Ѕаза знаний студента. –еферат, курсова€, контрольна€, диплом на заказ

курсовые,контрольные,дипломы,рефераты

»стори€ русской литературы (до XVII века) — Ћитература и русский €зык

ѕосмотреть видео по теме  урсовой работы

— татарского нашестви€ начинаетс€ и новый период политической жизни древней –уси, и новый период письменности. ѕо мнению —оловьева, татарское иго не изменило основного процесса государственности; но во вс€ком случае, в этот процесс вошел чужой, вообще мало благопри€тный элемент унижени€ перед ќрдой и татарского насили€. “атарское иго способствовало и расколу русского целого на –усь восточную и западную. ¬ культурном отношении, в истории образовани€ национального характера, татарское иго было великим бедствием.  роме материального разрушени€, было разрушение нравственное. ѕогибло много национальной старины, котора€ составл€ет нравственный капитал народа; национальна€ жизнь надолго поглощена была одной заботой самосохранени€ и, когда благодар€ запасу силы, оно было достигнуто, утверждение государственности в ћоскве совершилось с немалым ущербом нравственным. —овременные летописцы, рассказыва€ о первых путешестви€х кн€зей в ќрду на поклон, говор€т о страхе и "обиде" - т. е. обиде дл€ целого народного чувства; но мало-помалу, терп€ насилие, приучались и сами к насилию, и огрубение нравов, шедшее из этого источника, едва ли подлежит сомнению.

—ами по себе, татары не могут иметь пр€мого вли€ни€ на русских. ѕри первом порабощении русский чувствовал себ€ выше победител€, который был в его глазах и на века осталс€ "злым" и "поганым". ¬скоре оказалось вли€ние более высокой культуры; татары переезжали жить на –усь, принимали христианство: в числе русских св€тых уже в XIII - XIV столетии €вл€етс€ ѕетр , царевич ордынский. „ем дальше, тем больше подобные факты умножались, - но р€дом продолжались и факты насили€, и татарские кн€зь€ и мурзы, вступившие в русскую службу, веро€тно долго сохран€ли свою первобытную природу. ¬виду опасности дл€ государственного быти€, вс€ политика кн€зей была направлена на усили€ национального самосохранени€; среди забот о сосредоточении сил забывали думать о просвещении. Ўкола и книжность упали, не обновл€€сь новым содержанием. –усь Ћитовска€ загородила ћоскву от сношений с «ападом; народное чувство все больше укрепл€лось в противопоставлении св€той –уси поганому ¬остоку, но в своем культурном одиночестве перешло в крайнее самомнение, враждебно относившеес€ не только к восточному вли€нию, но и к западному, и к последнему, быть может, еще более, так как здесь про€вл€лась давно внушенна€ греками ненависть к латинству. ¬ека татарского владычества скудны пам€тниками литературы. ¬ эпоху т€желого внешнего гнета с особенной силой развиваетс€ религиозное настроение; при отсутствии просвещени€ и культурного развити€ нравственные силы уход€т на аскетизм. Ёто было врем€ чрезвычайного размножени€ монастырей, особенно на севере. —уровые аскеты удал€лись в пустыни, строили там келии; слава подвижничества привлекала учеников; в пустыне основалс€ монастырь, богател вкладами, становилс€ землевладельцем и центром монашеской книжности. —реди таких основателей бывали сильные характеры, которые содействовали укреплению монашеского идеала и вли€ни€ как в жизни, так и в литературе. »гумены монастырей имели нередко значительное политическое значение, как советники кн€зей; из их среды выходили иерархи.  ак некогда митрополит ѕетр оказал великую услугу московскому кн€жению, перенесши митрополичий престол в ћоскву, так игумены монастырей (ѕафнутий Ѕоровский , »осиф ¬олоцкий и др.) были приверженцами ћосквы и немало послужили московскому авторитету. ѕреподобный —ергий благословил ƒимитри€ на борьбу с ћамаем ; митрополит √еронтий с "собором", архиепископ ¬ассиан возбуждали »вана III к борьбе с јхматом .

»ерархи и игумены обращались, по древнему обычаю, с учительными послани€ми к кн€зь€м.  н€зю был важен союз с иерархией и дл€ душевного спасени€, и дл€ целей политических. ¬ конце концов митрополит венчал ¬еликого кн€з€ московского на царство и осв€тил его власть церковным благословением. ќкруженные славой подвижнической и легендой, монастыри становились народной св€тыней; к ним устремл€лось паломничество (особенно когда, после вз€ти€  онстантинопол€ турками, был почти загражден путь в ѕалестину). ¬ смутные военные времена монастыри делались и пунктами военной обороны (ѕсковско-ѕечерский монастырь во врем€ Ѕатори€, “роицка€ лавра в междуцарствие), и это умножало их авторитет. Ќаконец, в монастыр€х сосредоточивалось церковное книжничество. Ћитературна€ де€тельность за эти века не была обильна. ¬ XIII веке от епископа ¬ладимирского —ерапиона осталось несколько поучений, изображающих, между прочим, "томление и муку" от нашестви€ немилостивых иноплеменников. —ерапион укор€ет паству за нехристианские суевери€ (вера в волхвов и пр.) и объ€сн€ет, что за грехи Ѕог и посылает на людей казни, голод и мор, тр€сение земли и самое нашествие.   первым временам ига должен относитьс€ пам€тник, от которого недавно только отыскано любопытное начало - "—лово о погибели русской земли". Ќа первых страницах описываетс€ бывалое, при старых кн€зь€х, могущество и процветание русской земли, и только в последних сохранившихс€ строчках говоритс€ не€сно о "болезни" христиан во времена автора, т. е. веро€тно болезни от татарского нашестви€. ÷елый состав пам€тника остаетс€ неизвестен; можно только сказать, что картина прежнего могущества –уси изображаетс€ широкими чертами, напоминающими "—лово о полку »гореве"; есть намеки на стиль народной поэзии, но больше, чем в старом —лове, книжных риторических украшений.  о второй половине XIII века относитс€ "ѕравило" митрополита  ирилла III и "поучение к попам". "ѕравило", составленное на соборе с епископами, оп€ть указывает на грехи, вынудившие от Ѕога наказание, и дает наставлени€ о церковном благоустройстве; оно восстает против "бесовских игрищ", кулачных боев. ѕоучение к попам состоит в объ€снении их высоких церковных об€занностей.   этому времени относ€т также несколько поучений, принадлежащих неизвестным писател€м и направленных в особенности против остатков €зычества - того, что назвали тогда "двоеверием": замечательно в особенности "—лово некоего ’ристолюбца и ревнител€ по правой вере". ¬ XIV веке продолжаетс€ литература церковного поучени€ или поучительного послани€.

“аковы были труды московских митрополитов ѕетра (родом с ¬олыни), јлекси€ 7(сына черниговского бо€рина), епископа —арайского ћатфе€, митрополита  иприана (пришельца, южного слав€нина),  ирилла Ѕелозерского . »х обща€ тема - осуждение греховной жизни, иногда лишь с некоторыми чертами современного быта, и призывы к благочестию, с угрозами Ѕожи€ гнева. ¬ послани€х  иприана (митрополита  иевского, потом ћосковского, 1376 - 1406) любопытна уверенность в близком конце мира: "ныне последнее врем€ и летам скончание приходит и конец веку сему; бес же вельми рыкает, хот€ всех поглотити". ќн был противником монастырских имений: отрекшись от мира, не должно об€зыватьс€ мирскими делами и снова строить то, что разорил.  иприан был большой труженик, занималс€ переводами учительных богослужебных книг и особенно заботилс€ об исправлении богослужебных книг.  нижна€ де€тельность митрополита  иприана имеет то особое значение, что он был начинателем южнослав€нских воздействий в нашей старой письменности.  ирилл Ѕелозерский (1337 - 1427) - один из знаменитейших и типических подвижников среднего периода, юношей прин€л пострижение в ћоскве; шестидес€ти лет он удалилс€ в пустынное житие и поселилс€ в пещере; слава св€тости привлекла ему учеников, и он стал основателем монастыр€, который вскоре приобрел великую славу, был любим московскими кн€зь€ми и цар€ми, стал одним из богатейших землевладельцев (ему принадлежало до 20 000 кресть€н) и был школой и приютом "белозерских старцев", игравших роль в XV веке. ¬ своих послани€х к кн€зь€м  ирилл был обычным моралистом и примирителем. ќн советовал заботитьс€ о правосудии, об исправлении народных нравов ("велика€ пагуба душам - кресть€не пропиваютс€, а души гибнут"), просил кн€з€ унимать подвластных ему людей "от скверных слов и от ла€ни€, понеже все это прогневл€ет Ѕога".

¬ том же веке архиепископ Ќовгородский (1331 - 1352) св€той ¬асилий написал тверскому епископу ‘еодору послание, где объ€сн€л вопрос о рае и аде: об этом много говорили в “вери, и ‘еодор учил свою паству, что рай, где жил јдам, более не существует, а есть только рай мысленный. ¬асилий опровергает его указани€м на (апокрифические) сказани€ о рае на востоке (пустынник ћакарий жил в двадцати поприщах от ра€, ≈вфросин принес оттуда три небесных €блока), и приводит рассказ "своих детей новгородцев", которые видели ад "на дышущем море" и рай за горой, где "написан был ƒеисус лазорем чудным" (икона, изображающа€ —пасител€ с Ѕогородицей и »оанном  рестителем); за горой был свет великий и слышались голоса ликовани€.  ак вы€снено теперь, рассказ новгородцев есть легенда, в то же врем€ распространенна€ на «ападе. — татарскими нашестви€ми, по-видимому, не прервались паломничества к св€тым местам, но они были несомненно затруднены, и пам€тники редки. XIV веку принадлежит, веро€тно, "Ѕеседа о св€тын€х ÷арьграда", недавно отысканна€ и еще не вполне исследованна€, как думают некоторые - составленна€ упом€нутым архиепископом Ќовгородским ¬асилием; сказание —тефана Ќовгородца , ходившего около половины XIV века в ÷арьград и дивившегос€ его св€тын€м и великолепию, так что и "ум сказати не может", и "в ÷арьград как в дуброву войти"; хождение некоего архимандрита јгрефени€, описывавшего св€тые места ѕалестины; хождение смоленского дь€кона »гнати€ , который в 1387 г. сопровождал митрополита ѕимена в ÷арьград, а потом был в »ерусалиме; сказание дь€ка јлександра , бывшего в ÷арьграде по торговым делам. “ому же веку принадлежит опыт эпического рассказа - "—казание о ћамаевом побоище", принадлежащее р€занскому иерею —офонию или —офронию; дальнейша€ обработка того же сюжета, "«адонщина", относитс€ уже к XV веку. ќтдельные исторические повести об особенно замечательных событи€х возникли еще в древнем периоде; впоследствии они размножаютс€, и в XIV - XV веках находим целый р€д повестей (о житии и храбрости јлександра Ќевского, благоверном кн€зе ƒовмонте , о нашествии Ѕаты€ на русскую землю, о убиении кн€з€ ћихаила „ерниговского в ќрде, о убиении кн€з€ ћихаила “верского, –укописание ћагнуса корол€ —вейского и т. д.): эти повести заносились иногда в летопись, но обращались в рукопис€х и отдельными стать€ми.

—юда относитс€ и —казание о ћамаевом побоище; оно отличаетс€ от других повестей тем, что автор старалс€ украсить свое повествование поэтическими чертами, дл€ чего воспользовалс€ "—ловом о полку »гореве" как образцом. "«адонщина", писанна€ менее нат€нутым книжным €зыком, также преисполнена подражани€ми "—лову" - но именно на этом и сказалась велика€ разница литературных периодов. “о, что было в "—лове" непосредственным внушением поэтической фантазии и чувства, в высказывани€х XIV - XV веков становитс€ безжизненной фразой: позднейшие книжники часто совсем не понимали поэтического образа, примен€ли его нескладно или фальшиво, вещий Ѕо€н "—лова" превратилс€ в "вещанного бо€рина, горазного певца в  иеве"; слова: "о –усь, за шелом€нем еси" (за горой) получили следующий вид: "русска€ земл€, то первое еси как за царем за —оломоном побывала", т. е. совершенно потер€ли смысл.

