Ѕаза знаний студента. –еферат, курсова€, контрольна€, диплом на заказ

курсовые,контрольные,дипломы,рефераты

»слам и искусство —  ультура и искусство

ѕосмотреть видео по теме –еферата

≈.√.яковлев

І 1. —оциально-религиозна€ нетерпимость ислама и искусство

“во€ роза и твой кипарис похитили покой моего сердца.

“вой гиацинт распустилс€ на жасмине фиалкой.

¬ахид “абризи

¬озникнув в услови€х фольклорной станов€щейс€ культуры арабских племен, в услови€х сложной социальной борьбы, ислам в первую очередь стремилс€ сформулировать основные социальные принципы, вокруг которых можно было бы объединить всех мусульман. ѕоэтому ранний ислам очень мало удел€л внимани€ проблемам культуры и искусства. ¬ исламе, как целостной системе, указывал ‘. Ёнгельс, существует примат ритуала над мифом, т. е. дл€ него было главным Ч создать систему определенных действий, котора€ может существовать и без большой духовной традиции, в том числе и без художественно-мифологической. Ёто хорошо показал ∆. Ѕазарбаев, считающий его тотальной и стабильной целостной системой, в которой соедин€ютс€ Ђвоедино светские и сугубо религиозные сферы де€тельности. ¬ этом, Ч подчеркивает ∆. Ѕазарбаев Ч как раз и состоит одна из фундаментальных причин высокой степени изоморфизма социального и религиозного значени€ исламских норм и специфических исламских ритуалов во всех сферах индивидуального и общественного быти€ї.

» все же исламу Ђникогда не удавалось даже в периоды максимального своего господства полностью нивелировать мусульманї. ¬месте с тем над ним довлели древне-арабские и иудейские традиции отрицательного отношени€ к эстетическому, и в особенности к искусству, стрем€щемус€ воспроизвести, изобразить реальный мир.

Ќужно сказать, что теоретически эти принципы были сформулированы в иудаизме в Ђ¬етхом заветеї, “оре,  абалле, вообще в древнеиудейском мистицизме, который, в свою очередь, опиралс€ на древнеарабские традиции.

¬ одном из писем к  . ћарксу ‘. Ёнгельс указывает, что Ђеврейское так называемое св€щенное писание есть не что иное, как запись древнеарабских религиозных и племенных традиций, видоизмененных благодар€ раннему отделению евреев от своих соседей Ч родственных им, но оставшихс€ кочевыми племенї. “аким образом, в исламе происходит как бы отрицание отрицани€: возрождение и утверждение через иудаизм древнеарабских принципов негативного отношени€ к изображению.

Ќа эту общность ислама и иудаизма указывает известный советский ученый —. ј. “окарев: Ђћусульмане имеют с иудаистами р€д общих обычаев и запретов... строгое запрещение делать изображени€ бога, а также и вообще изображать живые существа, человека или животных, Ч чтобы не давать никакого повода к идолопоклонствуї.

ќднако едва ли эти запреты были св€заны только с борьбой против идолопоклонства, они имели принципиальное мировоззренческое значение, через них утверждалась целостна€ мусульманска€ концепци€ миропонимани€. Ёти запреты имели глубокий социальный смысл, они должны были отвратить взоры правоверного мусульманина от бренного мира, направить его помыслы, чувства и желани€ к единому эпицентру мироздани€ Ч к јллаху. » от поколени€ к поколению создавалась устойчива€ система, устойчивый динамический стереотип поведени€, в котором отсутствовало стремление воспроизвести, пон€ть внешний мир или, по крайней мере, эта естественна€ потребность человека была основательно приглушена в религиозном мироощущении мусульманина.

 ак видим, отрицательное отношение к изображению человека, животных, мира вообще имеет древнюю традицию в арабо-мусульманском мышлении.

Ќа ранних стади€х, когда складывались основные представлени€ и категории мусульманской веры, в этой системе были слабо представлены пон€ти€ эстетического характера. Ћишь значительно позже, в основном с развитием мусульманской архитектуры, как говорилось выше, были выработаны такие эстетические пон€ти€-символы, как: 1 ) Ђджамалї Ч божественна€, совершенна€ красота, это купол мечети, 2) Ђджалалї Ч божественное величие (величественное, возвышенное) Ч это минареты, 3) Ђсифатї Ч божественное им€ Ч письмена на внешних стенах мечети. » все же позже в Ђ оранеї мы находим массу поэтических образов Ч мусульманство стремилось придать догмам ислама эстетически привлекательный вид. ƒостаточно вспомнить, например, описание и изображение райского сада в  оране.

» тем не менее в практике религиозной жизни мусульманство было нетерпимо к образной, изобразительной интерпретации основных пон€тий и представлений веры. Ёта нетерпимость в практике религиозной жизни еще более про€вилась в мусульманской обр€дности (в особенности в ортодоксальном сунизме), котора€ строилась на принципах предельного аскетизма, экстатической экзальтации и жесткого соблюдени€ религиозной догмы. ¬ свою очередь, представлени€ и обр€дность формировали и эмоциональный мир правоверного мусульманина, его настроени€ и чувства, из которых ислам стремилс€ изъ€ть все антропоморфное и нагл€дно-природное.

“аким образом, ислам, опира€сь на древнеарабскую и иудейскую традицию, стремилс€ мистически деформировать эмоционально-эстетическое отношение человека к миру на всех уровн€х: и на уровне представлений, пон€тий теологии, и на уровне обр€дности, и на уровне настроений. ќн стремилс€ к тому, чтобы в структуре мусульманской веры абсолютно отсутствовали какие-либо элементы, напоминающие человеку о красоте Ђбренногої мира, о его собственной красоте и совершенстве.

