Ѕаза знаний студента. –еферат, курсова€, контрольна€, диплом на заказ

курсовые,контрольные,дипломы,рефераты

»зучение китайской мифологии и книга профессора ёань  э — –елиги€ и мифологи€

ѕосмотреть видео по теме  урсовой работы

Ѕ. –ифтин

‘антази€ древних китайцев населила неведомые земли длинноухими и крылатыми существами, людьми с дыр€вой грудью или трем€ лицами.

¬ китайских мифах нет прекрасной пластичности и стройности греческих богов и героев, они поражают наше воображение скорее смелостью и неожиданностью фантазии. ’унь-тунь - ’аос - бесформенна€, но жива€ масса, в которой еЄ друзь€ пытаютс€ просверлить отверсти€, чтобы дать при€телю возможность видеть и слышать, как люди. Ўижоу - зр€ча€ плоть - не менее удивительное существо, похожее на печень звер€, но обладающее зрением.   сожалению, древние китайские мифы очень рано стали забыватьс€ и исчезать из народной пам€ти. ќни сохранились лишь в многочисленных отдельных фрагментах, как осколки древней вазы, сложить и склеить которые дело опытного археолога и реставратора. “аким реставратором и выступил автор книги ёань  э.

»сследователи выдвигают различные объ€снени€ раннего забвени€ древнекитайских мифов. ¬идимо, одна из причин заключаетс€ в быстром переходе от мифолого-поэтического объ€снени€ мира к рационалистическому, отвергавшему все непон€тное и мистическое.

ћифологическое мышление в √реции и –име питало творчество поэтов и скульпторов, мастеров чеканки и лепки. » в  итае мифологи€ не могла не привлечь к себе внимани€ поэтов и художников. ќднако уже первый известный нам поэт древнего  ита€ ÷юй ёань (IV-III вв. до н.э.) создал стихи, полные сомнений в истинности мифологического объ€снени€ мира. ќн писал:

Ѕездонных рек разлив - потоп! -

√де ёй вз€л землю дл€ запруд?

“онули дев€ть округов...

 ак насыпь вырастил он тут?

≈го последователь —ун ёй тоже не целиком верил в это объ€снение мира. ј начина€ с ханьской эпохи (конец III в. до н.э.- III в, н.э.) поэты стали уже использовать древние мифы лишь в виде красивых метафор, символов, аллегорий или просто образов дл€ сравнени€. »ногда, правда, такое мифолого-поэтическое осмысление мира вдруг давало новую вспышку, наход€ себе воплощение в каком-либо стихе или поэме. “ак, например, у ÷ао „жи, поэта печальной судьбы, жившего в III в. н.э., среди многих его весьма реалистичных стихов вдруг по€вл€етс€ тонка€ лирическа€ поэма Ђ‘е€ реки Ћої, полна€ тоски о призрачной встрече с хоз€йкой реки, что Ђхризантемы осенней прекраснейї.

»ное было в прозе, философской и художественной: ƒревние философы, главным образом IV-III вв. до н.э., часто обращались к общеизвестным тогда мифам, чтобы по€снить свои учени€ о том, как управл€ть государством и как должен вести себ€ человек; философы-даосы, последователи учени€ Ћао-цзы, особенно „жуан-цзы, ’уайнань-цзы, Ће-цзы, донесли до нас многие мифологические образы. Ќа их сочинени€ часто ссылаетс€ автор книги.  онфуцианцы стремились подправить мифы, выхолостить из них всЄ необычное и дать им сухое рационалистическое толкование, доказывали нелепость мифов с точки зрени€ нового, рационального осмыслени€ мира. ¬ыступал против остатков мифологического мышлени€ и наивный материалист ¬ан „ун (I в. н. э,),который в своих Ђ ритических рассуждени€хї писал так: Ђ...говор€т, что Д» стрел€л в дес€ть солнц и поразил дев€ть, а одно посто€нно восходит"... явна€ нелепость!.. –азве можно, стрел€€ в огонь, потушить его?ї ≈два ли он думал, что некоторые мифы сохран€тс€ дл€ потомков именно благодар€ тому, что он упом€нул их в своем критическом труде.

Ќо полного исчезновени€ мифов древности не произошло. ѕредставители конфуцианства - одноге из основных учений средневекового  ита€, переосмыслив образы мифических героев и превратив в де€телей истории, стали использовать их дл€ проповеди своего учени€. ћифические императоры яо, Ўунь, ёй были превращены в идеальных правителей древности, которым должны были подражать последующие поколени€. ќднако новых рассказов об их подвигах не по€вл€лось.

ƒревн€€ мифологи€ превратилась в историю и жила уже как часть традиционной истории  ита€. ¬от потому-то теперь, реконструиру€ систему древних мифов, очень трудно очистить их от этих исторических наслоений. ƒревние божества часто выступают как правители и обозначаютс€ термином ди - Ђимператорї, их помощники и окружение воспринимаютс€ как сановники, хот€ все действие отнесено к далЄкому мифологическому времени, когда не было и не могло быть подобной иерархии, напоминающей развитое рабовладельческое или феодальное общество.

Ёти обработанные, историзованные мифы продолжали жить в сочинени€х философов и учЄных. ¬ XII в. литератор Ћо Ѕи сделал даже попытку составить мифологический свод - Ђƒревнейшую историюї, в которой все мифические персонажи представлены в виде исторических де€телей.

¬ начале нашей эры в  итае возник интерес ко всему не обычайному и удивительному, возможно, как реакци€ на сухой практицизм конфуцианцев. —тали записыватьс€ остатки ещЄ сохранившихс€ мифов, народные легенды, предани€. ќб интересе к странному и непон€тному говор€т даже заглави€ книг того времени: Ђќписание чудесного и удивительногої, Ђ–ассказы о чудесахї, Ђѕовествование о неповторимом и удивительномї. Ќекоторые из таких книг строились в подражение древней Ђ ниге гор и морейї, основному источнику дл€ вс€кого изучающего древнекитайскую мифологию. Ёти сборники повествований о чудесах дали богатый материал исследовател€м. ќни оказали вли€ние и на развитие китайской новеллы, черпавшей из них сюжеты и мотивы. ћного веков спуст€, в XVI в. —юй „жун-линь создал по материалам мифов роман-эпопею Ђ¬озвышение в ранг духовї, где развил фантазию древних. „жоу ё, живший уже в XVII в., сделал попытку объединить мифы в эпопею, названную им Ђ—казание о сотворении мираї.

¬ XIX в. к мифологическому материалу обратилс€ Ћи ∆у чжэнь, который использовал образы Ђ ниги гор и морейї дл€ своего сатирического романа Ђ÷веты в зеркалеї, где приключени€ геро€-торговца в чудесных заморских земл€х напоминают нам путешестви€ √улливера. Ёти попытки изложить мифы в форме традиционного многоглавного романа-эпопеи продолжаютс€ в  итае и по сей день. ¬ 1935 г. такое произведение создал „жун ёй-лун, в 1954 г. аналогичную работу проделала историк „энь „жи-чан, котора€ попыталась соединить древние мифы с новейшими историко-этнографическими представлени€ми, тоже в форме традиционного романа.

Ќе обошли мифологические сюжеты и современные китайские писатели. ≈щЄ в 20-30 е годы к ним обратилс€ Ћу —инь, который на основе имевшегос€ мифологического материала создал принципиально новые художественные произведени€. ѕо свидетельству исследователей, Ћу —инь написал сатиру на своих идейных противников, реакционеров и ретроградов, а материалом дл€ этого послужили наиболее цельные древние мифы о Ќюй-ва, создавшей людей из глины и починившей пролом в небосводе, о стрелке » и его жене „ан-э, о великом ёе, усмирителе разбушевавшейс€ стихии. ≈го Ђ—тарые легенды, рассказанные по-новомуї, представл€ют самосто€тельную эстетическую ценность.

»нтерес к мифологии в наше врем€ виден и в создании традиционных драм на мифологические сюжеты. “ак, огромной попул€рностью в столичном театре - цзинцзюй пользуетс€ пьеса Ђ„ан-э улетает на лунуї. ќна была создана несколько дес€тилетий назад видными актерами  ита€ ћэй Ћань-фаном, „эн янь-цю и др.

¬ истории китайского искусства также можно проследить вли€ние мифологии. ƒревн€€ бронза даЄт образы некоторых мифических персонажей, прежде всего прожорливого чудовища таоте. Ѕольше всего изображений мифологического характера дошло до нас от ханьского времени (III в. до н.э.- III в. н.э.). ћногочисленные рельефы на камне в гробницах и храмах свидетельствуют о ещЄ развитом мифологическом мышлении, хот€ и здесь заметно стремление Ђочеловечитьї древних героев, сделать их историческими, а не легендарными предками. Ёто можно видеть на примере рельефов из храма ”л€нцы в Ўаньдуне. »зображени€ ханьской эпохи еще весьма грубы, тут сказалс€ и материал - камень, но заметно постепенное движение к пластичному, более легкому, невесомому образу. Ёто происходит не без вли€ни€ буддийского искусства. “е же герои - ‘у-си и Ќюй-ва, но одно изображение было сделано во II в., а другое несколько веков спуст€. ¬место простой одежды - развевающиес€ складки, вместо грубо высеченных лиц - тонкие овалы, которые ближе нашему воспри€тию, чем нормам древности.

Ѕуддийское искусство всЄ больше вытесн€ло древние мифологические образы. » если иногда художники и обращались к родной мифологии, то это было скорее исключением, чем правилом. “аким же исключением как поэма ÷ао „жи о фее реки Ћо выгл€дит и картина √у  ай-чжи (IV в. н.э.) на тот же сюжет, написанна€ под вли€нием поэмы.

¬последствии, уже в наше врем€, художники стали вновь обращатьс€ к геро€м древних мифов, чтобы прославить силу и мощь народа: известна картина —юэ Ѕэй-хуна о ёе, созданна€ еще в 20-е годы, некоторые скульптурные изображени€ последних лет.