XV век был эпохой уже определ€вшегос€ окончательно исторического процесса, в результате которого ћосква объединила уделы; великий кн€зь московский был уже бесспорным властителем, удельные кн€зь€ становились его придворными; самый Ќовгород потер€л свою независимость. ѕолитическое возвышение ћосквы долго не сопровождалось возвышением ее книжного просвещени€; до XV века она была, по выражению Ѕуслаева, татарским лагерем, проводила антинациональные начала, в книжности уступала  иеву и Ќовгороду XII века.  нижные интересы были гораздо сильнее в Ќовгороде и других прежних центрах. —оставитель летописного сборника в первой половине XVI века (“верска€ летопись) извин€л недостатки своего труда тем, что он - не киевл€нин, не новгородец, не владимирец, а ростовский человек, конечно указыва€ тем центры книжной де€тельности; ћоскву он не назвал вовсе. ¬ прежних центрах книжность за€вл€ла себ€ преимущественно обилием местных сказаний исторических и житийных: легенда развивалась в „ернигове, ¬ладимире, –остове, —моленске, ћуроме, но в особенности в Ќовгороде, между прочим отража€ враждебные отношени€ его к ћоскве (например, поставленный из ћосквы архиепископ чудесно наказываетс€ за неуважение к новгородской св€тыне). ¬ конце концов политическое преобладание, обратившеес€ в господство, должно было внушить мысль о необходимости просвещени€ и развить книжную де€тельность. Ќа первый раз €вилась чужа€ помощь: в ћоскве водвор€етс€ вли€ние южнослав€нское. ¬ыше назван, как его первый представитель, митрополит  иприан.

¬ конце XIV века пали оба южнослав€нские царства, —ербское и Ѕолгарское: перед падением в них оживились книжна€ де€тельность и под турецким игом, пока, наконец, вз€тие  онстантинопол€ не подорвало последние силы южного слав€нства. ¬ ћоскву приход€т де€тели этой последней поры южно-слав€нской книжности. »х школа была византийска€, риторическа€, какой не знали на –уси, особенно в ћоскве, - и здесь дл€ подобных риторов представилось широкое поприще. ¬ начале XV века действовали в русской книжности два иноземца. ќдин был грек, митрополит ‘отий , в ћоскве (1410 - 1431), не вполне владевший слав€но-русским €зыком, витиеватый моралист, по отзыву митрополита ћакари€ , в€лый и скучный: поучени€ его не имели почти никакого отношени€ к русской жизни, но между прочим, и он ожидал близкой кончины мира: "гр€дет ночь, жити€ нашего престатие". ƒругой был южный слав€нин, вызванный митрополитом  иприаном, √ригорий ÷амблак, одно врем€ митрополит  иевский (1416), автор многочисленных поучений и сказаний, большой оратор, не столько моралист, сколько догматик, защищавший православие против латинства: сочинени€ его были очень распространены между русскими читател€ми. ≈ще один пришелец, много работавший на –уси в половине XV веке, был сербин ѕахомий Ћогофет : это был представитель южнослав€нской учености и риторского искусства, по словам русских книжников, "от юности усовершившийс€ в писании и во всех философи€х, превзошедший всех книжников разумом и мудростью". "¬се философии" ѕахоми€ применены были на –уси к одному делу, которое считалось насто€тельным: по поручению великого кн€з€ и митрополита с собором, ѕахомий писал каноны, похвальные слова св€тым, сказани€ и особливо жити€; последние, впрочем, состо€ли большей частью только в новых редакци€х уже существовавших житий. ƒело в том, что никто в –оссии не мог тогда сравн€тьс€ с ѕахомием в витийстве: он вложил в свои писани€ вынесенные с слав€нского юга и јфона "добрословие" и "плетение словес", изумл€вшие русских книжников.

ѕахомий стал дл€ последних высоким образцом; плетение словес, мало заботившеес€ об исторической точности и стиравшее в первоначальных простых запис€х живые черты жизни и истории, стало обычным стилем церковно-исторических писаний.   южнослав€нскому книжному искусству обращались и в XVI веке. “ак, соловецка€ брати€ посылала монаха Ѕогдана на юг найти искусника дл€ нового изложени€ житий своих св€тых, и Ѕогдан вернулс€ с двум€ похвальными словами св€тому «осиме и —авватию , написанными иноком Ћьвом ‘илологом. ѕо новейшим исследовани€м, ѕахомий Ћогофет был автором еще одного произведени€, которое надолго стало весьма распространенным образовательным чтением в древней –уси: это был знаменитый "’ронограф", единственна€ книга по всеобщей истории, впоследствии распростран€вша€с€ в различных новых редакци€х. –иторическа€ школа ѕахоми€ нашла последователей и между русскими книжниками: так, в числе писателей житий славитс€ ≈пифаний , получивший за свое добрословие прозвание "ѕремудрого". Ёто становилось обычным стилем дл€ жити€ и вообще дл€ изложени€ возвышенных предметов: в первой половине XVII века мы встречаемс€ с ним у историков междуцарстви€ в форме, доход€щей до уродливости; во второй половине XVII века к нему присоединилась, или пришла на смену, схоластическа€ риторика киевской школы. Ќа переходе от XV века к XVI веку совершалась де€тельность новгородского архиепископа √еннади€ (1485 - 1504) и его союзника »осифа игумена ¬олоцкого (1440 - 1515). Ќовгород издавна вел обособленную жизнь, сохран€€ до последнего столкновени€ с ћосквой вечевую жизнь, поддержива€ торговые сношени€ с немецким западом, которые сопровождались известными культурными вли€ни€ми, име€ свою летопись, легенду, эпическое предание. Ќовгородска€ легенда и эпос отличались, - как можно судить по письменным пам€тникам и песенным остаткам, - широким размахом фантазии, силой образов (легенды об јнтонии –имл€нине , »оанне Ќовгородском, ¬арлааме ’утынском , знамении, сказани€ архиепископа ¬асили€ об аде и рае, былины о ¬асилие Ѕуслаеве , госте —адке); новгородска€ колонизаци€ провела энергическое население на север, где сохранилось впоследствии богатое эпическое предание (ќлонецкий и јрхангельский край).

ѕо-видимому, здесь шла и де€тельна€ религиозна€ жизнь; не останавлива€сь на внешнем обр€довом благочестии, здесь ставили вопросы по существу церковной жизни, и свободомыслие выразилось возникновением ересей. ¬ половине XIV века церковные власти были встревожены по€влением "стригольников". »сторики еще не остановились на одном объ€снении происхождени€ этой секты: одни приписывают ей источник богомильский, другие, с большей веро€тностью, думают, что она была занесена в Ќовгород из √ермании, где, после страшной „ерной смерти, возникла секта бичующих (гейслеров, флагеллантов), пропаганда которой, быть может, достигла и Ќовгорода. —тригольники отвергали св€щенство, так как оно поставл€етс€ "на мзде", и самые таинства; будучи, по-видимому, чем-то вроде духовных христиан, они сами становились толковател€ми ѕисани€, и уважали в особенности ≈вангелие. ѕо-видимому, дальнейшим развитием стригольничества была ересь жидовствующих, €вивша€с€ также в Ќовгороде во второй половине XV века: начало ее св€зывают с приездом в Ќовгород из «ападной –уси кн€з€ ћихаила ќлельковича (1471), с которым пришло несколько евреев, и особливо ученый —хари€, по словам обличител€ секты, »осифа ¬олоцкого, "диаволов сосуд и изучен вс€кому злодейства изобретению, чародейству и чернокнижию, звездозаконию и астрологии".

¬ тогдашнем отсутствии каких-либо школьных знаний вс€ка€ наука представл€лась чародейством, и тем более у человека, поучавшего церковным ерес€м. ¬ чем именно заключалась ересь, оп€ть не€сно: есть обвинение в пр€мом жидовстве, ставитс€ в преступление погибельна€ ученость; была, по-видимому, наклонность к рационализму; было, наконец, у фанатиков, грубое оскорбление св€тыни. — другой стороны, между еретиками были люди книжные и благочестивые; великий кн€зь »ван ¬асильевич вз€л в ћоскву попов ƒениса и јлексе€, зараженных ересью, и ересь стала распростран€тьс€ в ћоскве, при самом дворе великого кн€з€. јрхиепископ √еннадий выступил непримиримым гонителем ереси. ¬ообще, это был человек энергичный: в истории русской письменности он известен своим опытом собрать полный текст библейских книг, причем книги, не отыскавшиес€ в рукопис€х, он велел перевести вновь, между прочим, - с ¬ульгаты и с еврейского €зыка. √еннадий требовал от кн€з€ казни еретиков, ссыла€сь, между прочим, на испанскую инквизицию, о которой слышал от цесарского посла, проезжавшего через Ќовгород. ќтчасти, он и пустил в ход инквизиторские приемы над еретиками, осужденными в ћоскве и присланными в его распор€жение. Ќе менее ревностным и ожесточенным преследователем ереси в своих писани€х был игумен волоколамского монастыр€ »осиф. ѕервым средством, которое предлагал √еннадий против еретиков, было не убеждать, а "жечи да вешати"; с этим соглашалс€ и игумен волоколамский. »осиф написал против ереси несколько посланий, из которых составилс€ обширный сборник "ѕросветитель". —ообщив несколько исторических сведений об ереси (он считал в числе еретиков и тогдашнего московского митрополита «осиму ), »осиф дает систематическое опровержение лжеучений и вместе памфлет, исполненный церковнослав€нскими ругательствами. —трогий ревнитель православи€, дл€ охраны которого он не останавливалс€ ни перед какими средствами истреблени€, допуска€ и "богопремудрое коварство", т. е. обман. »осиф был и типический книжник своего времени. „тением он приобрел большое знание церковной литературы: на каждом шагу он цитирует ѕисание и отцов церкви, собира€ из них аргументы за беспощадное истребление еретиков. Ќо это был только начетчик, чуждый критики: он ставит р€дом закон ћоисе€ и учение ’риста, не сомневаетс€ черпать свои доказательства из сочинений апокрифических, гражданские постановлени€ византийских императоров ставит р€дом с соборными правилами и т. п. ƒе€тельность »осифа ¬олоцкого совпадает с окончательным падением удельной системы и установлением московского единодержави€. ќн стоит вполне на стороне нового политического стро€, защища€ вместе с тем монастырское землевладение и монастырское богатство как источники политического вли€ни€.

Ёто €ркий представитель обр€дового благочести€ и вообще древнерусского просвещени€, господствовавшего потом до времен ѕетра ¬еликого. Ётот результат средних веков русской жизни производил бы удручающее впечатление, если бы крайность не вызвала в то самое врем€ противодействи€ от людей иного нравственного склада, во главе которых сто€л Ќил —орский (1433 - 1508), "великий отец церкви русской", по выражению архиепископа ‘иларета . Ёто был инок из школы  ирилло-Ѕелозерского монастыр€, владевшего одной из самых богатых тогда библиотек, но главным образом, по-видимому, он выработал свои взгл€ды во врем€ довольно продолжительного пребывани€ на јфоне. Ёто было аскетическо-созерцательное направление, восприн€тое с великой искренностью и силой характера. Ќил основал себе уединенное пустынножительство, удал€сь от мира, корысти и "бессловесных (неразумных) попечений". ¬ делах церковно-общественных он принимал участие только тогда, когда был к ним пр€мо призываем. Ёто была во всем резка€ противоположность »осифу ¬олоцкому: вместо обр€дового благочести€, властолюби€, кровожадной нетерпимости, слепой веры в букву, отсутстви€ критики - религиозное созерцание, м€гкое снисхождение к ошибке, свобода "рассмотрени€" писаний, отделение истинного от сомнительного.

Ќа соборе 1503 г., созванном дл€ решени€ церковных вопросов, Ќил восстал против монастырского землевладени€, за которое сто€л »осиф. ќни совершенно расходились и в вопросе о том, как поступать с еретиками. —ловом, оказалось в церковных иде€х и в жизни два совершенно противоположных течени€, представител€ми которых были, с одной стороны, "иосифл€не", с другой - "белозерские старцы", с Ќилом —орским во главе. Ќил —орский был высокий идеалист: его предание сказывалось потом в идеалистических стремлени€х русской церковной жизни, создава€ настроени€ братолюби€ и самоотвержени€. ѕрактически, однако, оказалась сильнее друга€ сторона. »сторики замечают, что на политических взгл€дах »осифа ¬олоцкого воспитывалс€ »ван √розный; строгое учение »осифа стало досто€нием той массы книжников, котора€ полтора века спуст€ восстала против нововведений Ќикона : чита€ »осифа ¬олоцкого, приготовл€ешьс€ к писани€м протопопа јввакума . ѕаломничество продолжалось, но чем дальше, тем больше измен€лись услови€ странствовани€. “роицкий иеромонах «осима (около 1420 г.) еще застал  онстантинополь христианским, был на јфоне и только "с нужею" дошел до св€того града »ерусалима, "злых ради арапов": в св€том граде св€тыни были в руках ока€нных сарацин, и им надо было платить за поклонение. «осима повтор€л обычные легендарные рассказы, но описывал и личные невзгоды: на обратном пути их корабль был ограблен морскими разбойниками, они скакали по кораблю как дикие звери, блиста€ мечами и копь€ми, "€ко по воздуху устрашитис€ от них".