Ётот последовательный антигуманизм очень четко вытекал из общей мировоззренческой концепции ислама, и его борьба против изображени€ мира и человека лишь еще раз подчеркивает принципиальное значение этого запрета.  оль скоро мир реальный, мир земной не должен быть изображаем как не имеющий ценности, а человек Ч часть этого мира, то и человек не имеет какой-либо ценности, он не вершина творени€, он всего лишь муслим, покорный раб земных царей и послушное орудие в руках всесильного јллаха.

»менно это порождает в мусульманстве абсолютную нетерпимость и враждебность к иным, антропоморфным культурам, в которых человек становитс€ той объективной основой, котора€ определ€ет развитие искусства. ¬от почему фанатичные воины јрабского халифата разрушают изумительные творени€ античной √реции, уничтожают искусство –има и средневековой ≈вропы.

» все же мусульманство, так же как и вс€ка€ религи€, не может обойтись без искусства, не может не обращатьс€ к эстетической потребности человека, к его естественному, органическому стремлению к прекрасному, возвышенному, совершенному. ¬ исламе возникает и существует огромна€ апокрифическа€ литература, в которой с восточной пышностью и гиперболизмом прославл€ютс€ јллах, пророк ћухамет, јли и сонмы св€тых.

“ак, например, св€той јбу-ал- адир-ал-ƒжалил в оде, посв€щенной самому себе, пишет: Ђ≈ще до своего восхода солнце приветствует мен€; до своего начала год приветствует мен€ и сообщает мне, что произойдет в течение него. я Ч наместник пророка и его наследник на «емлеї.  роме непомерного хвастовства в этой оде присутствует и довольно сильный художественный образ, величественный и торжественный. “ак почему и как все же ислам принимал искусство?  акова историческа€ необходимость, заставивша€ его обратить свои взоры к нему?

І 2. ‘илософско-эстетическа€ альтернатива ислама

¬ процессе длительной борьбы двух основных направлений в исламе Ч сунизма и шиизма Ч к победе в официальной, основной церкви пришел наиболее ортодоксальный и нетерпимый ко вс€ким изменени€м сунизм. Ёто про€вилось и в отношении к проблеме образного, нагл€дного воспроизведени€ бога и мира. » если в христианстве борьба иконопочитателей и иконоборцев привела все же к победе первых и христианство создало широкую основу дл€ воспроизведени€ мира, дл€ создани€ образа бога-человека, то в исламе этот путь был исключен.

«десь возник очень интересный парадокс: восприн€в во многом христианскую теологию, ислам совершенно отверг принципы христианской художественной образности. » хот€ в  оране нет €сно выраженных и определенных запретов на изображени€, официальна€ церковь строго придерживалась этих принципов.

Ѕолее того, не только мусульманска€ теологи€, но даже так называема€ Ђмусульманска€ философи€ї в значительной степени стремилась теоретически обосновать подобное отношение к миру, к его познанию и воспроизведению. ƒаже у ‘араби, поборника рационалистического знани€ и гуманизма, €сно просвечивает мусульманска€ иде€ предопределенности и неизменности мира. Ђѕромысел божий, Ч пишет ‘араби, Ч простираетс€ на все, он св€зан с каждой единичной вещью, и вс€кое сущее подлежит приговору всевышнего и предопределению егої.

—ледовательно, никто, кроме бога, не может и не должен не только создавать нечто новое, но даже воспроизводить то, что создал бог, так как только ему принадлежит решение судьбы каждой единичной вещи. ¬ гносеологическом аспекте иде€ мусульманской ортодоксии своеобразно интерпретируетс€ и обосновываетс€ мусульманским перипатетиком »бн-—иной, который писал в своей знаменитой Ђ ниге спасени€ї: Ђ„то касаетс€ умозрительной силы, то ей свойственно получать впечатлени€ от всеобщих, отвлеченных от материи форм. ≈сли последние будут отвлеченными сами по себе, то она будет просто принимать их, а если нет, то она будет их абстрагировать, дабы у них не оставалось никакой св€зи с материейї.

”мозрительна€ сила, как утверждает »бн-—ина, есть высша€ способность человеческого познани€ бога и мира, и поэтому абстракции, лишенные материальной чувственной болочки, суть высша€ форма знани€, и поэтому духовный взор человека должен быть отвращен от Ђгрубойї материальной действительности, от конкретных материальных предметов и €влений. “ак или иначе, но подобна€ иде€ весьма близка к мусульманской идее неизобразимости бога и всего сущего в чувственных образах; она теоретически Ђподтверждаетї правомерность запретов ислама.

» наконец, иде€ борьбы с чувственностью и человеческими страст€ми наиболее четко выражена в философии такого €ростного защитника правоверного мусульманства, как √азали. √овор€ о задачах этики, √азали в своем трактате Ђ»збавл€ющий от заблуждени€ї пишет о том, что одной из них €вл€етс€ нахождение Ђспособов исцелени€ души и преодолени€ ее страстейї. ¬ качестве примера √азали приводит жизнь св€тых праведников-суфиев, Ђлюдей достойных и непреклонных в богомыслии и противодействии страст€м, в следовании по пути, ведущему ко всевышнему јллаху, где они сторон€тс€ мирских наслажденийї.

»так, преодоление страстей и освобождение от мирских наслаждений Ч вот путь истинного праведника, и, естественно, на этом пути не может быть искусства, эстетического отношени€ человека к миру и даже к богу. Ёто концепци€ крайнего аскетизма, но аскетизма, вполне поощр€емого мусульманской теологией.