Ќо вообще в живописи древние мифологические образы весьма редки, их вытеснили буддийские и даосские герои, не говор€ уже о реальных жизненных персонажах.

ћы привыкли к тому, что когда речь идЄт, например, о греческой мифологии, то подразумеваетс€ одна мифологическа€ система, один пантеон божеств и древних могучих героев. ” китайцев же можно условно выделить несколько различных мифологических систем: древн€€ народна€ мифологи€, которую можно сопоставить с античной, египетской и мифологическими предани€ми других древних народов и которой посв€щена эта книга; затем возникша€ уже в средневековый период даосска€ мифологи€, буддийска€, пришедша€ в  итай из »ндии в начале нашей эры со своим пантеоном божеств, и, наконец, поздн€€ народна€ мифологи€, сложивша€с€ постепенно на прот€жении последних двух тыс€ч лет. ¬се эти мифологические системы отличаютс€ не только пантеоном своих героев, на них наложило отпечаток и врем€ создани€. ƒревн€€ мифологи€ объ€сн€ет мир, его создание, рассказывает о фантастических чудовищах и необычайных обитател€х далЄких земель. √ерои буддийских и даосских мифов более антропоморфны, очеловечены, они не участвуют в творении ¬селенной, а действуют уже среди привычной нам природы и людей.

” даосской и поздней народной мифологии есть одна обща€ черта - среди их героев много обожествленных реальных исторических персонажей, в биографии которых причудливо вплетаютс€ рассказы о чудесах и таинственных превращени€х. «акрепление буддизма на новой национальной почве в первых веках нашей эры, постепенное превращение даосизма из философского учени€ в религиозную систему ускор€ют вытеснение древней системы мифологических представлений и образов.

Ќо некоторые образы древней мифологии были перенесены в даосский пантеон. “ак, например, даосы не только заимствовали образ —и-ван-му, но и вдохнули в него новую жизнь. ќни создали новые сказани€ о —и-ван-му, а может быть просто обработали древние, бытовавшие в народе. “ак по€вилась легенда о путешествии восьми бессмертных к хоз€йке «апада.

ќтдельные детали и образы поздней народной мифологии перекликаютс€ с образами древних мифов, хот€ на первый взгл€д эта св€зь и не всегда заметна. “ак, к образам древних божеств вод, о которых рассказывает ёань  э, постепенно присоедин€ютс€ сказани€ о Ћи ¬ине и его сыновь€х, которые, прид€ на смену древним мифам, остаютс€ жить в фольклоре. ѕостепенно к нему добавл€ютс€ и другие божества вод: ян-четвертый, —юй - »стинный государь и т.п. Ќекоторые из них - просто обожествлЄнные исторические личности, например жена Ћю Ѕэ€ - правител€ царства Ўу, жившего в III в. н.э. »ногда от древних мифов в более поздние переход€т лишь отдельные детали.  огда исследователь ’уан „жи-ган стал вы€сн€ть, почему в народе справл€ют день рождени€ Ёрлана и яна-четвертого в один и тот же день, то оказалось, что этот день - шестое число шестой луны - считалс€ когда-то днЄм рождени€ ё€, покорител€ вод. “ак маленький штрих св€зывает древние образы с позднейшей народной мифологией.

“ак же как и древнегреческа€ мифологи€ была создана фантазией многих племЄн и народов, объединЄнных греческой культурой в единый комплекс, так и древнекитайска€ мифологи€ создавалась многими племенами, насел€вшими территорию  ита€. Ќекоторые из них в силу различных историко-экономических причин отстали в своЄм развитии и почти вплоть до наших дней сохранили древние общественные формы, в некоторых случа€х - первобытнообщинный строй, в других - раннефеодальный с элементами рабовладени€. —охранили эти народы в живом бытовании и свои мифы. ѕодвиги мифических героев воспеваютс€ в песн€х. Ёто даЄт основание предположить, что и в древнем  итае мифы излагались в песенной форме. “акие древние песни сохранились у народа чжуан в юго-восточном  итае, у народов и, м€о и других. ¬озьмЄм дл€ примера миф о стрельбе в солнце. ” народа чжуан до сих пор бытует песн€ о “экан, совершившем подвиг, аналогичный подвигу стрелка » в китайских мифах. ” чжуанцев в песне двенадцать солнц по числу мес€цев, и “экан тоже хотел «астрелить все светила, но народ стал умол€ть его оставить одно солнце, чтобы зрели злаки и было тепло люд€м. » народ м€о сохранил песню о стрельбе геро€ ян я в солнца, которые свет€т вместе с лунами. ” м€о в песне подробно рассказываетс€ о том, как были выкованы из золота солнца и из серебра луны, как оставшиес€ одно солнце и одна луна испугались и не хотели больше выходить на небо, пока их не позвал петух. ѕо другой, более поздней легенде м€о, этот подвиг совершил „жан √о-лао (бессмертный, образ которого м€о заимствовали из даосской мифологии). ≈сть этот же миф и у народа буи, геро€ его зовут ¬ан ÷з€н, а солнц также было двенадцать. ќднако у буи миф этот св€зан с мифом о потопе, который очень похож на историю, приведЄнную ёань  э. ¬се это говорит о том, что народы, родственные китайцам, сохранили в устной традиции древние мифы, и их изучение в комплексе может дать очень интересные результаты, помочь пон€ть многие мотивы и детали, которые оказались утер€нными или затемненными позднейшими наслоени€ми. “ак, если в китайской мифологии стрелок » выступает уже как божество, то у чжан, м€о, буи стрелок (пусть он носит другие имена) типичный Ђкультурный геройї, т.е. древний первопредок, совершающий подвиги, способствующие установлению первобытной цивилизации на земле.

 итайска€ мифологи€ так же богата и интересна, как и древнегреческа€ или египетска€, но в отличие от последних, которые известны каждому образованному человеку, мифы китайцев до сих пор остаютс€ досто€нием немногих специалистов-синологов.

  сожалению, в работах по общей мифологии или первобытной культуре меньше всего ссылок на китайскую мифологию. ¬ конце XIX в. немецкий исследователь √. Ўурц, например в Ђ»стории первобытной культурыї, упом€нул  итай, только чтобы сказать, что у китайцев нет мифа о потопе. » даже такой знаток фольклора, как английский учЄный ƒж. ‘резер, собравший около 200 мифов о потопе у разных народов, не знал его китайского варианта.

¬се это результат недостаточной исследованности китайской мифологии. —реди работ по древнекитайской мифологии, созданных за последние 10-15 лет, заметно выдел€етс€ богатством собранного материала и удачным построением книга сотрудника сычуаньского отделени€ —оюза китайских писателей, проф. ёань  э. Ёто первый опыт изложени€ мифов на основе строго научного изучени€ материала. јвтору пришлось изучить сотни древних пам€тников с многочисленными комментари€ми, которыми они обросли за две тыс€чи лет, потратить много времени дл€ вы€снени€ первоначального смысла мифов, намеренно или непроизвольно затемненного древними толковани€ми.

ёань  э во многом помогли, конечно, работы его предшественников - китайских исследователей мифологии. Ќо нам неизвестно ни одной книги, где было бы использовано такое количество древних источников, как в книге ёань  э. » то, что автор даЄт изложение древних мифов и в комментари€х приводит все фрагменты из древних книг, на основе которых он строит своЄ изложение, делает книгу одинаково полезной и дл€ широких кругов читателей, и дл€ специалистов.

 нига сразу же привлекла внимание читателей и критики и даже вызвала подражани€. “ак, —юй ÷зюнь-хуэй, автор небольшой книжки Ђƒревние мифические сказани€  ита€ї, пишет в предисловии, что, увидев книгу ёань  э, он тоже решил написать попул€рные рассказы на мифологические сюжеты ".

¬ 1960 г. вышло в свет третье дополненное и исправленное издание книги. ќдновременно ёань  э делает и более попул€рное изложение мифов дл€ юношества, которое издаЄтс€ в 1961 г. под названием Ђћифы и легенды в новом изложенииї.

“руд ёань  э привлЄк к себе внимание и прессы. ¬ газете Ђ√уанмин жибаої по€вилась больша€ критическа€ стать€ √ань ÷з€на и несколько позже обсто€тельный ответ ёань  э.  ритик подошЄл к труду ёань  э как к научному исследованию, счита€, что автор должен был расположить все мифы в строгом соответствии с этапами развити€ первобытного общества.  ак правильно объ€снил потом ёань  э, перед ним сто€ла задача дать художественное изложение мифа, поэтому он не мог ломать исторически сложившиес€ мифологические сюжеты, мен€ть их последовательность и переставл€ть эпизоды.

√ораздо более серьЄзной представл€етс€ рецензи€ ћэн „жоу на последнее издание книги. ћэн „жоу отмечает удачное изложение мифов о √уне и ёе, усмиривших потоп, о древних Ђправител€хї Ўао-хао и „жуань-сюе и т.д. Ќо, как и √ань ÷з€н, не согласен с той последовательностью, в которой ёань  э излагает мифы о происхождении мира. –ецензент высказывает и своЄ мнение о причинах раннего забвени€ древнекитайских мифов, вид€ его в сложности письма в рабовладельческом  итае. »менно поэтому, утверждает ћэн „жоу, до нас дошло слишком мало текстов эпохи рабовладельческого стро€, а когда общество вступило в период феодализма, то развитие культуры ушло слишком далеко от первобытного общества и мифы уже почти не записывались. ƒумаетс€, что это мнение не лишено оснований.

Ќе со всеми, однако, утверждени€ми ћэн „жоу о книге ёань  э мы можем согласитьс€, например, с взгл€дами критика на то, что большинство героев мифов, по всей веро€тности, были реальными персонажами.

