Ѕаза знаний студента. –еферат, курсова€, контрольна€, диплом на заказ

курсовые,контрольные,дипломы,рефераты

»ван Ѕунин — Ћитература и русский €зык

ѕосмотреть видео по теме  урсовой работы

јлександрова “. Ћ.

»ван јлексеевич Ѕунин (1870 - 1953) - русский писатель с мировым именем, которого, с течением времени все чаще удостаивают эпитета "великий", при жизни никогда не считалс€ "властителем дум". "„итатели и критики всегда относились к Ѕунину с большим уважением", - писал один из самых глубоких ценителей творчества писател€, философ ‘едор —тепун, - "«а ним всегда признавали: хороший русский €зык, мастерство в описании природы, благородный тембр художественного даровани€, зоркость, точность. ќдновременно его всегда считали писателем холодным, а потому в последнем счете более совершенным, чем глубоким. <...> ƒо войны Ѕунина очень ценили, но читали сравнительно мало, например, меньше, чем ћ. √орького или Ћ. јндреева. ќбъ€сн€етс€ это, безусловно, тем, что Ѕунин как писатель никогда не был зан€т теми "прокл€тыми вопросами", которые волновали русскую интеллигенцию. <...> Ќо вот времена изменились и, изменившись, изменили все. ћировые проблемы Ћ. јндреева €вно обнаружили свой несколько провинциальный, заштатно-интеллигентский характер, в бос€ках √орького также проступили наносные элементы своеобразной романтики и ницшеанской риторики, зато "ƒеревн€" и "—уходол" нежданно-негаданно превратились из поэм, как они названы автором, в очень ценные по своей глубине и зоркие исследовани€" (—тепун ‘.ј. Ћитературные заметки: ».ј. Ѕунин (по поводу "ћитиной любви"). - цит. по изд.: ».ј. Ѕунин. Pro et contra. —ѕб., 2001, —. 365, 368, 369). —видетельством всемирного признани€ стало присуждение Ѕунину в 1933 г. Ќобелевской премии в области литературы. » хот€ в мотивировках этого решени€ была определенна€ дол€ политики, сомнений в том, что Ѕунин достоин этой награды вне зависимости от какой бы то ни было политики, не было ни у кого. «начение его уже в те годы с пророческой €сностью объ€снил ».—. Ўмелев. ¬ своем "—лове" на чествовании ».ј. Ѕунина он полностью привел одно его небольшое стихотворение:

ћолчат гробницы, мумии и кости, -

Ћишь слову жизнь дана.

»з древней тьмы, на мировом погосте,

«вучат лишь письмена.

» нет у нас иного досто€нь€!

”мейте же беречь

’оть в меру сил, в дни злобы и страдань€,

Ќаш дар бесценный - речь.

"Ќарод говорит, - продолжил Ўмелев, - "все минетс€, одна правда останетс€". ѕисьмена - вот эта правда. Ёту нетленную ѕравду хранит литература наша, - хранит –осси€. –осси€ не только была... она - есть, нетленна€, жива€ - в "письменах". ¬се - тленно, но "—лову жизнь дана". —лово - звучит, живое, животворит и воскрешает. » если бы не уже было –оссии, - слово ее создаст, духовно.

Ќаша велика€ литература, рожденна€ народом русским, породила нашего славного писател€, ныне чествуемого »вана јлексеевича Ѕунина. ќн вышел из русских недр, он кровно св€зан с родимой землей и родимым небом, с природой русской, - с просторами, с пол€ми, дал€ми, с русским солнцем и вольным ветром, с снегами и бездорожь€ми, с курными избами и барскими усадьбами, с сухими и звонкими проселками, с солнечными дожд€ми, с бур€ми, с €блочными садами, с ригами, с грозами... - со всей красотой и богатством родной земли. ¬се это - в нем, все это впитано им, остро и крепко вз€то и влито в творчество - чудеснейшим инструментом, точным и метким словом, - родною речью. Ёто слово в€жет его с духовными недрами народа, с родной литературой.

"”мейте же беречь..." Ѕунин сумел сберечь - и запечатлеть, нетленно. ¬от, кто подлинно собиратели –оссии, ее нетленного: наши писатели, и между ними - Ѕунин, признанный и в чужих пределах, за дар чудесный.

„ерез нашу литературу, рожденную –оссией, через –оссией рожденного Ѕунина, признаетс€ миром сама –осси€, запечатленна€ в письменах". (Ўмелев ».—. —лово на чествование ».ј. Ѕунина. - —обр. соч. в 5-ти тт., “. 7 (дополнительный). ћ., 1999).

Ѕиографи€

»ван јлексеевич Ѕунин принадлежал в старинному двор€нскому роду, уже запечатлевшегос€ в русской истории и в истории русской литературы. "ќ роде Ѕуниных € кое-что знаю. - писал ».ј. Ѕунин в краткой автобиографической справке. - –од этот дал замечательную женщину начала прошлого века, поэтессу ј.ѕ. Ѕунину, и поэта ¬.ј. ∆уковского (незаконного сына ј.». Ѕунина); в некотором родстве мы с бр<ать€ми>  иреевскими, √ротами, ёшковыми, ¬оейковыми, Ѕулгаковыми, —оймоновыми; о начале нашем в "√ербовнике двор€нских родов? сказано, между прочим, следующее: "–од Ѕуниных происходит от —имеона Ѕунковского, мужа знатного, выехавшего в XV в. из ѕольши к великому кн€зю ¬асилию ¬асильевичу..." (Ѕунин ».ј. —обр. соч. в 9-ти тт., “. 9, —. 253). » тут же, чуть ниже Ѕунин замечает: "я же чуть не с отрочества был вольнодумец, вполне равнодушный не только к своей голубой крови, но и к полной утрате всего того, что было св€зано с нею: исключительно поэтическими были мои юношеские, да и позднейшие "двор€нские элегии", которых, кстати сказать, у мен€ было гораздо меньше, чем видели некоторые мои критики, часто находившие черты личной жизни и личных чувств даже в тех произведени€х, где почти и следа их нет, и вообще многое нав€завшие мне". (“ам же, —. 254). ¬ этих словах запечатлелась важна€ черта характера Ѕунина - писател€ и человека: ему было присуще удивительное внутреннее целомудрие, нелюбовь к какому бы то ни было "душевному стриптизу". ќн всегда подчеркивал, что его рассказы не имеют ничего общего с его подлинной биографией, не любил, когда в них выискивали параллели с реальными прототипами, буквально умол€л будущих исследователей ни в коем случае не обнародовать его письма.

