Ѕаза знаний студента. –еферат, курсова€, контрольна€, диплом на заказ

курсовые,контрольные,дипломы,рефераты

У¬идимо, никому из нас не сделатьс€ пам€тникомФ: реминисценции из пушкинских стихотворений о поэте и поэзии у ».ј. Ѕродского — Ћитература и русский €зык

–анчин ј. ћ.

ѕервоначально Ѕродский ищет в пушкинских стихах о поэте и поэзии свидетельства неизбежной гибели, обреченности каждого истинного стихотворца. “акому самовоспри€тию соответствовал взгл€д на судьбу Ѕродского как на воплощение или частный случай участи вс€кого истинного поэта Ч гонимого страдальца. ѕоказательно замечание јнны јхматовой по поводу ареста и ссылки Ѕродского: УЌеблагополучие Ч необходима€ компонента судьбы поэта, во вс€ком случае поэта нового времени. јхматова считала, что насто€щему артисту, да и вообще сто€щему человеку, не годитс€ жить в роскоши. <...>  огда Ѕродского судили и отправили в ссылку на север, она сказала: У акую биографию делают нашему рыжему!  ак будто он кого-то нарочно нан€лФ. ј на вопрос о поэтической судьбе ћандельштама, не заслонена ли она гражданской, ответила: У»деальна€ФФ (Ќайман ј. –ассказы об јнне јхматовой [»зд. 2-е, доп.]. ћ., 1999. —. 17).

Ётот мотив декларирован в завершении стихотворени€ У онец прекрасной эпохиФ (1969):

ƒл€ последней строки, эх, не вырвать у птицы пера. †неповинной главе всех и дел-то, что ждать топора †да зеленого лавра.

У«еленый лаврФ напоминает о совете музе в пушкинском Уя пам€тник себе воздвиг нерукотворный...Ф:

¬еленью божию, о муза, будь послушна,

ќбиды не страшась, не требу€ венца...

ѕри сходстве на уровне означающих, создающем иллюзию синонимии (зеленый лавр как синоним венца) означаемые у этих слов и выражений различны. ѕушкин обозначает словом УвенецФ лавровый венок Ч знак славы поэта, который в русской поэзии 1810Ч1830-х гг. чаще именовалс€ именно УвенкомФ. У<...> ¬ поэтическом словоупотреблении УвенецФ, как правило окрашиваетс€ негативной эмоцией, а УвенокФ Ч позитивной. Ѕывает и так, что в произведении даетс€ лишь один из антонимов, но он незримо соотнесен с антонимом в другом произведении. » пон€ть происхождение противоположных эмоциональных окрасок можно, лишь соотнос€ УвенецФ и УвенокФ как крайние звень€ одной цепиФ; У¬енец Ч атрибут славы, чаще всего военной; венок Ч знак отказа от громкой славы ради жизни неприметной, но исполненной естественных чувств, искренней при€зни и любви. » вместе с противопоставлением УвенкаФ УвенцуФ второй, так сказать, образ жизни ставитс€ выше первогоФ (ћанн ё. ¬. ƒинамика русского романтизма. ћ., 1995. —. 16Ч18 (здесь же примеры из текстов: о семантике слов УвенокФ и УвенецФ в русской поэзии, в том числе и у поэтов ’’ века, и в некоторых текстах Ѕродского см.: Ћевинтон √. ј. —мерть поэта: »осиф Ѕродский // »осиф Ѕродский: творчество, личность, судьба. »тоги трех конференций. —ѕб., 1998. —. 197).

¬ыбор автором стихотворени€ Уя пам€тник себе воздвиг нерукотворный...Ф именно означающего УвенецФ не случаен: в пушкинском тексте поэту приписываетс€ атрибут УцарственностиФ (его мысленный пам€тник Увознесс€ выше <...> главою непокорной / јлександрийского столпаФ Ч колонны Ч пам€тника императору јлександру I[1]). “аким образом, УвенецФ, означа€ Улавровый венокФ, наделен оттенками значени€ коннотаци€ми Уцарский венецФ.

ќтказ от венка/венца у ѕушкина Ч это отвержение жажды к славе, жест, демонстрирующий независимость: пушкинский поэт представлен в отличие от горациевского хранителем и ценителем личной свободы Ч высшей ценности быти€. ¬ отличие от пушкинской музы, поэту Ѕродского лавровый венок обеспечен Ч вместе с плахой. Ќо Узеленый лаврФ Ч выражение многозначное, обозначающее не только УвенокФ, но и УвенецФ. У«еленый лаврФ Ч награда поэту Ѕродского за стихи, оплаченные ценою смерти; но, поставленное в один семантический р€д с УтопоромФ, это выражение указывает также и на венец как знак мученичества (венец мученический) и на его первообраз Ч терновый венец ’риста. ¬ыражение Узеленый лаврФ восходит не только к √орацию и ѕушкину, но и к лермонтовскому стихотворению У—мерть ѕоэтаФ, в котором венец совмещает признаки венка (в обманчивом внешнем виде) и венца (по своей сути):

» прежний сн€в венок Ч они венец терновый,

”витый лаврами, надели на него:

Ќо иглы тайные сурово

язвили славное чело...

ѕод пером Ѕродского пушкинские строки о долгой славе поэта в поколени€х превращаютс€ в стихи о неизбежной гибели.

У“опорФ палача из стихотворени€ У онец прекрасной эпохиФ Ч такое же орудие казни, как Усекира палачаФ, пасть от удара которой суждено поэту, герою другого пушкинского стихотворени€ Ч Ујндрей ЎеньеФ:

ѕодъ€лась вновь устала€ секира

» жертву новую зовет.