¬ 1465 - 66 г. странствовал ко св€тым местам гость ¬асилий - новым путем: описание начинаетс€ от Ѕруссы, откуда он шел в »ерусалим через ћалую јзию; рассказ - обычное перечисление св€тынь, с апокрифическими подробност€ми, но было и купеческое любопытство: отмечались большие торги и кермасераи (караван-сараи). ƒалее, два путешестви€ совершил св€щенноинок ¬арсонофий (1456 и 1461 - 62): оба раза он был в »ерусалиме, а во второй раз - и в ≈гипте, и первый из русских паломников посетил и описал —инайскую гору. ≈го хождение повтор€ет обычные рассказы, но не лишено своеобразных личных впечатлений, а кроме того, сохранило важные указани€ дл€ топографии св€тых мест в XV веке.   тому же времени относ€тс€ два особенных путешестви€, которые были первыми в своем роде. —уздальский иеромонах —имеон был одним из спутников митрополита »сидора в путешествии на ‘лорентийский собор: проезжа€ через √ерманию, “ироль, —еверную »талию, он поражалс€ невиданным великолепием городов, на юге - чудесами природы: каждый встреченный большой город казалс€ ему столь великолепным, что выше не может ничего быть, но потом он видел города еще более удивительные - и каждый раз он отмечает: "град камен", потому что дома знал только дерев€нные.

ƒругой спутник »сидора, епископ —уздальский јвраамий , дал описание мистерии, представление которой он видел в одном флорентийском монастыре и котора€ произвела на него чрезвычайное впечатление: "по всему видети подобием €ко самую ѕречистую ƒеву ћарию", и вообще "великое то видение чудно и радостно и отнюдь не сказанно" (т. е. невыразимое никакими словами). “верской купец јфанасий Ќикитин присоединилс€ в 1466 г. к посольству, отправл€вшемус€ в Ўемаху, потом через ѕерсию отправилс€ в »ндию, прожил там три года, в 1472 г. вернулс€, но умер на дороге в —моленск. ѕутешествие его любопытно, хот€ рассказ не всегда €сен: факты он мешает с фантастикой, иногда не умеет понимать их. ѕервый комментатор Ќикитина, —резневский , ставил его очень высоко и заключал, что из современных ему путешественников могут сравнитьс€ с ним только рассказы ди- онти и ¬аско-да-√амы; но была та разница, что писани€ нашего путешественника остались дл€ русских читателей отрывочным и даже малораспространенным рассказом приключений и не способствовали расширению географических знаний.

Ќаступал XVI век. „тобы составить себе более точное представление о складе литературы и положении вещей в том веке, когда установилс€ склад русской народности в ћосковском царстве, необходимо дать себе отчет в образовательных средствах среднего периода и характере слагавшегос€ мировоззрени€. ѕосле первых начинаний школы в древнем периоде, мы не имеем сведений о какой-либо школе выше первоначальной. Ќет сомнени€, что были школы, поддерживающие церковную и приказную грамотность, но упадок книжного обучени€ можно видеть из малочисленности литературных пам€тников за первые века татарского ига; даже в более позднее врем€, в XVI и начале XVII века, есть указани€, что даже в среде бо€рского сослови€ "грамоте не умеют". — конца XIV века понадобилась книжна€ помощь от южнослав€нских единоплеменников; в первой половине XVI века оп€ть искали ученого иноземца дл€ насто€тельных церковных трудов, и вызван был с јфона ћаксим √рек . ¬ то врем€, когда на «ападе блистал учеными силами век ¬озрождени€ и –еформации, когда делались великие научные открыти€, ћосковска€ –усь оставалась в густом мраке средних веков. ”пом€нута€ выше оторванность –уси от «апада, огрубение нравов под татарским игом, посещение национальной силы борьбой за восстановление государственного национального единства не давали возможности предприн€ть образовательную де€тельность.

≈динственной умственной пищей оставалось то "книжное почитание", которое унаследовано было от старого периода и пополн€лось потом, отчасти, скудным вкладом собственных трудов, гораздо более - переводами произведений византийской литературы, частью только собственными и в особенности приходившими со слав€нского юга. —оставом этой литературы исчерпывались все образовательные средства наших средних веков. √осподствующее место занимали в ней многочисленные переводы из творений св€тых отцов - слова, поучени€, толковани€ —в€щенного писани€, жити€ св€тых, в ѕрологах и ћине€х, и в отдельных сказани€х. —борники учительного содержани€, из творений св€тых отцов, в особенности из «латоуста, по€вл€вшиес€ еще с древнего периода и позднее, как знаменитый —в€тослав —борник, «латоструй, ћаргарит, »змарагд, «лата€ ÷епь, ћатица, достигали в обращении до самого московского периода. »сторию творени€ представл€л древний "Ўестоднев" »оанна, экзарха болгарского; ветхозаветную историю излагала древн€€ ѕале€, где к сведени€м библейским прилагались апокрифические сказани€. јстрономию и физическую географию излагала (переведенна€, по-видимому, в XIV веке) книга византийского купца, потом монаха VI века  озьмы »ндикоплова, который опровергал систему ѕтолеме€ как противоречащую ѕисанию, и представл€л землю как плоский, продолговатый от востока к западу четырехугольник, покрытый небом как сводом; обитаема€ земл€ окружена океаном, по краю возвышаетс€ стена и край земли сходитс€ с краем неба; земл€ стоит на тверди и под ней ничего нет; учение об антиподах бессмысленно и противоречит ѕисанию и т. д.

ќписание произведений природы давала переведенна€ в конце XIV века византийска€ поэма VII века √еорги€ ѕисиды - но переведенна€ дурно, так что многие места остаютс€ невразумительными. ƒругой источник познаний о природе представл€л "‘изиолог", сборное произведение II - III века, описание животных, птиц, рыб, камней и т. д., эпизоды которого переходили в средневековую народную мифологию и христианскую символику. ѕервоначальна€ редакци€ нашего "‘изиолога" была южнослав€нска€, восход€ща€ ко времени до XIII века. “аковы были почти все сведени€ о строении мира и природы, какие были в руках древнего книжника. ¬ XV - XVI веке к ним прибавл€ютс€ в сборниках отдельные статьи, оп€ть переводного происхождени€, с попытками более правильного объ€снени€, например, о шарообразности земли, о свойствах грома и молнии и т. п.; но русский книжник должен был недоумевать между этими сведени€ми и чистой фантастикой, подкрепл€емой ссылками на ѕисание... »сторические сведени€ мало продвинулись с тех пор, как еще в древности получены были переводы византийских хронистов - јмартола, ћалалы, позднее ћанассии и др.

¬о второй половине XV века возникает "’ронограф", который пытаетс€ дать историческим сведени€м некоторую систему. »сход€ в основе из тех же источников, он присоедин€ет к ним, довольно отрывочно, сведени€ о болгарской и сербской истории, вносит русские извести€, в дальнейших редакци€х пользуетс€ польскими хрониками и " осмографией". » в позднейших обработках, сильно расширивших его первоначальное содержание, "’ронограф" остаетс€, однако, весьма архаическим собранием исторических сведений, отрывочным и запоздалым. Ќаконец, в образовании древнерусского мировоззрени€ зан€ла важное место легенда, в самом широком смысле и разнообразных разветвлени€х. ѕервобытное €зычество было наполнено верой в чудесное: мифологи€ была стремлением объ€снить чудесными силами, олицетвор€€ их в сверхъестественных существах, которые становились высшими и низшими божествами. ¬ведение христианства должно было устранить эту мифологию, замен€€ ее цельной библейской космогонией, и устранить первобытный обычай высоким нравственным учением и церковными установлени€ми. —мена старого новым произошла не вдруг - и это не могло быть иначе, так как приходилось действовать на обширную народную массу, с твердо укоренившимс€ вековым мировоззрением, когда притом на первое врем€ было очень невелико и число учащихс€. ѕсихологическа€ почва оставалась, и на ней, по-видимому, уже вскоре стало утверждатьс€ новое вероучение, также исполненное чудесного. ѕериод "двоевери€" был очень продолжителен: многое из первобытного предани€, имевшего €зыческий источник, сохранилось в народной вере до сих пор, даже у народов с высоким уровнем цивилизации; тем более двоеверие должно было крепко держатьс€ в те века русской жизни, когда школа почти отсутствовала. “ем больше успеха среди народных читателей должна была иметь та дол€ новой христианской литературы, котора€ состоит в книгах апокрифических (в старом наименовании: отреченных, ложных). ѕод именем книг апокрифических разумеютс€ те, которые не вошли в узаконенный церковью канон, т. е. в список книг —в€щенного писани€ - книги неканонические.

≈сть апокрифы ветхозаветные, дохристианские, и еще большее число новозаветных. Ёто был, прежде всего, целый р€д евангелий (до тридцати), возникших еще в первые века христианства, но во врем€ составлени€ канона не признанных достоверными, хот€ в некоторых случа€х их сказани€ повтор€емы были и отцами церкви (например, из первоевангели€ »акова); далее, несколько апокалипсисов, истории апостолов; отдельные легенды о ’ристе и Ѕогоматери; сказани€ о св€тых и мучениках; писани€, которые считались еретическими, и т. д. —ловом, это была обширна€ легенда на темы ¬етхого и Ќового «авета и церковной истории, исполненна€ чудесного. Ќекогда она была, так сказать, попул€рным распространением, а также реальным применением состава вероучени€; впоследствии она распространилась по всему христианскому миру, восточному и западному, принимаема€ с полной верой не только в народных массах, но и среди самого клира. јпокрифические сказани€ были тем более завлекательны, что очень часто они дополн€ли недосказанное книгами каноническими, раскрывали таинственное, отличались насто€щей поэзией (например, многие сказани€ о ’ристе и Ѕогоматери), наконец, обильно питали ту потребность чудесного, кака€ свойственна народной религии. Ёти отреченные, ложные книги стали проникать в нашу письменность с первыми пам€тниками христианской литературы из южнослав€нского источника. јпокрифические черты наход€тс€ в летописном изложении христианского вероучени€ и в других эпизодах летописного рассказа; сохранились списки некоторых апокрифов от первых веков нашей письменности; несмотр€ на то что на "ложных" книгах лежало церковное запрещение, сами иерархи увлекались ими и давали им место в своих писани€х (новгородский архиепископ ¬асилий, даже »осиф ¬олоцкий и др.). ÷ерковные запрещени€ против апокрифических книг были помещены в постановлени€х апостольских, рано перешли в письменность слав€нскую, и затем, вместе с церковными книгами, в русскую. Ќа слав€нской почве список ложных книг был дополнен, например, включением книг богомильских, и в русской письменности образовалась, наконец, обширна€ стать€ "о книгах истинных и ложных", где, за перечислением книг, которые подобает честь, следует список книг отреченных, чтение которых навлекает пагубу душам и церковное наказание, а самые книги должны быть сжигаемы на теле читавшего. ¬ старой русской письменности были известны: по истории ветхозаветной - ложные сказани€ о миротворении (Ѕогом и дь€волом), об јдаме и ≈ве и в св€зи с этим о крестном древе, о ≈нохе, потопе и Ќое, јврааме, «аветы двенадцати патриархов, сказани€ о —оломоне; по истории новозаветной - сказание јфродитиана перси€нина о –ождестве ’ристове, первоевангелие »акова, ≈вангелие ‘омы, ≈вангелие Ќикодимово, ѕрение ’риста с дь€волом, ложные сказани€ о ’ристе, приписываемые болгарскому попу »еремии (как ’риста в попы ставили, как ’ристос плугом орал и др.), —лово јдама во аде к Ћазарю, ’ождение Ѕогородицы по мукам, —лово о видении апостола ѕавла, ¬опросы »оанна Ѕогослова к √осподу на ‘аворской горе, ¬опросы его же к јврааму; далее, апокрифы позднейшие, св€занные с именами отцов церкви, св€тых, мучеников, предвещани€, суеверные молитвы и заклинани€ и пр. - Ѕеседа трех св€тителей ¬асили€ ¬еликого, √ригори€ Ѕогослова и »оанна «латоуста ; —лово ћефоди€ ѕатарского о царствии €зык последних времен (о конце мира), ≈пистоли€ о неделе (о почитании воскресного дн€), сказание о мучении св€того √еорги€, сказание об иноке ћакарии римл€нине, жившем в двадцати поприщах от ра€, сказание о двенадцати п€тницах, ложные молитвы, сказание о тр€савицах (лихорадках) дочерей »родовых; суеверные и гадательные книги, как √ромник, ћолни€нник,  ол€дник, «елейник, “репетник, ѕутник, —носудец, „аровник, –афли, јристотелевы ¬рата, Ћуцидариус (книга, переведенна€ в XVI веке с немецкого, разговор между учеником и учителем - о разных предметах природы, на основании апокрифических книг, средневековых преданий и т. д.).