“аким образом, предопределенность, божественный промысел, возвышение и абсолютизаци€ умозрени€, т€готеющего к абстракции, борьба против страстей человека и мирских наслаждений резко ограничивают возможность существовани€ искусства в ортодоксальном мусульманском мире или, по крайней мере, требуют от него совершенно определенной деформации своей образной, чувственной, эмоциональной природы.

“ак религиозно-философские размышлени€ мусульманства разрешаютс€ в пользу абстрактно-спекул€тивной философии и эстетики. »скусство должно стать в структуре ислама чем-то навеки застывшим в своих канонических, неизменных мотивах абстрактно-геометрического или растительного орнамента, в фантастических и пышных сплетени€х арабесок и в€зи арабской письменности, в изречени€х над надгроби€ми великих правителей или фронтонах мечетей и медресе.

Ёта религиозно-философска€ и эстетическа€ абстрактно-спекул€тивна€ неизменность концепции ислама дополн€етс€ и подкрепл€етс€ концепцией неизменности мусульманского социального идеала.

Ђ»слам, Ч пишет английский исследователь ƒ. ’опвуд, - не знает представлени€ о новом как лучшем. ≈го идеальные нормы Ч в прошлом, в эпохе ћухаммеда и четырех праведных халифовї. » поэтому от искусства в исламе кроме следовани€ каноническим художественным принципам требуетс€ и социальна€ однозначность и неизменность.

» все же идеологи€ ислама вообще и его эстетически-художественные принципы в частности совпадали с некоторыми чертами национального склада жизни и художественного мышлени€ многих наций и народностей Ѕлижнего ¬остока, —редней јзии,  авказа, —еверной јфрики... ƒл€ художественного мышлени€ этих наций и народностей характерно глубокое чувство декоративности, орнаментальности, ритма, синтетического единства декоративно акцентированного рисунка и плоскости.

„еловек в искусстве этих народов живет скорее не как конкретный образ, а как эмоциональный мир, как настроение, как музыка ритмов и узоров. “ак, даже в восточной миниатюре, далекой от официальной идеологии ислама, Ђ... бесконечно варьировались сходные сюжеты и темы... »де€ произведени€ выражалась не столько через тему и сюжет... сколько внутренней структурой образаї. ”бедительным примером такого искусства €вл€ютс€ изумительные миниатюры к ЂЅабур-Ќамеї.

» не только музыка ритмов и узоров, но само музыкальное искусство близки эстетическому сознанию мусульманских народов; это музыка, в которой живет Ђвеличайша€ страстность, нередко переход€ща€ в стихийную чувственность, стремление к выразительной передаче всех изгибов эмоционального стро€ люб€щей, тоскующей, страдающей, восторженной личности. Ёто Ч глубока€ заинтересованность во внутреннем мире переживаний... Ёто Ч погон€ за пр€мым, изысканным чувственным наслаждением...ї.

» наконец, удивительное чувство поэтического, чувство из€щного характерно дл€ эстетического мышлени€ этих народов.

Ёто своеобразие восточного художественного мышлени€ глубоко пон€л ј. —. ѕушкин, сумевший в своем восточном поэтическом цикле воссоздать своеобразие этого мышлени€. Ђ∆изнеутверждающий дух пушкинских стихов, их чувственна€ прелесть, восход€ща€ к восточной поэзии, противосто€ли как романтической отрешенности в духе ∆уковского, так и классицистическому дидактизму в духе ’ерасковаї. ¬ Ђ–услане и Ћюдмилеї, в ЂЅахчисарайском фонтанеї, в Ђѕодражани€х  орануї ѕушкин сумел соединить европейское мышление с глубоким пониманием и ощущением неповторимости восточной художественной культуры, осуществил своеобразный синтезї. “ак Ђсоприкосновение с ¬остоком в Ђ–услане и Ћюдмилеї про€вл€етс€... не только в отдельных реали€х, образах, но и в своеобразном видении мираї, и это делает его поэзию досто€нием как европейской, так и восточной культуры именно потому, что великий поэт опиралс€ на подлинно народные, глубинные основы художественного мышлени€ Ђмусульманскихї народов.

ќднако один из современных защитников абсолютного значени€ ислама дл€ искусства пишет: Ђƒуховна€ сила, вдохновл€юща€ поэзию и музыку, у народов, исповедующих ислам, идет от распевани€ и пересказывани€ корана... јрабский Ч это €зык откровени€, €зык бога, когда он устами √авриила говорил с пророком ислама...ї

¬ этих словах €вно стремление подчинить общее частному, широкую и глубокую народную культуру более региональному и исторически более позднему вли€нию ислама на искусство.

Ѕолее точна позици€ советского ученого ј. ¬. —агадеева, который пишет о том, что Ђмусульманское духовенство наиболее надежное средство эмоционального воздействи€ на массы искало в Ђслове божьемї, запечатленном в  оране, и в предани€х о жизни ћухаммедаї, подчеркива€ функциональное, социально направленное использование исламом народного художественно-образного мышлени€.

ќбраз в этом искусстве (в широком смысле) был полисемантичен, предельно обобщен, жил часто на грани с абстракцией, существовал более как знак, как орнаментально разукрашенное повествование, нежели как достоверный, конкретно-чувственный, изоморфный феномен.

»менно эту особенность Ђвосточногої художественного мышлени€ глубоко почувствовал и пон€л ислам, сделав звучащее и начертанное слово и декоративно-прикладное искусство ведущими в системе искусств, обслуживающих его.