ѕевец готов: задумчива€ лира

¬ последний раз ему поет.

ќбраз лаврового венца, вызывающий ассоциации с югом, с солнечным миром античности, у Ѕродского соединен с зимой и снегом: венец поэта Ч Улавровый заснеженный венецФ:

’вала разв€зке. «анавес.  онец.

 онец. –азъезд. √алантность провожатых,

у светлых лестниц к зеркалам прижатых,

и лавровый заснеженный венец.

(Уѕриходит март. я сызнова служуФ, 1961)

 онцовка стихотворени€ Ѕродского может быть истолкована как непр€мое, эвфемистическое описание ареста (провожатые кем-то прижаты к зеркалам). Ќо она также проецируетс€ и на финальную сцену комедии ј. —. √рибоедова У√оре от умаФ, и на описание ќнегина в первой главе пушкинского романа в стихах (снегом, Уморозной пылmю сребритс€ / ≈го (ќнегина. Ч ј. –.)бобровый воротникФ). —цена разъезда также восходит к У≈вгению ќнегинуФ (ќнегин, покидающий театр, Ч гл 1, строфа 16). Ќо, кроме того, текст Ѕродского соотнесен со стихотворением ћандельштама УЋетают валькирии, поют смычкиФ, представл€ющего собой своеобразное соединение мотивов и образов и из грибоедовского, и из пушкинского сочинений:

Ћетают валькирии, поют смычки.

√ромоздка€ опера к концу идет.

— т€желыми шубами гайдуки

Ќа мраморных лестницах ждут господ.

”ж занавес наглухо упасть готов;

≈ще рукоплещет в райке глупец,

»звозчики пл€шут вокруг костров.

 арету такого-то! –азъезд.  онец.

—тихотворение ћандельштама воплощает Утему конца русского символизмаФ (Ћекманов ќ. ¬ечер символизма: ќ стихотворении У¬алкирииФ // Ћекманов ќ. ј. ќпыты о ћандельштаме (”ченые записки ћосковского культурологического лице€ є 1310. ¬ып. 1). ¬инницкий ». ё. ”техи меланхолии (”ченые записки ћосковского культурологического лице€ є 1310. ¬ып. 2). ћ., 1997. —. 50). —тихотворение Ѕродского посв€щено теме конца высокого искусства вообще. «наком преемственности по отношению к поэтической традиции избран лавровый венец.

Ѕродского 1960 Ч начала 1970-х гг. привлекает прежде всего ѕушкин, разочарованный в ценност€х быти€, ѕушкин Ч изгнанник, узник и певец свободы. ¬ стихотворении Уѕеред пам€тником ј. —. ѕушкину в ќдессеФ (1969Ч1970?) уподобление геро€ автору стихотворени€ У  морюФ откровенно пр€молинейно:

» ощутил €, как сапог Ч дресва,

как марширующий раз-два,

тоску родства.

ѕоди, и он

здесь ждал того, чего нельз€ не ждать

от жизни: воли. <Е>

<...>

Ќаш нежный ёг,

где сердце сбрасывало прежде вьюк,

есть инструмент державы, главный звук

чей в мироздании Ч не сорок сороков,

рассчитанный на череду веков,

но л€зг оков.

» отлит был

из их отходов тот, кто не уплыл,

тот, чей, дав€сь, проговорил

Уѕрощай, свободна€ стихи€Ф рот,

чтоб растворитьс€ навсегда в тюрьме широт,

где нет ворот.

Ќет в нашем €зыке грустней строки

отча€нней и больше вопреки

себе написанной, и после от руки

сто лет копируемой. “ак набегает на

пл€ж в Ћанжероне за волной волна,

земле верна.

√ерой Ѕродского как бы упрекает ѕушкина за верность УземлеФ, за отказ от романтического побега за далекой свободой; он ощущает в прощании поэта с морем Ч символом воли мучительнейшее, физически €вственное насилие над самим собой. ѕушкин Ѕродского произносит слова прощани€, Удав€сьФ. ћежду тем, в пушкинском стихотворении У  морюФ выбор поэта, хот€ он и не вн€л призывам мор€ Ч Усвободной стихииФ Ч и осталс€, очарованный Умогучей страстьюФ, на земле, не безнадежно трагичен. ƒл€ пушкинского геро€ бегство невозможно и ненужно:

ќ чем жалеть?  уда бы ныне

я путь беспечный устремил?

<...>

ћир опустел... “еперь куда же

ћен€ б ты вынес, океан?

—удьба людей повсюду та же:

√де капл€ блага, там на страже

”ж просвещенье иль тиран.

ѕушкинский герой, оставшийс€ Уу береговФ, верен пам€ти о море и не винит себ€ в измене Усвободной стихииФ:

ѕрощай же, море! Ќе забуду

“воей торжественной красы

» долго, долго слышать буду

“вой гул в вечерние часы.

¬ леса, в пустыни молчаливы

ѕеренесу, тобою полн,

“вои скалы, твои заливы,

» блеск, и тень, и говор волн.

Уѕроща€сь с морем, ѕушкин прощалс€ с югом, со всеми впечатлени€ми последних лет, со всеми поэтическими замыслами, родившимис€ на юге, с завершенным периодом жизни, со своей поэтической молодостью, с романтизмомФ Ч писал о стихотворении У  морюФ Ѕ. ¬. “омашевский (“омашевский Ѕ. ¬. ѕушкин. »зд. 2-е. ћ., 1990. “. 2. —. 272). ƒл€ пушкинского геро€ жизнь не закончена; дл€ геро€ Ѕродского возможно лишь т€гостное существование. ѕушкинский герой Ч уроженец берега, сын земли; герой Ѕродского Ч житель мор€, выброшенный на берег: он сравнивает себ€ с рыбой. ј волны, символизирующие у ѕушкина (не только в У  морюФ, но и, например, в стихотворении У то, волны, вас остановил...Ф) свободу, в тексте Ѕродского ассоциируютс€ с противоположным началом Ч с монотонной повтор€емостью и Уверностью землеФ.