Ёто была цела€ литература легенды, в большинстве завлекательной и доступной дл€ массы. ¬ средневековой западной литературе апокриф был не менее, если не более известен и многоразлично обработан в поэзии и в искусстве, но у нас положение его было иное. ¬ западной жизни легенда издавна имела свой противовес в начатках науки; эпоха ¬озрождени€ выдвинула античные идеи, которые стали во главе нового литературного развити€. ” нас легенда господствовала безраздельно в течение веков, и религиозное настроение прин€ло под ее вли€нием, особую складку - упорство и неподвижность суевери€. ћножество рукописей более попул€рных апокрифов (как Ѕеседа трех св€тителей, —казание о крестном древе, ’ождение Ѕогородицы по мукам, ƒвенадцать п€тниц, —казание о тр€савицах и т. д.), указывает на распространение их в массе. ѕон€тно, что они отразились, наконец, в народной поэзии, именно в духовных стихах, начина€ с знаменитого стиха о √олубиной книге.  огда все больше возрастала власть ћосквы и иерархи€ становилась на сторону единовласти€ и самодержави€, в союзе с ними слагалась легенда, говоривша€ о московском "царстве". ѕо-видимому, гораздо ранее его осуществлени€ она давала уже образное представление преемства, переносившего на ћоскву древнее политическое и церковное значение ÷арьграда и делавшего московских государей единственными и законными продолжател€ми византийских императоров. Ћегенда слагалась из нескольких мотивов. Ѕыла византийска€ сказка (о ¬авилонском царстве), очень распространенна€ у нас в разных редакци€х, известна€ и на «ападе, - о том, как греческий царь Ћев (¬асилий) отправил в град ¬авилон послов, чтобы "вз€ть знамение" от св€тых трех отроков, невредимых в вещи вавилонский, и добыть вещи, принадлежащие некогда царю Ќавуходоносору. ¬еликий чудовищный змий облег весь град ¬авилон, но послы, претерпев разные ужасы, достигли цели; в числе драгоценностей был царский скипетр и "шапка ћономаха". ¬ дальнейших вариантах сказки роль императора Ћьва пр€мо занимает »ван √розный. ƒалее, было другое сказание, где начина€ с Ќо€, передаетс€ истори€ великих властодержцев, какие бывали на земле, от царей египетских до римского цар€ јвгуста, - и от сродника его ѕруса, по имени которого назвалась ѕрусска€ земл€, производилс€ –юрик, призванный новгородцами по совету √остомысла . ѕотомок –юрика, ¬ладимир, устрашив войной греческого императора, получил от  онстантина ћономаха драгоценные дары - часть животвор€щего древа, царский венец и "крабицу сердоливоковую, из нее же јвгуст кесарь весел€шес€"... ѕрежде думали, что эта генеалоги€ от јвгуста кесар€ составилась под вли€нием польских ученых "баснословий"; но с большей веро€тностью полагают, что здесь оп€ть действовало вли€ние южнослав€нское. ” южных слав€н давно велась борьба против церковных и политических прит€заний греков; болгарские и сербские властители брали себе высокие титулы, и мысль о "царстве" предполагала полную независимость. »менно при митрополите  иприане было отменено в ћоскве церковное поминание византийских императоров, что произвело большое неудовольствие в  онстантинополе: патриарх прислал кн€зю наставление, что как есть одна православна€ церковь, так есть один "кафолический царь". —ербин ѕахомий называл в своих писани€х великого кн€з€ ¬асили€ ¬асильевича "боговенчанным царем" - и эта мысль начинает все больше укрепл€тьс€ в умах русских людей. ќ падении царств южнослав€нских у нас слышали мало, но сильное впечатление должно было произвести падение  онстантинопол€. — этим €вл€лс€ новый и самый сильный мотив говорить о преемстве, когда притом греческа€ царевна стала московской великой кн€гиней. ¬ писани€х старца псковского ≈лезарова монастыр€, ‘илофе€ , в двадцатых годах XVI века, говорилось положительно: "¬се христианские царства преидоша в конец и снидошас€ во едино царство нашего государ€, но пророческим книгам, то есть –оссийское царство; два убо –има надоша, а третий стоит, а четвертому не быти". ¬ конце столети€, при учреждении русского патриаршества, почти те же слова сказал константинопольский патриарх »ереми€ царю ‘едору »вановичу. —тепенна€ книга, труд митрополита ћакари€ при √розном, так сказать официально установила упом€нутую легенду о преемстве царского достоинства.

–ассказав о том, как ¬ладимир прин€л богатые дары и царский венец от  онстантина ћономаха, она замечает, что ¬ладимир прин€л их "мужества ради своего и благочести€ - и не просто реши таковому дарованию не от человека, но (по) божьим судьбам неизреченным претвор€юще и превод€ще славу греческого царства на российского цар€". ѕри »ване √розном установилось, наконец, могущественное царство, ставшее единственным православным царством; оно осуществл€ло давние национальные стремлени€, становилось прибежищем дл€ гонимого восточного христианства, стремилось установить и внутри быт, отвечающий церковному православию и достоинству великого государства. ¬ наследие от прежних веков остались великие неустройства. Ќе говор€ о политических затруднени€х от остатков старых кн€жеских и бо€рских прит€заний, внутренний быт не отвечал требовани€м церковного благоустройства: еще √еннадий жаловалс€ на невежество духовенства, церковные книги были испорчены, возникали ереси, в народе жили старые €зыческие суевери€. ≈ще в начале века вызван был с јфона ученый грек ћаксим, дл€ дела, которое считалось неотложным: нужно было, на первый раз, перевести “олковую ѕсалтырь, и в ћоскве не было человека, способного на такую работу. ћаксим √рек (родилс€ около 1480 г. в јлбании, умер в ћоскве, 1556) училс€ в √реции и »талии, жил во ‘лоренции во времена —авонаролы, которому удивл€лс€ - и обладал большой церковной ученостью. ѕрибыв в ћоскву, он, еще не зна€ слав€нского €зыка и работа€ с помощью переводчика (ƒмитри€ √ерасимова ), исполнил данную ему работу, котора€ была высоко одобрена собором; ему даны были другие подобные поручени€, но вскоре его положение стало крайне трудно. Ќевежественные писцы, ему служившие и выросшие в суеверном страхе перед буквой, стали обвин€ть его в нарушении догматов, когда он исправл€л неверные прежние переводы; говорили, что этим он порочит русских чудотворцев, спасавшихс€ по старым книгам - и церковные власти принимали эти обвинени€. ќн не сходилс€ с власт€ми и в других случа€х: он резко говорил против господствующего невежества, против монастырского землевладени€ (когда во власти были ученики »осифа ¬олоцкого), о неправильности устранени€ власти константинопольского патриарха в делах русской церкви; наконец, он оставалс€ греческим патриотом, и были заподозрены его сношени€ с греком —киндером, который был в ћоскве послом турецкого султана. ¬ конце концов он подвергс€ ссылке, обвинен в неправославии, даже в волхвовании против великого кн€з€, посажен в тюрьму, лишен (на дес€тки лет) причасти€; тщетно он просил отпустить его на јфон, тщетно просили об этом восточные патриархи... “руды ћаксима √река состо€т, главным образом, из толкований —в€того писани€; далее, это - сочинени€ догматико-полемические (против иудеев, магометан, католиков, лютеран, арм€н), нравоучительные и обличительные, по поводу исправлени€ книг, против суеверий и апокрифических книг, против упадка нравов: он настойчиво говорит о необходимости учени€, восхвал€ет западные школы (тотчас оговарива€сь, что хвалит не латинство, а науку); после него остались заметки исторические и филологические.  ак переводчик и толкователь ѕисани€, ћаксим первый €вл€етс€ у нас вооруженным приемами критического знани€, в которых видна школа западного, именно италь€нского, ¬озрождени€. Ћична€ судьба его отражала все положение тогдашней русской жизни в деле просвещени€: она была в состо€нии засто€, обр€дового формализма, и при первой встрече с требовани€ми христианского достоинства и книжного знани€ стала к их представителю в крайнюю вражду. „резвычайно характерны слова, писанные ему митрополитом ћакарием: "узы тво€ целуем, €ко единого от св€тых, пособити же тебе не можем" (он посылал ему только "денежное благословение"). “олько в последние годы жизни участь его была облегчена; он поселилс€ в “роицкой лавре, где посетил его царь »ван ¬асильевич. —очинени€ ћаксима пользовались великим уважением; великими почитател€ми его были  урбский , ревнитель православи€ «иновий ќтенский ; в XVII веке его трудами пользуютс€ «ахарий  опыстенский , —мотрицкий; патриарх јдриан ставил переводы его в примере как образцовые. ≈ще при жизни ћаксима в церковной жизни начались новые волнени€. Ѕашкин возымел недоумени€, с которыми обратилс€ к духовному отцу, т. е. искал поучени€; духовный отец не сумел дать поучени€ и донес власт€м; началось следствие; на соборном суде Ѕашкин проговорилс€, что его мысли одобр€лись "заволжскими старцами" (школой Ќила —орского); привлечены были к суду бывший троицкий игумен јртемий, почитатель ћаксима √река, ‘еодосий  осой , даже св€той впоследствии ‘еодорит , просветитель лопарей и обличитель дурных монахов. Ѕашкин и ‘еодосий считались главными ересиархами.

” первого было сомнение во многих догматах и обр€дах, недоверие к св€тоотеческим писани€м, из которых могла быть почерпаема защита отвергаемого им монастырского землевладени€; сам он отпустил на волю своих холопов, потому что "’ристос всех брать€ми нарицает, а мы держим рабов". ¬ 1554 г. ћаксим √рек был приглашен на собор, судивший Ѕашкина, но отказалс€, дума€, что и его привлекают к этому делу. Ћичность ‘еодоси€  осого до сих пор не вы€снена. ’олоп московского бо€рина, он бежал в белозерский край и прин€л монашество, что избавл€ло от преследовани€; в монастыре ему "во мнишестве бе угожда€ господин его". ƒумают, что он увлекс€ учением заволжских старцев, которое оказалось ему не по силам; преданный суду, он содержалс€ в одном из московских монастырей, успел бежать, пробралс€ в Ћитву, нашел здесь покровителей, женилс€ и стал развивать свое учение в еще более отрицательном направлении. ƒальнейша€ судьба его неизвестна. ќбличению его ереси посв€тил обширный труд инок ќтенского монастыр€ «иновий (умер в 1568 г.): "»стины показание к вопросившим о новом учении". «инови€ называют учеником ћаксима √река, но он расходилс€ с учителем в весьма важных вопросах, например, о монастырских имени€х, о церковной обр€дности, исключительность которой ћаксим осуждал.  нига «инови€ - очень многословна€; изложение - книжное, но иногда живое и образное. ÷ерковные историки отмечают у него новую важную черту: вопреки обычаю русских книжников говорить только "от писани€", накоплением выписок, «иновий вводит логическое рассуждение, рациональное объ€снение церковных истин. ”чеником Ќила —орского, потом учеником и другом ћаксима √река был кн€зь-инок ¬ассиан ѕатрикеев : человек упорный, нередко необузданный, он вмешалс€ в борьбу иосифл€н с "заволжскими старцами" и продолжал предани€ Ќила —орского в вопросе о монастырских имени€х и исправлении книг. »осифл€не вз€ли верх; на соборе ¬ассиан был осужден и сослан в ¬олоколамский монастырь, где прежде заключен был ћаксим √рек: это было именно гнездо врагов и, по словам  урбского, иноки "уморили" ¬ассиана. ¬ той же борьбе €вилась, на помощь иде€м Ќила, ћаксима √река и ¬ассиана ѕатрикеева, мнима€ "Ѕеседа ¬алаамских чудотворцев —ерги€ и √ермана" - резкое, но мало искусное нападение на владение монастырей земл€ми "со христианы", на монастырскую роскошь, на вмешательство иноков в дела правлени€, между тем как они должны трудом снискивать свое пропитание и спасать души. јвтор "Ѕеседы" скорбит, что Ѕог гневаетс€ на всю землю за иноческие грехи и за "царскую простоту". ќснование московского царства повело к особому возбуждению литературной де€тельности в прежнем архаическом направлении, но с большей силой. ≈му же предшествовала легенда, указывавша€ его путь: это было царство православное; оно должно было охранить чистоту веры, на ней основать народную жизнь; царь - единодержавный властитель, действующий с благословени€ церкви и в союзе с ней: он грозен врагам, но и своим подданным, потому что от Ѕога власть миловать и казнить, никому, кроме Ѕога, не дава€ отчета. »деал был византийского стил€, но, по мнению некоторых историков, осложненный воспоминани€ми о власти татарской, когда хан в течение двух веков был властителем и даже называем был царем.

