакой суетливости и мелочности, нет нигде мелких форм и ненужной, назойливой орнаментации. «одчий скуп здесь на узор и стараетс€ достигать впечатлени€ только строгой логичностью форм, никогда не тер€ющих своего конструктивного смысла и не вырождающихс€, как позже в ћоскве, в чисто декоративные придатки и наросты. ≈сли он прибегает к узору, то последнему отводит очень скромное место, вид€ в нем лишь средство оживл€ть стену, a не цель строительства. ќттого и храмы Ќовгорода при всем своем величии совершенно лишены вс€кой напыщенности и напускной важности и так плен€ют своей славной скромностью. Ќаиболее значительны из них —в€та€ —офи€ и собор ёрьева монастыр€. ѕоследний важен дл€ древнейшей эпохи русского искусства еще и потому, что летопись сохранила нам им€ его зодчего, новгородского мастера ѕетра, этим величественным созданием доказавшего, что –усь уже в начале 12-го века умела обходитьс€ без помощи византийцев.

Ќар€ду с этими большими храмами постепенно выработалс€ тип небольших церквей, как городских, так и пригородных и сельских, отличающихс€ в противоположность холодной —офии и суровому ёрьеву монастырю скорее некоторой теплотой и уютностью. Ёти качества по€вились благодар€ тому, что к каменному зодчеству постепенно стали примен€тьс€ приемы зодчества дерев€нного. ¬озникает особый вид церкви, покрытой по примеру дерев€нных изб крутыми скатами, которых обыкновенно восемь, так как вс€ кровл€ состоит из двух двускатных крыш, поставленных перпендикул€рно одна к другой и взаимно пересекающихс€. “аковы церкви ‘еодора —тратилата и ѕетра и ѕавла в Ќовгороде.

≈ще дальше новгородцев в сторону интимной и уютной архитектуры пошли псковичи, выработавшие тип прелестных небольших церковок со звонницами. »ногда и в звонницах они достигают впечатлени€ сурового величи€ и исполинской мощи, как, напр., в ѕароменской, но чаще всего это очаровательные небольшие сооружени€, создани€ немудреного ума, но поистине теплого чувства, проникнутые тонкой поэзией и чутьем прекрасного. “акова звонница y крепостной стены в »зборске, одиноко сто€ща€ среди чудесного пейзажа и играюща€ на фоне бархатной зелени деревьев своими скромными и стройными формами.

Ќо особенно хороши старинные частные дома ѕскова. »х сохранилось очень немного, a в безусловно неиспорченном виде нет уже ни одного, и все же и они свидетельствуют о таком расцвете в древнем ѕскове гражданской архитектуры и о такой ее самобытности, что даже эти обрывки псковской старины должны быть причислены к самым драгоценным пам€тникам русского искусства. ћосква, покончивша€ некогда с вольницей Ќовгорода и ѕскова, стерла вместе с нею и все их искусство, сразу остановившеес€ дл€ того, чтобы уже никогда не возродитьс€ вновь.

ќдна особенность придает зодчеству новгородцев и псковичей совсем исключительное очарование: их здани€ не вычерчены по линейкам и угольникам, a как бы рисованы от руки.  ак в общем контуре их, так и в каждой линии, в закруглении свода, в изгибе купола, в обработке оконного наличника Ч везде чувствуетс€ свободный, ничем, кроме вдохновени€, не св€занный рисунок, благодар€ которому в целом сооружении нет ни одного засушенного места, a все живет и радует глаз.

“е самые византийские начала, из которых выросло зодчество Ќовгородской –уси, совершенно иным образом в эту же эпоху перерабатывались в –уси ¬ладимиро-—уздальской. ѕостепенно видоизмен€€сь, частью под вли€нием местных условий, но главным образом благодар€ привезенным с запада нововведени€м романской архитектуры, эти начала привели к искусству не менее самобытному, нежели новгородско-псковское. ќдин за другим выросли храмы ѕере€славл€ «алесского, ¬ладимира, ёрьева ѕольского, a за ними и храмы московского  ремл€. ѕервые сооружени€ были несколько грузны в пропорци€х, но и они производ€т внушительное впечатление своими массивными, вросшими в землю стенами. “аков собор в ѕере€славле «алесском. ѕозже по€вилось несколько церквей, выдержанных в таких стройных и изысканных пропорци€х, что их можно смело поставить нар€ду с лучшими создани€ми той же эпохи на западе. Ќаиболее из€щна€ из них, церковь ѕокрова на Ќерли близ ¬ладимира, €вл€етс€ не только самым совершенным храмом, созданным на –уси, но и одним из величайших пам€тников мирового искусства.

 ак все великие пам€тники, ѕокров на Ќерли не передаваем ни в каких воспроизведени€х на бумаге, и только тот, кто видел его в действительности, кто ходил в тени окружающих его деревьев, испытывал оба€ние всего его неописуемо стройного силуэта и наслаждалс€ совершенством его деталей Ч только тот в состо€нии оценить это подлинное чудо русского искусства.

ƒерев€нное зодчество севера.

ќдновременно с каменным зодчеством процветало и дерев€нное, особенно в местах, удаленных от Ќовгорода, главным образом в северных лесных област€х. » до сих пор дерево там единственный строительный материал, и поэтому на русском севере можно составить себе несравненно более близкое представление о внешнем облике дерев€нной –уси былых времен, нежели в центральных губерни€х, в которых дерево давно уже вытеснено камнем. „еловек, бывший на севере, ездивший по —еверной ƒвине, ќнеге, ћезени или по ќлонецким озерам, на всю жизнь сохран€ет воспоминание об этих сказочно прекрасных церковках-грезах, поднимающихс€ то тут, то там среди густого елового леса, таких же остроконечных, как ели, таких же, как они, седых. ѕоразительно уменье, с которым эти строители-поэты выбирали места дл€ храмов: нет возможности придумать композиции лучше той, при помощи которой они св€зывали встающие из-за леса шатры или вырастающие из-за береговой кручи главки церквей со всем окружающим пейзажем, с изгибом реки, с изломом холмов, с гладью лугов и со щетиной лесов. Ќеобыкновенно сильное впечатление оставл€ют целые группы таких церквей на великих северных реках; издали их можно прин€ть за укрепленные городки со множеством башен и глав. ќсобенно хороша группа церквей ёромского погоста на ћезени, пр€мо захватывающих беспощадной суровостью своих простых контуров.

ћного таких церквей уже рухнуло, много сгорело, еще больше искалечено невежественными Ублагодетел€миФ, a иные уже сто лет и больше как заброшены, потому что принадлежали сторонникам Устарой верыФ. ¬округ них выросли с тех пор целые леса, и вид этих безмолвных и покорных свидетельниц насили€ и гонений былых, лихих времен производит неотразимо грустное впечатление. ќсобенно много их в ќлонецкой губернии, где при ≈катерине II были закрыты дес€тки старообр€дческих скитов и между ними знаменитый ƒанилов.

УЅлагодетелиФ, местные уроженцы, разжившиес€ в столицах подр€дчики, возвраща€сь от поры до времени к себе на родину, перестраивают эти древние архитектурные сказки на столичный лад со всеми пошлыми приемами современного подгородного и дачного русского стил€. ћестное духовенство в большинстве в восторге от такого Ублаголепного видаФ, и красота прошлого постепенно идет на убыль и заметно угасает.

¬озвышение ћосквы.