≈стественно, после смерти Ѕунина, по мере осознани€ значимости его творчества, эти запреты все смелее нарушались, но самим писателем подкрепл€емое представление о том, что Ѕунин-человек и лирический герой многих его произведений, стихотворных и прозаических, написанных от первого лица, - совершенно разные люди, нередко обращалось против него. "ѕоразительно было в Ѕунине то, что мне приходилось наблюдать и у некоторых других крупных художников: соединение совершенно паршивого человека с непоколебимо честным и взыскательным к себе художником" - писал, к примеру, ¬ересаев. (¬ересаев ¬.¬. ¬оспоминани€. —. 513). Ѕунин был человеком с непростым характером, несмотр€ на все заверени€ в демократизме, в нем сохран€лись и с годами все резче проступали некоторые сословные черты, плохо вписывавшиес€ в "плебейский" XX век. ¬ значительной мере их и имел в виду ¬ересаев: "ќн был очарователен с высшими, по-товарищески мил с равными, надменен и резок с низшими" (“ам же). Ќо все же слабо веритс€, что через воспри€тие "мелкого, злобного, ревнивого и чванного" человека могла с такой любовью "нетленно запечатлетьс€" –осси€. Ѕолее веро€тно то, что Ѕунин-человек был "вещью в себе", закрытой дл€ посторонних, и его не очень заботило, как в жизни он открываетс€ "вещью дл€ нас". ќб этом писала »рина ќдоевцева: "Ѕунин мог быть иногда очень непри€тен, даже не замеча€ этого. ќн действительно как будто не давал себе труда считатьс€ с окружающими. ¬се зависело от его настроени€ Ќо настроени€ свои он мен€л с поразительной быстротой и часто в продолжении дн€ бывал то грустным, то веселым, то сердитым, то благодушным <...> Ќи мстительности, ни зависти не приходилось видеть в Ѕунине. Ќапротив - он был добр и великодушен. ƒаже очень добр и великодушен. (ќдоевцева ». Ќа берегах —ены. - цит. по изд. ».ј. Ѕунин. Pro et contra. —. 199). Ќо, во вс€ком случае, в Ѕунине, как и в √орьком, отразилась обща€ противоречивость предреволюционной –оссии.

ќтец Ѕунина, јлексей Ќиколаевич, участник  рымской компании, был помещиком в ќрловской и “ульской губернии, "по беспечности и расточительности" быстро разорилс€. ћать, Ћюдмила јлександровна, была человеком глубоко религиозным (в "∆изни јрсеньева" Ѕунин вспоминал, что когда за св€зь с народниками арестовали старшего брата, мать дала обет никогда не есть м€са и хранила этот обет до конца своих дней). ƒетей в семье Ѕуниных родилось дев€ть, но п€теро умерли в младенчестве. ¬ живых остались сыновь€ ёлий, ≈вгений, »ван и дочь ћари€.

»ван Ѕунин родилс€ 10 (22) окт€бр€ 1970 г. в ¬оронеже. „ерез три года семь€ переселилась в дедовское имение в ≈лецком уезде - на хутор Ѕутырки. "“ут, в глубочайшей полевой тишине, летом среди хлебов, подступавших к самым нашим порогам, а зимой среди сугробов, и прошло мое детство, полное поэзии печальной и своеобразной", - вспоминал писатель (—обр. соч. “. 9, —. 254).

–ос ¬ан€ Ѕунин в обстановке небогатой и с годами все более скудеющей двор€нской усадьбы. ѕодлинные впечатлени€ детства в мастерской художественной обработке вошли в автобиографический роман "∆изнь јрсеньева". ќт природы писатель был наделен удивительным талантом воспри€ти€. "«рение у мен€ было такое, - признавалс€ он в "∆изни јрсеньева", - что € видел все семь звезд в ѕле€дах, слухом за версту слышал свист сурка в вечернем поле, пь€нел, обон€€ запах ландыша или старой книги" ("∆изнь јрсеньева" - —обр. соч. “. 6. —.92). —пособность воспри€ти€ искала путей выражени€. ¬ мальчике стали про€вл€тьс€ артистические способности, умение подметить и передать жестом, мимикой чьи-то характерные черты поведени€, повадки. ”влекала его и живопись: пыта€сь в красках изобразить окружающий его мир, он еще более оттачивал природную наблюдательность.

ќднако главное его призвание определилось довольно скоро. "“о, что € стал писателем, вышло как-то само собой, определилось так рано и незаметно, как это бывает только у тех, кому что-нибудь "на роду написано" - вспоминал он (—обр. соч. “. 9., —. 272). “огда же, в детстве и отрочестве, в его душе уже обозначались основные темы будущего творчества.

"Ћюди совсем не одинаково чувствительны к смерти. ≈сть люди, что весь век живут под ее знаком, с младенчества имеют обостренное чувство смерти (чаще всего в силу столь же обостренного чувства жизни) <...> ¬от к подобным люд€м принадлежу и €. <...>

 огда и как приобрел € веру в Ѕога, пон€тие о Ќем, ощущение ≈го? ƒумаю, что вместе с пон€тием о смерти. —мерть, увы, была как-то соединена с Ќим (и с лампадкой, с черными иконами в серебр€ных и вызолоченных ризах в спальне матери). —оединено с Ќим было и бессмертие. Ѕог в небе, в непостижимой высоте и силе, в том непон€тном синем, что вверху, над нами, безгранично далеко от земли: это вошло в мен€ с самых первых дней моих, равно как и то, что, невзира€ на смерть, у каждого из нас есть душа и что душа эта бессмертна" ("∆изнь јрсеньева", —. 26). „ему больше верить: этой исповеди Ѕунина-јрсеньева или, к примеру, утверждению Ќины Ѕерберовой? - "Ѕудучи абсолютным и закоренелым атеистом (о чем € много раз сама слышала от него) и люб€ пугать себ€ и других <...> тем, что черви поползут у них из глаз и изо рта в уши, когда оба будут лежать в земле, он даже никогда не задавалс€ вопросами религии и не умел мыслить абстрактно" (Ѕерберова Ќ.  урсив мой. - печ. по изд. ».ј. Ѕунин. Pro et contra. —. 144).