»менно это дало ему возможность и жестко ограничить воздействие искусства на человека, и в то же врем€ проникнуть в его эмоциональный мир, быть в той или иной степени адекватным его художественному вкусу, его эстетической национально-своеобразной потребности.

Ќо насколько исламу удалось подчинить искусство своим социальным, религиозно-философским и эстетическим принципам? —тала ли эстетическа€ концепци€ ислама всеобщей и универсальной в художественной жизни мусульманских народов?

І 3. Ёстетическое своеобразие художественной культуры "мусульманских" народов

ѕри анализе исторического взаимодействи€ искусства и ислама особенно нагл€дно видна общеисторическа€ закономерность развити€ духовной, и в особенности художественной, культуры. ¬ этом процессе посто€нно сталкиваютс€, взаимодействуют, взаимоусваиваютс€ два потока: народно-мифологический и социально-актуальный.

¬ данном случае своеобразие мусульманской догматики и практики, ее жесткость и ригоризм привели к тому, что ислам не смог в полной мере охватить народно-мифологическое художественное сознание, привить ему свои черты не только на ранних стади€х, но и на всем прот€жении своего существовани€. ЂЅез особо сильных потр€сений, Ч пишет академик ». ё.  рачковский, Ч поэзи€ пережила эпоху ћухаммеда и первых халифовї. ј общее вли€ние ислама на искусство верно характеризует, на наш взгл€д, ј. ¬. —агадеев: Ђ–елиги€ ислама... оказала известное вли€ние на развитие искусства... народов Ѕлижнего и —реднего ¬остока, но роль его здесь была далеко не решающейї.

ƒействительно, мы видим, как на прот€жении столетий господства ислама в арабской художественной культуре сохран€етс€ такой древнейший род арабского стихосложени€, как касида, идуща€ от доисламского периода поэзии бедуинов. ќсобенностью этого рода поэтического стихосложени€ €вл€етс€ то, что касида об€зательно включает в себ€: 1) прославление геро€, 2) описание животных и природы, 3) чувство любви к покинутому родному краю.

 асида абсолютно лишена каких-либо мистических или религиозных элементов, и такой она прошла через века господства ислама, не потер€в своей прелести и своеобрази€. ¬ новое врем€ измен€етс€ лишь объект восхвалени€ и Ђв традиционной касиде вместо верблюда по€вл€етс€ поездї. Ѕолее того, касида ассимилирует мусульманские религиозные гимны в честь ћухаммеда. “ак, Ђнаиболее знаменитый панегирик в честь ћухаммеда, известный под названием Ђ асиды плащаї, построен по этому плану...ї, т. е. в соответствии с движением трех основных элементов этой поэтической формы.

¬месте с тем в поэзии мусульманских народов существует целое направление, св€занное с воспеванием вина, идущее от древнейших традиций парсизма или зароастризма Ч религии древних персов. ¬ Ђјвестеї утверждаетс€, что опь€нение Ђзлатоцветной хаомойї дает Ђвсестороннее знаниеї.

√еродот в своей Ђ»сторииї подтверждает это: Ђ...за вином они (персы. Ч ≈. я.) обычно обсуждают самые важные дела. –ешение, прин€тое на таком совещании, на следующий день хоз€ин дома, где они наход€тс€, еще раэ предлагает (на утверждение) гост€м уже в трезвом виде. ≈сли они и в трезвом одобр€ют это решение, то выполн€ют. » наоборот: решение, прин€тое трезвыми, обсуждают во хмелюї .

Ёта персидска€ традици€ трансформируетс€ в арабской доисламской и раннеисламской поэзии в целое поэтическое направление, которое воспевает не только сам процесс опь€нени€, но и сорта вин, дает правила и рекомендации, как пить вино (в частности, она рекомендует пить по три чаши в компании из трех человек). Ѕолее того, поэты этого направлени€ утверждают, что только мусульманские народы способны понимать эстетическое значение вина. Ђ¬раги, конечно, не умеют пить вино... не проходит безнаказанно опь€нение и дл€ евреев...ї, Ч так пишет арабский поэт X в. јл-јхаталь.

¬ XI в. замечательный персидско-таджикский поэт ќмар ’ай€м продолжит эту традицию, придав теме вина не только гедонистический, жизнелюбивый, но и антирелигиозный характер:

ћоей руке держать кувшин вина Ч отрада;

—в€щенных свитков ей касатьс€ и не надо;

я от вина промок; не мне, ханжа сухой,

Ќе мне, а вот тебе опасно плам€ ада

» еще:

Ѕрось молитьс€, неси нам вина, богомол,

–азобьем свою добрую славу об пол.

¬се равно ты судьбу за подол не ухватишь,

”хвати хоть красавицу за подол!

 ак известно, ислам с момента своего возникновени€ ввел строгий запрет на вино; правоверный мусульманин не должен был употребл€ть вина, чтобы не осквернить себ€.

Ќесколько по-иному относилс€ к вину суфизм (мусульманский мистицизм). ƒл€ суфизма вино €вл€лось средством достижени€ экстаза, в котором раствор€лась личность, отчужда€сь от всего земного и слива€сь с абсолютным божественным началом.

Ќо ни ортодоксальный ислам, ни суфизм не смогли поколебать гедонистического отношени€ к вину у мусульманских народов, и если в практике реальной жизни исламом и были достигнуты какие-то результаты (хот€ и очень сомнительные), то в художественно-поэтическом, образном мышлении народа вино всегда оставалось жизненно и эстетически значимым.