¬ Ќовгороде и ѕскове приемы дерев€нных конструкций переходили в каменное строительство очень незаметно и с такой постепенностью, что лишь по истечении столети€ вырабатывались в камне соответствующие дереву новые формы. ¬ ћоскве в начале 16-го века этот процесс совершилс€ с необычайной быстротой, и один за другим в подмосковных селах выросло несколько храмов, в которых дерев€нное зодчество отразилось почти всей суммой форм, выработанных в нем веками. ѕервые и самые совершенные из них были храмы в селах  оломенском и ќстрове; с них начинаетс€ нова€ эра в архитектуре. ќбыкновенно прин€то делить всю допетровскую архитектуру на два периода Ч домонгольский и послемонгольский. “акое деление, считающеес€ не столько с историей архитектурных форм, сколько с историей политической, €вл€етс€ слишком искусственным и случайным. Ќесомненно, что эпоха татарщины оказала свое вли€ние на вкусы ћосквы, но вли€ние это совершенно не коснулось Ќовгорода, где все шло по-старому и после татарщины. √ораздо более решающее значение имело перенесение форм дерев€нного зодчества на сооружени€ каменные Ч €вление, наблюдавшеес€ в строительстве всех народов и, как известно, приведшее к созданию совершенных форм греческого храма. ѕоэтому больше оснований начинать новую эпоху в русской архитектуре с по€влени€ первой каменной шатровой церкви, с момента замены купола шатром, замены, в которой татары, несомненно, менее всего повинны.  ак и в шатровых дерев€нных церквах, в новом типе храма квадратное основание на известной высоте переходит в восьмигранный, постепенно суживающийс€ кверху шатер. ѕереход квадрата в осмерик произведен при помощи остроумной системы арочек, или кокошников, несколькими р€дами стрем€щихс€ вверх и дающих всей конструкции чрезвычайную легкость и нар€дность. ќбе церкви сто€т в живописнейших местах на высоком берегу ћосквы-реки и, подобно северным дерев€нным церквам, совершенно срослись с окружающей их природой и слились с ней в новое, волшебное архитектурное целое. ќтносительно их возникновени€ мы знаем с точностью только врем€ постройки коломенской и приблизительно к тому же времени имеем основание приурочивать закладку островской.

 роме того, некоторые детали последней навод€т на мысль об участии в ее постройке псковских мастеров, незадолго перед тем много работавших в ћоскве. ¬место величественных масс, в которых выдержана архитектура этих церквей, и взамен их строгой логичности вскоре по€вл€етс€ зодчество, предпочитающее стороне конструктивной разработку исключительно декоративных деталей. ¬место сознани€ действительной силы, бывшего y новгородцев или таких московских государей, как »ван III, сознани€, непроизвольно выливавшегос€ в их грандиозных сооружени€х, во всем строительстве московских царей начина€ со второй половины злополучного царствовани€ »вана √розного чувствуетс€ скорее намерение показать свою силу другим, нежели сама€ сила, видно желание ослепить богатством убранства и чисто восточной роскошью. ¬место благородного величи€ суздальских кн€зей, отразившегос€ и на их храмах, в храмах московских царей по€вилась напыщенность, деланна€ важность. ≈е не знали новгородцы, спокойные за свою вольницу и любившие размах широких гладких стен, лишь слегка тронутых скромным узором. Ќапротив, в суетливой путанице кирпичных орнаментов, облепивших стены иных московских церквей, чудитс€ скрытое беспокойство, отсутствие твердости и уверенности. “ипичны дл€ эпохи церкви –ождества Ѕогородицы в ѕутинках и останкинска€. «адача зодчества понемногу свелась к декоративной обработке стен, и в этом отношении достигнуты были блест€щие результаты, не столько, впрочем, в самой ћоскве, сколько в ярославле, –остове, –оманове-Ѕорисоглебске и особенно в  аргополе. ¬ последнем были очень сильны новгородские традиции, и местные зодчие с изумительным чувством меры сумели почти по-новгородски обработать массивные гладкие стены своих храмов при помощи новых московских приемов. Ѕлагодар€ чрезвычайно остроумному применению их эти стены словно играют бисерными узорами, нисколько не пестр€щими главных масс и сохран€ющими весь их строгий и простой конструктивный остов. “аковы в особенности стены Ѕлаговещенской церкви. ёжна€ стена может соперничать с дворцами раннего флорентийского ¬озрождени€ по изысканности пропорций и вкусу, с которым разбросаны по ней узорчатые п€тна окон; восточна€ стена, с трем€ алтарными полукружи€ми, €вл€етс€ шедевром стенной обработки вообще. Ќельз€ не удивл€тьс€, с какими ничтожными, почти нищенскими средствами ее счастливому зодчему удалось достигнуть впечатлени€ ошеломл€ющей нар€дности.

¬с€ жизнь в ту пору была на ћоскве показной, декоративной, и естественно, что и зодчество должно было всецело служить выражением своего времени. ѕусть не стало больше новгородской конструктивной логичности, пусть только игрушечны многие формы, но отказать этой сплошной декорации в красоте Ч нельз€. » когда гл€дишь на –остов с озера, в котором опрокинулась ни с чем не сравнима€ сказка его сотни куполов, то €зык не поворачиваетс€ упрекать его былых строителей за то, что они не столько строили, сколько украшали. »бо красота всегда правее логики и всегда покор€ет. ѕеред некоторыми наличниками окон или перед крыльцами, a иногда и перед целыми стенами храма московско-€рославского типа приходитс€ признать, что в искусстве декорировать ћосква достигла не меньшего, нежели Ќовгород и ѕсков в искусстве строить. “аковы стены церкви в селе ћаркове под ћосквой.

√ражданское и крепостное зодчество. ќблик старой ћосквы.

√ражданское зодчество ћосквы дл€ нас почти погибло, так как дерев€нна€ ћосква Ч a она вс€, за исключением кремл€, была дерев€нной Ч выгорела, и кроме теремного дворца, нескольких зданий более позднего времени да кое-каких остатков в провинции до нас не сохранилось гражданских построек эпохи расцвета ћосквы. √ораздо лучше обстоит дело с строени€ми характера крепостного, к которым надо отнести древние стены укрепленных городов с их башн€ми и воротами и ограды монастырей, бывших, в сущности, такими же крепостцами, a иногда, как “роице-—ергиевска€ лавра, и могучими крепост€ми. ѕам€тников этого характера сохранилось много, и среди них есть немало сооружений, могущих соперничать с однородными сооружени€ми современной «ападной ≈вропы как по своим конструктивным особенност€м, так и по красоте общей композиции. —реди гражданских построек совсем особое по своему значению место занимает кремлевский “еремной дворец, свидетельствующий о больших технических знани€х и незаур€дном вкусе его зодчих. „то касаетс€ внешнего облика старой ћосквы, то обилие рисунков, оставленных нам наезжавшими сюда в 17-м веке иноземцами, и исследовани€ последнего времени дают возможность воссоздать довольно близкую к былой действительности картину этой странной жизни, так непохожей на всю западную жизнь и так поражавшей вс€кого путешественника.

Ѕарокко ”краины и ћосквы.

 аждый великий мировой стиль €вл€етс€ неизбежно стилем международным. ќт незначительных, случайных местных стилей различных народов он тем и отличаетс€, что обладает могуществом вт€гивать в круг своего вли€ни€ все ему современное человечество, по крайней мере все человечество, вход€щее с ним в какое-либо соприкосновение. ¬ эпоху романского стил€ во всех странах ≈вропы по€вл€ютс€ его конструктивные или декоративные мотивы, как по€вл€ютс€ готические в эпоху готики. Ёпоха ¬озрождени€ дала миру новые ценности, которые тотчас же с неверо€тной быстротой разнеслись по всему свету. –осси€ не представл€ет в этом отношении исключени€, и здесь, как и в других странах, сделали свое дело формы романские и готические, как отразилс€ на русском зодчестве и дух возрождени€. ¬ли€ние последнего сказалось, главным образом, в эпоху его самого раннего и самого позднего фазисов, мину€ период его расцвета, Ч в девственную эпоху надежд и ожиданий, которыми полон ранний ренессанс, и в чопорное врем€ разочарований и угасаний, плохо замаскированных пышной разнузданностью стил€ УбароккоФ. ѕерва€ эпоха отразилась в –оссии главным образом на различных архитектурных детал€х, изменив только приемы строительной техники и оставив почти нетронутыми излюбленные типы построек. Ёпоха барокко, напротив того, привела к созданию совершенно новых типов. Ётот архитектурный стиль, целесообразный, логичный в особенности внутри зданий поместительных, высоких, залитых светом, с остроумными нововведени€ми в плане и конструкции, был, может быть, наиболее интернациональным из всех стилей, властвовавших до него и после него в ≈вропе, ибо никогда национальные черты отдельных народов не были до такой степени стерты и сведены к нулю, как именно на прот€жении его двухвекового господства. ѕовсюду одно и то же, те же приемы, те же детали и все тот же неизменный тип.