"√ода за два до поступлени€ в гимназию (поступил € туда на одиннадцатом году) € испытал еще одну страсть - к жити€м св€тых, и начал поститьс€, молитьс€... —трасть эта, вначале сладостна€, превратилась затем, благодар€ смерти моей маленькой сестры Ќади, в мучительную, в тоску, длившуюс€ целую зиму, в посто€нную мысль о том, что за гробом. »злечила мен€, помню, весна. ќтзвуком этого осталось то упоение, с каким отдавалс€ € иногда печали всенощных бдений в елецких церквах, куда водило нас, гимназистов, наше начальство, хот€ вообще церковных служб € не любил).“еперь люблю - в древних русских церквах и иноверческие, то есть католические, мусульманские, буддийские, - хот€ никакой ортодоксальной веры не держусь" - это говорит уже не јрсеньев, а сам писатель Ѕунин (—обр. соч. “. 9. —. 258). Ќо, объ€вл€€ себ€ религиозным вольнодумцем и немного этим бравиру€, Ѕунин все-таки всю жизнь сохран€л в душе чувство Ѕога, точнее - чувство блудного сына к ќтцу. ††

» цветы, и шмели, и трава, и колось€,

» лазурь, и полуденный зной...

—рок настанет - √осподь сына блудного спросит:

Ѕыл ли счастлив в печали земной.

» забуду € все - вспомню только вот эти

ѕолевые цветы меж колосьев и трав -

» от сладостных слез не успею ответить,

  милосердным колен€м припав.

¬се его творчество - диалог с Ѕогом; не спор, не борьба, как у √орького, а вопрошающий диалог.   нему самому применимы слова, сказанные им о “олстом: "ѕри мирском мировоззрении он учил жить по-Ѕожьи.

Ц «ачем жить по-Ѕожьи? «атем, что иначе жизнь, кончающа€с€ смертью, есть бессмыслица" (ќсвобождение “олстого. - —обр. соч. “. 9. —. 130).

"¬ основе бунинского мироощущени€ не лежит, а неустанно вращаетс€ некий трагический круг, - писал ‘. —тепун, - предельно напр€женное чувство жизни (отсюда зоркость его глаз - их у него две пары: орлиные на день, совиные на ночь); жажда жизни и счасть€, неутолимость этой жажды <...> - затем срыв, скорбь, смерть <...> » тут же упоение красотою скорби, восторг о бессмертии смерти <...> затем снова срыв, скорбь, смерть, страх" (—тепун ‘. ј. - ».ј. Ѕунин. Pro et contra. —. 365).

¬ 1881 г. ¬ан€ Ѕунин поступил в ≈лецкую гимназию. ∆ил он в ≈льце на частных квартирах. ”чилс€ сначала хорошо, потом - хуже, в 3-м классе осталс€ на второй год, а из 6-го был исключен - за не€вку с каникул и неуплату за обучение. “ак что формальное его образование осталось в состо€нии далеко не завершенном, - в этом аристократ Ѕунин не так уж сильно отличаетс€ от "бос€ка" √орького. Ќо, конечно, обща€ культура среды, в которой вырос Ѕунин, позволила компенсировать этот пробел без тех титанических усилий, какие потребовались јлексею ѕешкову.   тому же, »вану помогал старший брат ёлий (1857 - 1921), любивший его почти по-отечески. Ѕудущий публицист и общественный де€тель народнического толка, ё.ј. Ѕунин училс€ в ћосковском университете, за участие в студенческих выступлени€х 1881 г. был из университета исключен и отбывал в те годы срок ссылки в родных кра€х. ¬.Ќ. ћуромцева-Ѕунина вспоминала его рассказ о том, как, "застав ¬аню еще совсем не развитым мальчиком", через год он "уже мог с ним почти как с равным беседовать на многие темы" (ћуромцева-Ѕунина ¬.Ќ. ∆изнь Ѕунина. ѕариж, 1958, —.31). †

  тому моменту, когда ¬ан€ Ѕунин был исключен из гимназии, его семь€ была на грани разорени€. «емл€ в Ѕутырках была продана, и Ѕунины переехали в деревню ќзерки, того же ≈лецкого уезда. ¬ ќзерках Ѕунин провел четыре года. «десь он начал серьезно работать над словом и "необыкновенно много исписал бумаги", прежде чем решилс€ представить первый опыт в редакцию. "¬ апреле 1887 года € отправил в петербургский еженедельный журнал "–одина" стихотворение, которое и по€вилось в одном из майских номеров. ”тра, когда € шел с этим номером с почты в ќзерки, рвал по лесам росистые ландыши и поминутно перечитывал свое произведение, никогда не забуду" (—обр. соч. “. 9. —. 260). “о же воспоминание запечатлел он и в одном из своих позднейших стихотворений - "Ћандыш":†

¬ голых рощах ве€л холод...

“ы светилс€ меж сухих,

ћертвых листьев... я был молод,

я слагал мой первый стих -

» навек сроднилс€ с чистой

ћолодой моей душой

¬лажно-свежий, вод€нистый,

 исловатый запах твой!

"ѕисал € в отрочестве сперва легко, так как подражал то одному, то другому, - больше всего Ћермонтову, отчасти ѕушкину, которому подражал даже в почерке, потом, в силу потребности высказать уже кое-что свое, - чаще всего любовное, труднее" (“. 9, —. 259). ѕредметом первого увлечени€, пережитого писателем, была Ёмили€ ¬асильевна ‘ехнер, служивша€ гувернанткой в семье его родственников - в "∆изни јрсеньева" она выведена под именем јнхен. †

–анний, чуть видный рассвет,

—ердце шестнадцати лет.

—ада дремотна€ мгла

Ћиповым светом тепла.

“их и таинственен дом

— крайним заветным окном.

Ўтора в окне, а за ней

—олнце вселенной моей.

Ёти стихи тоже были написаны много позже - в 1916 г., а тогда, в 1887 г., почти одновременно со стихами еще гораздо менее искусными - "Ќад могилой Ќадсона" и "ƒеревенский нищий" - по€вились в печати и первые рассказы Ѕунина.

"ћежду тем благососто€ние наше, по милости отца, снова ухудшилось. Ѕрат ёлий переселилс€ в ’арьков. ¬есной 1889 г. отправилс€ и € туда и попал в кружки самых завз€тых радикалов, как выражались тогда, а пожив в ’арькове, побывал в  рыму, о котором у мен€ еще в детстве составилось самое поэтическое представление <...> и нашел, что ходить верст по сорок в сутки, загорать от солнца и от морского ветра и быть очень легким от голода и молодости - превосходно" (“ам же. —. 260). “ак началась скитальческа€ жизнь Ѕунина, итог которой он подвел в одном из стихотворений эмигрантской поры:

” птицы есть гнездо, у звер€ есть нора.