≈ще более внешним оказалось воздействие ислама на искусство —редней јзии.

Ђ...—редневековый ¬осток создал... свое новое искусство в разных странах, исполненное местного колорита. “ак, в —редней јзии это было не Ђарабскоеї и не Ђмусульманскоеї искусство, а крайне разнообразное в своих про€влени€х искусство феодальных торгово-ремесленных городов IXЧXIII веков. ¬ основе его лежала народность, всегда €вл€вша€с€ величайшим фактором прогресса культурыї.

ƒанное обсто€тельство в значительной степени было св€зано с тем, что ислам в —реднюю јзию пришел только в VIII в., когда ее народы, претерпев вли€ние и буддизма, и парсизма, и даже христианства, выработали в области художественного мышлени€ своеобразный Ђиммунитетї, создали свои специфические национально-неповторимые принципы художественного творчества. Ёто наиболее нагл€дно про€вилось в погребальном культе оссуариев дозороастрийских религиозных верований на территории ’орезма. Ђ...»стоки оссуарного обр€да следует искать не в зороастрийской догматике, а в тех более ранних веровани€х ирано€зычных народностей, которые иногда предпочитают называть маздеизмом, а возможно, и в первобытных веровани€х, предшествовавших имї. ”же здесь оссуарий (хранилище дл€ костей умершего) становитс€ художественным произведением Ч скульптурным или декоративным.

ѕоскольку в самом  оране нет €сно выраженного запрета изображений живого, предлагаетс€ искать ортодоксально-религиозное выражение запрета в толковани€х  орана, пышно расцветших после смерти пророка ’адисах, представл€ющих своеобразную оправу к  орану. ќднако эта точка зрени€ неправомерна, ибо не раскрывает не только психологии возникновени€ запрета изображений в мусульманской ортодоксии, но и не объ€сн€ет причин отрицательного отношени€ к монументальной живописи среди народов, воспитанных мусульманской религией, находившихс€ под его сильным вли€нием в средневековую эпоху. Ќаконец, запрет изображений культовой живописи и изобразительности в искусстве Ч это не одно и то же. ’адисы предписывали изображать природу, ландшафты, но не человека, не изображать бога, св€тых, мучеников, ибо бог мыслилс€ как чиста€ духовность, очищенна€ от всего человеческого и случайного. »де€ аллаха Ч эта духовна€ субстанци€ Ч представл€ет собой конечный результат критического мышлени€.  ак же случилось, что запрет изображений привел к культу орнамента, к замораживанию вс€кой изобразительности на несколько столетий, пока живопись не выработала все же внутренней силой своего развити€ новый художественный €зык на базе художественных традиций и не завоевала право на самосто€тельное существование (в частности, в жанре книжной миниатюры) в позднее средневековье?

ќтрицательное отношение к изображени€м, вылившеес€ впоследствии в преследование изобразительности, родилось вместе с  ораном, эволюционировало, конкретизировалось с развитием исламской ортодоксии. ќно представл€ет собой логическое следствие всей философии этой религии Ч специфического богопонимани€ и концепции человека, доведшей пол€ризацию духовного и материального, небесного и земного до крайности.

Ѕог, пон€тый в исламе как чиста€ духовность, очищенна€ от каких бы то ни было земных элементов, не имеющий человеческих, антропоморфных черт, не мог быть изображен. »слам предлагает рационалистический путь постижени€ бога. –езко противопоставл€€ небесное и земное, ислам, как и вс€ка€ религи€, метафизически разрывает их единство, гипертрофирует значение небесного. ѕринцип взаимодействи€ духовного и материального, бога и человека основан на зависимости. „резмерно тщательное очищение духовного призвано оттен€ть мизерность, ничтожество материального. Ёто противоречие, медленно нарастающее в исламе, разрешаетс€ путем абсолютного растворени€ личности в божестве. »слам, как мирова€ религи€, тем более живуч, приспособлен к существованию и тем более реакционен и опасен, что сковывает инициативу человека, его творческие возможности.

«апрещение изображени€ бога и идолопоклонства имело следствием запрещение изображени€ человека, ибо человек в исламе не представл€ет никакой ценности вне божественной идеи. ƒопустить изображение человека означало в исламе идти в какой-то мере на компромисс с €зыческим богопониманием.  оран, последовательно провод€ идею монотеизма, в конечном счете пришел к запрещению изображений всего живого, ибо это рассматривалось как подражание действи€м јллаха.

„уждость изобразительного искусства религиозно окрашенному Ђидеалуї в исламе привела к запрету изобразительного искусства вообще.  атегорическое запрещение искусства исламом €вл€етс€ отражением конфликта между двум€ формами общественного сознани€, отражением противоречи€ между внутренней сущностью религии и искусства, ибо живопись и скульптура Ч такие виды искусства, где мистическа€ иде€ с трудом находит возможность материального воплощени€.

—н€тие противоположности между религиозной верой и искусством, т. е. художественной формой познани€, происходит в исламе не путем использовани€ искусства религией, а путем отказа от изобразительного искусства. » тем не менее, несмотр€ на Ђтабуї, наложенное мусульманской религией на изобразительные искусства (живопись, скульптуру), несмотр€ на враждебность, откровенно про€вленную исламом по отношению к изображени€м, творческий дух народа, его эстетическое сознание, художественное видение мира нельз€ было окончательно и бесследно заглушить.