ѕоловина XVI века была ознаменована церковным венчанием первого цар€. ¬енчание было совершено со всем торжеством, тем более что юный царь, сам ритор, любил внешние эффекты. Ѕлижайшим советником был митрополит ћакарий (1542 - 1563). Ќужно было думать о благоустроении царства; быть может, насто€ни€ ћаксима √река побудили рассмотреть состо€ние церкви и народной жизни. —обран был, в присутствии и с участием цар€, собор, постановлени€ которого были редактированы, как полагают, ћакарием в известном "—тоглаве"; результат был, однако, сомнительный. ¬се настроение было консервативное: полагалось, что задача состоит именно в поддержании "изшатавшейс€" старины, котора€ была благочестива, не знала ересей, и т. д. —обор обратил внимание на порчу церковных книг, повелевал держать только исправленные, но не думал о том, что исправл€ть было некому; он издавал запрещение против грубых €зыческих суеверий, апокрифических книг и т. п., но дл€ народной массы это была также старина и всеобщий обычай. —обор утвердил некоторые церковные обычаи, перешедшие от старины, но впоследствии, в XVII веке, они были признаны самой церковной властью неправильными, так что —тоглав стал авторитетом дл€ старообр€дчества. ƒалее, объедин€€ русскую землю и царство в господствующем церковном настроении, естественно пришли к мысли объединить и народные св€тыни. Ќекогда отдельные земли и кн€жени€ имели свои местные св€тыни: решено было сделать их предметом общего почитани€ дл€ русского народа, и в 1547 и 1549 годы произведена канонизаци€ старых местных и некоторых новых св€тых, а также необходимое дл€ канонизации составление жити€. ƒалее, новым объединительным трудом митрополита ћакари€ было составление громадных "„етиих-ћиней", где, в пор€дке св€тцев, он хотел собрать все содержание русской церковной письменности, включа€ и книги —в€того писани€; так, например, в день пророка »еремии (ма€ 1) помещены книги его пророчеств, в день праведного »ова (6 ма€) - книга »ова, в день св€того »оанна Ѕогослова (26 сент€бр€) - его ≈вангелие и јпокалипсис и пр. ¬ ћине€х митрополита ћакари€ помещены затем пам€тники разных отделов древней русской письменности, между прочим, жити€ св€тых русских, отчасти составленные именно дл€ сборника ћакари€. ƒвенадцать книг ћиней первой редакции ћакарий положил у св€той —офии в Ќовгороде, в 1541 г., на помин родителей; в ћоскве он продолжал работу и в 1552 г. окончил вторую редакцию, экземпл€ры которой положил в ”спенский собор и поднес царю. ƒругим, также характерным трудом ћакари€ была "—тепенна€ книга", впервые начата€, как думают, митрополитом  иприаном. Ёто был первый опыт последовательной истории: название ее происходит из того, что автор хотел провести историю по генеалогическим "степен€м" от первого православного кн€з€ ¬ладимира до цар€ ћосковского; вначале приведена и официальна€ теперь генеалоги€ от ѕруса и јвгуста  есар€... ¬ параллель этим произведени€м московской литературы становитс€ "ƒомострой", соедин€емый с именем известного попа —ильвестра . Ёто был сборник житейских и нравственных наставлений, картина нравов и вместе общественный идеал приверженцев старины, тогда именно сто€вших во главе общества. ≈го название стало как бы техническим дл€ обозначени€ системы воспитани€ и быта, где за внешним пор€дком и суровым патриархальным домостроительством, основанным на страхе, не было места дл€ умственного и общественного интереса. ¬с€ указанна€ литература старалась, таким образом, собрать и привести в пор€док данные национальной жизни, как подобает царству, и закрепить их на будущее, дл€ которого не полагалось никакого иного направлени€. Ќо что уже насто€щее начинало искать иных путей, оказалось в это же первое царствование в де€тельности писател€, который восстал и против политических принципов нового царства, и против той скудости просвещени€, какой оно довольствовалось. Ёто был знаменитый кн€зь ј.ћ.  урбский (родилс€ около 1528 г., умер в 1583 г.). ѕереписка его с »ваном √розным осталась в нашей литературе единственным пам€тником своего рода. ÷арственность была еще недавн€€, и √розный не мог воздержатьс€ от злостных нападений на непокорного, который называл себ€ потомком древних €рославских кн€зей; но  урбский высказывал и нечто другое - он не признавал ни разумности, ни благочестивости царства, которое видит свое право и величие в бесчеловеческих жестокост€х. »зображению характера и де€ний √розного  урбский посв€тил целую "»сторию великого кн€з€ московского о делах, €же слышахом у достоверных мужей и €же видехом очима нашима" - первый, вне летописи, опыт насто€щей истории, с определенной темой, с определенным личным взгл€дом; здесь оп€ть высказывалось его враждебное отношение и к личности, и к политике »вана √розного. Ѕыла затем друга€ сторона де€тельности  урбского, в которой сказалс€ ученик и почитатель ћаксима √река.

 урбский радуетс€ благочестию русского народа: "вс€ наша земл€ русска€, от кра€ и до кра€, €ко пшеница чиста€, верой божьей обретаетс€; храмы божии на лице ее водружены, подобно частым звездам небесным"; но он скорбит, что в ней нет просвещени€: "мы, как аспиды, затыкаем уши от божьих словес и прельщаемс€ славой сего мира, ведущего нас по пространному пути в погибель". Ќекогда храбрый воевода в царском воинстве, он бежал в Ћитву, спаса€сь от грозившего преследовани€ и казни. ∆ив€ на Ћитве, в трудных услови€х, он стал учитьс€; помн€ сожаление ћаксима √река, что многие книги великих учителей еще не переведены на слав€нский €зык, а между тем после вз€ти€  онстантинопол€, переведены уже на латинский, он выучилс€ по-латыни и прин€лс€ переводить книги отеческие и ученые, труд€сь над защитой православи€ в «ападной –уси, обуреваемой тогда религиозными волнени€ми. Ћичность и де€тельность  урбского вызывали противоречивые суждени€ историков: одни осуждали его себ€любивую бо€рскую тенденцию, его неверные показани€ в "»стории" √розного, его личные недостатки; другие находили дл€ него оправдание в услови€х времени и, не защища€ частных ошибок, высоко ценили это сознание личного достоинства, возмущенное безумным тиранством, это сознание ничтожества тогдашней книжности, исполненной, однако, самодовольства, это стремление к просвещению, побуждавшее учитьс€ в преклонных летах, - наконец ревностную защиту православи€, теснимого в родственной «ападной –уси.  урбский был самым энергичным и характерным представителем просветительного движени€ среди общества, государства и церкви, полагавших, что достигнут уже верх славы, могущества и истины.  урбский продолжал то же дело, которое в других формах начинали Ќил —орский и ћаксим √рек; но это были еще немногие, разрозненные силы, и от господствующей среды им предсто€ло только преследование. Ќил —орский подпал уже подозрению в ереси; ћаксим √рек, попав в ћоскву, половину жизни провел в монастырских тюрьмах; ¬ассиан ѕатрикеев обвинен в ереси и заточен. “акому же обвинению подвергс€ и еще один из среды "заволжских старцев", јртемий: по своему благочестию и книжному знанию поставленный троицким игуменом, потом обвиненный в ереси и заточенный, он бежал в Ћитву, где вместе с кн€зем  урбским был защитником православи€. ¬сем этим ревнител€м, искавшим исправлени€ русской религиозной жизни, не удалось помочь делу. ¬идимо, возбужденные, они не сумели сдерживатьс€ и давали против себ€ оружие: люди, преданные вере и отечеству, обвин€лись как враги веры и отечества, а спасител€ми €вл€лись приверженцы засто€, в котором крылась причина многих насто€щих и последующих бедствий. —емнадцатый век наступал в бур€х междуцарстви€. Ћитературный труд высказалс€ только в политических послани€х и истори€х того времени, составленных часть в течение событий, но обыкновенно редактированных позднее. Ѕольшей частью, это обычный книжный стиль летописи и житий, иногда доведенный до уродливости "добрословием", в котором полагалось красноречие, но не считалась об€зательной историческа€ точность.  ак видно из любопытнейших песен, сохраненных английским бакалавром –ичардом ƒжеймсом, который жил в –оссии в 1619 - 20 г., народна€ поэзи€ не осталась чужда тогдашним событи€м: в песн€х ƒжеймса есть образчики самой насто€щей и трогательной поэзии, но книга только один раз воспользовалась народным творчеством - в сказании о —копине-Ўуйском. Ќациональна€ жизнь вращалась на двух интересах - царства и церковной жизни. ¬одворение новой династии не встретило затруднений: было много непор€дков и потерь, которые предсто€ло исправл€ть и вознаграждать, но сама иде€ царской власти была несокрушима. ќна воспитывалась еще с конца XV века, в эпоху междуцарстви€ даже ложна€ тень царственности могла привлекать самозванцам приверженцев. ¬ церковном отношении, национальное чувство было подн€то тем, что с последних годов XVI века русска€ церковь имела своего патриарха. —реди забот восстановлени€ ущербов, нанесенных —мутным временем, параллельно с ростом царского авторитета и политического вли€ни€ –оссии на юге и востоке, жизнь церковна€ т€нулась тем же старым пор€дком, в формах обр€дового благочести€, в неподвижной приверженности к старине. «аветы Ќила —орского и ћаксима √река, убеждени€  урбского оставались втуне, и взамен все возрастало национальное и церковное самомнение. "“ретий –им" осуществл€лс€.  огда угнетенные церкви ¬остока и самые высшие восточные иерархи присылали в ћоскву посланцев с просьбами о "милостыне" и с восхвалени€ми русского благочести€, когда притом в ћоскве замечали, что на ¬остоке есть разница в обр€де против московского, русские люди убедились, что истинное благочестие находитс€ только у них, что греческа€ вера под игом поганых испортилась и упала. Ќо этому самомнению пришлось наконец понести т€желые испытани€. ≈ще в начале столети€ стали сказыватьс€ церковные недоумени€ при встречах с южнорусскими богословами, имевшими свою ученую школу (вопрос о  атехизисе Ћавренти€ «изани€), при печатании св€щенных книг.

ѕри царе ћихаиле повторились безобразные обвинени€ за мнимую порчу книг, как некогда против ћаксима √река, и только заступничество иерусалимского патриарха ‘еофана, бывшего в ћоскве, побудило к оправданию обвиненных "справщиков" (редакторов изданий). “о же повтор€лось при царе јлексее. »ерусалимский патриарх ѕаисий, бывши в ћоскве, заметил в русском обр€де и вероучении некоторые неисправности и указывал на них царю и московскому патриарху. ¬ среде самого духовенства, приближенного к царю (духовник царский ¬онифатьев и его друзь€), были люди, видевшие необходимость более правильного установлени€ церковной жизни, и в этом кругу составлена была " нига о вере", где, между прочим, именно опровергалось столь распространенное в ћоскве пон€тие об упадке греческой веры. –ешено было послать на ¬осток опытного человека, строител€ Ѕого€вленского монастыр€ в  ремле, јрсени€ —уханова . ќн несколько раз ездил на ¬осток и ему принадлежат два труда, знаменательных дл€ истории тогдашних церковных пон€тий и тогдашней литературы, весь интерес которой заключалс€ именно в церковных спорах. »з первого путешестви€ к грекам —уханов вывез "ѕрени€ о вере" (с греками, в ћолдавии): увидев у греков разные мелкие обр€довые отличи€ от московских, он убедилс€, что греческа€ вера испорчена и что насто€ща€ вера находитс€ в ћоскве; когда ему приводили ученые богословские объ€снени€, он отвергал "высокую науку", которой не знал, и утверждал, что это - наука "иезуитска€". √рекам он противопоставл€л московские учени€ и обр€ды, именно ту старую веру, которую утверждали книжники XV - XVI века и которую тщетно старались очистить Ќил —орский, ћаксим √рек,  урбский и пр.