 нига привлекла к себе внимание и в японии, где в 1959 г. по€вилс€ перевод еЄ с кратким послесловием “акабатакэ ёд-зуру, в котором труд ёань  э оцениваетс€ исключительно высоко. ќдновременно группа литераторов, возглавл€ема€ »нада “акаси, создала труд Ђћифы и легенды  ита€ї. Ќекоторые главы книги целиком основаны на работе ёань  э. ѕоложительно отозвалс€ о книге ёань  э и €понский профессор ќкуно —интаро.

¬ отличие от своих предшественников ёань  э в теоретической части (главным образом в гл. I) основываетс€ на высказывани€х ћ. √орького. ќднако иногда автор отталкиваетс€ от некоторых не совсем верных утверждений √орького.  ак известно, √орький вс€чески сближал миф и сказку, резко противопоставл€€ их религиозным воззрени€м. Ќа таких же позици€х стоит и ёань  э.  ак доказано в советской науке, неправомерно резко противопоставл€ть мифы и религиозные представлени€. ћифы рождаютс€ из естественной пытливости человеческого ума на основе опыта. —ледовательно, по своему происхождению мифы не св€заны с религией, но Ђуже на ранних этапах своего развити€ мифологи€ органически св€зыпаетс€ с религиозно-магическими обр€дами...ї. »сследование мифов различных народов, сто€вших совсем недавно на низкой ступени общественного развити€, показывает, что противопоставление мифа религиозным веровани€м, как это делали некоторые авторы, считающие, что мифы воодушевл€ли людей на борьбу в отличие от религиозных воззрений, проповедовавших пассивность, ошибочно, так как упрощает сложный вопрос о соотношении мифологии и первобытной религии (в книге ёань  э она именуетс€ суевери€ми).

 ак указывалось уже в китайской критике, ёань  э уделил недостаточно внимани€ жизни первобытного общества. ќтсюда, видимо, и проистекают некоторые неверные формулировки, св€занные с вопросами возникновени€ религии. “ак, автор пишет, что Ђбоги создавались людьми в соответствии с их трудовыми представлени€ми и первоначально их назначение заключалось в том, чтобы воодушевл€ть людей в трудеї. ѕравильнее здесь было бы говорить не о богах, а о культурных геро€х, которым приписываютс€ различные культурные де€ни€: очищение земли от чудовищ, изобретение огн€, орудий труда и т.п., олицетвор€вших силы племени и идеализировавших активную творческую де€тельность родо-племенного коллектива. Ђ ультурный герой древнее бога, он порождение первобытно-синкретической мифологии, более близкой поэтическому творчеству, чем религиозномуї,- пишет советский исследователь ≈. ћ. ћелетинский. ёань  э не учитывает первобытного синкретизма, недифференцированности представлений первобытного человека о природе и обществе. ќтсюда и противопоставление первобытпых мифов первобытной религии.

–азбира€ вопрос о соотношении мифов и суеверий (под последними в данном случае, видимо, надо понимать древние религиозные представлени€), ёань  э пишет: Ђ...мифы совсем не то, что суевери€ї, и приводит в качестве примера суеверий мифы о так называемом непорочном зачатии, корни которого Ђуход€т в глубочайшую древность - в эпоху, когда господствовал групповой брак, делающий факт физиологического отцовства не только недостоверным и неочевидным, но и просто безразличнымї. ƒумаетс€, что в данном случае мы ещЄ не имеем дела с суеверным представлением, которое возникает много позже, уже в историческую эпоху, и с которым св€заны предани€ о чудесном рождении реальных исторических де€телей, например јлександра ћакедонского. Ќа недостаточный историзм ёань  э в этих вопросах уже указывалось в рецензии ћэн „жоу.

—порным представл€етс€ и толкование ёань  э мифа о —тране  райнего —евера - „жунбэйго, обитатели которой могут не трудитьс€, а Ђбыть сытыми и одетымиї. Ђћожет показатьс€, что этот миф характеризует китайцев как людей ленивых, однако в действительности он €вл€етс€ обычным приЄмом, при помощи которого эксплуатируемые в древние времена высмеивали эксплуататоров и выражали протест против нихї.  ритик ћэн „жоу видит здесь типично даосские представлени€ и считает, что этот миф не имеет никакого отношени€ к народной фантазии. ¬еро€тнее всего, это - древний миф, отражающий мечты первобытного человека, вс€ жизнь которого проходила в т€желой борьбе за существование.

— некоторой излишней социологизированностыо взгл€дов автора св€зано и положение о создании народом своих богов в противоположность богам, созданным эксплуататорами. ≈сли следовать ёань  э, то получаетс€, что более древние герои типа стрелка », √ун€ или ё€, умиротворителей потопа, были созданы уже в эпоху классового общества. ¬ действительности, это типичные образы Ђкультурных героевї, созданные €вно ещЄ при первобытнообщинном строе. –ечь, видимо, должна идти о том, что народные массы в эпоху рабства продолжают сохран€ть более архаические образы, отражающие коллективную мощь племени и рода. —оздание же народных религий, противопоставленных официальной церкви,- дело гораздо более позднего времени. јвтор подошЄл к этому вопросу слишком упрощЄнно.

ёань  э местами, увлекшись повествованием, тер€ет ту дистанцию, котора€ должна быть между автором - человеком XX в.- и древними сказани€ми, отсюда рационалистические замечани€ о невозможности того или иного де€ни€ древнего мифического геро€.

 нига выиграла бы, если бы автор ввЄл в неЄ больше сравнительного материала, в частности если бы он обильнее привлекал мифы как родственных китайцам народов, так и типологически близкие мифы ƒревней √реции, ≈гипта и других стран. ѕеревод книги на русский €зык был начат по второму изданию 1957 г., исправлен и дополнен по новейшему изданию 1960 г.  роме того, дл€ русского издани€ проф. ёань  э прислал свои добавлени€ и исправлени€ - результат непрекращающейс€ работы автора над источниками.

ѕри переводе книги переводчики и редакци€ столкнулись со многими трудност€ми. Ќапример, в китайском €зыке отсутствует грамматическое пон€тие рода. ¬ св€зи с этим было крайне сложно дать перевод в тех случа€х, когда неизвестно, какого пола тот или иной мифический персонаж. ¬ таких случа€х пришлось основыватьс€ на более поздней интерпретации пола геро€. Ѕольшую сложность представл€ло и транскрибирование имЄн мифологических героев. ¬ книге приводитс€ огромное количество источников. ƒл€ удобства читателей большинство названий переведено на русский €зык и лишь незначительное число их дано в транскрипции. —казанное относитс€ и к многочисленным географическим названи€м, тем более что речь идЄт по большей части не о реальных названи€х современной географии, а о чисто фантастических, условных названи€х гор и рек. ѕри этом р€дом оставлена и транскрипци€.

ƒл€ исследовател€ мифологии большое значение всегда имеет датировка источника, из которого почерпнуты сведени€. »меем ли мы запись мифа, сделанную задолго до нашей эры, или же перед нами изложение средневекового автора - всЄ это отнюдь не праздный вопрос. ¬ китайском издании эти сведени€ отсутствовали.

–едакци€ обратилась к автору книги с просьбой датировать все упоминающиес€ в книге пам€тники. ѕроф. ёань  э любезно прислал все необходимые данные. ќ датировке р€да упом€нутых в комментари€х сочинений в науке есть различные точки зрени€, в книге всюду прин€та та датировка, которой придерживаетс€ автор.

¬о всех китайских издани€х книги и в €понском переводе отсутствуют иллюстрации. ¬ книгах, написанных под вли€нием работы ёань  э (например, —юй ÷зюнь-хуэ€ или »нада “ака-си), иллюстрации сделаны современными художниками в стиле Ђэтнографическихї картин, изображающих жизнь первобытного человека. ƒумаетс€, что это дисгармонирует с поэтическим содержанием книги и нарушает единство книги. ѕоэтому редакци€ обратилась к художнику Ћ.ѕ. —ычЄву, большому знатоку искусства  ита€, с просьбой сделать реконструкции изображений мифических героев, относ€щихс€ к первым векам до нашей эры либо к первым векам нашей эры. ’удожником составлен специальный перечень иллюстраций с необходимыми по€снени€ми.   книге приложена библиографи€ работ на китайском, €понском и европейских €зыках. Ѕесспорно, что, как вс€кий первый опыт, она неполна, но мы надеемс€, что она может оказатьс€ полезной тому, кто заинтересуетс€ древнекитайской мифологией.

  сожалению, до сих пор нет критического обзора того, что уже сделано китайскими, €понскими и некоторыми европейскими учЄными в области древнекитайской мифологии. Ѕеда многих авторов, пишущих о китайской мифологии, в том, что они работают в полном неведении своих предшественников. ѕо книге ёань  э у читател€ может создатьс€ впечатление, что перед ним едва ли не перва€ работа в этой области. ¬от почему нам представл€етс€ целесообразным дать в послесловии очерк истории изучени€ китайской мифологии, тем более что изучение это началось именно у нас в стране.

ѕервое исследование древнекитайской мифологии по€вилось в –оссии в 1892 г. Ёто была книга профессора ѕетербургского университета —.ћ. √еоргиевского Ђћифические воззрени€ и мифы китайцевї, давно ставша€ библиографической редкостью и оставша€с€ незамеченной. √еоргиевский дал классификацию китайских мифов. ќн подробно изложил древние представлени€ китайского народа об образовании мира, космогонические мифы, сказани€ о необычном рождении древних правителей и т.п. јвтор правильно пон€л многие проблемы китайской мифологии, например соотношение даосской и древнекитайской мифологии. ќднако книге √еоргиевского свойственны крупные методологические недостатки: смешение воедино сведении из источников, относ€щихс€ к различным эпохам, переоценка (вслед за ¬ундтом) роли сновидений и других Ђпсихологическихї факторов в формировании мифов, объ€снение многих мифологических сюжетов затемнЄнностью первоначального смысла слова.