¬ такой трактовке морской стихии Ѕродский, однако же, тоже следует ѕушкину Ч но не создателю стихотворени€ У  морюФ, а автору строк У“ак море, древний душегубец...Ф: У<...> ¬ наш гнусный век / —едой Ќептун земли союзник. / Ќа всех стихи€х человек Ч / “иран, предатель или узникФ. јллюзи€ на этот пушкинский текст содержитс€ в стихотворении Ѕродского У  ≈вгениюФ из цикла Ућексиканский дивертисментФ (1976). ѕринимает Ѕродский и другой пушкинский образ, символизирующий несвободу, Ч Углубину сибирских рудФ. ¬ стихотворении УѕредставлениеФ (1986) подобие этого образа Ч пещера УгражданинаФ –оссийской империи и советской страны: Уƒверь в пещеру гражданина не нуждаетс€ в УсезамеФ. / “о ли правнук, то ли прадед в рудных недрах тачку катит <...>У.

УѕревращениеФ поэта в статую трактовано в стихотворении Уѕеред пам€тником ј.—. ѕушкину в ќдессеФ как лишение свободы: пам€тник УотлитФ из УотходовФ металла, пошедшего на оковы. ¬оображаемому грандиозному пам€тнику из пушкинского Уя пам€тник себе воздвиг нерукотворный...Ф Ѕродский противопоставл€ет реальный пам€тник ѕушкину, но он символизирует не почитание поэта УнародомФ, а насилие над стихотворцем.

”поминание о звоне кандалов в стихотворении Уѕеред пам€тником ј. —. ѕушкину в ќдессеФ соотноситс€ со строками ѕушкина У ак раз теб€ запрут, / ѕосад€т на цепь дуракаФ (УЌе дай мне Ѕог сойти с умаФ). ѕушкинскому романтическому мотиву безуми€ поэта, прозревающему высшие тайны и отторгнутого и мучимого людьми, Ѕродский придает новый, глубоко личностный смысл. “рафаретный литературный мотив становитс€ у Ѕродского средством самоописани€ УяФ и приобретает биографическую достоверность. “ак УлитератураФ становитс€ УжизньюФ, а единичное событие запечатлеваетс€ в УвечнойФ словесной формуле. —троки из стихотворени€ ѕушкина УЌе дай мне Ѕог сойти с умаФ Ч может быть, самого УтемногоФ из произведений поэта:

ƒа вот беда: сойти с ума,

<...>

 ак раз теб€ запрут

ѕосад€т на цепь дурака

» сквозь решетку как зверька

ƒразнить теб€ придут

Ч превратились у Ѕродского в свидетельство о собственной судьбе Ч о судьбе узника. –омантический флер, обволакивающий образы у ѕушкина, сорван: в тюрьме не безумец, а здравомысл€щий человек, и трав€т его на€ву Ч Уя входил вместо дикого звер€ в клетку, / выжигал свой срок и кликуху гвоздем в бараке...Ф (1980).

÷итируетс€ в стихотворении Уѕеред пам€тником ј. —. ѕушкину в ќдессеФ и пушкинское Уѕора, мой друг, пора! поко€ сердце просит...Ф: У» он, видать, здесь ждал того, чего нельз€ не ждать / от жизни: волиФ. Ќо двум противоположным и нераздельным ценност€м ѕушкина Ч покою и воле Ч Ѕродский противопоставл€ет одну только волю-свободу.

–еминисценции из пушкинского У...¬новь € посетил...Ф Ч стилистические формулы дл€ описани€ судьбы поэта-изгнанника в стихотворении Ѕродского У1972 годФ (1972). —тихотворение посв€щено вынужденной разлуке поэта с родиной, отъезд уподоблен дантовскому переходу в загробный мир. »згнание описано как возмездие за служение Уречи родной, словесностиФ.

ѕриход в потусторонний мир у Ѕродского, однако, Ч не только поэтический образ, наве€нный УЅожественной комедиейФ флорентийского изгнанника. ћысли о смерти неизменно посещают геро€ Ѕродского:

—тарение! «дравствуй, мое старение!

<...>

<...> –ечь о саване

еще не идет. Ќо уже те самые,

кто теб€ вынесет, вход€т в двери.

—тихотворение, написанное Ѕродским в образе тридцати двух лет, напоминает не только о ƒанте Ч герое УЅожественной комедииФ, оказавшемс€ в јду, „истилищу и –аю, Уземную жизнь пройд€ до серединыФ (то есть тридцатип€тилетним Ч таковой, по средневековым представлени€м, была половина жизненного срока, отпущенного человеку). Ќапоминает и о ѕушкине, который, подойд€ к тридцатилетнему рубежу и перейд€ его, обратилс€ к мысл€м о гр€дущей кончине: в стихотворени€х УЅрожу ли € вдоль улиц шумных...Ф, УЁлеги€Ф (УЅезумных лет угасшее веселье...Ф), Уѕора, мой друг, пора! поко€ сердце просит...Ф, У...¬новь € посетил...Ф. » вправду, в тексте Ѕродского есть реминисценци€ из У...¬новь € посетил...Ф:

«дравствуй, младое и незнакомое

плем€! ∆ужжащее, как насекомое,

врем€ нашло, наконец, искомое

лакомство в твердом моем затылке.

¬ мысл€х разброд и разгром на темени.