» только –усь, в самом конце 17-го века прин€вша€ в себ€ элементы этого единовластного стил€, сумела их переработать в совершенно особый, нигде больше не встречающийс€ тип. ѕричину этого надо искать в том, что стиль барокко застал ћоскву врасплох, a не €вилс€, как в других странах, в виде заключительного звена длинной цепи преемственно смен€вшихс€ разновидностей и оттенков все того же великого стил€ ¬озрождени€. ƒруга€ причина лежит в том, что ћосква получила мотивы нового стил€ не пр€мо с запада в их чистом виде или, по крайней мере, не исключительно с запада, но с юга, из ”крайны, получившей их в свою очередь из ѕольши и Ћитвы. Ѕарокко ”крайны, €вл€€сь, несомненно, провинциализмом всесветного стил€, имеет все же очень много чисто местных особенностей, и в его шумливой торжественности, как-то не идущей ко всему его кустарно-пр€ничному характеру, сказалс€ своеобразный дух «апорожь€. ¬месте с чисто барочными декоративными мотивами из ”крайны перешел в ћоскву и тип особой шатровой дерев€нной церкви, в которой шатер рублен не в виде непрерывного восьмигранного конуса, суживающегос€ кверху, как шатры северных церквей, a составлен из нескольких постепенно суживающихс€ восьмигранников, поставленных один над другим. “акой тип был перенесен с дерева на камень, и неожиданно из этих элементов вырос совершенно новый стиль, которому до сих пор еще не подыскано названи€, исчерпывающего его содержание. ѕо особому пристрастию к нему Ќарышкиных, построивших несколько подобных церквей, его пробовали назвать УнарышкинскимФ; по времени его возникновени€ были попытки закрепить за ним кличку Устил€ царей ѕетра и »оаннаФ; наконец, было предположено название Урусского бароккоФ. ѕоследнее более определ€ет его сущность и намечает его св€зь с барокко западным, но, несомненно, правильнее и точнее будет назвать его Умосковским бароккоФ в отличие от барокко италь€нского, немецкого, голландского и других его западных вариантов, a также в отличие от барокко петербургского, €вл€ющегос€, в конце концов, тоже русским. ¬ какие-нибудь четверть века с небольшим стиль московского барокко родилс€, стал, как в сказке, расти не по дн€м, a по часам, креп, развивалс€, достиг изумительной законченности, цельности и совершенства, чтобы так же быстро умереть. » если бы от тех недолгих лет, в течение которых он был люб москвичам и воодушевл€л их зодчих, врем€ сохранило нам одну только церковь на ‘ил€х, то и тогда мы должны были бы признать эпоху, создавшую его, одной из сильнейших в истории русского искусства. ¬от когда развернулась ћосква, и вот когда она с гордостью могла, наконец, противоставить зодчеству новгородцев и псковичей свое собственное. Ќе при ћихаиле ‘еодоровиче и не в цветущую пору јлексе€ ћихайловича, a лишь на закате его лет, a больше всего при ‘еодоре јлексеевиче, при —офье и при юных ѕетре и »оанне дождалась ћосква самого пышного расцвета своего зодчества. ѕо счастью, пам€тников московского барокко сохранилось много как в ћоскве и ее окрестност€х, так и в тех провинциальных центрах, которые т€нули к ћоскве. ƒаже ѕсков стал загл€дыватьс€ на образцы новой красоты, воздвигавшиес€ в ћоскве, и отдал в своих ѕечерах запоздалую дань чувству прекрасного, хот€ оно и шло из недавно еще вражеского стана. Ћучшим из пам€тников этого стил€ €вл€етс€ церковь на ‘ил€х, легка€ кружевна€ сказка, задуманна€ и выполненна€ с таким несравненным совершенством, что соперничать с ней может только ѕокров на Ќерли да церкви и звонницы Ќовгорода и ѕскова. «десь все бесподобно сверху донизу: и план ее, и эта увлекательна€ зате€ с размашистыми лестницами, ведущими на широкие площадки, из которых вырастает самый храм, и весь его тонко прочувствованный из€щный, стройный силуэт и кружевные по€са, венчающие стены, Ч во всем чувствуетс€ рука великого поэта и зодчего-чароде€.

Ѕарокко в ѕетербурге.

— ѕетра ¬еликого начинаетс€ нова€ эра в русской истории, a вместе с тем и в русском искусстве. Ќе надо, однако, думать, что могучей волей исполина, –оссию вздернувшего на дыбы, все русское было обречено на гибель и на его место насильно водвор€лс€ заморский дух. —ам ѕетр по всему своему складу, по приемам, вкусам, привычкам, по самым достоинствам и недостаткам своим был русским до мозга костей, русским, может быть, более всех своих тайных и €вных врагов, проклинавших его антихристовы нововведени€. “акой человек, если бы и хотел, то не мог бы стереть без остатка начал московской –уси, да и начала эти были настолько острыми, что вытравить их было бы не под силу даже ему. Ќо и вс€ та иноземщина, введение которой обыкновенно св€зываетс€ с именем ѕетра, совсем не была новостью на –уси, имевшей с западом непрерывные сношени€. ¬ ћоскве была больша€ колони€ иностранцев, основавша€ на ее окраине целый европейский городок Ч Ќемецкую слободу. «десь ѕетр проводил свои детские годы, и здесь полюбились ему нравы, которые он впоследствии стал насаждать в воздвигнутой им новой столице. Ќо в то врем€ как соседство немецкой слободы с белым городом привело к той причудливой амальгаме элементов туземных с иноземными, котора€ вылилась в стройных формах московского барокко, Ч в юном УѕитербурхеФ уже ничто не сдерживало наплыва модного европейского стил€, нахлынувшего сюда сразу несколькими разветвлени€ми в виде барокко французского, голландского, немецкого и италь€нского. ¬ первое врем€, при жизни ѕетра, петербургска€ архитектура представл€ла собой сумбурный базар всевозможных европейских форм, и в его шумной сутолоке тщетно было бы искать каких-либо намеков на особенности русского склада и чувства. Ќе только иностранные мастера, которых завелось в ѕетербурге столько, сколько их еще никогда не было во всей –оссии, но и их русские выученики были всецело порабощены интернациональным характером всесильного барокко и делали то, что делалось на западе, но делали это хуже, с меньшей умелостью и с меньшей изобретательностью. ¬се архитекторы, вывезенные ѕетром и выписанные им позже из-за границы, были в сущности второстепенными и третьестепенными мастерами, за исключением двух, из которых один умер, едва успев переехать границу, a другой вскоре по приезде. ѕри этих услови€х неудивительно, что они не только не могли подн€ть техники строительного дела в –оссии, но, вынужденные благодар€ вечной спешке строить кое-как, уронили ee еще ниже. » только с течением времени, когда обучавшихс€ архитектуре русских или родившихс€ в –оссии детей иностранцев стали целыми парти€ми отправл€ть дл€ усовершенствовани€ за границу, техника оп€ть подн€лась. » тогда только по€вились первые черты самобытности и в этом наносном искусстве. ¬озвраща€сь из своих путешествий по разным земл€м после обучени€ y лучших европейских мастеров и особенно после изучени€ древних и новых пам€тников зодчества, эти юноши научались смотреть иными глазами на все то, что они находили y себ€ на родине, и нередко восхищались вещами, оставл€вшими их прежде равнодушными. — такими чувствами должен был вернутьс€ некогда и –астрелли, сын вывезенного из ѕарижа скульптора, обучавшийс€ за границей и создавший в –оссии целую эпоху. ¬ его врем€ в ≈вропе господствовал стиль, который обыкновенно отличают от барокко, выдел€€ его в особый стиль, в так называемый стиль УрококоФ. ќднако в архитектуре он не создал ни одной формы, котора€ была бы неизвестна мастерам барокко, и только ввел новые чисто декоративные приемы, почему и нет оснований придумывать дл€ позднего барокко особую кличку. —амое большое создание –астрелли Ч —мольный монастырь в ѕетербурге. ѕолучив от императрицы ≈лисаветы поручение составить проект этого грандиозного сооружени€, гениальный строитель, прежде чем приступить к кладке фундаментов, сделал модель монастыр€ с его главным храмом и всеми корпусами, башн€ми и стенами. ћодель эта уже сама по себе есть чудо искусства: не только каждое здание всей этой гигантской композиции сделано здесь из дерева по точным чертежам, но и кажда€ мелочь и все помещени€ внутри зданий прорисованы и выточены совершенно так, как это должно было быть в действительности. –абота производилась под непосредственным наблюдением –астрелли, собственноручно проходившего отдельные куски и раскрасившего модель как готовое здание. ≈го затее, одной из самых великолепных, какие рождались в головах художников, пленительной по своей концепции, захватывающей невиданной изобретательностью и роскошью фантазии, Ч никогда не было суждено осуществитьс€ вполне.  олокольн€ так и осталась только в модели, a самый собор был выстроен –астрелли лишь вчерне, закончен же был без малого через столетие после его закладки, притом с значительными изменени€ми. ћодель, правда, сильно пострадавша€, местами совершенно поломанна€, обезображенна€ и близка€ к разрушению, хранитс€ в кладовых јкадемии художеств.