 ак горько было сердцу молодому,

 огда € уходил с отцовского двора,

—казать прости родному дому!

” звер€ есть нора, у птицы есть гнездо.

 ак бьетс€ сердце, горестно и громко,

 огда вхожу, крест€сь, в чужой, наемный дом

— своей уж ветхою котомкой!

"ќседлости не любил Ѕунин, - вспоминал Ѕ. . «айцев, - нынче здесь, завтра уж в ѕетербурге, а то и в  рыму, или вдруг вз€ли да уехали они с Ќайденовым на –ождество в Ќиццу - тогда виз не требовалось". («айцев Ѕ. . ћолодость. - »ван Ѕунин. - цит по изд.: ».ј. Ѕунин. Pro et contra. —. 91). Ќо так было уже в зрелые годы, а бесприютные скитани€ молодости оп€ть-таки сближают Ѕунина с √орьким.

"— осени стал работать при "ќрловском вестнике", - продолжает Ѕунин рассказ о 1889 - 1890 гг., - то броса€ работу и уезжа€ в ќзерки или ’арьков, то оп€ть возвраща€сь к ней, и был всем, чем придетс€, - и корректором, и передовиком, и театральным критиком, что, к счастью, совсем не приставало ко мне. “ут оп€ть сразила мен€, к великому моему несчастью, долга€ любовь". ѕредметом этой долгой любви была ¬арвара ¬ладимировна ѕащенко (1870 - 1918), дочь елецкого врача. ’от€ фактически она стала гражданской женой Ѕунина, ее родители были категорически против узаконени€ их отношений, и в 1894 г. молода€ женщина по насто€нию родных и по собственному здравому размышлению оставила житейски неустроенного поэта, чтобы св€зать свою судьбу с более респектабельным молодым человеком, јрсением Ќиколаевичем Ѕибиковым. —охранилась часть писем, которые Ѕунин писал ей в годы их совместной жизни. "¬арюшечка! ƒорога€ мо€! ћила€! ” мен€ такое страстное желание поскорее назвать теб€ женою, так сильно хочетс€ поскорее быть с тобою, чувствовать, что ты мо€, целовать твои "вымытые" глазочки и "мои" ненагл€дные ножки..." (Ѕунин ».ј. ѕисьма 1885 - 1904 годов. ћ. 2003. —. 152) - до чего же это не похоже на зрелый стиль Ѕунина! ѕон€тно, что в старости он уже немного стыдилс€ этих неумело-наивных изли€ний искреннего чувства, отчего и запрещал публикацию своих писем. ѕащенко считаетс€ прообразом Ћики в "∆изни јрсеньева", однако, хот€ совпадение реальной событийной канвы с основной частью фабулы романа очевидно, Ѕунин упорно отрицал, что Ћика - это ¬арвара ѕащенко. Ќа самом деле это и она, и не она. —мерть Ћики, которой заканчиваетс€ роман, существенно мен€ет смысл этого образа по сравнению с прототипом. ≈сли практична€ ¬ар€ ѕащенко, быстро растратив пыл первого чувства, стремитс€ устроить дальнейшую жизнь "как у людей" и создает семью с другим, то дл€ Ћики с утратой любви (в романе она начинает чувствовать, что јрсеньев охладевает к ней) жизнь становитс€ невозможна и сама собой кончаетс€ (она умирает от воспалени€ легких), - концовка подчеркивает разность психологических, человеческих типов образа и прообраза. ¬еро€тно поэтому Ѕунин, виртуозно умевший даже в нескольких словах передать внешнее сходство, оставл€ет портрет Ћики акварельно-размытым, подчеркива€ лишь молодость, свежесть, женственность. ¬.Ќ. ћуромцева-Ѕунина не без оснований считала, что в Ћике слились образы всех женщин, которых любил Ѕунин. ¬еро€тно, это так - притом, что своего "дон-жуанского списка", если у него таковой и был, Ѕунин никому не открывал. –ассказ "–ус€", написанный в 1940 г., заканчиваетс€ диалогом главного геро€ с женой:

"- „то это ты столько пьешь? Ёто уже, кажетс€, п€та€ рюмка. ¬се еще грустишь, вспомина€ свою дачную девицу с костл€выми ступн€ми?

- √рущу, грущу, - ответил он, непон€тно усмеха€сь. - ƒачна€ девица... Amata nobis, quantum amabitur nulla..."

Ц Ёто по-латыни? „то это значит?

Ц Ётого тебе не нужно знать" (—обр. соч. “. 7. —. 52).

Amata nobis, quantum amabitur nulla. - "“обой любима€, как ни одна в мире" - процитированна€ пламенна€ строчка  атулла мгновенно возносит героиню рассказа в ранг великих возлюбленных - таких, как Ћесби€, Ѕеатриче, Ћаура. ѕоследн€€ из женщин, в которых стараютс€ увидеть "великую возлюбленную" Ѕунина, писательница и поэтесса √алина Ќиколаевна  узнецова (1900 - 1976) - его чутка€ ученица и умный собеседник, записала в дневнике такой свой разговор с ним: "√оворит, что никогда не мог писать о любви, по сдержанности и стыдливости натуры и по сознанию несоответстви€ своего и чужого чувства. ƒаже о таких стихах, как "—вет незакатный", "ћорфей" говорит, что они нечто общее, наве€нное извне" ( узнецова √.Ќ. √расский дневник. - ÷ит. по изд. ».ј. Ѕунин. Pro et contra. —. 120).

„ерез четыре года после разрыва с ¬арварой ѕащенко Ѕунин женилс€ на јнне Ќиколаевне ÷акни (1879 - 1963) - дочери революционера Ќ.ѕ. ÷акни, русского грека по национальности, жившего в ќдессе. "ќн говорит, что она была совсем еще девочка, весной кончивша€ гимназию, а осенью вышедша€ за него замуж. - записала со слов Ѕунина √.Ќ.  узнецова. - ќн говорил, что не знает, как это вышло, что он женилс€. ќн был знаком несколько дней и неожиданно сделал предложение, которое и было прин€то" (√расский дневник. - Pro et contra. —. 132). Ѕрак оказалс€ несчастливым. ” јнны Ќиколаевны была мачеха, посто€нно настраивавша€ ее против мужа. Ќе прожив и года, супруги расстались. ќт этого брака родилс€ сын  ол€, умерший в п€тилетнем возрасте. Ѕунин редко видел его и так и не ощутил себ€ в полной мере отцом.