“очно царица Ч »вана в тереме,

чую дыхание смертной темени

фибрами всеми и жмусь к подстилке.

¬ пушкинском тексте нет трагических мотивов, а об изгнании вспоминаетс€ как о событии давнем и уже не вызывающем горечи. √ерой ѕушкина Ч это прежде всего человек, размышл€ющий о неизбежной смене поколений. √ерой Ѕродского Ч именно поэт, дорого заплативший за свой дар. Ѕродский подчин€ет самоописанию романтическому канону Ч ибо в его случае поэтическа€ мифологи€ совпала с жизнью. УЅыло бы упрощением св€зывать посто€нную дл€ Ѕродского тему ухода, исчезновени€ автора из УпейзажаФ, вытеснение его окружающим пространством только с биографическими обсто€тельствами: преследовани€ми на родине, ссылкой, изгнанием, эмиграцией. ѕоэтическое изгнанничество предшествовало биографическому, и биографи€ как бы зан€ла место, уже приготовленное дл€ нее поэзией. Ќо то, что без биографии было бы литературным общим местом, то есть и начиналось бы, и кончалось в рамках текста, Ублагодар€Ф реальности переживаний, УвырвалосьФ за пределы страницы стихов, заполнив пространство Уавтор Ч текст Ч читательФ. “олько в этих услови€х автор трагических стихов превращаетс€ в трагическую личностьФ, Ч так пишут о поэзии Ѕродского ћ.ё. и ё.ћ. Ћотманы (Ћотман ћ. ё., Ћотман ё. ћ. ћежду вещью и пустотой (»з наблюдений над поэтикой сборника »осифа Ѕродского У”рани€Ф) // Ћотман ё. ћ. »збранные статьи: ¬ 3 “аллинн, 1993. “. 3. —. 303Ч304).

¬ У1972 годеФ тотально отчуждение УяФ от других. ” ѕушкина Умладое и незнакомое плем€Ф Ч семь€ разросшихс€ молодых деревьев; лирический герой приветствует их Упоздний возрастФ, пусть и не он сам, а лишь его внук увидит эти деревь€ взрослыми и могучими. —мерть осознана как неизбежный закон жизни и прин€та.

»ное у Ѕродского. Уѕлем€ младое и незнакомоеФ у него Ч это младшее поколение, будущие могильщики (в буквальном смысле слова) поэта; незнакомые не только потому, что моложе, но и потому, что они Ч иностранцы, жители тех земель, где отныне поселилс€ изгнанник.

ћотив Уплемени младого, незнакомогоФ также переиначен в стихотворении У—ид€ в тениФ (1983): одинокий лирический герой (УотецФ), уподобленный дереву (живому началу) противопоставлен бессердечным и жестоким дет€м Ч создател€м гр€дущей цивилизации (они соотнесены с множеством деревьев, с садом):

ѕрижавшеес€ к стене

дерево и его тень.

» тень интересней мне.

<...>

я смотрю на детей,

бегающих в саду

II

—вирепость их резвых игр,

их безутешный плач

смутили б гр€дущий мир,

если бы он был зр€ч.

<...>

ƒети вытесн€т нас в пригородные сады

пам€ти Ч тешить глаз

формами пустоты

<...>

Ёта песнь без конца

есть результат родства,

серенада отца,

ари€ меньшинства,

пета€ сумме тел,

в просторечьи толпеЕ

ѕушкинска€ антитеза Устарые ели, символизирующие старшее поколении Ч молодые деревь€ (поросль), олицетвор€ющие поколени€ будущиеФ зашифрована Ѕродским в УЁклоге 5-ой (летней)Ф (1980): У» внезапна€ мысль о себе подростка: / Увыше кустаринка, ниже елиФ / оглушает его на всю жизньФ. ѕушкинское выражение Уплем€ младоеФ превращено метафору волн, обозначающих врем€, в стихотворении УЌа смерть “. —. ЁлиотаФ (1965): У”же не Ѕог, а только ¬рем€, ¬рем€ / зовет его. » молодое плем€ / огромных волн его движень€ брем€ <...> легко возноситФ. —воеобразна€ вариаци€ У...¬новь € посетил...Ф Ч стихотворение Ѕродского Уќт окраины к центруФ (1962): У¬от € вновь посетил / эту местность любви, полуостров заводов, / парадиз мастерских и аркадию фабрик / <...> € оп€ть прошептал: вот € снова в младенческих ларахФ. ѕушкинский мотив приобретает в этом стихотворении одновременно и серьезный, и иронический смыслы. –еминисценци€ из У...¬новь € посетил...Ф открывает также стихотворение Уѕенье без музыкиФ (1970): Уобо мне вспом€нешь все-таки в то Ћето / √осподне и вздохнешь <...>У; смысл исходного текста при этом Увывернут наизнанкуФ: у ѕушкина говоритс€ о преемственности поколений, у Ѕродского Ч о разлуке с любимой, котора€ непреодолима даже в воспоминании.

ѕушкин пишет о возвращении в родные места, в ћихайловское, которое было дл€ него не только Умраком заточень€Ф, но и поэтическим УприютомФ. Ѕродский в У1972 годеФ говорит об изгнании, о впервые увиденной Унезнакомой местностиФ. «десь его герою суждено умереть, Утер€€ / волосы, зубы, глаголы, суффиксыФ. ѕока что, в У1972 годеФ, он рон€ет цитаты Ч из У...¬новь € посетил...Ф, из У—лова о полку »горевеФ, из УƒоктриныФ √. √ейне... »з ≈вангели€ от Ћуки:

¬се, что творил €, творил не ради €

славы в эпоху кино и радио,

о ради речи родной, словесности.