ѕрогрессивна€ тенденци€ общественной жизни, которой питаетс€ искусство, обнаруживает то противоречие, которое складываетс€ между религиозной идеологией и художественным развитием Ђмусульманскихї народов. «амечательна€ настенна€ живопись первых двух веков ислама (VIIЧVIII вв.), открыта€ в ѕенджикенте, ¬арахше, јфрасибе, стилистически сформировала искусство книжной миниатюры, вли€ла на развитие народных форм декоративно-прикладного искусства и художественной промышленности в средневековой —редней јзии.

Ѕуржуазные ученые, исследу€ восточное изобразительное искусство, говор€т, что оно представл€ет отступление от религиозных норм. ќднако они не стремились при этом проникнуть вглубь этого противоречи€, рассмотреть его как объективную закономерность в искусстве, возникшую не на пустом месте, а восход€щую своими корн€ми к художественной культуре предшествующих эпох. ќни не вид€т органической св€зи изобразительного искусства с прогрессивной средневековой идеологией, с мировоззрением великих средневековых мусульманских мыслителей, ученых, поэтов-классиков так называемого мусульманского –енессанса, а также с эстетическими теори€ми этого времени.

¬месте с тем некоторые из них сто€т и на противоположных позици€х. “ак, на VI јрхеологическом конгрессе арабских стран в 1957 г. в Ѕагдаде ћухаммед ћустафа за€вил, что портреты людей, а также изображени€ птиц и животных имеютс€ на мусульманских художественных произведени€х всех эпох, начина€ с возникновени€ ислама, и во всех странах. ѕоэтому ћ. ћустафа делает вывод, что мусульманское искусство не €вл€етс€ религиозным и потому в мечет€х нет ни статуй, ни картин на религиозные сюжеты.

ќднако художники средневековой —редней јзии, порой не выход€ за рамки средневековой идеологии, а нередко смело перешагива€ через них, создали замечательные образцы живописи, прикладного и декоративного искусства. √лавные особенности этого искусства определ€лись не столько религией, сколько теми идейно-эстетическими задачами, которые выдвинул поступательный ход развити€ общества в эпоху феодализма.

“аким образом, ислам, с одной стороны, вз€в под свою эгиду все формы общественного сознани€, все области быта, государственного устройства, создал тоталитарно замкнутую систему средневекового религиозного мышлени€, обусловил специфику психологии, особенно эстетического элемента общественного сознани€, и тем самым создал отчуждение культуры ¬остока от «апада. — этим св€зано специфическое воспри€тие античности в эпоху мусульманского ¬озрождени€, когда в силу религиозных ограничений мусульманским миром не были прин€ты ни древнегреческий эпос, ни античные трагедии, ни антична€ пластика, а также непри€тие художественных достижений искусства христианской средневековой ¬изантии, презрение к этому искусству, которое породил среди своих верующих ислам. «десь сказались особенности искусства мусульманских народов как религиозного характера (архитектура, рукописи св€щенных писаний), так и светского содержани€ (книжна€ миниатюра), равно как и декоративно-прикладного искусства народа, что и определило дальнейшие пути его развити€.

¬нутреннее развитие искусства происходило здесь в русле прогрессивных общественно-эстетических тенденций. ƒве тенденции в общественном развитии Ч социально-актуальна€ и народно-мифологическа€ Ч оказывали вли€ние на искусство мусульманских народов средневековь€.  онфликт между природой искусства и исламом привел к запрещению изобразительности в живописи, ва€нии, достиг кульминации в исламской культуре. ќднако развитие искусства объ€сн€етс€ не только вли€нием тормоз€щей, религиозной идеологии, но и происходит по внутренним законам его развити€, определ€емым общественной необходимостью, в противоборстве с господствующей религией, иногда во внешнем компромиссе с исламом. ¬ли€ние прогрессивных общественно-эстетических тенденций восстановило декоративно акцентированные изобразительные тенденции в искусстве Ч они определили, например, светский характер книжной миниатюры. Ёти своеобразные тенденции изобразительности в искусстве, оттесненные завоевани€ми арабов и позой религией, обретают в —редней јзии новую силу в XVЧXVI вв.

» все же Ђширокое распространение искусства орнамента, чрезвычайно многогранно вошедшего в жизнь людей и тесно св€занного с народными художественными традици€ми, было одним из специфических выражений декоративности, характерной дл€ средневековой художественной культуры вообщеї и дл€ Ђмусульманскихї народов в особенности.

Ёто оказало огромное вли€ние и на изобразительные тенденции в искусстве, так как Ђв искусстве народов Ѕлижнего и —реднего ¬остока в эпоху феодализма был выработан особый, проникнутый декоративным началом образный строй...ї, который стал доминантой, определившей своеобразие и неповторимость искусства этих народов.

»менно поэтому даже произведени€ собственно изобразительного искусства отмечены здесь Ђсвоеобразной и €ркой декоративностью, отвечающей эстетическим запросам... времениї. Ќо вместе с тем Ђв услови€х господства ислама изобразительность в искусстве €вл€лась не меньшей ересью, чем рационализм в философии: она нарушала нормы, установленные религией...ї и тем самым показывала силу и неистребимость художественной культуры народов Ђмусульманскогої мира.

ƒаже мусульманский суфизм в услови€х —редней јзии приобрел иные черты, нежели на Ѕлижнем ¬остоке или Ђмусульманском «ападеї. «десь он, обогащенный буддийскими традици€ми и философскими иде€ми неоплатонизма, потер€л тот крайний аскетизм и безмерную экстатичность, которые были характерны дл€ него при возникновении. Ђ...—уфизм, прийд€ в —редней јзии в соприкосновение с буддизмом, Ч пишет крупнейший исследователь ислама ». √ольдциэр,Ч усвоил также из этого круга идей мысли и цели, дл€ объ€снени€ которых новоплатоновские зачатки суфизма оказываютс€ недостаточными. »счезновение индивидуальности, ее растворение в небыти€ восход€т к идее нирваныї. ¬се это привело к тому, что воздействие ислама и на художественную жизнь народов —редней јзии оказалось более см€гченным и опосредованным той культурой, котора€ сложилась здесь ко времени распространени€ мусульманства.