 огда автору этих строк довелось извлечь ее на свет и удалось сложить и поставить все части так, как они были задуманы –астрелли, то ему пришлось пережить чувство такого восхищени€ перед этой гениальной архитектурной грезой, какое будилось в нем лишь созерцанием величайших пам€тников мирового искусства. ѕри виде бирюзовых стен, на которых играют белые т€ги, карнизы, колонны и наличники, при виде бесчисленных главок с золотыми узорами и крестами невольно вспоминаютс€ старые русские городки, полугородки-полусказки вроде –остова, несомненно вдохновившие великого зодчего. » этот сказочный монастырь надо безусловно признать произведением русского духа, ибо последним продиктована вс€ его наивно-игрушечна€ композици€.

«арождение классицизма.

ћногочисленные ученики –астрелли разносили его идеи по самым отдаленным уголкам –оссии, но в самом ѕетербурге, a еще раньше на западе, стали уже обнаруживатьс€ признаки близкого крушени€ всех форм барокко. ѕосто€нно возраставша€ вычурность этих форм вскоре всех утомила и вызвала тоску по простоте, жажду спокойных, не утомл€ющих глаз линий и форм. ¬ литературе заговорили вновь, после двухвекового перерыва, о красоте древнего мира, и как громом поразили всех раскопки √еркуланума. — этим моментом совпадает основание в ѕетербурге в половине 18-го века јкадемии художеств. “онко образованный и следивший за эволюцией западных вкусов »в. »в. Ўувалов, создава€ јкадемию, обращаетс€ за содействием уже не к –астрелли, дл€ него слишком грубому и вычурному, a к  окоринову, познавшему оба€ние античной простоты и к французу ƒе-ла-ћотту. ќба они работают над проектом академического здани€, которое €вл€етс€ одним из красивейших в ≈вропе. «начение –астрелли падает окончательно с воцарением ≈катерины II, но вскоре и переходный стиль  окоринова и ƒе-ла-ћотта уступает место более €рко выраженной классической тенденции –инальди, автора √атчинского и ћраморного дворцов. Ёто эпоха так называемого стил€ Ћюдовика ’V≤. Ќачина€ с этого времени, искусство с чрезвычайной стремительностью идет назад, в прошлое, постепенно погружа€сь в античный мир, причем каждое поколение уходит сравнительно с предыдущим все дальше в глубь веков. —начала тщательно изучают ѕалладио, самого строгого и классического мастера ¬озрождени€, затем идут назад, изучают книгу римл€нина ¬итруви€ и одновременно измер€ют, рисуют и реставрируют пам€тники римской эпохи и наконец принимаютс€ за обследование греческих колоний в »талии, особенно ѕестума и городов —ицилии, пока не доход€т постепенно до јфин, но и тут не останавливаютс€, a ищут вдохновени€ еще дальше, в глубине ≈гипта, под сенью его торжественных храмов.  аждой ступени этого непрерывного углублени€ в прошлое соответствовал известный период в архитектуре 18-го и 19-го веков.

≈ще недавно дл€ определени€ всей эпохи этого второго возрождени€ классических идеалов был в ходу термин УложноклассицизмФ, которым совсем не имели в виду отличать поэтов и художников, ложно понимавших классический мир, от таких, которые понимали его иным, УнеложнымФ образом: весь конец 18-го века и начало 19-го были попросту объ€влены ложноклассическими. Ќо, чтобы быть последовательным, нужно бы не останавливатьс€ на одной этой эпохе, a окрестить ложноклассическим и все искусство римл€н, целиком выросшее из греческого, и даже это последнее, в значительной степени вышедшее из египетского, a также искусство ¬озрождени€, органически св€занное с римским. “е великие, поистине вечные начала, которые даны нам классикой, не раз уже спасали человечество от засто€, не раз выводили его из глухих тупиков, из мрачных и затхлых помещений на свет и простор. » не может быть сомнени€ в том, что много раз еще суждено миру возвращатьс€ назад, чтобы в сокровищнице древней красоты черпать силы дл€ нового движени€ вперед.

ѕервым русским УклассикомФ, прошедшим школу барокко, но бесповоротно с нею покончившим, был —таров, строитель “аврического дворца. Ёто здание, неоднократно переделывавшеес€, может дать ныне лишь отдаленное представление о гении первого русского великого зодчего, вышедшего из молодой Ўуваловской академии. —удить о нем можно только по некоторым детал€м да по целому р€ду чертежей и описаний роскошных палат великолепного кн€з€ “авриды. ƒо приспособлени€ дворца под √осударственную ƒуму можно было еще любоватьс€ грандиозной колоннадой, единственной в мире по тому величественному впечатлению, которое она производила.

— момента создани€ этого сказочного леса колонн, деливших огромное пространство главного корпуса на два зала, ведет начало тот период в русской архитектуре, который можно назвать Утриумфом колонныФ.  олонна с этих пор €вл€етс€ неизбежной частью каждой архитектурной идеи, как бы центральной мыслью зодчего.  олонне он удел€ет наибольшее внимание, в ее пропорци€х и детал€х выливает свои самые сокровенные думы и самые интимные чувства.  олонна незаметно так всем полюбилась, что из дворцов перешла вскоре на частные дома, из столиц перебросилась в провинцию, и по всей –оссии забелели колонки Удвор€нских гнездФ и Удомиков с мезонинамиФ. » колонны так слились с окружающими их березками и так кстати пришлись к лини€м русских овражков, что постепенно превратились в несомненное русское досто€ние и даже в какую-то исключительно русскую принадлежность сельской природы.