«а каковое раченье-жречество

(сказано ж доктору: сам пусть лечитс€)

чаши лишившись в пиру ќтечества,

ныне стою в незнакомой местности.

—лова о УдоктореФ Ч прозрачна€ аллюзи€ на речение ’риста из ≈вангели€ от Ћуки (гл. 4, ст. 23): Ђќн сказал им: конечно, вы скажете ћне присловие: Уврач! исцели —амого себ€; сделай и здесь, в “воем отечестве, то, что, мы слышали, было в  апернаумеФї.

Ѕродский соотносит себ€ себ€ с ’ристом. —крытое уподобление УяФ Ѕогу есть и в других стихотворени€х, например, в У–ождественской звездеФ (1987): одиночество в бытии, отчужденность от людей заставл€ют Ѕродского сравнить свое место в бытии с земной жизнью Ѕогочеловека. ¬ рождественском стихотворении 1991 г. УPresepioФ (итал. УяслиФ) У“ыФ Ч одновременно и лирический герой, и Ѕог-сын.

Ќо у евангельской цитаты в У1972 годеФ есть и другой смысл. ќна окружена аллюзи€ми на пушкинскую поэзию. »менование стихотворства УжречествомФ ведет к стихотворени€м ѕушкина Уѕоэт и толпаФ и УѕоэтуФ, в которых служитель ћуз и јполлона наделен чертами €зыческого св€щеннослужител€ Ч жреца.

ѕушкинские образы, воплощающие мотив поэта и поэзии, стали у Ѕродского идеальными словесными формулами: тема поэзии неразрывно св€зана дл€ автора У”ранииФ и Уѕейзажа с наводнениемФ именно с ѕушкиным.

<...> я слышу ћузы лепет.

я чувствую нутром, как ѕарка нитку треплет:

мой углекислый вздох пока что в вышних терп€т

Ч пишет Ѕродский в стихотворении Уѕ€та€ годовщина (4 июн€ 1977)Ф. –еминисценци€ из ѕушкина обманчива, УзеркальнаФ: в пушкинских У—тихах, сочиненных ночью, во врем€ бессонницыФ лепечет не ћуза, но ѕарка, символизирующа€ врем€ и исполн€юща€ волю судьбы: Уѕарки бабье лепетаньеФ. Ќо дл€ Ѕродского ћуза и ѕарка Ч сестры:

ƒве молодых брюнетки в библиотеке мужа

той из них, что прекрасней. ƒва молодых овала

сталкиваютс€ над книгой в сумерках, точно ћуза

объ€сн€ет —удьбе то, что надиктовала.

(У–имские элегииФ, 1981)

ѕоэзи€ и врем€ дл€ Ѕродского Ч два родственных начала (ср. высказывани€ поэта об этом собранные в кн.: —трижевска€ Ќ. ѕисьмена перспективы: ќ поэзии »осифа Ѕродского, ћ., 1997. —. 290Ч291). ѕоэтому ѕарка и ћуза в его стихах напоминают друг друга и нередко по€вл€ютс€ вместе.

» слово УдокторФ, может быть, также указывает на ѕушкина. ¬ статье Ћьва Ўестова Уј. —. ѕушкинФ русский поэт сравниваетс€ с врачевателем: его поэзи€ Ч Уэто победа врача Ч над больным и его болезнью. » где тот больной, который не благословит своего исцелител€, нашего гениального поэта Ч ѕушкина?Ф (ѕушкин в русской философской критике:  онец XIX Ч перва€ половина XX вв. ћ., 1990. —. 206). Ћев Ўестов Ч один из наиболее близких Ѕродскому философов; об этом поэт говорил неоднократно. Ќо не содержитс€ ли в У1972 годеФ скрытый спор не только с ѕушкиным (жизнь поэта дл€ Ѕродского Ч изгнание и одиночество, а смерть страшна, и ее не закл€сть стихами), но и с Ћьвом Ўестовым? ƒл€ религиозного скептика и агностика Ч лирического геро€ Ѕродского исцелител€ нет, и ни ’ристос, ни поэт Ч ѕушкин не уврачуют душевных €зв?

ќписыва€ свою судьбу изгнанника, Ѕродский прибегает к реминисценции из мандельштамовского стихотворени€ У«а гремучую доблесть могучих веков...Ф, ставшего как бы предсказанием трагической судьбы автора. —трока Ѕродского Учаши лишившись в пиру ќтечестваФ Ч точна€ цитата мандельштамовского стиха Уя лишилс€ и чаши на пире отцовФ. ћандельштамовский текст, как и У1972 годФ Ѕродского, соотнесен с пушкинским У...¬новь € посетил...Ф.

¬ поэзии Ѕродского, созданной после эмиграции на «апад, романтический мотив гонимого за слово и стойко принимающего страдани€ поэта вытесн€етс€ новым повтор€ющимс€, сквозным мотивом эфемерности, не-существовани€ лирического УяФ. Ќамеченный еще в стихотворени€х, написанных через год после отъезда Ч УЋагунеФ (1973) и УЌа смерть другаФ (1973), Ч он будет развернут в текстах, вошедших в книгу У”рани€Ф (1987).

¬ психологическом отношении показательно нежелание Ѕродского в эмиграции как-либо упоминать о своем аресте, заключении в психиатрическую больницу, ссылке. Ѕолее того, вынужденный отвечать на вопросы об этих событи€х, он рисовал картину несоизмеримо более благостную, чем она была на самом деле. (—м. об этом: Ўтерн Ћ. Ѕродский: ќс€, »осиф, Joseph. ћ., 2001. —. 121Ч123.). ѕо словам мемуаристки, УЅродский категорически не желал ни быть, ни считатьс€ жертвой. ≈му была невыносима сама мысль, что травл€, суды, психушки, ссылка Ч именно эти гонени€ на родине способствовали его взлету на недос€гаемые вершины мировой славыФ (“ам же. —. 122).