«десь народно-мифологический слой культуры не был вспахан глубоко; ислам не смог ассимилировать глубокой и своеобразной художественной культуры народов —редней јзии. —пособность народов —редней јзии переносить т€желые ситуации в поэтической форме блест€ще выразил поэт узбекского средневековь€ √ульхани:

“ерпенье распахнет любую дверь.

“ерпи и в цель поставленную верь.

Ѕесплодные пески, солончаки

“ерпенье превращает в цветники.

Ќо не везде распространение ислама охватило только социально-актуальный слой; в определенных исторических услови€х происходило столкновение и взаимопроникновение противоположных культур; их сли€ние породило совершенно неожиданные и неповторимые духовные феномены, ставшие своеобразным синтезом культуры аборигенов и пришельцев.

“ак случилось, например, с культурой средневековой южной »спании, в которой после вторжени€ в нее в VIII веке мусульман возникает так называемое мавританское искусство, соединившее в себе черты культуры испанских вестготов, раннего христианства и наход€щегос€ к этому времени в полной силе ислама. Ёто искусство, рожденное в средневековой јндалузии, породило устойчивые черты художественного мавританского стил€, особенно €рко про€вившегос€ в архитектуре, музыке (гранадска€ музыка), декоративно-прикладном искусстве (мавританский арабеск) и поэзии (заждаль). ќно получило название испано-мавританского искусства, стиль которого наиболее полно про€вилс€ в большой мечети  ордовы.

¬заимопроникновение европейских и мусульманских начал повли€ло не только на искусство, но и на всю духовную жизнь средневековой јндалузии, на весь облик жител€ мусульманской »спании. ¬ конце господства ислама в »спании испанский мусульманин XI века, Ч как смело утверждает X. ѕерес, Ч предстает перед нами в своей поэзии как любопытное смешение древнего и современного, классического и романтического, чувственного ним словом, €зыческого и христианского.

„исто арабска€ культура и €зык были очень близки коренному испанцу. ќдин из видных борцов с исламом в IX в. кордовец јльваро в своем сочинении ЂIndiculus luminosusї писал: Ђћои единоверцы люб€т читать поэмы и различные сочинени€ арабов: они изучают писани€ богословов не дл€ того, чтобы их опровергать, а чтобы выработать правильное и изысканное арабское произношение... ¬се молодые христиане, которые выдел€ютс€ своим талантом, знают только арабский €зык и арабскую литературу, они читают и изучают с величайшим рвением арабские книги; они составл€ют себе за большие деньги огромные библиотеки и повсюду за€вл€ют, что эта литература восхитительна...  акое горе! ’ристиане забыли даже €зык своей религии, и среди нас на тыс€чу человек вы едва найдете хот€ бы одного, который мог бы сносно написать по-латыни письмо своему другу. ≈сли же нужно написать по-арабски, вы найдете множество людей, свободно изъ€сн€ющихс€ на этом €зыке с величайшим из€ществом, и вы увидите, что они сочин€ют стихи, которые можно предпочесть с точки зрени€ искусства стихам самих арабовї.

Ѕолее того, даже в испанском богословии и философии возникали направлени€, в которых причудливо соедин€лись христианские и мусульманские идеи. “ак возникает Ђхристианский суфизмї –аймунда Ћулли€, и даже в ЂЅожественной комедииї италь€нца ƒанте некоторые ученые обнаруживают элементы мусульманской эсхатологии.

Ёто длительное взаимовли€ние и взаимопроникновение приводило к таким историческим казусам, которые кажутс€ даже невозможными. “ак, крупнейший современный знаток истории мусульманской »спании Ё. Ћеви-ѕровансаль пишет: Ђ÷ерковные чаши, кресты и королевские короны из  астилии, пышные церковные облачени€, до недавнего времени хранившиес€ во многих испанских ризницах, часто имеют орнаменты, родственные испано-мавританскому искусству, а иногда даже арабески, при тщательном рассмотрении которых можно обнаружить стихи из  орана, деформированные р€дом поколений мастеров, не понимавших их содержани€ї.

—тихи  орана в католических церковных облачени€х и коронах христианских королей! Ёто ли не свидетельство сложных взаимоотношений враждующих религий и церквей?! “акие исторические казусы происходили и в других странах, в которые пришел ислам.

“ак, в ƒамаске, как сообщает академик ¬. ¬. Ѕартольд, существует мечеть, на южных воротах которой осталась греческа€ надпись: Ђ÷арство “вое, ’риста, есть царство дл€ всех времен, и “вое господство (останетс€) во вс€ком поколенииї, так как ранее на этом месте был христианский храм. ¬ —ирии, в городе ’имсоме, был большой христианский собор, который захватили мусульмане. ќднако Ђпо некоторым извести€м, еще в X веке часть здани€ оставалась церковью, в другой части происходило мусульманское богослужениеї. Ќе менее €рким примером такого противоестественного соединени€ культур €вл€етс€ судьба собора —офии в  онстантинополе, который затем мусульманами был превращен в лучшую мечеть —тамбула.