“акое объ€снение давали мифу ещЄ древние греки. ¬ XII в. к этому же взгл€ду в  итае пришЄл известный философ „жу —и, основоположник неоконфуцианства. ¬ XIX в. немецкий учЄный ћакс ћюллер вновь возродил эту теорию уже на более глубокой филологической основе. ¬идимо, именно эти взгл€ды и восприн€л —. √еоргиевский, хот€ книга его остаетс€ полезной и по сей день.

≈вропейские китаеведы, много позже обратившиес€ к китайской мифологии, долго не могли подн€тьс€ до уровн€ исследовани€ русского учЄного. “олько через тридцать лет после √еоргиевского английский синолог ¬ернер выпустил большой том Ђћифы и легенды  ита€ї, в котором, как это ни странно, древнейшие китайские мифы почти совсем не представлены. ¬ернер основывалс€ только на четырЄх источниках, один из которых, причЄм основной,- это роман Ђ¬озвышение в ранг духовї (‘эн-шзнь €ньи), написанный —юй „жун-линем. ƒва других источника - даосские обработки различных преданий о бессмертных, которые ещЄ √еоргиевский считал необходимым отдел€ть от подлинно мифологических источников, и только четвЄрта€ книга - Ђ«аписки о поисках духовї √ань Ѕао (IV в. н.э.) содержит р€д мифологических сюжетов в поздней интерпретации. Ќе отделив позднейшего авторского от древних народных вариантов, ¬ернер включил в свою книгу и буддийских богов, которые уж совершенно не относ€тс€ к подлинно китайской мифологии. ѕуска€сь в рассуждени€ об истоках китайской мифологии, ¬ернер проповедует давно отброшенное учЄными даже в его годы вавилонское происхождение китайских мифов: они-де были занесены в  итай где-то около 820 г. до н.э. ≈сли, по мнению автора, первобытные мифы были занесены в  итай, то потом они создавались почему-то главным образом во врем€ древних войн, а затем лишь после по€влени€ буддизма в  итае в I-II вв. н.э. ¬се эти суждени€ крайне несосто€тельны. Ќапример, период конца »нь и начала „жоу выделен английским синологом только потому, что он описываетс€ в фантастическом романе Ђ¬озвышение в ранг духовї. Ђя думаю,- €довито писал китайский литератор Ўэнь янь-бин,- господин ¬ернер не знал, что основной источник китайских мифов, на который, он обратил внимание, роман Ђ¬озвышение в ранг духовї, был создан на рубеже юаньской и минской эпох, а то бы он написал, что больша€ часть китайских мифов, а может быть и все они, были собраны литератором из устного бытовани€ всего лишь шестьсот лет назадї.

—толь же фантастичны и нелепы и другие положени€ ¬ернера, вроде утверждений о застое в сознании китайского народа, произошедшем в какие-то весьма отдалЄнные от нашей эры времена. ¬ св€зи с этим €кобы и не была создана в  итае столь богата€ мифологи€, как в √реции или —еверной ≈вропе.

  сожалению, эта книга до сих пор пользуетс€ незаслуженной известностью и попул€рностью у многих западных мифологов, не знакомых с трудами китайских и €понских учЄных, написанными за последние сорок лет.

¬ 1932 г. по€вл€етс€ нова€ работа ¬ернера, на этот раз в виде объЄмистого Ђ—ловар€ китайской мифологииї. ѕрошло восемь лет с того момента, как Ўэнь янь-бин дал критику первой книги ¬ернера, но английский автор по-прежнему смешивает древние мифы с позднейшими авторскими обработками и буддийскими и даосскими сказани€ми, совершенно не использует ни древние источники, ни работы китайских учЄных, созданные за годы, прошедшие со времени по€влени€ его первого труда.

  сожалению, не лучше представлена древнекитайска€ мифологи€ и и современных западных мифологических словар€х, например в новейшей ЂЁнциклопедии мифов и легенд всех народовї.

¬  итае одним из первых к изучению древних мифов обратилс€ Ћу —инь. ¬ Ђ раткой истории китайской художественной прозыї - конспекте лекций, читавшихс€ им в 1920-1924 гг., опубликованной в 1923 г., он выдел€ет главу Ђћифы и легендыї, где впервые в  итае ставит вопрос о происхождении мифов, реша€ его с материалистических позиций, о гибели первобытной мифологии китайцев, об источниках дл€ изучени€ древней мифологии. ѕосле Ћу —ин€ стало традицией во всех истори€х китайской литературы отводить место и дл€ рассмотрени€ древней мифологии.

—пециально исследованию древней мифологии посв€тил свои работы Ўэнь янь-бин. ∆елание написать работу об отечественной мифологии возникло у него именно после знакомства с английскими книгами по китайскому фольклору, не удовлетвор€вшими элементарным научным требовани€м.

Ўэнь янь-бин пишет большую статью, в которой приводит фрагменты древних мифов и стараетс€ истолковать их с помощью сравнительно-исторического метода, сопоставл€€ китайские мифы с древнегреческими, индийскими и скандинавскими. Ётнографический подход даЄт возможность исследователю оспорить многие традиционные точки зрени€. “ак, он считает, что образ Ќюй-ва древнее мифического императора ‘у-си, хот€ в письменных пам€тниках утверждаетс€, что Ќюй-ва наследовала ‘у-си. »менно в новизне подхода к традиционным образам, критическом отношении к источникам и материалу, в стремлении использовать опыт сравнительной мифологии и заключаетс€ положительна€ сторона исследовани€.

Ќа эту статью сразу же обратил внимание Ћу —инь. ¬ письме к студентам, заинтересовавшимс€ мифологией, он отмечает правильность критики европейских авторов, по укалывает, в частности, на недостаточное знание источников самим Ўэнь янь-бином. Ћу —инь предлагает делить все источники на три группы в зависимости от времени их создани€: сочинени€, написанные за период от глубокой древности до конца „жоу (255 г. до н.э.) и в большом количестве содержащие древние мифы, сочинени€ периода ÷инь-’ань (III в. до н.э. - III в. н.э.), в основе своей св€занные с шаманством, но содержащие уже элементы даосских учений, и сочинени€ периода Ўести династий (IV-VI в. н.э.), в большинстве своем заполненные даосскими сказани€ми о бессмертных, которые не относ€тс€ к древней мифологии.

„ерез п€ть лет после первой работы Ўэнь янь-бина по€вл€ютс€ одновременно две его книги: Ђќсновы исследовани€ китайской мифологииї и более попул€рна€ - Ђ–азные статьи по мифологииї. јвтор излагает мифы народов мира, пытаетс€ определить место китайских мифов (в частности, о сотворении мира) в р€ду мифов других народов и показать их общность (объ€сн€€ еЄ, правда, с помощью психологической теории Ё. Ћэн-га, считающего, что общность мифов разных народов определ€етс€ общностью психического склада людей в эпоху мифотворчества, а не услови€ми материальной жизни).

ќсобое внимание Ўэнь янь-бин удел€ет причинам быстрого исчезновени€ древнекитайской мифологии. »сследователь выдвигает две причины раннего исчезновени€ мифов. ¬о-первых, переработка мифов в историю и превращение мифических героев в исторических, а во-вторых, отсутствие великих де€ний, способных всколыхнуть душу всего народа и вдохновить поэтов мифологической эпохи. ≈сли перва€ причина представл€етс€ бесспорной, то втора€ вызывает сомнени€, так как мифы, как правило, не воспроизвод€т определЄнные исторические событи€.

 ритику€ абсурдную теорию прагматиста ’у Ўи, который считал, что развита€ мифологи€ может быть только у жителей тропического по€са, а в  итае основные мифы созданы населением юга, исследователь показывает, что и —еверный и ÷ентральный  итай имеют свои мифы, которые передавались из одной области в другую, и что не следует переоценивать особенности культуры отдельных областей древнего  ита€. Ёто был один комплекс, сложившийс€ в древнейшие времена.

ѕочти одновременно с литераторами к мифологии обратились и некоторые китайские учЄные из Ўколы критики древней истории, возглавл€вшейс€ профессором √у ÷зе-ганом. ѕредставители этого направлени€ считали, что освещение древнейшего периода в истории  ита€ следует критически пересмотреть, отделив мифы от реальных событий и фактов. —омнева€сь в традиционных и общеприн€тых ещЄ в начале XX в. утверждени€х древних историографов и философов, √у ÷зе-ган решил критически пересмотреть источники. ≈го особенно заинтересовал образ ё€, победител€ потопа. ќн пришЄл к выводу, что в древнейших текстах ёй предстаЄт перед нами как бог-демиург - творец неба и земли. ¬ следующих текстах он уже самый ранний правитель среди людей, ещЄ позже ему приписываютс€ черты кн€з€ землепашцев и на последнем этапе ёй изображаетс€ в окружении людей позднейших поколений. «нание древних текстов дало возможность √у ÷зе-гану и его последовател€м пересмотреть некоторые прин€тые точки зрени€. ћногие выводы и наблюдени€ этих учЄных заслуживают внимани€, но √у ÷зе-гану, как и другим авторам, не хватало необходимых этнографических знаний, без которых невозможно разрешить сложнейшие вопросы мифологии, не говор€ уже о незнакомстве исследователей с марксистской методологией, в частности с работами ‘. Ёнгельса о первобытном обществе.

’от€ √у ÷зе-ган и выступал критиком старых нелепых концепций, но он придавал, чрезмерно большое значение письменным источникам. ќн, например, совершенно упускал из виду, что отсутствие имени того или иного геро€ (например, ё€) в каком-либо пам€тнике вовсе не об€зательно свидетельствует о том, что в момент создани€ пам€тника этот образ был неизвестен.