–омантический мотив одиночества поэта сохран€ет значение дл€ Ѕродского, рефлектирующего над вопросом об отношении стихотворца и публики. ¬ интервью ƒж. √лэду поэт утверждал, правда, употребив неслучайную оговорку по поводу Уромантической дикцииФ: У„то касаетс€ реакции аудитории и публики, то, конечно, при€тнее, когда вам аплодируют, чем, когда вас освистывают, но € думаю, что в обоих случа€х Ч эта реакци€ неадекватна, и считатьс€ с ней или, скажем, горевать по поводу ее отсутстви€, бессмысленно. ” јлександра —ергеевича есть така€ фраза: У“ы царь, живи один, дорогою свободной иди, куда ведет теб€ свободный умФ. ¬ общем, при всей ее романтической дикции, в этой фразе есть колоссальное здоровое зерно. ƒействительно, в конечном счете, ты сам по себе, единственный тет-а-тет, который есть у литератора, а тем более у поэта. Ёто тет-а-тет с его €зыком, с тем, как он этом €зык слышитФ (Ќастигнуть утраченное врем€; »нтервью ƒжона √лэда с лауреатом Ќобелевской премии »осифом Ѕродским. »з цикла УЅеседы в изгнании: мозаика русской эмигрантской литературыФ // ¬рем€ и мы: јльманах литературы и общественных проблем. ћ.; Ќью-…орк, 1990. —. 287).

Ќо превосходство поэта над другими уже не декларируетс€ в стихотворных текстах, а мотив изгнанничества и страданий за слово сохран€етс€ только в стихах, посв€щенных событи€м прошлой жизни, как в Уя входил вместо дикого звер€ в клетку...Ф (1980). ƒействительность перестала следовать литературной модели, поэзи€ больше не опережала жизнь, не выступала в креативной по отношению к ней роли. У–олиФ знаменитого поэта и уважаемого университетского профессора славистики не соответствовали амплуа романтического геро€, и пушкинского поэта в том числе. Ѕродский обратилс€ к новым формам воссоздани€ своего второго УяФ в поэзии.

√орациевско-пушкинский образ воображаемого пам€тника, символизирующего долговечную славу стихотворца, в поэзии Ѕродского сохран€етс€, но сама возможность существовани€ такого монумента Ѕродским отрицаетс€:

я не воздвиг уход€щей к тучам

каменной вещи дл€ их острастки.

(У–имские элегииФ)

ѕолемически соотнесены с горациевской одой еще ранние строки

ѕам€тник самому

себе, одному,

не всадник с копьем,

не обелиск Ч

вверх острием

диск.

(Ућа€тник о двух ногах...Ф, 1965)

ќбелиск соотнесен с горациевскими царственными пирамидами, которые переживет слава поэта: обелиск и пирамиды сходны по своему облику. У¬садник с копьемФ ассоциируетс€ прежде всего со св€тым √еоргием Ч самым известным всадником с копьем. ќтрицание сходства со св€тым √еоргием означает отказ от прит€заний на роль поэта-победител€ «ла (УдраконаФ Ч зме€, убитого св€тым √еоргием). Ќо это отрицание возможно лишь при некотором сходстве св€того √еорги€ и стихотворца. “акое уподобление основано на визуальном подобии поэт, макающий перо в чернильницу Ч св€той √еоргий, поражающий дракона. ¬ более позднем стихотворении Ѕродского этот образ воплощаетс€ в тексте:

» макает в горло дракона златой ≈горий,

как в чернила, перо.

(У¬енецианские строфы (2)Ф)

≈сли же пам€тник поэту представлен как существующий на€ву, то это существование полуэфемерно и, может быть, недолговечно. ћонумент воздвигнут УвпопыхахФ, это обелиск, сход€щиес€ линии которого ассоциируютс€ с утратой перспективы, с несвободой и агрессией, устремленной к небу:

¬оздвигнутый впопыхах,

обелиск кончаетс€ нехот€ в облаках,

как удар по Ёвклиду, как след кометы.

(У винтетФ)

¬оображаемый монумент предстает у Ѕродского не мысленным, но физически ощутимым. Ёто не более чем громоздка€ УвещьФ, ничем не отличающа€с€ от других вещей; сходным образом горациевско-пушкинский пам€тник превращаетс€ в Утвердую вещьФ и Укамень-костьФ (УAere perenniusФ).

∆изнь поэта не мыслитс€ как исполненна€ особенного смысла, которого лишено существование прочих людей: Упам€тникаФ не удостоитс€, в него не превратитс€ ни лирический герой Ч стихотворец, ни его мать Ч домохоз€йка: У¬идимо, никому из нас не сделатьс€ пам€тникомФ (Ућысль о тебе удал€етс€, как разжалованна€ прислуга...Ф, 1987).

Ѕродский не только придает новую смысл горациевско-пушкинскому образу Упам€тникаФ, но и оспаривает представление создател€ стихотворени€ Уя пам€тник себе воздвиг нерукотворный...Ф о природе долгой жизни поэта в пам€ти потомков. ќтвет ѕушкину Ч стихотворение УЌа столетие јнны јхматовойФ (1989):

—траницу и огонь, зерно и жернова,

секиры острие и усеченный волос Ч

Ѕог сохран€ет все; особенно Ч слова

прощень€ и любви, как собственный свой голос.