≈катерининский классицизм.

≈катерина II, по ее собственному признанию, одержима была насто€щей страстью строительства. ¬ течение всего своего царствовани€, от первых до последних дней, она непрерывно что-нибудь строила. Ѕывало, один дворец еще не доведен и до карниза, a уж она присутствует на закладке другого и тут же третьему архитектору поручает составить проект нового гигантского сооружени€. ќна строила не только дл€ себ€, и не прихоть диктовала ей все новые и новые затеи, которым, казалось, не предвиделось конца, Ч во всей ее строительной де€тельности красной нитью проходит та же гор€ча€ любовь к своей новой родине, та же безумна€ жажда сделать и видеть ее прекрасной, которые не покидали ее до самой кончины. ќна строила дворцы, здани€ дл€ государственных учреждений, больницы и просто частные дома, которыми награждала своих сподвижников. » роль ее не ограничивалась одними общими указани€ми архитектору: не только самый характер здани€ и главное распределение комнат интересовали ее, но она входила в мельчайшие подробности архитектуры, просматривала детальные чертежи дл€ декорировки стен и вместе с автором проекта обсуждала, как насто€щий специалист, все его достоинства и недостатки. ќна сама чертила и рисовала, и дл€ нее не было большего удовольстви€, как эти беседы с любимыми зодчими. ¬ числе их был и —таров, как до него был –инальди и ƒе-ла-ћотт. Ќо и —таров был уже дл€ нее недостаточно римл€нином, и его замен€ет шотландец  амерон, покоривший ее своими блест€щими проектами реставрации римских бань. ¬ короткое врем€ он воздвигает насто€щие чудеса архитектуры в ÷арском —еле и ѕавловске, но вскоре и он ей кажетс€ еще слишком из€щным, женственным, не довольно строгим, и его смен€ет  варенги, одно из крупнейших €влений в искусстве ≈вропы. ѕопав в –оссию, он в течение тридцати п€ти лет, до самой смерти, строит здесь все важнейшие здани€ этого времени. ¬не –оссии его построек нет, если не считать незначительных работ, сделанных им на юге √ермании во врем€ одной поездки из ѕетербурга в »талию.  варенги казалс€ ≈катерине совершенным римл€нином, и его ей заменить никто не мог. ѕомимо таких шедевров, как јлександровский дворец в ÷арском —еле, Ёрмитажный театр и длинный р€д других построек в ѕетербурге, он строил множество усадеб по –оссии и буквально засыпал провинцию своим искусством, если не всегда собственноручным, то очень часто отраженным от него. »ные из этих усадеб были роскошными дворцами екатерининских вельмож, но немногие из них сохранились в своем первоначальном виде Ч одни искалечены, другие разграблены, остальные заброшены и близ€тс€ к разрушению или уже разрушены. —лучаетс€, что за тыс€чи верст от столиц, в глухом захолустье, натолкнешьс€ на развалины фантастической красоты, на чудесный портик, на дивную колоннаду, и просто не веритс€, что все это стоит на берегу какого-нибудь ƒнестра, a не “ибра, и что это единственные остатки дома, построенного всего только дедом одного из нас, a не развалины дворца ÷езарей. » тогда охватывает душу невыразима€ тоска, и ужас сковывает сердце: какие же мы недостойные внуки великих дедов, если, не уме€ создавать такой красоты, какую творили они, мы не сумели ее хот€ бы только сохранить, хот€ бы только не разрушить. “акое чувство испытываешь перед развалинами дворца  ирилла –азумовского, построенного  варенги в Ѕатурине „ерниговской губернии.

јлександровский классицизм.

≈катерининский классицизм черпал свое вдохновение в формах римского искусства, и эти формы сохран€ли свое оба€ние и в царствование ѕавла. ѕоворот настал только с воцарением јлександра ≤, когда решающее значение получили формы древней √реции, притом √реции архаической, не четвертого и третьего века и не римской эпохи, a шестого и п€того веков. ќт архаизма греческого был один только шаг до ≈гипта, вли€ние которого также не замедлило сказатьс€. ¬место пышных коринфских колонн ≈катерининского века Ч любимого архитектурного ордена римл€н Ч в моду начинают входить строгие архаические колонны, заимствованные y храма ѕосейдона в ѕестуме, и господствующим становитс€ орден дорический. ќдно стихийное стремление доминирует над всеми помыслами и идеалами эпохи, это Ч стремление к возможной простоте. Ќаружные и внутренние стены екатерининских зданий кажутс€ уже недостаточно простыми, и архитектор отбрасывает все, что не €вл€етс€ безусловно необходимым, и дл€ него нет большей радости, как сурова€ гладь стены. » только местами, только дл€ того, чтобы еще более подчеркнуть торжественную красоту этой глади, он прерывает ее скульптурным фризом или легкой орнаментальной фигурой, намекающими на части конструктивного остова здани€, такого же простого, с беспощадной логикой выросшего из плана, как проста и логична его декоративна€ сторона. Ёта черта роднит јлександровский классицизм с зодчеством Ќовгорода и ѕскова. —равнива€ некоторые пам€тники той и другой эпохи, невольно поражаешьс€ неожиданной близостью идеалов y зодчих, разделенных п€тивековым рассто€нием. » напрашиваетс€ мысль о возможном вли€нии, хот€ бы и о самом отдаленном, этих прошлых веков –уси на –оссию јлександровскую. »бо то же увлечение √рецией и дорической простотой пронеслось в свое врем€ над всей ≈вропой, но в то врем€ как там оно быстро сменилось новыми ве€ни€ми и оставило по себе след почти только на бумаге, в альбомных набросках, в неосуществившихс€ проектах да в декоративном и прикладном искусстве Ч в –оссии оно пустило глубокие корни и, надо думать, нашло исключительно благопри€тную почву. ¬се это привело к такому расцвету русского зодчества, какого –усь не знала со времен новгородских. ƒаже больше: –осси€ была при јлександре единственной страной ≈вропы, давшей миру действительно великую архитектурную эпоху.

«начительную роль в этом мирном завоевании мира суждено было сыграть оба€тельной, поистине еще не оцененной личности јлександра, этого Усфинкса, не разгаданного до гробаФ, по словам кн. ¬€земского. ≈два ли был когда-либо на троне такой подлинно венчанный зодчий, каким был он. Ќаследовав от великой бабки страсть к строительству, он путем вдумчивого изучени€ достиг того, что его сооружени€ окончательно освободились от привкуса личной прихотливости, прорывавшегос€ иной раз в великолепных зате€х ≈катерины. » если бабка по справедливости гордилась красотой созданной ею У—еверной ѕальмирыФ, то еще с большим основанием внук ее мог считать ѕетербург своим творением, ибо больша€ половина его была воздвигнута при нем и при его непосредственном участии. Ќи одно частное здание в ѕетербурге не могло строитьс€, пока ему не были доставлены его чертежи и они не были УапробованыФ. ќ здани€х государственных и общественных и говорить нечего Ч все в них взвешивалось, обсуждалось, переделывалось и только после долгой предварительной работы приводилось в исполнение. ћногим может показатьс€ неуместным и даже пр€мо вредным такое вмешательство носител€ верховной власти во вкусы и намерени€ частных лиц. ¬ какой степени это может тормозить жизнь и искусство, мы увидим позже, в эпоху Ќикола€ I, но истори€ знает примеры и обратного действи€. ƒостаточно вспомнить век ѕерикла, когда благодар€ художественному единовластию, граничившему, веро€тно, с насто€щей тиранией вкусов, был создан в јфинах вечный, единственный акрополь. ¬се дело в том, что единовластные ѕерикл и ‘идий были гени€ми и своей художественной мощью так покор€ли сограждан, что те и не подозревали о своем эстетическом порабощении. Ќечто похожее было и в –оссии в век јлександра Ѕлагословенного. ќн обладал таким изысканным вкусом и таким чутьем прекрасного, что его современникам и в голову не приходила мысль о давлении сверху на их вкусы. ¬ светлые дни его царствовани€ родилась така€ архитектурна€ дисциплина, какой мир не видал со времен античных. —тро€тс€ не только отдельные здани€, но и целые площади и улицы, в которых все линии и контуры рассчитаны на повышение красоты общего впечатлени€. ƒл€ того, чтобы св€зать вновь стро€щеес€ здание с окружающими его, не останавливаютс€ перед самой расточительной ломкой, снос€т все кругом и создают дл€ нового произведени€ новый фон из таких строек, которые выгодно выдвигают центральную часть этой гигантской композиции.