—ледует сказать, что доказательства √у ÷зе-гана иногда весьма пр€молинейны, он не всегда учитывает образность древнего мышлени€. “ак, основыва€сь на сообщении Ђ ниги гор и морейї о том, сколько тыс€ч ли пришлось исходить ёю во врем€ борьбы с потопом, и зна€ из других источников, сколько лет боролс€ герой со стихией, он делает арифметический подсчЄт и приходит к выводу, что столь быстро могло двигатьс€ лишь божество.

¬ середине 20-х годов интерес к китайской мифологии, к подлинно научному еЄ изучению пробуждаетс€ в ≈вропе и в японии. —начала к мифологии обращаетс€ крупнейший французский синолог јнри ћасперо, который публикует исследование об отражении мифов и легенд в Ђ ниге исторических преданийї - ЂЎуцзинеї. јвтор выступает против историзации мифологических героев старыми китайскими учЄными, пытаетс€ вскрыть первоначальный облик мифа, использу€ дл€ этого данные более поздних авторов (что вызвало впоследствии малообоснованную критику со стороны известного шведского китаеведа Ѕ. арлгрена), а также данные мифологии тайских народов »ндокита€.

„ерез два года после работы ћасперо по€вл€етс€ исследование немецкого китаеведа Ёдуарда Ёркеса. ќн проводит параллель между мифом о стрелке » и известными мифами о множестве солнц у народов  райнего —евера (чукчей, алеутов и североамериканских индейцев).

≈го работа отличаетс€ серьезностью и историчностью подхода к материалу. »сследование этого сюжета в 30-е годы продолжил ћеншен-’ельфен, сопоставивший мифы о стрелке » и о √еракле.

»з €понских исследователей китайской мифологии, писавших в 20-е годы, следует назвать »дзуси ®сихико, ‘удзита “оЄхатп, ќгава “акудзи. –азличен подход этих учЄных к китайским мифам, он часто обусловлен их узкой специальностью, но общим дл€ всех них €вл€етс€ отличное знание древних источников, попытка про€снить мифологические сюжеты, затемнЄнные учЄными-конфуцианцами на заре китайской истории.

≈щЄ в конце XIX в. €понские историки —иротори  ураЄси и Ќайто  онан впервые подн€ли вопрос о том, что многие факты, представленные в традиционных китайских исторических сочинени€х, касающиес€ древнейшего периода истории, следует отнести к мифологии. Ќо это были лишь отдельные замечани€.

ќгава “акудзи, специалист по исторической географии  ита€, пришЄл к мифологии от изучени€ географических сочинений, наполненных сообщени€ми о чудесах и чудовищах. ¬ 1912-1913 гг. он сделал попытку вернуть древним историческим рассказам китайцев первоначальную форму мифа. ќн исследовал Ђ нигу гор и морейї, Ђ∆изнеописание цар€ Myї и другие древнейшие географические сочинени€, которые одновременно €вл€ютс€ и сводами древних мифов. ¬последствии он написал специальные работы, как-то: Ђ—казание о начале мира и великом потопе в  итаеї, Ђ√оры  уньлунь и —и-ван-муї и др. ѕоказыва€, как конфуцианцы пытались превратить миф в историю, автор привЄл довольно большой сравнительный материал из греческой и шумеро-аккадской мифологии. “акие аналогии помогли исследователю доказать мифологичность материала, а иногда, хот€ может быть и не всегда убедительно, указать на первые фольклорные св€зи, например на проникновение сказани€ о —и-ван-му с «апада. ≈два ли он прав, однако его осторожные формулировки, как и всЄ исследование, значительнее того, что писал в начале XX в. немецкий учЄный ј.‘орке, серьЄзно утверждавший, что царь My путешествовал к царице —авской, котора€ и есть —и-ван-му. ќднако в работах ќгава “акудзи заметна определЄнна€ двойственность. јвтор понимает, что рассматриваемые им древние записи суть изложение мифа, но как географ, он всЄ-таки пытаетс€ совершенно точно локализовать топонимику мифов. Ќе удивительно, что доказательства его вызывают недоверие.

ƒругой €понский исследователь - ‘удзита “оЄхати известен своими работами тоже в области исторической географии  ита€, главным образом исследовани€ми св€зей древнего  ита€ с »ндией и странами ёжных морей. ≈го работы по мифологии  ита€ касаютс€ св€зей образов китайской мифологии и индийских ¬ед. »сследователь исходит из весьма сомнительной посылки о том, что китайска€ мифологи€ не достигла полного развити€, потому что китайцы были больше склонны к реальным знани€м, чем к фантазии. ќн не отрицает, что у них были свои мифы, но считает, что часть мифов была заимствована из »ндии. ¬ качестве доказательства, кроме конкретных, но как нам представл€етс€ весьма шатких сопоставлений мифа о горах, поддерживаемых на спине (по толкованию ёань  э, на головах) черепах, плавающих в море, с мифом о горе ћандара, котора€ была по Ђћахабхаратеї взвалена на спину цар€ черепах  урма и других подобных сопоставлений, €понский исследователь приводит и иное. ќн считает, что так как в Ђ ниге песенї, где собраны песни различных царств чжоуской эпохи, нельз€ отыскать следов мифов, распространЄнных в последующие века, то это нельз€ объ€снить иначе, как прин€в эти мифы за занесЄнные извне. ћы не отрицаем возможности вли€ни€ одной мифологии на другую, но доказательства должны быть более солидными и убедительными, в противном случае в силу общности фольклорных мотивов различных стран и народов легко Ђдоказатьї самые неверо€тные вли€ни€ и заимствовани€. ј почти полное отсутствие мифологических элементов в Ђ ниге песенї может объ€сн€тьс€ и позицией конфуцианцев, еЄ составл€вших и редактировавших, и тем, что мифы, возникшие много раньше лирической поэзии, могли излагатьс€, например, и в прозаических сказани€х, как это и было у многих народов.

»дзуси ®сихико посв€тил свои труды специально древнекитайской мифологии. ќн исследовал происхождение образа дракона, феникса, миф о горах, сто€щих на плавающих в море черепахах, и т.п. ќн дал общий обзор китайской мифологии и работ своих предшественников как в  итае, так и в ≈вропе, и зан€лс€ изучением различных аспектов и образов китайской мифологии в еЄ историческом движении. ”же после его смерти работы »дзуси ®сихико были изданы отдельной книгой с предисловием известного €понского синолога ÷уда —окити.

ќдновременно с развитием общественных наук в самом  итае шло и развитие исследований по мифологии. Ётому способствовало как изучение этнографии и фольклора национальных меньшинств, так и по€вление специальных книг о развитии мифологии на «ападе. –аботы археологов, находки произведений ханьского искусства и необходимость научной интерпретации их сюжетов также стимулировали развитие исследований.

ѕопул€рна€ книжка Ћинь ’уэй-с€на Ђќ мифахї даЄт читателю обзор различных теорий происхождени€ мифов. јвтор близок к антропологической школе и излагает материал в соответствии с иде€ми “эйлора, в частности сопоставл€€ мифы о небесных €влени€х у разных народов земного шара.  нига Ћинь ’уэй-с€на была полезной именно как краткий, хот€ и не глубокий, очерк некоторых аспектов мифологической теории «апада и основных мифов крупнейших народов земного шара. ќднако автор почти совсем не использует в ней данные китайской мифологии.

¬ 1936 г. печатаетс€ обсто€тельное исследование „энь ћэн-цз€ Ђћифы эпохи Ўан и шаманизмї, хот€ и исход€щее из неверных теоретических посылок (деление мифов на естественные и искусственные, утверждение о превращении реальной истории в миф), но содержащее большой фактический материал и интересное стремлением выделить мифы одной эпохи в св€зи с шаманизмом.

»звестный поэт, блест€щий критик и учЄный-филолог ¬энь »-до, пожалуй, первым подошЄл к изучению китайской мифологии одновременно и как литературовед-фольклорист, и как этнограф, и как филолог-лингвист, знаток древнего €зыка и древней письменности.

ѕервое, что отличает работы ¬энь »-до от трудов его предшественников - это обилие материала из фольклора народов ёго-«ападного и ёжного  ита€ (м€о, €о и др.), а также привлечение дл€ исследовани€ свидетельств археологии и изобразительного искусства, фольклора самых различных народов мира.

¬энь »-до создаЄт несколько исследований по китайской мифологии. Ќаиболее значительное из них Ђ–азыскание о ‘у-сиї, в котором учЄный исходит из реального знани€ истории первобытного общества, по-новому освещает многие вопросы китайской мифологии, показыва€, что нельз€ довер€ть лишь самым древним текстам, слишком лаконичным и превратно истолкованным составител€ми, когда речь идЄт об образах мифологии. Ёто может показатьс€ странным, но, как убедительно доказывает ¬энь »-до, зачастую как раз не самые древние тексты дают нам представление о первоначальном облике мифа. »сследователь приводит пример с ‘у-си и Ќюй-ва. ѕо самым древним запис€м, они - брать€, в более поздних пам€тниках о них говоритс€, как о брате и сестре и уже в ещЄ более поздних как о муже и жене. ћатериалы археологических раскопок, легенды об этих же персонажах, записанные совсем недавно у народов ёго-«ападного  ита€, и данные сравнительной этнографии - всЄ это дало возможность ¬энь »-до убедительно реконструировать миф о ‘у-си и Ќюй-ва как повествование о брате и сестре, оставшихс€ в живых после потопа, ставших мужем и женой и давших продолжение человеческому роду.

ѕопутно ¬энь »-до по-новому толкует и образ дракона. »сследователь доказывает, что он возник как тотемический образ первопредка у многих народов  ита€, отличный в детал€х, но единый в своей основе: всюду мы находим представление о змее. Ќедаром ведь и на древних барельефах ‘у-си и Ќюй-ва изображаютс€ как существа с человеческими головами и туловищем змеи, причЄм хвосты их обычно переплетены, а это означает соединение супружеской пары. ¬энь »-до ищет ещЄ более ранний этап в древних веровани€х китайцев и показывает, что таким этапом было представление о божестве, выступающем целиком в зверином облике, и что, следовательно, в образах ‘у-си и Ќюй-ва мы имеем уже второй этап развити€ этих представлений.