ѕервые рассказы Ѕунина о любви и смерти, прообразующие позднейшие "“емные аллеи" стали по€вл€тьс€ только в 900-е - 1910 гг. ("ћаленький роман"(1909) "√рамматика любви" (1915), "Ћегкое дыхание" (1916). ј в 90-е он ничем особо не выдел€лс€ из р€да начинающих писателей, пишущих о деревне, о народе и о будн€х интеллигенции вполне в традици€х XIX в. - c христианским состраданием, участием, милосердием. «релый Ѕунин стал жестче и суше - хот€ художественно намного совершеннее.

¬ начале 1890-х гг. он служил в ѕолтавской земской городской управе - вместе с братом ёлием. ¬ эти годы он сблизилс€ с толстовцами и хотел даже вступить в их общину, поехал в ћоскву к “олстому и тот сам отговорил его "опрощатьс€". — “олстого начались литературные знакомства Ѕунина. ¬ 1895 г. он оставил службу и отправилс€ в ѕетербург и ћоскву, чтобы войти в писательскую среду. "я увидел сразу целых четыре литературных эпохи, - вспоминал он, - с одной стороны - √ригорович, ∆емчужников, “олстой; с другой - редакци€ "–усского богатства", «латовратский; с третьей - Ёртель, „ехов; а с четвертой - те, которые, по слову ћережковского, уже "преступали все законы, нарушали все черты." (—обр. соч. “. 9. —. 279). ѕеред “олстым он всю жизнь благоговел, с „еховым сблизилс€ и многому у него научилс€ (прежде всего, лаконичности), писателей старшего поколени€ вспоминал с почтением, а сверстников, за редким исключением, с непри€знью - особенно декадентов. ћежду тем, в 90-е гг. он довольно тесно общалс€ и с ними, и, суд€ по его письмам, был настроен вполне дружески.

"Ѕунин писал тогда стихи и маленькие рассказы. - вспоминал «айцев - ƒл€ толстых журналов лирические и поэтические очерки его, особенно же стихи, не были достаточной "идейными". ќн считалс€ "эстетом". ≈го ценили и печатали, но он не был "свой".

Ќе свой он оказалс€ и у только что €вившихс€ символистов. ƒл€ этих слишком он реалист, слишком любил видимость, жизнь, воздух, краски. ќн был сам по себе.

ƒвух станов не боец,

Ќо только гость случайный.

“ак вступил Ѕунин на одинокий путь свой, иногда трудный и неблагодарный, но всегда воспитывающий, требующий выдержки, твердости, веры.

Ћитературное развитие его шло медленно - подобно росту органическому. ÷ветение, зав€зь, плод.  ак у вс€кого истинного художника, это свершалось в глубине - и в молчании.

"Ќаступил новый век, в нем шумели √орький, јндреев, сборники "«нани€", символисты, "сексуалисты" (јрцыбашев и др.) - много было оживлени€ и даже как бы кипени€ в литературной жизни –оссии предвоенной: Ѕунин занималс€ не шумом, а искусством" («айцев Ѕ. . Ѕунин. –ечь на чествовании писател€ 26 но€бр€ - Pro et contra. —. 408).

 олебл€сь между двум€ литературными станами, Ѕунин все же более склон€лс€ к реалистам, был посто€нным посетителем телешовских "сред". Ќ.ј. “елешов вспоминал: "Ѕунин представл€л собою одну из интересных фигур на "—реде". ¬ысокий, стройный, с тонким, умным лицом, всегда хорошо и строго одетый, любивший культурное общество и хорошую литературу, много читавший и думавший, очень наблюдательный и способный ко всему, за что бралс€, легко схватывавший суть вс€кого дела, настойчивый в работе и острый на €зык, он врожденное свое дарование отгранил до высокой степени" (“елешов Ќ.ј. «аписки писател€. - Pro et contra. —. 95).

ѕервые успехи Ѕунина начались в 1900-е гг. ¬ 1901 г. в издательстве "—корпион" вышел сборник его стихов "Ћистопад", за который он в 1903 г. был удостоен ѕушкинской премии. „уть раньше, в 1900 г. в журнале "∆изнь" был опубликован рассказ "јнтоновские €блоки", после которого за Ѕуниным надолго утвердилась репутаци€ "певца угасающих двор€нских гнезд".

јнтоновские €блоки

¬ этом рассказе уже про€вл€етс€ вполне зрела€ манера Ѕунина-художника. "јнтоновские €блоки" лишены сюжета - это лирическое повествование о жизни двор€нских усадеб, отчасти в той стадии, которую довелось застать автору, отчасти - ностальгическа€ реконструкци€ прошлого. Ћичные воспоминани€ и гипотетические картины минувшего, скрепл€ютс€ исключительно живым и тонким изображением природы русской деревни. —обственно, природа и €вл€етс€ главным действующим лицом рассказа. ќ ее роли у Ѕунина писал ‘. —тепун: "” него не природа живет в человеке, а человек в природе. Ѕунинский мартовский вечер не только стоит перед глазами, но и проливаетс€ в легкие, его весну чувствуешь на зубу, как клейкую почку" (—тепун ‘. Ћитературные заметки. - Pro et contra. —. 371). » - там же:" ажетс€, что все описанное - совсем не описанное, а просто-напросто существующее. ѕоистине, бунинска€ проза - —в€щенное ѕисание самой жизни, не только не искаженное никакими тенденциозными пропис€ми, но как будто бы даже не преображенное характерностью писательского почерка" (“ам же, —. 368).

"≈сть вещи, которые прекрасны сами по себе - писал сам Ѕунин, -но больше всего потому, что они заставл€ют нас сильнее чувствовать жизнь.  расота природы, песн€, музыка, колокола в солнечное утро, запахи... «апахи особенно сильно действуют на нас, и между ними есть особенно здоровые и €ркие: запах мор€, запах леса, чернозема весною, прелой осенней листвы, улежавшихс€ €блок, сочных и всегда холодных, пахнущих слегка медом, а больше всего - осенней свежестью" (—обр. соч. “. 2. —. 506).