Ёпоха јлександровского классицизма открываетс€ ¬оронихиным, мастером, воспитавшимс€ на екатерининской архитектуре, котора€ и отразилась в построенном им  азанском соборе, тогда как в другом своем здании, √орном институте, он уже всецело принадлежит новому времени. ƒорический портик его фасада с суровой перспективой колонн, наве€нных ѕестумом, €вл€етс€ первым вестником надвигавшейс€ смены вкусов.

≈ще больше размаха и величи€, a вместе с тем и больше простоты мы видим в петербургской бирже, лучшем из созданий “омона. Ќо первое место среди всех принадлежит, бесспорно, строителю јдмиралтейства «ахарову. Ёто Ч не только лучшее здание ѕетербурга, но и одно из гениальнейших в ≈вропе. ¬ нем, как в фокусе, соединились в совершенном и чистейшем виде все лучшие стороны јлександровского классицизма. ќсобенно великолепны гл€д€щие на Ќеву павильоны, увенчанные дельфинами, и главный фасад, обращенный к Ќевскому. ѕоследний закрыт, к сожалению, деревь€ми, мешающими насладитьс€ всей его пленительной красотой, но даже то, что можно охватить глазами, если подойти к его стенам вплотную, оставл€ет глубокое впечатление, a главные ворота пр€мо ошеломл€ют силой декоративной фантазии и могуществом вдохновени€.

Ќиколаевский классицизм и новейшие течени€.

ѕервые годы нового царствовани€ не внос€т почти никаких перемен в классический архитектурный стиль предшествующей эпохи, и по-прежнему воздвигаютс€ здани€, которые должны быть отнесены к классицизму јлександровскому. ѕоворот начинаетс€ с того момента, когда на настроении зодчих стало сказыватьс€ вли€ние романтизма Ч течени€, начавшегос€, как всегда, в кругах литературных и от них перебросившегос€ в область живописи, архитектуры и скульптуры.  огда пронесс€ грозный вихрь наполеоновских побед и всем стал дорог и мил как никогда уют домашнего очага, тишина сельской жизни и мирный вид пасущегос€ стада, то не было уже надобности в суровых лини€х и формах античного мира, казавшихс€ подраставшему поколению холодными и бездушными. ’отелось теплоты, уютности и душевности. —начала пробовали внести новый дух в прежние формы, но вскоре вынуждены были искать и новых форм. ќдновременно, благодар€ освобождению ≈вропы от поработившего ее тирана, повсюду стал просыпатьс€ инстинкт национального самосознани€, и естественно, что все народы обратились от чужих им греков к своим собственным предкам. Ќа всем западе началось изучение и воскрешение готики, единственного великого европейского стил€, избежавшего вли€ни€ классического мира. ≈стественно было думать, что нечто похожее начнетс€ и в –оссии, и оно, действительно, не долго заставило себ€ ожидать. Ќо по странному недоразумению русские зодчие того времени пустились изучать не те национальные элементы, которые оставлены нам искусством Ќовгорода, ѕскова, —уздал€ и ћосквы, a либо ту же готику, которой увлекались на западе, либо стиль ¬изантии, вдохновл€вший первых русских мастеров. ѕри этом стиль этот был до неузнаваемости искалечен, обезличен и введен в жизнь по непреклонной воле Ќикола€ I, строжайше запретившего строить в –оссии храмы в других стил€х, кроме Увысочайше апробованногоФ. –азработка канона этого нового стил€, единственно будто бы приличествовавшего православному храму, единственного Уистинно русскогоФ стил€, принадлежит немцу “ону, автору ≈катерининской церкви на ѕетергофском шоссе, провозвестницы начавшегос€ вскоре полного огрубени€ и одичани€ вкусов. «а нею последовали сотни церквей в этом нелепом УрусскомФ будто бы стиле, которыми буквально засыпана ныне вс€ –осси€ и которого не избежала и ћосква, получивша€ от создател€ стил€ и его вдохновител€ такой великолепный образец, как ’рам —пасител€. ќднако торжество “она не означало еще полного крушени€ всей архитектуры, и в тридцатых годах 19-го века были еще люди, жившие лучшими архитектурными традици€ми. Ќаиболее крупной фигурой среди них €вл€етс€ —тасов, построивший уже в јлександровскую эпоху р€д превосходных зданий и в Ќиколаевское врем€ продолжающий создавать такие шедевры, как триумфальные ворота на ћосковском тракте.

ѕо изумительной строгости, простоте и властной архитектурной воле их можно сравнивать только с “омоновской биржей и «ахаровским јдмиралтейством. јрхитектором большого стил€ был и –осси, автор —ената и јлександринского театра с “еатральной улицей и „ернышевской площадкой. ѕравда, все они, как и гораздо менее одаренный, но все же неплохой архитектор ћонферран, построивший »саакиевский собор, начали свою де€тельность еще при јлександре I, но не соблазнитьс€ лаврами всесильного любимца грозного императора было нелегко. Ѕыло несколько хороших архитекторов, выступивших и в Ќиколаевское царствование, таких, как јлександр Ѕрюллов и особенно ѕлавов, автор одной из красивейших лестниц –оссии.

“оновский Урусский стильФ был вскоре сменен еще худшим его суррогатом, стилем резных петушков и полотенец, особенно привившихс€ в дачных местах под ѕетербургом. —тиль этот можно назвать УропетовскимФ или Уропетовско-стасовскимФ; ибо он выдуман –опетом и возведен в перл создани€ ¬. ¬. —тасовым. ѕо капризной воле судьбы последний был сыном большого зодчего јлександровской эпохи, и никто не содействовал так много и усердно развенчиванию его блест€щих созданий, которыми –осси€ вправе гордитьс€, как именно родной его сын. ƒух ропетовского русского стил€ живет с незначительными видоизменени€ми, в сущности, и до наших дней, и лишь в самое последнее врем€ началась против него реакци€, вызванна€ несколькими талантливыми зодчими, попытавшимис€ оживить традицию Ќовгорода и ѕскова и в его тонком искусстве ищущими вдохновени€ дл€ собственного творчества.

“е, которые работали Ув русском вкусеФ, изощр€лись одновременно во всех стил€х, входивших последовательно в моду на западе и смен€вших друг друга через каждое дес€тилетие. Ѕольшинство зданий, по€вившихс€ во второй половине 19-го века в ≈вропе и –оссии, строились в стиле особой упадочной смеси форм ренессанса и барокко, в стиле, отличающемс€ случайным набором всевозможных деталей, заимствованных иногда и y хороших мастеров прежнего времени, но обезличенных и опошленных. Ётот сборный стиль можно назвать Устилем второй империиФ, так как он возник в ѕариже при Ќаполеоне III, откуда распространилс€ по всей ≈вропе.