¬ небольшом исследовании Ђƒракон и фениксї ¬энь »-до даЄт толкование образа феникса, доказыва€, что если дракон был тотемом племен с€, то феникс был тотемом племен инь.

—ледует отметить новаторский характер работ ¬энь »-до, высокий научный уровень и плодотворность комплексного историко-филологического и фольклорно-этнографического метода исследовани€. “руды ¬энь »-до до сих пор остаютс€ одними из лучших в этой области.

¬энь »-до писал свои исследовани€ в конце 30-х - начале 40-х годов. ѕримерно в это же врем€ (в 1939 г.) к мифологии обратилс€ и китайский историк —юй —юй-шэн, который написал книгу ЂЋегендарный период древнейшей истории  ита€ї. »нтерес у —юй —юй-шэна к проблемам мифологии и древнейшей истории возник, как он сам пишет в предисловии, ещЄ в 20-е годы, после по€влени€ работ √у ÷зе-гана. јвтор обращаетс€ к проблемам древнейшей истории  ита€, пыта€сь отделить чисто мифологические элементы от исторических, найти в мифологических сказани€х отражение реальных исторических событий жизни древнейших племЄн и восстановить, хот€ бы в общих чертах, наиболее ранние периоды китайской истории.  нига —юй —юй-шэна (первое еЄ издание вышло в 1943 г.) - серьЄзное научное исследование. ќсобое внимание автор обращает на возможность реконструкции древнейших родо-племенных союзов на территории  ита€, подробно исследует миф о потопе, привлека€ дл€ этого известную работу ‘резера. —юй —юй-шэна особо привлекла проблема исторической последовательности различных преданий, в частности о древнейших мифических правител€х. ѕафос исследовани€ заключаетс€ в вы€снении св€зи того или иного мифа с определЄнным родо-племенным союзом.

—юй —юй-шэн, так же как и ¬энь »-до, выступает против традиционного взгл€да, согласно которому только из древнейших пам€тников можно извлечь достоверные факты дл€ исторического или филологического исследовани€.

Ѕольша€ заслуга —юй —юй-шэна и в том, что он понимал, что мифы и сказани€, отраженные в поздних запис€х, вовсе не об€зательно были созданы в ту эпоху, когда оказались зафиксированными в письменных источниках, а гораздо раньше, и к моменту записи могли пройти длинный путь развити€. “ак, разбира€ проблему ‘у-си и Ќюй-ва, он говорит об отражении матриархальной стадии в образе Ќюй-ва и трансформации этого мифа уже при патриархате. «аметим попутно, что раздел этот менее интересен, чем исследование ¬энь »-до, которого автор даже не упоминает.  ниге —юй —юй-шэна, в которой мы находим множество интересных интерпретаций мифов -, свойственны и весьма существенные методологические недостатки.  ак замечает сам автор, он не был ещЄ знаком с трудами классиков марксизма, когда писал эту книгу, а испытал некоторое вли€ние идей Ђфункционалистаї Ѕ.ћалиновского - представител€ новейшего направлени€ социологической теории мифа, понимающей миф как непосредственное отражение св€зи первобытного общества с окружающей средой и как Ђпереживаемую реальностьї и обоснование социальной практики. ’от€ —юй —юй-шэн и не прин€л целиком взгл€ды ¬.ћалиновского, но вли€ние их чувствуетс€ в книге. „тобы придать этим сказани€м достоверность, —юй —юй-шэн утверждает, что речь в большинстве случаев идЄт не об отдельных личност€х, а о руководимых героем родах или племенных союзах. јвтор недостаточно учитывает образную природу мифологии, и это мешает ему пон€ть всю сложность древнейшей мифологической системы. Ќесмотр€ на эти недостатки, книга —юй —юй-шэна, вновь переизданна€ в расширенном виде в 1960 г., представл€ет интерес дл€ всех изучающих древнюю мифологию  ита€.

ќдновременно с изучением мифологии в  итае разработка проблем китайской мифологии продолжалась в 30-40-е годы и в японии, и в ≈вропе. »з €понских исследований этого времени необходимо отметить серьЄзную книгу профессора университета в ќсака ћори ћикисабуро. јвтор даЄт своеобразные Ђжизнеописани€ї основных героев древнекитайских мифов (‘у-си, ƒа-хао, Ќюй-ва, Ўэнь-нуна и т.д.), затем излагает космогонические и этнологические мифы. —пециальна€ глава отведена более поздним образам духов-охранителей (стражам дверей, духу очага). «аключает книгу глава Ђћифы и китайска€ культураї. ћори ћикисабуро приводит точки зрени€ Ћу —ин€, ’у Ўи, Ўэнь янь-бина по вопросу о судьбе древних мифов и даЄт им критическую оценку. ћори ћикисабуро становитс€ целиком на сторону Ўэнь янь-бина, когда тот критикует неправильные взгл€ды на будто бы неразвившуюс€ мифологию в  итае. ќднако он подмечает и слабые стороны его концепции (не€сность пон€ти€ Ђпоэт мифологической эпохиї и т.п.). ћори ћикисабуро говорит о том, что положение Ўэнь янь-бина об историзации мифов конфуцианскими учЄными, высказанное в довольно лаконичной форме, было более подробно разработано ещЄ в самом начале XX в. в трудах известных €понских историков —иротори  ураЄси и Ќайто  онан.

ћори ћикисабуро излагает и свои интересные соображени€ по поводу того, почему китайские мифы не сложились в большую развитую систему и не оказались как-то объединЄнными в эпической поэзии. »сследователь говорит главным образом о двух факторах. ¬о-первых, об обширности территории  ита€ по сравнению с территорией других стран, например √реции, —еверной ≈вропы, где были созданы крупные мифологические эпосы. јвтор высказываетс€ об этом более чем осторожно, но думаетс€, что его предположение об обширности территории  ита€ как причине, в силу которой мифы не смогли сложитьс€ в комплекс, заслуживает внимани€. ¬о-вторых, ћори ћикисабуро выдвигает вопрос о слабости Ђнационального единстваї китайцев в эпоху сложени€ мифов. ¬ этом он видит причину относительной бедности дошедшей до нас китайской мифологии.   сожалению, нам неизвестно, чтобы кто-нибудь из учЄных специально рассмотрел эти объ€снени€.

ќднако книга €понского учЄного страдает некоторой традиционностью изложени€ материала, котора€ особенно видна при сравнении его труда с работами китайских исследователей, писавших в те же годы. јвтор как-то совсем обходит вопросы этнографического и фольклорного пор€дка, не затрагивает и основных проблем первобытного общества, без которых нельз€ правильно пон€ть и истолковать миф. ќбратимс€, например, к мифу о ‘у-си и Ќюй-ва, который анализировали ¬энь »-до и —ю€ —юй-шэн. ”же одно то, что автор ставит на первое место ‘у-си, затем его помощника ƒа-хао, а уже потом Ќюй-ва - образ, принадлежащий к эпохе матриархата, а следовательно, более древний,- говорит о недостаточной историчности взгл€дов автора. Ќе все его толковани€ убедительны. Ќапример, он говорит, что причина выбора разноцветного камн€, которым Ќюй-ва починила сломавшийс€ небосвод, лежит в поклонении камн€м, характерном дл€ древнего  ита€. Ќе опира€сь на этнографический материал и не зна€, видимо, мифологических сказаний народов ёго-«ападного  ита€ об этих же геро€х, исследователь отмечает лишь, что ‘у-си и Ќюй-ва - это образы создателей вселенной. ј что касаетс€ их изображени€ как полулюдей, полузмей, то €понский мифолог просто считает это поздней версией, придуманной где-то в начале нашей эры. “акже позднейшим считает автор и версию о браке ‘у-си и Ќюй-ва. »гнорирование науки о первобытном обществе и фольклорно-этнографических данных привело исследовател€ к выводам пр€мо противоположным тем, к которым пришли учЄные  ита€.

“радиционность точки зрени€ €понского автора про€вл€етс€ и в том, что он хот€ и говорит о некоторых мифах как об очень древних, однако утверждает, что многие из них были созданы между V-I вв. до н.э., т.е. фактически врем€ фиксации мифа считает временем его создани€. ¬сЄ это не могло не сказатьс€ отрицательно на серьезной работе €понского исследовател€, котора€ осталась незамеченной в китайской и европейской науке.

¬ 30-40-е годы продолжает развиватьс€ и европейское китаеведение. ≈сли в 30-е годы ещЄ по€вл€ютс€ весьма поверхностные работы, вроде книги ’энца, объ€сн€ющей китайские мифы с позиций давно устаревшей мифологической школы (ёй - солнце, его жена - луна и т.п.), то в 40-е годы выход€т серьЄзные исследовани€ о древнекитайской культуре. ¬ 1942 г. увидели свет два тома труда Ђћестные культуры в древнем  итаеї немецкого учЄного ¬.Ёберхарда, уехавшего из фашистской √ермании в “урцию и продолжавшего в стенах јнкарского университета свою работу. “руд Ёберхарда - не специальное исследование по мифологии, но касаетс€ многих вопросов, св€занных с ней. –азвива€ свои взгл€ды о большом значении местных культур и местного колорита в китайской культуре вообще и фольклоре в частности, автор пытаетс€ как-то распределить и мифологических персонажей в св€зи с отдельными местными культурами. ѕроисходит обратное тому, что делали все учЄные до Ёберхарда, стремившиес€ св€зать осколки китайских мифов в единую систему. –азличные божества оказываютс€ у немецкого синолога отнесЄнными к различным культурам: так, великан  уа-фу, догон€вший солнце,- к тибетской культуре, Ќюй-ва - одновременно к тибетской и к сычуаньской культуре Ѕа и т.п.  ак это часто случаетс€ с исследователем, выдвинувшим какую-то новую точку зрени€, Ёберхард слишком увлЄкс€ в своЄм стремлении точно локализовать вс€кое €вление. ћори ћикисабуро, говор€ об обширности территории древнего  ита€, указывает, что св€зь между отдельными част€ми страны в древности была не так уж затруднена географическими услови€ми. —ледовательно, нельз€ и переоценивать значение местного начала в том или ином €влении. Ќадо иметь в виду, что до нас дошли (особенно по мифологии) разрозненные осколки в весьма разновременных и разнохарактерных пам€тниках, по которым трудно судить о локализации древних мифов. Ќе всегда чЄтко раздел€€ материал в хронологическом отношении, занима€сь только вопросами локализации, Ёберхард нередко упускает из вида вопросы исторического развити€ образа, хот€ и нельз€ сказать, что он совершенно игнорирует его. Ёберхард рассматривает подъЄм китайской цивилизации как результат сли€ни€ различных культурных компонентов, которые, по его мнению, в древности сильно отличались как этнически, так и регионально. Ќельз€ не видеть в теории Ёберхарда положительного зерна, но нельз€ и полностью довер€ть ей, так как она представл€ет собой крайность, обратную теори€м тех учЄных, которые рассматривают древнекитайскую культуру как единое целое.