<...>

¬елика€ душа, поклон через мор€

за то, что их нашла, Ч тебе и части тленной,

что спит в родной земле, тебе благодар€

обретшей речи дар в глухонемой вселенной.

Ёлементы быти€ представлены в тексте через пары контрастирующих вещей, через антитезы Увещь Ч орудие ее уничтожени€Ф: Устраница Ч [сжигающий ее] огоньФ, Узерно Ч [перемалывающие его] жерноваФ, Уволос Ч [рассекающа€ его] секираФ. Ћишь элементы четвертой пары, относ€щиес€ не к физической, а к духовной сфере Ч Упрощенье и любовьФ Ч синонимы, а не части антитезы. У—лова прощень€ и любвиФ Ч отголосок, эхо пушкинских слов Ув мой жестокий век восславил € свободу / » милость к падшим призывалФ, в которых названы основани€ дл€ благодарной пам€ти народа о поэте. Ѕродский солидаризируетс€ с пушкинским пониманием заслуг поэта (у √ораци€ такими заслугами были новаторские черты стихотворной формы Ч перенесение в римскую литературу греческих размеров). ¬прочем, ћ. ќ. √ершензоном было высказано Уособое мнениеФ, что призыв к милосердию и воспевание свободы €вл€ютс€ главными заслугами не дл€ самого поэта, не дл€ ѕушкина, а дл€ УнародаФ. јвтор же ценит превыше всего художественные достоинства своих творений, а не свои нравственные заслуги (√ершензон ћ. ќ. ћудрость ѕушкина. “омск, 1997. —. 37Ч52). Ќо это мнение не получило распространени€.

—леду€ пушкинскому пониманию права поэта на благодарность потомков, Ѕродский совсем иначе представл€ет посмертную жизнь стихотворца. » у √ораци€, и у ѕушкина тленной УчастиФ поэта противопоставл€етс€ УчастьФ, должна€ избежать уничтожени€: УNon omnis moriar, multaque pars mei / Vitabit LibitinamФ; УЌет, весь € не умру Ч душа в заветной лире / ћой прах переживет и тлень€ убежит <...>Ф. ѕушкинска€ формула бессмерти€ Уне находит себе соответстви€ в многовековой традиции, сто€щей за Уѕам€тникомФ, она индивидуально-пушкинска€ и несомненно главна€ дл€ стихотворени€, составл€ет его смысловой центр. <...> «десь найден ответ на самый мучительный вопрос последних лет: каков Успасень€ верный путьФ, как спасетс€ душа, если спасетс€. —удьба у поэта Унеобща€Ф, душа его неотделима от лиры и именно в лире переживет его прахФ (—урат ». «. ∆изнь и лира. ќ ѕушкине: статьи. ћ., 1995. —. 153Ч154). ѕушкин впервые ввел в стихотворение, принадлежащее традиции √орациевой оды У  ћельпоменеФ, слово УдушаФ (jтмечено —. √. Ѕочаровым: Ѕочаров —. √. ќ художественных мирах. ћ., 1985. —. 74). — этим словом он ввел также и Утему личного бессмерти€, не какого-то особого, метафорического бессмерти€, не какого-то особого, метафорического бессмерти€ поэта, а истинного бессмерти€ в его религиозном смысле. “акже он первым ввел сюда и тему Увелени€ Ѕожи€Ф <...>Ф (—урат ». «. ∆изнь и лира. —. 156). ќбраз поэта у ѕушкина сакрализован, и поэтическое бессмертие мыслитс€ как отражение и подобие бессмерти€ ’риста: ЂУЌерукотворныйФ это ведь не просто УдуховныйФ, УнематериальныйФ; этим словом определ€етс€ в Ќовом «авете лишь то, что сотворено Ѕогом, а ѕушкин претвор€ет евангельский мотив в лирическое высказывание от первого лица <...>. “ут сразу задана та царственна€ надмирность поэта (Увознесс€ выше онФ), котора€ ощущаетс€ и дальше, в каждой строфе Уѕам€тникаФ. ѕрав ƒэвид ’интли, что уже само это особое, лишь однажды употребленное ѕушкиным слово Уустанавливает св€зь между делом поэта и делом ’ристаФї (“ам же. —. 152; цитируетс€ стать€: Huntly D.ЧG. On the Source of PushkinТs nerukotvornyj... // Die Welt der Slaven. 1970. Jg. 15. Heft. 4. S. 362.).

 ак заметил ќ. ј. ѕроскурин, Утворчество как нерукотворный пам€тник Ч в контексте поздней пушкинской поэзии логическое развитие темы Imitatio ChristiФ (подражани€ ’ристу; лат. Ч ј. –.) и Упостисторический финал имплицитно подразумеваетс€ в Уѕам€тникеФ. ‘ормула Увс€к сущий в ней €зыкФ Ч резкий, как бы курсивный библеизм Ч отсылает, помимо прочего, к пасхальному песнопению: У’ристос воскресе из мертвых смертию смерть поправ и сущим во гробех живот даровавФ. √р€дуща€ слава поэта должна соединитьс€ с гр€дущей —лавой ’ристовой, а путь Уподражани€ ’ристуФ Ч завершитьс€ в эсхатологической вечностиФ (ѕроскурин ќ. ј. ѕоэзи€ ѕушкина, или ѕодвижный палимпсест. —. 290, 300).

’ристианские оттенки смысла пушкинского образа пам€тника и стремление вписать вариацию античного, горациевского текста в христианскую традицию привели, однако, к идее, не соответствующей ортодоксальному пониманию спасени€ и оправдани€: основанием дл€ бессмерти€ оказывались не христианские добродетели, а поэтическое призвание. Ѕессмертие св€зывалось с УлиройФ, и потому у читателей могло зародитьс€ представление, что вне Узаветной лирыФ, не дл€ УпиитаФ бессмертие проблематично.