Ќаконец, ѕетербург отдал дань и тому архитектурному течению, которое возникло в ≈вропе в последних дес€тилети€х 19-го века и было вызвано реакцией против собирательного стил€ 60-х годов. Ётот Уновый стильФ, или Устиль модернФ, очень нравившийс€ одно врем€ ћоскве, где он вылилс€ в особенно пошлых формах, не пустил глубоких корней в ѕетербурге, об€занном ему, напротив того, несколькими хорошими постройками, в которых удачно устранены все его назойливые стороны и дано место более личному вкусу, нежели требовани€м модного канона.

ћосква в 18-м веке. ¬. ». Ѕаженов.

— основанием ѕетербурга все архитектурное творчество –оссии может быть разбито на две группы, заметно отличающиес€ одна от другой, на петербургскую и московскую. ¬ то врем€ как в ѕетербурге в первой половине 18-го века не было да и не могло быть никаких традиций, ибо вз€тьс€ им было неоткуда, в ћоскве они существовали непрерывно. ¬ ѕетербурге только через полвека после основани€ города мы видим первые признаки традиций, в ћоскве же с ними сталкиваешьс€ и в начале 18-го века, притом в таких постройках, которые на первый взгл€д кажутс€ менее всего московскими, даже вовсе не русскими, a иностранными.  огда здание строитс€ среди тыс€чи других, то последние неизбежно отбрасывают на него свой свет и свои тени и помимо воли строител€, даже иногда вопреки ей, в новой постройке оказываютс€ какие-то едва уловимые черточки, родн€щие ее с окружающими домами. Ќичего подобного не может быть там, где ближайшими сосед€ми здани€ €вл€ютс€ лес и топь и вода.

¬ конце 17-го века в ћоскве были уже отличные мастера, умевшие строить и храмы и дворцы на славу и создавшие, как мы знаем, в какие-нибудь тридцать с лишним лет целый стиль, вполне законченный и прекрасный. Ѕлагодар€ необычайному обилию новых построек, воздвигнутых за это врем€, здесь образовалась превосходна€ школа, из которой вышло несколько блест€щих архитекторов. ѕервое место между ними принадлежит »вану «арудному, построившему дл€ ћеншикова совершенно исключительную по своей оригинальности церковь, сохранившуюс€ доныне и слывущую под именем ћеншиковой башни. ќсобенно красив ее портал с двум€ мощными волютами, упирающимис€ своими завитками в землю.

Ёто одно из самых неожиданных созданий барокко в целой ≈вропе, и недаром «арудному было дано поручение сделать чертежи и исполнить гигантский скульптурный иконостас дл€ только что отстроенного в ѕетербурге ѕетропавловского собора. ƒетали ћеншиковой башни указывают на несомненную св€зь ее с московским зодчеством 17-го века. —реди других архитекторов, славившихс€ в ћоскве после «арудного, был кн. ”хтомский, строитель “роице-—ергиевской колокольни и  расных ворот, учитель  окоринова и гениального Ѕаженова. ѕоследний после окончани€ јкадемии художеств долго работал в ѕариже и особенно в »талии, где он изучал классиков; здесь он пользовалс€ такой известностью, что одна академи€ вслед за другой избирали его в число своих членов. ќн вернулс€ в –оссию во всеоружии знаний, и когда императрице ≈катерине II вздумалось зате€ть в ћоскве небывалую еще по своему размаху постройку гигантского дворца, долженствовавшего заменить все кремлевские стены, то дл€ разработки и осуществлени€ проекта она избрала Ѕаженова. Ѕольше дес€ти лет он работал над этим проектом и создал, помимо р€да дивных чертежей, единственную в мире модель, исполненную с таким совершенством, что фотографические снимки с отдельных помещений внутри ее можно прин€ть за снимки с построенного здани€, a не модели. ѕо сравнению с последней даже –астреллиевска€ модель кажетс€ детской забавой. ѕроект осталс€ невыполненным, и этому можно только порадоватьс€, ибо он сохранил нам  ремль, эту очаровательную сказку, котора€ была обречена на гибель. Ќо если бы Ѕаженов построил свой дворец, то он был бы не только величайшим в мире, ибо должен был занимать всю площадь  ремл€, соборы которого очутились бы в его дворе, но и €вл€лс€ бы самым необычайным по своему виду, по планам, по разнообразию архитектурных приемов и по той безумной расточительности, с которой задуманы торжественные приемные залы, роскошные покои императрицы, помещени€ дл€ приближенных, театр, службы и все государственные установлени€ и присутственные места ћосквы.

ћатвей ‘едорович  азаков и его школа.

—амым большим архитектором ћосквы в 18-м веке, a вместе с тем и величайшим в –оссии, был современник Ѕаженова и сотрудник его по кремлевскому дворцу Ч  азаков. Ётот загадочный человек, получивший все свое образование в ћоскве y кн. ”хтомского и его преемника Ќикитина и никогда не бывавший за границей, обладал таким архитектурным гением, что сравнивать его можно только с исполинами –енессанса. Ќачав свою де€тельность в царствование ≈лисаветы, в эпоху самого разнузданного барокко, он постепенно прошел все ступени классицизма до александровского включительно, но при этом осталс€ в высшей степени индивидуальным, был всегда и во всем прежде всего самим собою и создал свой собственный Указаковский стильФ, который определил все дальнейшее направление московской архитектуры. ≈сли сравнивать петербургские здани€ той же эпохи с московскими, то нельз€ не заметить в последних некоторой интимности, теплоты и как будто даже добродуши€, тогда как первые производ€т впечатление чопорных, официальных, холодных, иногда хмурых и словно сердитых. Ёта черта московской архитектуры особенно сильно выражена в творчестве  азакова, умевшего даже в такие торжественно-парадные дворцы, как Уѕашков домФ, ныне –ум€нцевский музей, вносить неотразимое оба€ние своей собственной души и личного, интимного, теплого чувства. ” вс€кого другого автора такой замысел неминуемо подернулс€ бы холодом и не очаровывал бы такой ласковостью, как это истинное чудо архитектуры, этот единственный в своем роде дом ≈вропы. ћало кому известен даже среди старожилов ћосквы другой созданный им архитектурный шедевр, дворец графа –азумовского, в котором ныне помещаетс€ отделение Ќиколаевского —иротского института.

≈го средн€€ часть, единственна€ оставша€с€ почти в неиспорченном виде, с изумительным по своей неожиданности подъездом, устроенным в огромной нише, пр€мо бесподобна по богатству изобретательности и полету фантазии. ¬ течение всего царствовани€ ≈катерины и ѕавла, a также в первое дес€тилетие 19-го века в ћоскве не было построено ни одного значительного здани€ без участи€  азакова, который либо строил его сам, либо делал чертежи, по которым строили другие, либо, наконец, ограничивалс€ советами, очень ценившимис€ его современиками. » изуча€ все построенные им здани€, не можешь не удивл€тьс€ бесконечному разнообразию и гибкости его стихийного даровани€. ќн создал школу многочисленных учеников, застроивших всю ћоскву и значительную часть –оссии здани€ми казаковского стил€, вдохновл€вшего архитекторов на прот€жении почти целого столети€.

ќсип »ванович Ѕове и его школа.

ќт пожара двенадцатого года уцелело в ћоскве лишь небольшое число зданий, совершенно от него не пострадавших.  аменные строени€ сто€ли большею частью без крыш, черные от копоти и близкие к разрушению, дерев€нные же, за немногими исключени€ми, выгорели дотла. — уходом непри€тел€ и наступлением весны ћосква начинает быстро подниматьс€ из пепла. ”же в мае открываютс€ действи€ Укомиссии дл€ строений в ћосквеФ, учрежденной дл€ того, чтобы объединить в одних руках гигантское дело возрождени€ мертвого города. ќбо всех возникавших затруднени€х немедленно докладываетс€ императору јлександру, €вл€ющемус€ душою этого дела. ¬о главе комиссии сто€т бескорыстные и энергичные работники, a главное наблюдение за всей архитектурной стороной переходит к даровитейшему  азаковскому ученику Ч Ѕове.