¬згл€ды на вопросы китайской мифологии были высказаны Ёберхардом и несколько лет спуст€ в св€зи с работой Ѕ. арлгрена ЂЋегенды и культы в древнем  итаеї. Ѕ. арлгрен провЄл кропотливое историко-филологическое исследование древних текстов в св€зи с развитием культа предков.

ќднако с теоретическими его посылками мы не можем согласитьс€.  арлгрен придерживаетс€ старой теории, считавшей героев мифов обожествленными реальными историческими персонажами. Ёта точка зрени€ в этнографии близка и к традиционному взгл€ду древнекитайских авторов на мифические образы как на исторические, так что сама основа исследовани€  арлгрена во многом традиционна. Ѕ. арлгрен подошЄл как текстолог к специфическим вопросам мифотворчества. ќн разделил все древние тексты на так называемые свободные, относ€щиес€ к периоду „жоу, и Ђсистематизированныеї тексты позднечжоуского времени и особенно ханьской эпохи (с 221 г. до н.э.), написанные в сответствии с определЄнной философской теорией (по  арлгрену, главным образом с теорией п€ти элементов). ѕо мнению исследовател€, дл€ изучени€ мифов следует привлекать только Ђсвободныеї (читай доханьские) тексты.  арлгрен стоит на точке зрени€, пр€мо противоположной выводам ¬энь »-до, который показал, что нередко более поздние пам€тники отражают первоначальную или близкую к ней стадию мифа.

Ўведский учЄный утверждает, что мифы в чистом, древнем виде существовали и записывались лишь в св€зи с их отношением к культу предков крупных родов эпохи „жоу.  огда же в конце III в. до н.э. началось разрушение старого социального стро€, культы предков больших домов потер€ли своЄ практическое значение. “огда пам€ть героев мифов и сказаний оказалась отделЄнной от практики культа. ¬от тут-то, по  арлгрену, и был открыт путь дл€ фантазии и Ђантикварныхї спекул€ций ханьских авторов. ƒумаетс€, что прав ¬.Ёберхард, который в своей рецензии на это исследование писал, что на рубеже III -II в. до н.э. уже не было необходимости в таком разработанном родовом древе, так как по€вилась нова€ аристократи€. » начина€ с этого времени, комментаторы могли снова вернуть геро€м божественный облик и излагать миф в первоначальном варианте. ƒобавим к этому от себ€, что авторы более позднего времени ставили перед собой и совершенно иные эстетические задачи, например описание необычного, удивительного, и поэтому им не нужно было превращать миф в историю. —ледовательно, точка зрени€ Ѕ. арлгрена мало что даЄт дл€ исследовани€ и реконструкции древнекитайской мифологии.

Ѕ. арлгрен придерживаетс€ традиционной старокитайской точки зрени€, фактически отождествл€€ врем€ создани€ мифа и врем€ его письменной фиксации. ¬ действительности же чжоуские авторы брали миф из фольклора, в котором он мог просуществовать уже много столетий. Ќа это также указывает ¬.Ёберхард.

¬ особенности резко нападает ¬.Ёберхард на положение  арлгрена о мифических геро€х как реально существовавших личност€х (по  арлгрену, древние китайцы представл€ли своих героев сверхчеловеками, но не совершенными богами и не простыми смертными). Ќемецкий синолог пишет по этому поводу: Ђ≈сли бы эта точка зрени€ была правильной, то китайска€ мифологи€ представл€ла бы величайшее исключение, когда-либо известное в мировой этнографии.  итайцы должны были вначале создать своих героев и только потом сделать из них богов и даже животныхї. ѕравильно подмеча€ слабые стороны концепции ¬. арлгрена, ¬.Ёберхард настаивает на своей теории локальных культур. Ђ—равнива€ структуру [локальной] культуры с характером и содержанием мифов, мы можем раскрыть изменени€, произошедшие в мифах, и реконструировать их первоначальную формуї,- пишет он, указыва€ на важность изучени€ в св€зи с вопросами китайской мифологии прототайской, протоиндонезийской и прототюркской культур. ¬.Ёберхард безусловно переоценивает значение этих факторов, особенно важность двух последних культур дл€ исследовани€ древнекитайской мифологии.

¬ 50-60-е годы ни в ≈вропе, ни в японии не по€вилось специальных больших монографий по китайской мифологии. »сключение представл€ет книга  .‘инстербуш Ђќтношение Ђ ниги гор и морейї к изобразительному искусствуї, изданна€ в √ƒ– в 1952 г. јвтор проделала большую и кропотливую работу, выбрав и перевед€ на немецкий €зык значительное количество фрагментов из Ђ ниги гор и морейї и св€зав эти описани€ с фантастическими изображени€ми в древнекитайском искусстве. јвтором составлен и индекс всех упоминаемых в Ђ ниге гор и морейї мифологических существ, народов, стран и т.п. с переводом названий и прозвищ. Ќо книге  .‘инстербуш присущ один общий дл€ большинства работ по китайской мифологии недостаток - незнание своих предшественников. «десь он особенно заметен. јвтор не упоминает в списке литературы ни одной работы современного китайского исследовател€, так же как и €понских авторов.

—ама Ђ нига гор и морейї известна исследовательнице лишь с комментари€ми √о ѕу и Ѕи ёан€, тогда как ещЄ в 1924 г. ј.ћасперо ссылалс€ на комментарии ” ∆энь-чэн€, ян Ўэн€ и на два комментари€ ’ао »-сина. »з книги ёань  э, в частности, видно, как много дают дл€ исследовател€ все эти толковани€ старых китайских учЄных. ѕрав был ћен-шен-’ельфен, который указывал в своей рецензии, что тема эта не так уж нова в западной синологии и что автору следовало ознакомитьс€ и со многими исследовани€ми (например, ј.ћасперо, Ѕ. арлгрена, ‘.¬отербари), и с переводом большей части Ђ ниги гор и морейї, сделанным –осни и изданным в 1891 г. в ѕариже.

—реди последних €понских работ по китайской мифологии необходимо отметить интересную книгу  аидзука —игэки Ђ–ождение боговї.

јвтор - известный историк, профессор  иотского университета, подошЄл к китайским мифам как историк и археолог, книга его нетрафаретна, в ней много интересных попыток вы€снить историческую основу мифов, есть сведени€ об идентичности некоторых образов китайских и €понских мифов. јвтор широко использует работы китайских учЄных.

»з самых последних статей по китайской мифологии на «ападе выдел€етс€ очерк крупного историка-китаеведа ƒ.Ѕодде, специально написанный дл€ книги Ђћифологи€ древнего мираї. ƒ.Ѕодде дал научный и в то же врем€ попул€рный очерк китайской мифологии (из-за небольшого объЄма он ограничилс€ изложением лишь космогонических мифов), предпослав ему интересное введение об общих проблемах исследовани€ китайской мифологии. јмериканский учЄный подчЄркивает принципиальное отличие древнекитайской мифологии от пантеона поздних народных божеств различных религий и местных культов. јвтор выступает и против утверждени€, что в  итае нет мифологии или есть только мифы, созданные индивидуальными литераторами. ќн присоедин€етс€ к тому взгл€ду, что герои китайских мифов не есть исторические персонажи, показывает различный подход конфуцианских и даосских авторов к мифологическим геро€м, подчЄркива€, что даосские писатели включают в сочинение мифологический намЄк, как правило, Ђтолько дл€ философского или литературного эффекта, а не потому, что даосские авторы действительно в них вер€тї.

ƒ.Ѕодде, говор€ о различи€х текстов чжоуского и ханьского времени, справедливо подчЄркивает народность, фольклорность материалов ханьских авторов. »сследователь в св€зи с этим подробно разбирает и спор между Ѕ. арлгреном и ¬.Ёберхардом. —клон€€сь к точке зрени€ ¬.Ёберхарда по поводу того, какие источники более достоверны и важны дл€ исследовател€ древнекитайской мифологии, Ѕодде, видимо, прав, совету€ держатьс€ Ђзолотой серединыї, не впада€ в крайности Ђлокализацииї ¬.Ёберхарда, с одной стороны, и механистического историко-филологического подхода Ѕ. арлгрена - с другой.