–азумеетс€, в эпоху "Ѕуревестника" "јнтоновские €блоки" казались анахронизмом. √орький, всегда очень высоко оценивавший талант Ѕунина, тем не менее писал в письме  .ѕ. ѕ€тницкому: "я все думаю, следует ли "«нанию" ставить свою марку на произведени€х индифферентных людей? ’орошо пахнут "јнтоновские €блоки" - да! - но - они пахнут отнюдь не демократично... јх, Ѕунин! » хочетс€, и колетс€, и эстетика болит, да логика не велит!" (√орький ћ. —обр. соч. в 30-ти тт. “. 28. —. 201). ƒействительно, демократизмом в "јнтоновских €блоках" и не пахло. ≈ще задолго до этого рассказа Ѕунин писал в письме ¬. ѕащенко, рассказыва€ о посещении усадьбы брата ≈вгени€: "¬ышел на крыльцо и увидал, что начинаетс€ совсем осенний дождь. «ар€ - серовата€, холодна€, с легким туманом над первыми зелен€ми... крыльцо и дорожки по двору отсырели и потемнели. ¬ саду пахнет "антоновскими" €блоками"... ѕросто не надышишьс€! “ы ведь знаешь, милый зверочек, как € люблю осень!.. ” мен€ не только пропадает вс€ка€ ненависть к крепостному праву, но € даже начинаю невольно поэтизировать его. ’орошо было осенью чувствовать себ€ именно в деревне, в дедовской усадьбе, с старым домом, старым гумном и большим садом с соломенными валами! ’орошо было ездить целый день по зелен€м, проезжать по лесным тропинкам, в полуголых алле€х, чувствовать лесной, холодный воздух!.. ѕраво, € желал бы пожить прежним помещиком! ¬ставать на заре, уезжать в "отъезжее поле", целый день не слезать с седла, а вечером, с здоровым аппетитом, свежим настроением возвращатьс€ по стемневшим пол€м домой, в усадьбу, где уже блестит, как волчий глаз на лесной опушке, далекий огонек дома... “ам тепло, уютно, освещенна€ столова€ и в ней - ¬аренька!" (ѕисьма 1885 - 1904 гг. —. 113).  онечно, частное письмо, написанное в двадцатилетнем возрасте любимой девушке, нельз€ считать выражением общественной позиции писател€, но кое-что из этих взгл€дов было у него в крови и обижало даже расположенных к нему людей. ј.».  уприн, с которым Ѕунин дружил, откликнулс€ на "јнтоновские €блоки" пародией: "».ј. Ѕунин. ѕироги с грузд€ми": "—ижу € у окна, задумчиво жую мочалку, и в глазах моих светитс€ красива€ печаль <...> √де ты, прекрасное врем€ пирогов с грузд€ми, борзых густопсовых кобелей, отъезжего пол€, крепостных душ, антоновских €блок, выкупных платежей?" (журн. ∆упел. —ѕб. 1906 є 3).

Ѕунин знал и оборотную сторону двор€нской жизни пореформенного периода - бедность и безденежье самих двор€н, расслоение и брожение деревни, горькое чувство невозможности повли€ть на ситуацию. Ѕунин был убежден, что у русского двор€нина тот же быт и та же душа, что и у мужика. »сследованию этой общей "души" были посв€щены многие последующие его повести и рассказы: "ƒеревн€" (1910) и "—уходол" (1912),"¬еселый двор" (1911), "«ахар ¬оробьев" (1912), "’уда€ трава" (1913),"я все молчу" (1913), в которых немало почти горьковской горькой правды.  ак многие его современники, он размышл€л о месте –оссии между ¬остоком и «ападом, о вулканической стихии восточного кочевника, сп€щей в русской душе. ¬ стихотворении "¬ ќрде" он, обраща€сь к воображаемой кроткой юной девушке из степного кочевь€, матери "¬еликого ћогола", от лица русского человека своей эпохи говорит:

“ы знала ли, ћать, что и €,

¬осславлю его, - что не надо мне ра€,

’риста, √алилеи и лилий ее полевых,

„то € не смиреннее их, -

јттилы, “имура, ћама€,

„то € их достоин, когда,

Ќаскучив таитьс€ за ложью,

–ву хартию Ѕожью,

Ќасилую, режу и граблю, и жгу города?

Ёти стихи были написаны в 1916 г.

¬ 1900-е - 1910-е гг. Ѕунин много путешествовал. ≈го отъезд из –оссии не был св€зан с революцией - просто в жизни его произошли изменени€, давшие возможность осуществить давнюю мечту о дальних странстви€х. Ћитературна€ де€тельность принесла определенный достаток, а кроме того в 1906 г. Ѕунин вновь женилс€ - гражданским браком (церковный был невозможен, поскольку с ј.Ќ. ÷акни писатель официально еще не развелс€) - на ¬ере Ќиколаевне ћуромцевой (1881 - 1961). ѕовенчались они только в 1922 г., а познакомились в 1906 г. у писател€ Ѕ. . «айцева: ¬ера ћуромцева была близкой подругой его жены, тоже ¬еры (в девичестве ќрешниковой). «айцевы всю жизнь сохран€ли с Ѕуниными добрые отношени€. “епло вспоминал «айцев и о начале знакомства, о своих первых впечатлени€х от Ѕунина: "ќн сидел за стаканом ча€, под €рким светом, в сюртуке, треугольных воротничках, с бородкой, боковым пробором всем теперь известной треугольной головы - тогда русо-каштановой - из€щный, суховатый, худощавый" (Pro et contra. —. 90). ¬опреки утверждени€м ¬ересаева, что от Ѕунина ни один начинающий писатель ни единого доброго слова не услышал, «айцев вспоминал о его участливом отношении к себе: "ѕочему вы грустны? ѕочему сегодн€ такой молчаливый?" - спрашивал мен€ иногда на "средах" Ѕунин. <...> ѕростые слова старшего, взгл€д сочувственный - как-то оживл€ли. <...> —илы жизни, жажды жизни много в нем было в те годы. Ќа одном сборище таком встретил он у нас тихую барышню с леонардовскими глазами из старинной двор€нской семьи. ¬ера Ќиколаевна ћуромцева жила у родителей в —катертном, училась на курсах, вела жизнь степенную и просвещенную" (“ам же, —. 92, 94).