“аким образом, не только на уровне народно-мифологического сознани€, но даже и на уровне социально-актуального сло€ в мавританской средневековой »спании и других мусульманских странах возникают своеобразные и неповторимые художественные €влени€, в которых переплетаютс€ мусульманска€ и христианска€ культуры.

Ќе менее сложным было взаимовли€ние и взаимодействие ислама и культуры аборигенов в древнем »ране. «десь, так же как и в —редней јзии, ислам столкнулс€ с древними традици€ми зороастрийской религии и культуры древних персов. Ќо в данном случае ислам сумел проникнуть в более глубокие слои народно-мифологического сознани€ и в свою очередь подвергс€ не менее глубокому вли€нию местных верований и культуры. Ђ–елигиозные идеи иранцев... глубоко проникли в ислам, который »ран сделал своей религиейї, Ч пишет ѕитер јвери, крупнейший современный исследователь истории »рана. »ранска€ музыка, зороастрийские обр€довые культы оказали большое вли€ние на суфийские религиозные радени€ и шиитские обр€довые представлени€ Ч та'зие (в —редней јзии это Ђшахсей-вахсейї).

¬ свою очередь, ислам оказал глубокое вли€ние на иранское поэтическое творчество, так как иранский литературный €зык начал складыватьс€ во времена внедрени€ ислама и он был подвержен его вли€нию даже более, чем собственно арабские литературный €зык и поэзи€, которые, как говорилось выше, успели сложитьс€ и основательно развитьс€ в доисламский период.

¬месте с тем и здесь доисламские формы поэтического творчества оказались очень устойчивыми и передавались из поколени€ в поколение.

“ак, например, ирано-персидска€ форма стихосложени€ Ђарузї приобрел даже характер канона поэтического творчества, который ислам не смог преодолеть. Ђ”чение об арузе, а вместе с ним учени€ о рифме и поэтических фигурах, Ч пишет академик ј. ≈. Ѕертельс, Ч ...очень рано приобрели законченные формы, стали каноном, много веков повтор€вшимс€ различными авторами. ќсновные правила стиха заучивались нар€ду с грамматикой с детства, и никто не помышл€л о возможности выйти за их рамки, поскольку это считалось безграмотностью. Ќародно-поэтический канон аруза оказалс€ более устойчивым, чем религиозно-эстетические каноны ислама, так как он объедин€л в себе устойчивые и глубокие структуры поэтического мышлени€, восход€щего ко времени мифологического сознани€. Ѕолее того, структура аруза настолько динамична, ее элементы настолько органически слиты, что даже не совсем €сна€ семантическа€ информаци€ стиха в арузе может быть восстановлена через его ритмику. Ђ≈сли смысл любой... строки стиха, Ч пишет ј. ≈. Ѕертельс, Ч не совсем €сен при первом чтении, скандирование помогает правильно расставить изафеты и огласовки.

«нание правил рифмы также помогает установлению текста, а знание поэтических фигур способствует пониманию наиболее сложных образов, содержащихс€ в стихеї.

»менно потому эта, пожалуй, одна из уникальнейших форм стихосложени€ не могла быть ассимилирована мусульманской догматикой, и сама во многом, так же как арабска€ касида, ассимилировала и выражала в своей форме мусульманские эстетические представлени€. ¬ более широком плане персидска€ культура оказала огромное вли€ние на весь мусульманский мир. Ђƒе€тели персидского происхождени€, Ч пишет академик ¬. ¬. Ѕартольд, Ч ...были главными представител€ми мусульманской государственности и культуры еще в то врем€, когда единственным литературным €зыком мусульманского мира оставалс€ арабскийї .

», наконец, глубокое декоративное чутье и чувство ритма, характерное дл€ иранского художественного мышлени€, также оказались созвучны мусульманской теологии и обр€дности, способствовали взаимопроникновению культур.

“аким образом, в различных регионах, в различное историческое врем€ происходило взаимодействие и взаимовли€ние ислама и национальных культур народов, подвергавшихс€ его вли€нию. » все же даже там, где ислам приближалс€ к глубинам народно-мифологического художественного сознани€, он не смог стереть, ассимилировать то своеобразное и неповторимое, что было свойственно культурам этих народов. »слам оказал еще меньшее вли€ние на искусство (и народное и профессиональное), чем буддизм или христианство, так как его неантропоморфность, жесткие запреты изображать все живое неизбежно сталкивались с коренными принципами искусства, которое немыслимо как форма общественного сознани€ без отношени€ к человеку. Ќо искусство оказалось все же необходимо исламу. ќт столкновени€ этих двух противоположных по своей сути духовных феноменов возникло нечто, что подтвердило большую жизненность и необходимость эстетического начала и вместе с тем иллюзорность и социальную ограниченность религиозного сознани€.

—писок литературы

ƒл€ подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www.biografia.ru/

≈.√.яковлев І 1. —оциально-религиозна€ нетерпимость ислама и искусство “во€ роза и твой кипарис похитили покой моего сердца. “вой гиацинт распустилс€ на жасмине фиалкой. ¬ахид “абризи ¬озникнув в услови€х фольклорной станов€щейс€

 

 

 

¬нимание! ѕредставленный –еферат находитс€ в открытом доступе в сети »нтернет, и уже неоднократно сдавалс€, возможно, даже в твоем учебном заведении.
—оветуем не рисковать. ”знай, сколько стоит абсолютно уникальный –еферат по твоей теме:

Ќовости образовани€ и науки

«аказать уникальную работу

—вои сданные студенческие работы

присылайте нам на e-mail

Client@Stud-Baza.ru