 онечно, есть вопросы, по которым нам трудно согласитьс€ с американским исследователем. “ак, едва ли можно признать, что миф о ёе, отражающий, видимо, переход к земледельческому обществу,- самый древний из китайских космогонических мифов, изложенных исследователем. »з изложени€ получаетс€, что речь идет лишь о мифах эпохи „жоу (по Ѕодде, существовавших в эпоху „жоу). ¬идимо, следовало как-то показать, когда, в какую эпоху мог быть создан тот или иной миф (в зависимости от того, какой этап истории человечества он отражает). ¬ целом очерк ƒ.Ѕодде несомненно удачен и полезен своей чЄткостью и хорошим знанием оригинального материала. ¬ библиографии ƒ.Ѕодде упом€нул и книгу ёань  э, подчеркнув ценность обильных цитат из древних пам€тников. ќднако из библиографии почему-то выпали работы €понских исследователей, труды Ўэнь янь-бина, ¬энь »-до и некоторых других китайских учЄных.

¬ последние годы к мифологии  ита€ обратились вновь и советские авторы. ѕравда, сделано в этой области пока ещЄ немного. ћы имеем лишь серьЄзную статью Ё.ћ.яншиной Ђќ некоторых изображени€х на рельефах ханьских погребенийї. јвтор рассматривает различные мифологические сюжеты, дошедшие до нас в изображени€х могильных рельефов (III в. до н.э.- Ill в. н.э.). ќсобенно подробно изучаютс€ тотемические изображени€ и рельефы ‘у-си и Ќюй-ва. –абота основана на исследовани€х современных китайских учЄных, даЄт большое количество извлечений из первоисточников. ќднако, принима€ в целом концепцию ¬энь »-до, Ё.ћ.яншина всЄ-таки в конце работы становитс€ на традиционную точку зрени€, утвержда€, что Ђв ханьской официальной историографии Ќюй-ва превращаетс€ в преемницу ‘у-си, его младшую сестру или женуї. “ем самым исследователь фактически отбросил концепцию ¬энь »-до о ‘у-си и Ќюй-ва как о брате и сестре, вступивших в брак (что отражает весьма древние представлени€), и как бы возвращаетс€ к мнению о том, что источники более поздние не могут сохранить дл€ нас более ранних, архаических представлений. —ледует заметить, что, с другой стороны, автор даЄт интересное объ€снение тому, почему образ Ќюй-ва по€вл€етс€ лишь в сочинени€х ханьской эпохи: Ђ¬ процессе превращени€ конфуцианства во II - I вв. до н.э. в официальную религию в ханьской рабовладельческой империи по€вл€етс€ тенденци€ использовать в борьбе с местными аристократическими культами народные веровани€ в интересах господствующей идеологииї.   сожалению, автор никак не доказывает это положение, которое, если оно будет обосновано, может также дать объ€снение тому, почему в ханьских источниках мы находим больше чисто фольклорного материала, чем в доханьских. Ё.ћ. яншина говорит, что на ханьских рельефах Ќюй-ва Ђвыгл€дит не полноценным героем, а парой, придатком к ‘у-сиї. ќснований дл€ такого утверждени€ недостаточно. ќднако все эти сомнени€ и некоторые другие спорные толковани€ (например, перевод сюань-н€о - Ђчерной птицыї, по многим толковани€м, ласточки, как Ђпурпурнойї) не мешают считать статью Ё.ћ.яншиной полезной дл€ нашего читател€.

«а последние п€тнадцать лет китайские исследователи сделали много в области изучени€ своего классического наследи€.

  сожалению, вопросам мифологии в эти годы удел€лось сравнительно мало внимани€. Ѕыли переизданы исследовани€ ¬энь »-до, по€вилось расширенное издание книги —юй —юй-шэна, написаны интересные статьи, например Ђќтносительно легенд о стрелке »ї ’у Ќ€нь-и, Ђ÷юй ёань и древние мифыї ’у —€о-ши, Ђѕоговорим о древних мифахї Ћи ƒань-€нем и некоторые другие. ћифологии касаютс€ и все авторы историй литератур. ¬ одних она занимает меньшее место, например в Ђ»стории китайской литературыї, написанной коллективом »нститута литературы јЌ  Ќ– или в четырЄхтомной истории литературы, созданной коллективом ѕекинского университета, в других большее,- например в книге Ђ итайска€ литератураї профессора ян √ун-цзи, или в Ђ»стории китайского фольклораї коллектива ѕекинского пединститута.

ѕеречисленные выше статьи разбирают главным образом конкретные вопросы китайской мифологии. ’у Ќ€нь-и, например, доказывает, что миф о стрелке » отражает изобретение лука и борьбу с насел€вшими землю гадами и дикими звер€ми. ќн приводит интересные данные о различных вариантах мифа, об эволюции его и об отношении к образу стрелка » различных авторов: одни, следу€ народной традиции, возвышали его образ, другие, исход€ из конфуцианских принципов, толковали его как правител€, увлекшегос€ охотой и забывшего о делах управлени€. („тобы как-то оправдать это противоречие, была изобретена даже теори€ о двух разных ».) —тать€ ’у Ќ€нь-и даЄт наиболее подробное исследование одного из лучших образов китайской мифологии, однако в ней видны и следы старой теории, считавшей, что герои мифа суть реальные люди - предки. јвтор пишет: Ђ¬озможно, что » - это старейшина какого-либо рода в древности, возможно, в действительности и был такой человек, но это не есть предмет нашего исследовани€ї. ƒумаетс€, что у нас нет оснований считать стрелка », сто€щего в одному р€ду с образом √еракла, реальным лицом, это типично собирательный, обобщенный образ древнего геро€, олицетвор€ющего собой мощь племени. ѕримерно так и понимаютс€ все эти мифологические образы в истории литературы ѕекинского университета и в Ђ»стории китайского фольклораї.

¬ажно отметить, что работы, созданные в последнее дес€тилетие, исход€т из трудовой теории происхождени€ искусства, что бесспорно правильно. ќни св€зывают миф с реальной действительностью, нередко, правда, слишком пр€молинейно, в чЄм сказываетс€ вли€ние вульгарного социологизма. Ќапример, авторы Ђ»стории китайского фольклораї пишут, что раз Ђв действительности были люди и были змеи, то только так мог быть создан образ Ќюй-ва с человечьим лицом и туловищем змеиї.

  сожалению, авторы не показывают, что Ќюй-ва была в представлении древних вод€ным божеством. ¬ообще в последних работах заметна €вна€ тенденци€ обойти образ ‘у-си и его отношение к образу Ќюй-ва. Ќи в Ђ»стории китайского фольклораї, ни в истори€х литературы ѕекинского университета и »нститута литературы ‘у-си вообще не упом€нут.

»з положительных тенденций, про€вл€ющихс€ в последних работах, нельз€ не отметить стремлени€ св€зать миф не столько стой эпохой, когда он был записан, сколько с тем периодом в развитии человечества, когда он мог возникнуть. ќб этом говор€т, например, авторы истории фольклора, разбира€ миф о починке неба. ќдновременно многие авторы считают возможным подчеркивать романтизм (а иногда и реализм) мифов.

Ђќснова мифа - это реализм, а форма - романтизмї,- пишут авторы истории фольклора, по€сн€€, правда, что под реализмом они понимают здесь отражение в мифах жизни первобытного человека, полной борьбы с природой. ƒумаетс€, что использовать эти конкретно исторические литературоведческие пон€ти€ применительно к мифологии €вно не стоит, ведь миф отражает принципиально иную стадию художественного, образного мышлени€. ¬идимо, с недостаточным пониманием исторического движени€ художественного мышлени€ св€зано и утверждение авторов истории фольклора о том, что превращение образа —и-ван-му из страшного чудовища в прекрасную царицу - хоз€йку «апада - есть результат редактировани€ и искажени€ мифа господствующими классами.

¬ последней истории литературы, созданной »нститутом литературы, небольшой раздел о мифах написан более чЄтко и без таких упрощенных взгл€дов, хот€ и там есть неудачные формулировки. Ќаличествуют в разделе и те же отголоски старой теории, считавшей мифических героев реальными персонажами (в написании принимал участие ’у Ќ€нь-и).

ќбщим же недостатком всех работ, перечисленных нами выше, €вл€етс€ невнимание к этнографическим данным, к сравнительной мифологии, которыми широко пользовалс€ ¬энь »-до, а отсюда и отсутствие конкретных, убедительных объ€снений многих мифологических сюжетов, не всегда четкое понимание того, какой миф был создан раньше, а какой мог возникнуть позже, и т.д.

—овсем недавно интересные работы по древней мифологии выпустил Ћи √уан-синь. ќн доказывает, например, матриархальность образа ’оу-цзи -  н€з€-просо, пытаетс€ реконструировать древнейшую форму мифа.

јналогичную попытку восстановить древний облик мифа предприн€л и ёань  э в своей недавней статье ЂЁволюци€ мифа о борьбе Ўуп€ и —€наї (журн. Ђ÷з€нхай сюэканьї, 1964, є 2), доказыва€, что Ўунь в древнейших сказани€х изображалс€ охотником на слонов.

 нига самого ёань  э как бы подводит итог огромному, уже собранному буквально по крупинкам материалу. ќна показывает, что китайска€ мифологи€ близка творчеству других древних народов - √реции, ≈гипта, ћексики и даЄт интересный материал дл€ сравнительно-исторического изучени€ мифов.

—писок литературы

ёань  э. »зучение китайской мифологии

ёань  э. ћифы древнего  ита€.- ћ.:Ќаука, 1965

Ѕ. –ифтин ‘антази€ древних китайцев населила неведомые земли длинноухими и крылатыми существами, людьми с дыр€вой грудью или трем€ лицами. ¬ китайских мифах нет прекрасной пластичности и стройности греческих богов и героев, они поражают наш

 

 

 

¬нимание! ѕредставленна€  урсова€ работа находитс€ в открытом доступе в сети »нтернет, и уже неоднократно сдавалась, возможно, даже в твоем учебном заведении.
—оветуем не рисковать. ”знай, сколько стоит абсолютно уникальна€  урсова€ работа по твоей теме:

Ќовости образовани€ и науки

«аказать уникальную работу

—вои сданные студенческие работы

присылайте нам на e-mail

Client@Stud-Baza.ru