ѕо мнению —уханова, у греков от насто€щей веры только "след осталс€". —вои укоризны он довел до последнего предела: греки наказаны за свою гордость, царство их отдано басурманам, сами они должны обращатьс€ в басурманство, церкви их превращены в мечети, своих патриархов они сами удавл€ют и сажают в воду (факты последнего рода действительно были в то самое врем€). –усское православие стоит превыше всего, и русские могут не обращать внимани€ на наставлени€ и "зазирани€" греков. "ѕрени€" —уханова произвели в ћоскве неблагопри€тное впечатление. ¬скоре его оп€ть послали на ¬осток, в ≈гипет и »ерусалим, изучить церковные обр€ды и обычаи на месте, но ему сказано было от имени цар€, чтобы он писал правду "без прикладу". ќн действительно отложил "приклад", т. е. собственные рассуждени€, описал обсто€тельно виденную церковную жизнь на ¬остоке, но и не "прикрывал наготы слабости человеческой". Ќаконец, еще раз, при Ќиконе, —уханова послали на јфон за греческими рукопис€ми, которые были нужны дл€ исправлени€ книг. ¬последствии —уханов не настаивал на своих мысл€х, может быть, изменил их, принима€ участие в самом исправлении книг; но его писани€ стали авторитетом дл€ старообр€дства и неудобным пунктом дл€ некоторых церковных историков. ¬опрос об исправлении церковных книг принадлежит, в его подробност€х, церковной истории; сущность его характерна, как свидетельство о состо€нии книжного знани€. ѕри отсутствии школ, оно было крайне скудно, и с течением времени, от переписывани€ книг неумелыми писцами, вкралось множество ошибок в изложении догматов, молитв и обр€дов. ÷ерковна€ власть давно это видела: на —тоглавом соборе это стало целым государственно-церковным вопросом, - но как исправить книги по всему царству и кто исправит их верно? ѕри »ване √розном основана была перва€ типографи€ в ћоскве, - лет через сто по изобретении книгопечатани€, - но одичание было так велико, что суеверна€ толпа разрушила типографию. ѕечатание книг, однако, началось; оно было правительственно-церковным делом и направилось на первое врем€ исключительно на книги церковные, особливо богослужебные: работали справщики под властью и по благословению митрополита и осв€щенного собора, потом патриарха; книга становилась авторитетом. ¬ конце концов, авторитет делалс€ фатальным: при недостатке школы и невежестве развивалось грубое понимание самой веры, внешнее обр€довое благочестие в ущерб духовному и нравственному, с преувеличением значени€ обр€да (который и долго после того смешивалс€ с "догматом"); €вилось и суеверное преувеличение буквы. Ќо где вз€ть правильные тексты? —правщики употребл€ли все усили€ к тому, чтобы их тексты были правильны, но у них не было средств доискатьс€ правильности, потому что могли быть ошибки и в старых переводах, которыми они пользовались, а затем поправка, ими сделанна€, оп€ть могла, у невежественных приверженцем старой буквы, показатьс€ ересью: что было в первой половине XVI века с ћаксимом √реком, то повторилось теперь со справщиком ƒионисием .  ончилось тем, что книги, которые были напечатаны при патриархе »осифе и в которых найдено было необходимым сделать исправлени€ при Ќиконе, стали именно авторитетными в расколе: он основательно, по-видимому, мог утверждать, что стоит за старую веру. »справление книг, о котором говорили еще на —тоглавом соборе, а затем исправление обр€да, стало, наконец, неотложной необходимостью, так что из-за него поднимались уже внутренние раздоры, и вместе с тем вопросом национального достоинства: московские люди с пренебрежением говорили о вере греков, а между тем авторитетные люди указывали немало грубых ошибок в московских книгах и обр€де. Ќо людей, которые могли бы исправить недостатки, не было - и с половины XVII века начинаетс€ вызов в ћоскву ученых киевл€н. –усь южна€ и западна€, уже несколько веков оторванные от политической св€зи с восточной, вели свою культурную жизнь в т€желых услови€х политической зависимости от ѕольши и религиозной опасности от захватов католицизма.

¬ли€ние обеих сил было настойчиво, и русска€ народность тер€ла многое: высший класс мало-помалу отрывалс€ от народа, принима€ польские обычаи и €зык; уни€, придуманна€ как переходна€ ступень к католичеству, разделила и народную массу в религиозном отношении. Ќо опасность вызвала противодействие: началась борьба; как средство защиты, €вилась работа о школе и типографии; дл€ сосредоточени€ сил основались братства. Ёта церковно-народна€ де€тельность находила опору в сношени€х с константинопольской патриархией. Ќеобходимость борьбы с католичеством привела к основанию училищ с теми же школьными приемами, какими действовала противна€ сторона. ёжные и западные русские братства, школы, типографии составили нравственную силу, какой не знала ћосква: эта сила, организованна€ и общественна€, принимала средства наличной науки, давала место самоде€тельности. «десь не было того подавленного состо€ни€ мысли, которым создавалось в ћоскве подчинение букве и обр€ду, и бо€знь "мнени€", т. е. критической мысли; наконец, полное бессилие в элементарном вопросе исправлени€ книг. ѕри всех внешних трудност€х политического и церковного положени€, в ёго-«ападной –уси достигнуты были великие результаты: кн€зь  онстантин ќстрожский в первый раз издал церковно-слав€нскую Ѕиблию (1580 - 81); ѕетр ћогила окончательно установил в  иеве высшую школу, коллегию (1631), из которой образовалась позднее академи€. Ѕорьба с католицизмом хот€ и не обходилась без потерь, без отпадений, но приносила и благие плоды: воспитывала сознательную ревность к народному делу, создавала научную школу, где в первый раз в русскую жизнь проникли воздействи€ западного просвещени€, хот€ еще только в схоластической форме. ¬ли€ние этой школы сказалось потом в общей русской умственной и церковной жизни с половины XVII века и простиралась до половины XVIII столети€. ¬ ћоскве почувствовали, наконец, необходимость обратитьс€ к юго-западной школе. Ёто был характерный исторический момент, с которого начинаетс€ перелом. ÷арь јлексей ћихайлович, патриарх Ќикон, старые московские книжники и справщики, призванные киевские ученые и справщики, ученые греки (как јрсений) были действующие лица исторической драмы, которую продолжали потом другие лица, и в финале которой были с одной стороны раскол, с другой - реформа. ѕатриарх Ќикон, в вопросе о преимуществе русской или греческой веры и обр€да, прин€л сторону греческую и, как человек характера до грубости сурового, повел дело решительно и круто: отменил некоторые церковные обычаи (как, например, нескладное пение), устранил прежних справщиков и поручил дело исправлени€ ученым люд€м, киевл€нину ≈пифанию —лавинецкому и јрсению √реку . ≈пифаний (умер 1675 г.) после киевской школы училс€ и за границей, и по возвращении назначен был учителем киевской братской школы.

¬ ћоскве он был во главе ученого братства, вызванного из  иева, любителем просвещени€, бо€рином –тищевым . «анима€сь исправлением книг в качестве справщика, ≈пифаний много работал также над переводом творений отцов церкви, что продолжал ученик его, чудовский монах ≈вфимий , фанатический враг —имеона ѕолоцкого и —ильвестра ћедведева . ≈пифаний был ревнителем греческого учени€, хот€ в его писани€х, например многочисленных поучени€х, господствует схоластическа€ преувеличенна€ риторика киевской школы. ќн писал и против раскола, причину которого видел в крайнем невежестве: раскольники - "слепые невежды, едва письмена слати навыкшие, грамматические же хитрости ниже наченшие вкушати".  ак приверженец греческого учени€, ≈пифаний жил в ћоскве мирно; великий келейный трудолюбец, он не мешалс€ в начинавшиес€ распри. Ќо не таково было вообще положение киевл€н, приносивших в ћоскву латинскую ученость, непривычную московским люд€м.  иевские богословы не пользовались доверием у московских людей старого закала: в их учености, мало вразумительной москвичам, подозревали латинство; старые справщики, лично оскорбленные, видели в новоисправленных книгах порчу веры и вскоре стали во главе раскола. —сора между царем и властолюбивым патриархом, суд вселенских патриархов над Ќиконом, умножали волнение. —сылка главнейших предводителей раскола, поднимавших насто€щее церковное восстание, только разжигала религиозные страсти; гонимые расколоучители становились страдальцами за веру и приобретали тем больше прозелитов, и их религиозна€ ревность вскоре перешла в страшный фанатизм. ÷арь был бессилен среди этого раздора: он должен был поддерживать постановлени€ церковной власти, и в то же врем€ сочувствовать втайне ревнител€м веры, которые были некогда почитаемы в его семье. –аздор перешел в литературу, по крайней мере, рукописную. «ащитники старой веры не оставили "новшеств" без ответа: в послани€х к единомышленникам, в особых трактатах, они писали озлобленные обличени€, осыпали прокл€ти€ми своих противников, и, не перенос€ нарушени€ св€щенной старины, котора€ одна, по их мнению, давала душевное спасение, не уме€ объ€снить себе страшного дела (на сторону которого становилс€ и сам царь), решали, что приход€т последние времена и антихрист уже €вилс€ в лице Ќикона. ѕротив исправлени€ книг, против преследовани€, против обличений, какие издавала церковна€ власть, со стороны раскола €вилась обширна€ литература. ќна заключает в себе догматические и обр€довые опровержени€ новой веры, послани€, исторические рассказы. ¬ эту первую пору самым сильным и оригинальным писателем раскола был знаменитый протопоп јввакум. “ипический представитель старой веры, богатырска€ натура физически и нравственно, он перенес заточени€, тюрьмы, пытки, ничего не уступив из своих убеждений, и пользовалс€ великим авторитетом в своей среде. »з своего заточени€ в ѕустозерске он продолжал свои обличени€ и, наконец, "за великие на царский дом хулы", был сожжен (в 1681 г.). ќн был сурово благочестив по старой вере, не останавливалс€ перед обличением сильных людей, строго поучал, даже бил за грехи своих прихожан. Ётому отвечал и €зык его писаний - резкий, образный, своеобразно соедин€вший церковную терминологию с чисто народной речью. “аковы его послани€, такова его автобиографи€, чрезвычайно любопытна€ по содержанию и по выразительному €зыку. ѕисани€ јввакума остались единственными в своем роде.

–азвитие раскола произвело целую литературу, до сих пор не вполне исследованную. –асколоучители действовали послани€ми, как протопоп јввакум и диакон ‘едор , защищали свое дело "челобитными", обращенными к правительству, как, например, суздальский св€щенник Ќикита ƒобрынин , прозванный ѕустосв€том, романовский св€щенник Ћазарь , челобитна€ соловецка€, позднее, писани€ братьев ƒенисовых и т. д. ƒалее, раскол имел своих историков, как ‘илиппов , написавший историю ¬ыговской пустыни.  огда фанатизм раскола, еще при жизни јввакума, дошел до целого учени€ о самосожжении, последователи которого сжигались сотн€ми и тыс€чами, это вызвало в среде самого раскола "ќтразительное писание", единственное в своем роде по страшным картинам самосожжени€. — другой стороны, с конца XVII века начинаетс€ обширна€ литература обличений раскола: "∆езл правлени€" —имеона ѕолоцкого, "”вет духовный", с именем патриарха »оакима , ќпровержение —оловецкой челобитной ёри€  рижанича, "–озыск о раскольничьей брынской вере", ƒимитри€ –остовского , окружные послани€ сибирского митрополита »гнати€ и т. д. Ёти обличени€, настаива€ на невежестве последователей раскола, отличаютс€ обыкновенно крайней нетерпимостью; р€дом с ними шли суровые административные преследовани€. ¬ том же тоне они продолжались и потом: беспристрастное научное исследование раскола и вместе с ним, более гуманное и справедливое отношение к расколу началось только в новейшее врем€ с конца п€тидес€тых годов.