Ѕродский, от ортодоксии ÷еркви далекий, противопоставл€ет, однако же, пушкинскому мотиву ортодоксальную трактовку темы оправдани€. УƒушаФ живет и после смерти поэта, но не потому, что это именно душа поэта. “ворческий дар покойной јнны јхматовой ценит и прославл€ет младший поэт Ч Ѕродский, но текст нигде не утверждает св€зь бессмерти€ и стихотворства. ѕушкин, вслед за √орацием, противопоставл€л смертную и бессмертную УчастиФ, Ѕродский обращаетс€ к привычной христианской антитезе Удуша Ч тело (часть тленна€)Ф: душа едина и неразделима, она не именуетс€ частью, УчастьФ Ч тело, бренное и, когда его оставл€ет душа, лишенное божественного начала.

ќтстран€€сь от самовозвеличивающей горациевско-пушкинской традицией, Ѕродский прославл€ет не себ€, но умершего старшего поэта.  ак тот УпиитФ, который, как утверждал ѕушкин, будет хранить пам€ть о нем Ув подлунном миреФ.

***

¬ поэтической пам€ти Ѕродского ѕушкин Ч другое им€ самой словесности. ѕоказательно именование в УЁклоге 4-ой (зимней)Ф (1980) У≈вгени€ ќнегинаФ (Ѕродский цитирует строку УЎалун уж заморозил пальчикФ из второй строфы п€той главы) просто Урусским стихотвореньемФ. ј в стихотворении У  ≈вгениюФ Ѕродский назовет самого ѕушкина просто УпоэтомФ. Ёто глубоко неслучайно. ѕушкинска€ поэзи€ дл€ Ѕродского Ч это сущность русской поэзии вообще, ее квинтэссенци€, а им€ ѕушкина Ч другое им€ самой словесности. ≈сли пам€ть находит книгу, то это, очевидно, будет книга ѕушкина:

пам€ть бродит по комнатам в сумерках,

точно вор, шар€ в шкафах, рон€€ на пол роман...

(У еллом€киФ)

ѕам€ть ищет прожитую жизнь и находит роман Ч пушкинский роман в стихах У≈вгений ќнегинФ: ведь именно его автор завершил свое сочинение метафорой Уроман жизниФ.

ѕушкинска€ поэзи€ дл€ Ѕродского Ч классический фон, высша€ форма поэтического €зыка как такового. ѕоэтому неизменно и повтор€ющеес€ обращение Ѕродского к пушкинским стихам, и их УпереписываниеФ. ѕушкин сказал главное, наметил, пусть вчерне, основы и образец дл€ русского стихотворства. » Ѕродский пишет поверх пушкинских УчерновиковФ, бор€сь с их автором, оспарива€ его и именно этим признава€ его заслуги и место в русской поэзии.


[1] Ќовейший подробный свод различных толкований выражени€ Ујлександрийский столпФ(јлександровска€ колонна или јлександрийский ма€к) приведен в кн.: ѕроскурин ќ. ј. ѕоэзи€ ѕушкина, или ѕодвижный палимпсест. ћ., 1999. —. 275Ч300. јвтор Ч сторонник мнени€, что Ујлександрийский столпФ Ч это именно и только јлександровска€ колонна. ћне представл€етс€, что это выражение полисемантично и указывает также и на јлександрийский ма€к как на одно из чудес света, в этом отношении, а также по географическому положению эквивалентное пирамидам в оде √ораци€ Ч первоисточнике пушкинского текста. ¬прочем, это особа€ тема.

У√лава непокорна€Ф у ѕушкина также содержит оттенки значени€ УцарственностьФ (ср. Уцарскую главу / ЌародовФ в У¬ольностиФ и мотив отсечени€ головы поэта €кобинцами, обезглавившими также корол€, в Ујндрее ЎеньеФ); УцаремФ стихотворец именуетс€ в УѕоэтеФ ѕушкина.

—писок литературы

ƒл€ подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www.portal-slovo.ru

–анчин ј. ћ. ѕервоначально Ѕродский ищет в пушкинских стихах о поэте и поэзии свидетельства неизбежной гибели, обреченности каждого истинного стихотворца. “акому самовоспри€тию соответствовал взгл€д на судьбу Ѕродского как на воплощение или час

 

 

 

¬нимание! ѕредставленна€ —тать€ находитс€ в открытом доступе в сети »нтернет, и уже неоднократно сдавалась, возможно, даже в твоем учебном заведении.
—оветуем не рисковать. ”знай, сколько стоит абсолютно уникальна€ —тать€ по твоей теме:

Ќовости образовани€ и науки

«аказать уникальную работу

ѕохожие работы:

ѕроблема счасть€ в романе ј. ѕлатонова Ђ—частлива€ ћоскваї
¬оззрени€ ј.ѕ. „ехова на русскую интеллигенцию и Ђ¬ырождениеї ћакса Ќордау
Ђ¬ойна и мирї: главна€ книга графа Ћ.Ќ. “олстого
¬изанти€ и Ђ“ретий –имї в поэзии ќсипа ћандельштама
≈катерина II и “редиаковский
ќт бабочки к мухе: два стихотворени€ »осифа Ѕродского как вехи поэтической эволюции
ѕохвальное слово празднику ѕокрова ѕресв€той Ѕогородицы неизвестного древ-нерусского автора
ƒве смерти: кн€зь јндрей и »ван »льич
ќт ћанилова до ѕлюшкина
—ловарь, составленный √оголем

—вои сданные студенческие работы

присылайте нам на e-mail

Client@Stud-Baza.ru