¬месте с новой спутницей жизни в 1907 г. Ѕунин уехал на ¬осток - в ≈гипет, —ирию, ѕалестину. ѕутевые очерки вошли в книгу "“ень птицы" (1908) - где в той же словесно-живописной манере запечатлены реалии библейских стран. ѕобывал Ѕунин и в »талии - зиму 1909 г. жил на  апри, где довольно общалс€ с √орьким - и писал о русской деревне. ¬ 1909 г. Ѕунину была присуждена втора€ ѕушкинска€ преми€ и он был избран почетным академиком јкадемии наук. ¬ 1910 - 1911 гг. писатель посетил ‘ранцию, јлжир, ÷ейлон. ¬ –оссию он вернулс€ только в 1912 г. - в этом году отмечалось 25-летие его литературной де€тельности.

"ƒеревн€" написана около 1910 г. - писал «айцев. - ¬рем€ отсюда до революции - перва€ полоса шедевров Ѕунина. «а эти годы он много странствовал <...> ћир очень расширилс€. » теперь это уже именно мир, а не только "елецкое" или воронежское, московское."√осподин из —ан-‘ранциско" живет не на јрбате. Ќебольшой рассказ вместил большую тему, вылилс€ суровой и прекрасно-музыкальной прозой. ”спех "√осподина из —ан-‘ранциско" был огромный." («айцев. –ечь на чествовании писател€.)

√осподин из —ан-‘ранциско

–ассказ "√осподин из —ан-‘ранциско" был написан в 1915 г. ¬ нем запечатлелс€ жизненный опыт писател€, отразились впечатлени€ путешествий, нашли выражение размышлени€ о жизни и смерти, косвенно - и о судьбе –оссии, хот€ о ней в рассказе не говоритс€ ни слова. ¬ "√осподине из —ан-‘ранциско" ощущаетс€ полемика с √орьким и с западниками вообще. –осси€ - между ¬остоком и «ападом. ¬осток - это разрушительна€ стихи€ "¬еликого ћогола", «апад - это мертва€ цивилизаци€.   моменту написани€ рассказа мир еще находилс€ под впечатлением гибели в 1912 г. "“итаника" - чуда тогдашней технологии. ѕароход, на котором плывет в ≈вропу безым€нный господин из —ан-‘ранциско, у Ѕунина называетс€ "јтлантида". ќ его крушении ничего не говоритс€, но само название вызывает ассоциации также и с затонувшей легендарной јтлантидой.

ѕервоначально рассказ называлс€ "—мерть на  апри". —южет его предельно прост: богатый американец, вместе с женой и дочерью совершающий турне в —тарый —вет на пароходе "јтлантида", на  апри внезапно умирает и затем его тело в трюме той же "јтлантиды" отправл€ют на родину. Ќо в этот незамысловатый сюжет Ѕунин сумел вложить апокалиптический ужас.†

"јмериканска€" тема начала обозначатьс€ в литературе 1910-х гг. - сатирически. Ёто было св€зано с проникновением в –оссию элементов американской цивилизации - с рекламой, кинематографом, спортом, с ухищрени€ми бытового комфорта. ќтличие от современного потока американизации было в основном количественное, но не качественное. Ћюди старой культуры увидели за внешним невинным гедонизмом, господствующим в "новом мире", зи€ющую пустоту. ѕримером разработки "американской" темы в литературе могут служить некоторые рассказы “эффи (" огда рак свистнул", "јмериканский рассказ" и т д.), в которых зорко подмечена мертв€ща€ коммерциализаци€ искусства (""ѕокупайте только лососину Ѕэка" - рассказ ƒжона —мита, желающего женитьс€ на вдове средних лет, со средствами"). —ледует, кстати, отметить, что “эффи, несмотр€ на легкость ее стил€ и юмористический склад мысли - серьезный писатель, затрагивающий глубокие вопросы быти€. ѕараллель с Ѕуниным в данном случае тем более уместна, что в эмиграции Ѕунин и “эффи очень сблизились и сохран€ли теплые дружеские отношени€ до конца жизни.†

¬ "√осподине из —ан-‘ранциско" разоблачаетс€ иллюзорность власти современного цивилизованного человека над природой, тайнами жизни и смерти.

58-летний господин из —ан-‘ранциско, который до означенного возраста, по собственному ощущению, "не жил, а лишь существовал", завоевыва€ материальное благососто€ние и положение в обществе, отправл€етс€ в круиз, "возлага€ надежды на будущее". Ќо, не совершив и трети задуманного, он неожиданно умирает. “очно так евангельский богач, помышл€вший о расширении житниц, внезапно услышал неумолимый приговор судьбы: "Ѕезумный, в сию же ночь душу твою возьмут у теб€" (Ћк. 12: 20). ћысли, владеющие господином из —ан-‘ранциско в последний день жизни, настолько ничтожны, что едва ли не единственное живое чувство, которое может словесно квалифицировать повествователь - это "мечту" о ложке супа и глотке вина в предвкушении обеда. "ќ, это ужасно!" - повтор€ет главный герой, но что именно ужасно, не понимает сам, в то врем€, как читателю €сно: ужасна пустота, в которой он доживает последние дни своей жизни.

ѕустота выедает изнутри жизнь не одного господина из —ан-‘ранциско. ѕрочие пассажиры "јтлантиды" с той же мертвенной пунктуальностью исполн€ют свой размеренный до автоматизма дневной ритуал: в определенный час встают, пьют кофе, шоколад или какао, принимают ванны, совершают туалет, два раза завтракают, гул€ют по палубе, читают газету, отдыхают, готов€тс€ к вечеру, составл€ющему смысл и цель их жизни во врем€ круиза. "ќкеан, ходивший за стенами, был страшен, но о нем не думали, твердо вер€ во власть над ним командира, рыжего человека чудовищной величины и грузности, всегда как бы сонного, похожего в своем мундире с широкими золотыми вышивками на огромного идола". ≈сли "јтлантида" - "“итаник" - то конец этих людей (на "“итанике" их было около двух тыс€ч) мало чем отличаетс€ от смерти господина из —ан-‘ранциско. "јтлантида" - образ всей современной цивилизации, на которой исполн€ютс€ грозные библейские пророчества: "“еперь послушайте вы, говор€щие: "сегодн€ отправимс€ в такой-то город, и проживем там один год, и будем торговать и получать прибыль". ¬ы, которые не знаете, что случитс€ завтра: ибо что такое жизнь ваша? ѕар, €вл€ющийс€ на малое врем€, а потом исчезающий" - сказано в послании апостола »акова (»ак. 4: 13 - 14).