ћежду тем киевское направление приобретал новых де€телей. ¬ ћоскве поселилс€ —имеон ѕолоцкий (1629 - 80), белорус, довершивший свое ученое образование в киевской коллегии, где он овладел всеми приемами латинской схоластики и риторства. —имеон сделалс€ известен царю јлексею в 1656 г., когда в одни из приездов цар€ в ѕолоцк, поднес ему приветственные "метры". ќколо 1663 - 64 г., когда в ѕолоцке, зан€том пол€ками, становилось небезопасным пребывание приверженцев русской власти, —имеон переселилс€ в ћоскву, име€ от своего учител€, Ћазар€ Ѕарановича, рекомендацию к жившему тогда в ћоскве газскому митрополиту, ученому ѕаисию Ћигариду. «десь он нашел новых покровителей в двух восточных патриархах, прибывших в ћоскву по делу Ќикона, и положение его установилось прочно: ему поручили устроить школу в —пасском монастыре за »конным р€дом (будуща€ «аиконоспасска€ академи€), он назначен был учителем царских детей, по поручению собора написал книгу против раскола ("∆езл правлени€", 1666), стал придворным проповедником (причем настаивал особенно на необходимости школьного учени€), стихотворцем на разные случаи. ≈го многочисленные проповеди в двух сборниках изданы были после его смерти: "ќбед душевный" и "¬ечер€ душевна€" (1681 - 1683). ≈го плодовитое стихотворство собрано в "¬ертограде ћногоценном" и "–ифмологионе". Ќаконец, он писал и драматические произведени€: " омеди€ о Ќавуходоносоре царе" и " омеди€ притчи о Ѕлудном сыне"; последн€€ издана была с многочисленными картинками в 1685 г. —имеон ѕолоцкий был типичный писатель киевской школы; в  иеве он не был бы ничем исключительным, но его историческое значение в том, что он €вилс€ представителем этой школы в ћоскве, в среде книжников старого закала. ќн был ученый богослов-схоластик, но и убежденный защитник "вызволенных наук" (artes liberales), школы и светской книжности; с ним начинаетс€, хот€ еще в грубом зародыше, поворот литературной жизни, искание нового содержани€ и новой формы; по образовательным стремлени€м он был предшественником других киевл€н, которые стали потом ревностными сотрудниками реформы. Ѕлижайшим учеником —имеона был —ильвестр ћедведев (родилс€ 1611, казнен в 1691 г., за мнимое участие в заговоре Ўакловитого ), наследовавший от него ученость, но не осторожность. —имеон не был любим московской иерархией; в нем, как вообще в киевл€нах, подозревали наклонность к латинству, но его спасала близость ко двору; теперь враги называли ћедведева учеником иезуита. ћедведеву принадлежат несколько ценных трудов (в некоторых случа€х его авторство оспаривалось, но без достаточных доказательств): "ќглавление книг, кто их сложил" - первый опыт русской библиографии; "»звестие истинное" и пр. - истори€ исправлени€ книг; "—озерцание краткое" и пр. - извести€ о —трелецком бунте 1682 г. «атем он вмешалс€ в догматический спор (о пресуществлении св€тых даров на литургии), обвинен был в латинстве, навлек на себ€ ненависть патриарха »оакима (о нем ћедведев даже на пытке не усомнилс€ сказать, что патриарх - из военных людей - "училс€ мало и речей богословных не знает"), привлечен был к розыску о Ўакловитом и погиб. ƒогматический спор о пресуществлении хлеба и вина на литургии прикрывал борьбу двух партий. ѕочва борьбы была оп€ть церковна€; раскол был внешним образом подавлен, но теперь шел спор латинского схоластического учени€, которое представл€л ћедведев, и "греческого учени€", которое защищали монах чудовский ≈вфимий, ученик ≈пифани€ —лавинецкого, и ученые греки, брать€ Ћихуды (»оанникий, умер в 1717 г., —офроний, умер в 1730 г.), приехавшие в ћоскву в 1685 г., с рекомендаци€ми константинопольского патриарха и здесь ставшие приверженцами патриарха »оакима.

ѕоследний был упр€мый приверженец старины, враг царевны —офьи; ћедведев, напротив, был ее почитателем, ожида€ от ее партии успехов просвещени€, и противником греков, которые, в лице Ћихудов, были слугами обскурантизма, ссыла€сь, однако, на свои науки. ћедведев укор€ет своих противников за слепую веру в греков, "€ко младенцы и €ко обезь€на человеку последствующе", и указывал необходимость собственного просвещени€. –оль Ћихудов была здесь не из лучших; но впоследствии они сами подвергались гонению, а затем, при ѕетре ¬еликом, когда обсто€тельства изменились и не было почвы дл€ полемических услуг, они много работали в духовных школах, составл€ли учебники и т. п., все в том же схоластическом направлении, какому принадлежала их собственна€ ученость. ¬ стороне от политических и церковных волнений держалс€ ƒимитрий “уптало, впоследствии митрополит –остовский, питомец той же киевской школы (1651 - 1709); главным трудом его было составление обширных „етиих-ћиней, на основании труда митрополита ћакари€, греческих и латинских источников; известен, затем, его "–озыск о раскольничьей брынской вере". ƒимитрий был человек м€гкого нрава и совершенно свободный от московского изуверства, но был суровым врагом раскола, который был в его глазах плодом грубого невежества. ¬ –остове он основал школу, которой с любовью занималс€; он хорошо знал классиков, следил за ученой латинской литературой и ужасалс€ невежеству духовенства в своей епархии.  о второй половине XVII века принадлежит еще одна книга, котора€, как в конце XVI столети€ писани€  урбского, открывала среди умственного тумана просветы общественного самосознани€.

ѕо услови€м старой литературы, котора€ все еще была письменностью, литературный труд не всегда доходил до массы общества. —лучайности, как загранична€ жизнь  урбского, могли затрудн€ть распространение книги; сочинение √ригори€  отошихина было совсем неизвестно современникам.  отошихин (родилс€ около 1630 г., умер в 1667 г.), подь€чий посольского приказа, бежавший из –оссии, поступивший на службу в ѕольше, потом в Ўвеции и казненный там за убийство, осталс€ бы безвестным перебежчиком, о котором сохранилась строчка в бумагах посольского приказа: "» в прошлом в 172 (1664) √ришка своровал, изменил, отъехал в ѕольшу", - если бы в 1837 - 38 годах профессор √ельсингфорсского университета —.¬. —оловьев не нашел в шведских архивах сочинени€  отошихина в шведском переводе, а потом, в библиотеке ”псальского университета, и в русском подлиннике. —очинение  отошихина €вл€етс€ одним из важнейших и в своем роде единственным источником дл€ изображени€ внутренней жизни ћосковского государства в половине XVII столети€. —очинение написано после бегства и закончено в Ўвеции. јвтор был человек умный и наблюдательный; ingenio incomparabili, как говорил его шведский биограф. ќткрытие сочинени€  отошихина важно потому, что книга представила новый богатый источник сведений о старом русском быте и вместе с тем €вл€етс€ случайно сохранившимс€ отголоском не€сного движени€ в пользу нового образовани€.  отошихин относитс€ отрицательно к московскому быту, осуждает грубость нравов, недостаток просвещени€ - и это было именно предчувствие иного пор€дка вещей, инстинкт общественного сознани€, подготовл€вшего новый период общественной жизни и образовани€. —реди самих московских людей созрело сознание своей культурной отсталости, и в этом сознании был уже шаг к заботам о просвещении. ¬ царствование јлексе€ ћихайловича €вилс€ брат-слав€нин из далекой ’орватии, католический св€щенник ёрий  рижанич, с целыми планами политическими и просветительными, исполнение которых должно было возвеличить единственное свободное слав€нское государство, надежду всего слав€нства. ќн писал ученые трактаты (о слав€нском €зыке), высказывалс€ по русским церковным вопросам (опровержение раскольничьей —оловецкой „елобитной, сочинение об обр€де крещени€ и др.) и, главное, написал обширный труд о русском государстве, которое нуждалось в просвещении и сознании своего политического значени€. Ќо проповеднику просвещени€ и возрождени€ слав€нства не посчастливилось в ћоскве: он приехал туда в конце 1659 г., а в €нваре 1661 г. был уже сослан в —ибирь.  ак было с  отошихиным, так случилось и с  рижаничем: их труды остались бесплодны дл€ их современников; они разысканы только новейшей археографией, в единственных экземпл€рах - их собственных рукопис€х. ќни не вошли в свое врем€ в литературу и стали только историческим свидетельством о движении умов той эпохи. «аканчива€ обозрение древнего периода русской письменности, должно остановитьс€ на одном ее отделе, который сто€л особн€ком, только в отдельных случа€х вмешива€сь в ее общее течение, и в целом представл€€ в ней элемент эпической фантазии.

’ристианска€ письменность отнеслась враждебно к подлинным элементам эпоса и лирике в народной поэзии, но уже с древнего периода по€вл€ютс€ переводные произведени€ поэтического характера, приходившие на первый раз из византийского и латино-романского источника, через южнослав€нское посредство. “акова была јлександри€, баснословна€ истори€ јлександра ћакедонского, чрезвычайно распространенна€ между книжниками в редакци€х болгарской, сербской и позднейших. ќснова псевдо- аллисфена, возникша€ в јлександрии, была потом распространена на слав€нской и на русской почве; в конце концов македонский герой был христианизирован, к нему приурочены апокрифические сказани€ (ћефодий ѕатарский, ћакарий римский и прочие). “ро€ские сказани€ известны были в древнем периоде в виде "ѕритчи о кралех": она имела латино-романский источник, переведена была первоначально, по-видимому, в западносербских кра€х (в ƒалмации или Ѕоснии) и перешла на слав€нский восток; в сокращенном и значительно обрусевшем виде она была очень распространена в хронографах, а также отдельно, под названием "ѕовести о создании и о племени “ройском". ѕозднее €вилс€ перевод еще одной латинской истории о “рое, √видона де  олумны, котора€ была в числе первых печатных книг ѕетровского времени. ¬ том сборнике, где найдено было "—лово о полку »гореве", находилось ƒевгениево ƒе€ние, отысканное потом в двух более поздних рукопис€х; позднее, найден был и греческий прообраз "ƒевгени€" - византийский героический эпос X века из борьбы византийцев с сарацинами.  ак можно судить по сличению слав€но-русской повести с византийскими редакци€ми, в первой стерлись черты исторические и любовные, и взамен усилен элемент религиозный, выдвинута на первый план борьба православных с погаными.   тому же циклу относитс€ очень любима€ в старину повесть о царе —инагрипе (—инографе) и его мудром советнике јкирии (јкире), также византийского происхождени€, основана на чрезвычайно распространенном мотиве сост€зани€ в мудрости задачами и загадками. ƒалее идет знаменитое в средние века сказание об »ндийском царстве или царстве пресвитера »оанна, заключавшем необыкновенные богатства и чудеса природы: сказание переведено с латинского, быть может, еще в XIII или XIV веках, и веро€тно, в той же западносербской области, откуда вышла “ро€нска€ притча и сербска€ редакци€ јлександрии.   XIV и XV векам относ€тс€ старейшие списки знаменитой повести о ¬арлааме и »оасафе: греческа€ переделка сказани€ о жизни Ѕудды, составленна€ в половине VII века, получила христианский догматический и нравоучительный характер и великую славу в средние века на «ападе и на ¬остоке; она дважды была напечатана у нас в XVII веке. ѕритчи ¬арлаама, которыми он поучал царевича о тщете мирской суеты, были очень любимы; им€ царевича »оасафа стало св€щенно в народной поэзии, с ним соединен известный духовный стих, воспевающий красоты пустыни и спасительность пустынного жити€.

ѕовесть о —тефаните и »хнилате оп€ть имеет первый источник в »ндии, в ѕанчатантре, переведенной в VI веке на пеглевийский €зык, под именем  алилы-ва-ƒимны (ѕр€модушный и Ћукавый, имена двух шакалов, рассказывающих апологи): отсюда повесть перешла на все литературу средневекового ¬остока и «апада, и с греческого источника был сделан южнослав€нский перевод, по-видимому, не позже XIII века. ћногочисленные повести о царе —оломоне были вместе с тем и "отреченные книги", упом€нутые уже в старейших редакци€х статьи о ложных книгах. Ёти "отреченные" сказани€ говор€т о царе ƒавиде, завещавшем —оломону строение храма, об этом строении, на которое были употреблены бесчисленные богатства, о власти —оломона над демонами, о приходе царицы —авской, спорившей с —оломоном мудрыми загадками: о —оломоновых судах, о —оломоне и  итоврасе. Ѕиблейска€ истори€ представл€ет уже —оломона в ореоле особенного величи€, как мудрого цар€ и боговдохновенного писател€; апокриф еще возвеличивает его мудрость до власти над демонами, а с другой стороны, повесть о —оломоне и  итоврасе переходит в романтическую сказку. —казани€ о детстве —оломона принимают, наконец, народный стиль, а спор с  итоврасом вошел целиком в былину о ¬асилье ќкуловиче. ¬еро€тно, под вли€нием сказаний о мудрых загадках составлена была и русска€ стара€ повесть о купце Ѕасарге и сыне его ƒобромысле. ¬ среднем периоде горизонт повести расшир€етс€. ¬еро€тно, в конце XV века написана была полуисторическа€ повесть о муть€нском (молдавском) воеводе ƒракуле - историческом лице, известном своей жестокостью.