—калозуб не так далек от истины, когда, говор€ о вновь обстроенной ћоскве, он замечает, что Упожар способствовал ей много к украшеньюФ. ƒействительно, никогда еще и нигде в мире не соедин€лось одновременно и в одном месте столько условий, благопри€тствовавших созданию большой архитектурной эпохи, сколько их неожиданно €вилось в ћоскве после двенадцатого года. –азрушенный город надо было немедленно воздвигать вновь: этого требовала народна€ гордость и такова была вол€ императора. ¬ средствах велено было не стесн€тьс€, и денег было больше, чем нужно. ћежду родовитыми людьми, имевшими всегда в ћоскве свои дворцы, даже если они больше живали в ѕетербурге, между богатыми откупщиками и купцами и между начальниками Укомиссии дл€ строенийФ Ч как будто состо€лось безмолвное соглашение не только воскресить прежнюю ћоскву, но бесконечно ее превзойти. –азбирать до основани€ все уцелевшие стены каменных зданий не было возможности, да к тому же в этом не находили и надобности и довольствовались тем, что приспособл€ли старые формы, елисаветинские и екатерининские, к потребност€м нового времени. Ѕлагодар€ тому, что остов дома, построенного в стиле барокко, снабжалс€ при штукатурке детал€ми и декорировалс€ во вкусе александровского классицизма, Ч получилс€ если не совершенно новый стиль, то во вс€ком случае така€ разновидность этого стил€, котора€ ≈вропе была неизвестна. Ќи одно общественное и даже частное здание нельз€ было строить, если фасад его всесильна€ Укомисси€ дл€ строенийФ находила недостаточно УприличнымФ. ¬ последнем случае либо предлагалось представить в комиссию новый фасад, либо он изготовл€лс€ одним из архитекторов самой комиссии. » в короткое врем€ выросли в ћоскве грандиозные сооружени€ Ч больницы, р€ды, общественные здани€ и те милые, прелестные особн€ки, в которых чувствуетс€ еще приветливый дух  азакова, дожившего до разгрома, но не пережившего его. ќдин из самых очаровательных среди них Ч дом кн. √агарина на Ќовинском бульваре.

≈го фасад наве€н дворцом –азумовского Ч недаром строил его Ѕове, верный ученик своего великого учител€. ≈сли вспомнить, что он же сто€л во главе комиссии и что в его распор€жении были дес€тки опытных архитекторов, которых он сам подобрал себе в сотрудники, то станет пон€тным, кака€ блест€ща€ эпоха должна была вскоре наступить в ћоскве.

ƒементий »ванович ∆ил€рди и его школа.

Ќо среди всех обсто€тельств, так необычайно благопри€тствовавших по€влению в ћоскве архитектуры большого стил€, было одно, имевшее решающее значение. ≈сли бы все архитектурное творчество в эту эпоху исходило только из официального учреждени€, то при самых лучших и чистых намерени€х его руководителей уже в силу самого механизма казенных инстанций, лишенного гибкости и подверженного ржавчине, Ч этому живому делу грозила опасность либо заглохнуть окончательно, либо превратитьс€ в бездушную машину вход€щих и исход€щих бумаг. Ѕове и вдохновл€ема€ им комисси€ дл€ строений были официальными, но не единственными вершител€ми судеб в тогдашней архитектуре. ќдновременно с Ѕове в ћоскве работал другой архитектор, также вышедший из  азаковской школы, но выступивший двум€ годами раньше его на сцену, Ч это ƒементий ∆ил€рди, сын архитектора московского ¬оспитательного дома. ¬ его лице –осси€ имела человека, сумевшего соединить в своем великом творчестве все идеалы, которыми жило русское искусство в свою лучшую пору. ≈го гений чувствовали все его современники, оба€ние его художественной личности было так велико, что искусство его не считали возможным подвергать апробации самой комиссии.  огда нужно было строить что-либо из р€да выход€щее по своему значению, то шли пр€мо к нему. » в комиссии дл€ строений чувствовалось вли€ние его властных идей, и сами ее архитекторы уже были наполовину его учениками и последовател€ми. ¬ искусстве ∆ил€рди, в этом огромном €влении, одном из крупнейших во всей истории русского зодчества, надо искать причину такой поразительной жизненности официальной комиссии. “о был действительно золотой век.

¬ архитектуре ∆ил€рди только при очень внимательном изучении удаетс€ находить черты, родн€щие его с  азаковым. ќн строже и суровее не только его, но и Ѕове. » все же непостижимо, до какой степени лишены жесткости, как теплы и уютны y него даже те пр€мые, неумолимо прочерченные линии, которые в руках вс€кого другого зодчего вызвали бы впечатление лед€ного чувства. ќсобенно он заботилс€ об этом в своих особн€ках и в садовой архитектуре, в которой им созданы такие жемчужины искусства как дом Ќайденова в ћоскве.

»ногда он намеренно избегает уюта, намеренно ищет торжественности и почти египетской суровости впечатлени€ и тогда достигает таких потр€сающих вершин, как конный двор в  узьминках. Ќо творени€ми, в которых вылились лучшие стороны его гени€, надо признать ћосковский университет, “ехническое училище и интендантские склады на ќстоженке. ¬о всей ≈вропе нельз€ найти зала, который бы до такой степени отвечал своему назначению Ч торжественному увенчанию науки, Ч как большой зал университета с его могучей колоннадой, на фоне которой воображению строител€ рисовалс€ образ мужа науки, увенчанного лаврами.

Ќовейшие течени€.

ƒальнейший ход истории в общих чертах совпадает с эволюцией архитектуры в ѕетербурге. —начала еще держитс€ дух ∆ил€рди, и ученик его “юрин, строитель ”ниверситетской церкви, √ригорьев,  утепов, Ѕуренин, Ѕыковский-отец продолжают некоторое врем€ его заветы, но вскоре торжествующий “он и здесь останавливает все движение, и начинаетс€ непрерывный р€д Урусских стилейФ, за ними Устиль второй империиФ и УновыйФ. » только в самое последнее врем€ по€вились признаки, указывающие с определенностью на то, что эпохе безразличи€ и мещанства в искусстве настал конец и над –оссией снова начинает заниматьс€ зар€, предвещающа€ если не золотой век, то, быть может, все же светлые, €сные дни.

—писок литературы

ƒл€ подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www.portal-slovo.ru/

√рабарь ». Ё. ѕодвод€ итоги всему, что сделано –оссией в области искусства, приходишь к выводу, что это по преимуществу страна зодчих. „утье пропорций, понимание силуэта, декоративный инстинкт, изобретательность форм Ч словом, все архитектурны

 

 

 

¬нимание! ѕредставленна€  урсова€ работа находитс€ в открытом доступе в сети »нтернет, и уже неоднократно сдавалась, возможно, даже в твоем учебном заведении.
—оветуем не рисковать. ”знай, сколько стоит абсолютно уникальна€  урсова€ работа по твоей теме:

Ќовости образовани€ и науки

«аказать уникальную работу

ѕохожие работы:

ƒуховна€ культура древней –уси в поисках св€тости
ƒинамика развити€ читательской активности и усложнение мотивов чтени€ на прот€жении 18-19 веков
ќ возможности индоевропейского происхождени€ библейских имен
–оссийска€ журналистика на фоне последствий системного кризиса
‘ридрих Ќицше в русской художественной культуре
 ультурна€ антропологи€ в –оссии и на «ападе: концептуальные различи€
ѕетровска€  унсткамера
ќбщественно-политическа€ мысль второй половины XVIII в.
ќбщественно-политическа€ мысль второй половины XVIII в.
ќбщественно-политическа€ мысль второй половины XVIII в.

—вои сданные студенческие работы

присылайте нам на e-mail

Client@Stud-Baza.ru