  концу XVI века относ€т "повесть о ƒинаре царице" - грузинской “амаре, XII - XIII столети€: повесть, рассказывающа€ подвиги ее в войне с персидским царем, была переведена на русский с греческого (стихотворного) подлинника.   временам √розного относ€тс€ полуисторические повести о турецком царе ћахмете и волошинском воеводе ѕетре, под именем некоего »вана ѕересветова (очевидно - псевдоним), с намеками на московское царство. ћораль была не особенно глубока€; думают, что повесть должна была представить оправдание жестокостей √розного. “урский царь говорил: "аще не такой грозой великий народ угрозити, ино и правды в землю не ввести... и как конь над человеком без узды, так и царство под царем без грозы". ¬олошский воевода восхвал€ет ћосковское царство, но вычитал в своих мудрых книгах, что будет на цар€ "ловление от ворожеб и от кудес, от людей ближних", - этим »ван ¬асильевич и оправдывает свои злодейства. Ќаконец, "повесть некоего боголюбивого мужа", из того же времени, предостерегала некоего цар€ от чар и волхвовани€ коварных синклитов. ƒалее, были повести не€сного восточного происхождени€: сказание о двенадцати снах цар€ Ўахаиши, предвещательного, эсхатологического содержани€; знаменитый Ўем€кин суд, восточный рассказ, имевший длинную литературную историю и странно приуроченный у нас к кн€зю XV века ƒмитрию Ўем€ке ; сказка о ≈руслане Ћазаревиче, с сюжетом из персидской Ўах-наме. - Ѕолее поздний слой нашей старой повести отмечен западным вли€нием, проводником которого были ѕольша и «ападна€ –усь. Ётим путем шли особенно западноевропейска€ повесть, средневековые сказочные сборники, рыцарские романы, шутливые рассказы и т. п. ќдним из старейших, если не самым старым пам€тником этого рода был Ѕова  оролевич и р€дом с ним “ристан, два рыцарские романа, из которых один стал знаменит, как народна€ сказка, другой - известен пока лишь в единственной старой рукописи, указывающей путь их прихода в русскую письменность. —тарейша€ форма "Ѕовы" и "“ристана" сохранились в белорусском сборнике повестей XVI века; в белорусском тексте указано, что он вз€т из "сербских книг", а последние несомненно переведены с италь€нского, которого след заметен во многих словах и оборотах. —ербский перевод италь€нского романа указывает оп€ть же на ту же область западных вли€ний, из которой вышли “ро€нска€ притча и сербска€ редакци€ "јлександрии". ¬ той же белорусской рукописи находитс€ повесть об јтыле, короле угорском, легендарна€ истори€ јтиллы. ¬стречаютс€ также рыцарские и чудесные повести чешского происхождени€: истори€ о королевиче Ѕрунцвике, наполненна€ чудесными приключени€ми в неведомых сказочных странах, истори€ о ¬асилии королевиче «латовласом, сказка о разборчивой невесте, имеюща€ много параллелей в народных сказках и в литературе. »з польского источника пришла одна из знаменитейших средневековых книг - –имские ƒе€ни€, сборник распространенных историй, составившийс€ путем постепенного накоплени€ рассказов, сначала на латинском €зыке и обошедший все европейские литературы. ƒругой сборник, зан€тый специально назидательными повествовани€ми - ¬еликое «ерцало, название которого объ€сн€етс€ его громадностью: в русских редакци€х число повестей простираетс€ до дев€тисот. ѕервым началом сборника было средневековое Speculum exemplorum, собрание повестей, служивших дл€ назидательного чтени€ и как материал дл€ проповедей. ¬ XVII столетии оно было расширено в громадную книгу иезуитом ћайером: рассказы распределены по рубрикам, снабжены указанием источников и объ€снени€ми, изобилуют чудесами: мораль отличаетс€ обыкновенно аскетизмом, а также особым духом иезуитского ханжества. –усский перевод книги с польского сделан был по желанию цар€ јлексе€ ћихайловича, и был очень распространен в старых библиотеках, в полном составе или в отдельных стать€х.

ƒалее, с польского вз€та знаменита€ повесть о —еми мудрецах, также индийского корн€; она распространилась по всем литературам ¬остока и «апада, испытала разные видоизменени€, и уже в конце своего литературного поприща €вилась на русском €зыке. ¬о второй половине XVII века идет новый приток западного чтени€, главным образом, если не исключительно, через польскую литературу. «а началом, которое дали раньше Ѕова и “ристан, последовали теперь: "»стори€ о ћелюзине", "ѕетр «олотые  лючи", "ѕовесть о преславном римском кесаре ќктавиане", об "јполлоне, короле тирском", повести шуточные, как, например, "—мехотворные повести", не€сного происхождени€ повести, с легендарными и апокрифическими отголосками, о траве табаке, о высокоумном хмеле.   старым рукопис€м восход€т "—удное дело у леща с ершом", повесть "о куре и льстивой лисице" и т. д. явл€ютс€, наконец, попытки бытовой повести. Ќачало ее можно видеть, в другой литературной форме, в старых жити€х, например, житии ѕетра и ‘евронии . ¬ "чудесах" славных икон или особенно чтимых св€тых приводились рассказы, составл€вшие своеобразную повесть, как, например, историю о "бесноватой жене —оломонии" в чудесах св€того ѕрокопи€ и »оанна устюжских. ¬ области житий, но близко к этой последней истории, €вл€етс€ повесть о "—авве √рудцыне", с бытовой основой и нравоучительно-легендарными потребност€ми: действие происходит во времена цар€ ћихаила. ѕо-видимому, концу XVII века принадлежит и "»стори€ о российском двор€нине ‘роле —кобееве и стольничей дочери Ќардина-Ќащокина јннушке" - насто€ща€ бытова€ повесть, с живыми чертами нравов и с оттенком народного юмора, хот€ нравы первобытны и насто€щего романтического элемента нет.   концу XVII века можно отнести, наконец, одно из замечательнейших прои.зведений старой поэзии, где легендарные мотивы народного мировоззрени€ и черты реального быта нашли выражение в форме чрезвычайно свежего народного стиха; это - "ѕовести о √оре-«лосчастии и как √оре-«лосчастие довело молодца во иноческий чин". —тара€ повесть незаметно переходит в новый слой повести петровского времени и вообще первой половины XVIII века. ѕереводна€ де€тельность, начавша€с€ в XVII столетии, продолжает разрастатьс€, когда увеличиваетс€ знание иностранных €зыков. Ћитература повести по-прежнему живет в рукопис€х; за первую половину XVIII века существует больша€ масса разнообразной рукописной повести, где продолжают обращатьс€ старые переводы, вместе с более поздними: к рыцарским истори€м присоедин€ютс€ истории любовных приключений, насто€щие романы, иногда огромного объема: €вл€ютс€ переводы знаменитых произведений европейской литературы, как "ѕотер€нный рай" ћильтона, "“елемак" ‘енелона (переведенный еще до “редь€ковского) и др., и, наконец, русские опыты, под вли€нием переводных историй, с любопытными отголосками брожени€ в русских нравах. Ёта рукописна€ повесть оп€ть незаметно сливаетс€ с печатной литературой.

ѕри ѕетре напечатана была стара€ попул€рна€ “ро€нска€ истори€; в шестидес€тых годах XVIII века стала впервые распространенна€ литература переводного романа, и в том числе €вились в печати многие вещи, ходившие в первой половине столети€ в рукопис€х. Ќаконец, стала искать своего права в письменности чисто народна€ поэзи€. ƒревнейшие книжники, с вновь приобретенной христианской точки зрени€, презирали и осуждали эту поэзию вместе с народным обычаем как остаток €зычества, и потому дело бесовское и греховное. — одиннадцатого века до конца семнадцатого не прекращаютс€ эти осуждени€ в церковных поучени€х, в послани€х иерархов, в постановлени€х соборов, в царских грамотах; но все это оказывало мало действи€ в народном быту, особливо сельском, где народна€ песн€, бытовой обр€д, игра составл€ли единственную поэтическую пищу и веселье. Ќародна€ песн€ продолжала существовать, только не в книге: высокоумный книжник считал ее ниже своего благочести€ и достоинства. "—лово о полку »гореве" осталось единственным пам€тником своего рода, и затем только в единичных случа€х отголосок народный проникал в книгу, но в народе поэзи€ продолжала жить и развиватьс€. «а отсутствием данных трудно судить о процессе этого развити€, но сохранивша€с€ доныне былина указывает, что народный эпос сберегал нередко весьма древние эпические мотивы (былины ¬ладимирова цикла), что затем он еще живо действовал в наши средние века, внос€ в свой состав новые сюжеты (эпос новгородской, былины южнорусские) и даже заимству€ свой материал из книжных источников (былины на темы из сказаний о царе —оломоне). «аезжий англичанин, бакалавр –ичард ƒжеймс, сохранил от начала XVII века записи современных ему песен (о  сении √одуновой ). ¬еро€тно, с древнейших времен, а в середине века несомненно, народна€ песн€, особливо эпическа€ и шуточна€, имела своих специальных носителей: это были скоморохи, народные увеселители, певцы, фокусники и актеры. ¬ласть, наконец, принимала против них меры; они ходили многолюдными ватагами, человек по сто, и совершали насили€; самые песни и "глумы" их были "бесовские". ¬ конце концов, когда грамотность становилась гораздо шире, чем прежде, нашлись любители песен, которые стали записывать их: записей от XVII века, может быть конца XVI, сохранилось немного - это обыкновенно былины.   началу XVIII века относитс€ запись  ирши ƒанилова , без сомнени€ продолжающа€с€ тот же старый интерес к песне: его сборник - также почти исключительно эпический. ѕроизводительность песни продолжалась и в XVIII веке (песни о ѕетре ¬еликом, военных событи€х и т. п.). ƒалее, продолжала существовать, кроме эпоса, друга€, еще более богата€ область народной поэзии - обр€дова€ и бытова€ лирика и так называемые мелкие эпические песни. «десь, даже еще в большей степени, чем в эпосе, сохранилась далека€ древность, с намеками на €зыческий быт и обр€д: они сохранились консервативными народными обыча€ми, тер€€ первоначальное, пр€мо мифическое значение, и остава€сь поэтическим символом или увеселением в годовом календарном обиходе народной жизни; особливо сельской. Ётой пам€тью обыча€ песн€ сберегалась не только в сельском, но и купеческом, наконец, двор€нском помещичьем, св€занном с деревней быту, до второй половины XVIII века, когда она в первый раз была закреплена в печатных "ѕесенниках". Ќо жизнь народной поэзии была не только пассивным сбереганием, а также забвением и изменением старины: совершалось и новое творчество. “ак развивалась былина после киевского цикла. ¬ народной поэзии выразилось и то средневековое мировоззрение, которое, после водворени€ христианства, стало складыватьс€ в умах народной массы в форме "двоевери€". «десь все больше занимала места легенда, особенно апокрифическа€, так как самый апокриф часто имел именно попул€рное происхождение. ¬ этом народном мировоззрении имели свой источник духовные стихи. »х основа - книжна€, но разработанна€ в смысле религиозной фантастики: их материал дан евангельской историей (’ристос, Ѕогородица, Ћазарь, —трашный —уд), жити€ми св€тых (св€той √еоргий, јлексей Ѕожий человек, ‘едор “ирон), сказани€ми космогоническими ("√олубина€ книга"), благочестивыми повест€ми (стих о царевиче »оасафе) и т. д.

—писок литературы

ƒл€ подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www.rulex.ru

— татарского нашестви€ начинаетс€ и новый период политической жизни древней –уси, и новый период письменности. ѕо мнению —оловьева, татарское иго не изменило основного процесса государственности; но во вс€ком случае, в этот процесс вошел чужой, во

 

 

 

¬нимание! ѕредставленна€  урсова€ работа находитс€ в открытом доступе в сети »нтернет, и уже неоднократно сдавалась, возможно, даже в твоем учебном заведении.
—оветуем не рисковать. ”знай, сколько стоит абсолютно уникальна€  урсова€ работа по твоей теме:

Ќовости образовани€ и науки

«аказать уникальную работу

—вои сданные студенческие работы

присылайте нам на e-mail

Client@Stud-Baza.ru