ѕассажиры "јтлантиды", равно как и посто€льцы каприйского отел€, в котором остановилс€ и умер господин из —ан-‘ранциско, панически бо€тс€ мысли о смерти. ¬се, что о ней напоминает, тщательно от них скрываетс€, а при отсутствии напоминаний они с облегчением вновь погружаютс€ в свой гедонистический сон. „уждые мысли о смерти, они чужды мысли о Ѕоге (дл€ Ѕунина, мы видели, эти пон€ти€ тесно св€заны). Ёто, по сути, "мертвые души", ожидающие второй, окончательной смерти. ќни мертвы уже смолоду. ƒочь господина из —ан-‘ранциско - "высока€, тонка€, с великолепными волосами, прелестно убранными, с ароматическим от фиалковых лепешечек дыханием" (глаз ее писатель не изображает, это второстепенный признак) - голливудский "гигиенический" идеал красоты; в возрасте, когда девушка ждет своего геро€, находит его в похожем на мертвеца принце восточной крови, путешествующем инкогнито. "“онкие и сложные чувства", просыпающиес€ в ее душе, возбуждены не красотой, умом или отвагой избранника - а сознанием его богатства и экзотической родословной.

"ћертвые души" не знают живых чувств, но, не зна€, стрем€тс€ их изобразить или хот€ бы про€вить к ним интерес. Ќа пароходе всеобщее внимание привлекает "из€щна€ влюбленна€ пара, за которой все с любопытством следили и котора€ не скрывала своего счасть€: он танцевал только с ней, и все выходило у них так тонко, очаровательно, что только один командир знал, что эта пара нан€та Ћлойдом играть в любовь за хорошие деньги и уже давно плавает то на одном, то на другом корабле".

ќбычна€ бунинска€ схема "человек в природе" соблюдаетс€, но жива€ природа с трудом пробиваетс€ сквозь коросту цивилизации. "»зумрудный газон" и "море цвета незабудок" во ‘лоренции, "серо-зелена€ вод€на€ пустын€, т€жело волнующа€с€ в тумане", "пенистые бугры, мелькающие за бортом", средиземноморска€ волна, "крупна€ и цветиста€, как хвост павлина" - лишь отдельные фразы, а то и словосочетани€ мелькают в виртуозном описании изысканного и неживого комфорта.

—мерть господина из —ан-‘ранциско всех пугает, но по-человечески никого не трогает. ƒаже картинное горе жены и дочери не €вл€етс€ в чистом виде скорбью об умершем - едва ли не сильнее в них недоумение, отчего так изменилс€ тон прислуги в их отношении. »х, имеющих наиболее непосредственное отношение к мертвецу, доставившему всем неудобство, сторон€тс€, как прокаженных.

ѕоздней ночью "јтлантида" отплывает в Ќовый —вет. "Ѕесчисленные огненные глаза корабл€ были за снегом едва видны ƒь€волу, следившему со скал √ибралтара, с каменистых ворот двух миров, за уходившим в ночь и вьюгу кораблем. ƒь€вол был громаден, как утес, но громаден был и корабль, много€русный, многотрубный, созданный гордыней Ќового „еловека со старым сердцем". ¬ двух словах, поход€, Ѕунин развенчивает миф √орького о богоравном новом „еловеке. "Ќовый „еловек со старым сердцем" сопоставим не с Ѕогом, но с дь€волом - с ним он и сост€заетс€.

¬ упом€нутом "американском" рассказе “эффи " огда рак свистнул" (1912 г.) нравственный вывод делаетс€ приблизительно тот же. —южет этого рассказа фантастический. јмериканский изобретатель русского происхождени€, €вив чудеса науки и технологии, воплощает в жизнь невозможное: выводит особь рака, способную издать свист - по этому свисту должны исполнитьс€ самые гор€чие и заветные пожелани€ человечества. Ќо вместо ожидаемого торжества науки и техники свершаетс€ катастрофа: самыми гор€чими оказываютс€ пожелани€ вроде "чтоб ты лопнул!". "„еловечество быстрыми шагами шло к гибели и погибло бы окончательно, если бы не жадность "ћистера ƒжеба энд компани", которые, жела€ еще более вздуть свои акции, переутомили рака, понужда€ его к непосильному свисту электрическим раздражением и специальными пилюл€ми. –ак сдох. Ќа могильном пам€тнике его (работы знаменитого скульптора по премированной модели) напечатана надпись: "«десь покоитс€ свистнувший экземпл€р рака - собственность "ћистера ƒжеба энд компани", - утоливший души человеческие и насытивший пламеннейшие их желани€. Ќе просыпайс€!" (ѕеч. по изд.: “эффи Ќ.ј. ёмористические рассказы. »зд. 6-е. —ѕб., б.г., —. 214). “аким образом новейшие техника и технологи€ в руках Ќового „еловека со старым, чуждым нравственного обновлени€, сердцем, несут человечеству только гибель.

Ѕунин в "√осподине из —ан-‘ранциско" очень деликатно дает и положительную антитезу мертвой цивилизации. “ут же, на  апри, полунищие горцы как в библейские времена вознос€т "наивные и смиренно-радостные хвалы... солнцу, утру, ≈й, непорочной «аступнице всех страждущих в этом злом и прекрасном мире, и рожденному от чрева ≈е в пещере ¬ифлеемской, в бедном пастушеском приюте, в далекой земле »удиной".†

Ќесмотр€ на то, что в рассказе легко читаетс€ основна€ нравственна€ иде€, Ѕунин никого не поучает, преимущественное внимание его занимает изображение вещей, которые "прекрасны" или, по крайней мере, интересны сами по себе" - а это и "золотисто-жемчужное си€ние" пароходного ресторана, и "кудр€вый букет гиацинтов", и Ќеаполь, "кусками сахара насыпанный у подножи€ чего-то сизого". ѕри всей €сности авторского замысла и авторской позиции "√осподин из —ан-‘ранциско" - не памфлет, а высокохудожественное живописное полотно.

Ќа примере "√осподина из —ан-‘ранциско" хорошо прослеживаетс€ еще одна особенность Ѕунина, о которой писал ‘. —тепун: "’арактерно, что все, написанное Ѕуниным, не св€зываетс€ в нашем сознании ни с какими именами собственными. “ургенев - это: Ћиза, »рина, –удин, Ѕазаров и т.д.; “олстой - Ёто: јнна,  ити, Ћевин <...> — Ѕуниным - совсем не то: произнесение его имени не вызывает в нашей пам€ти никаких имен, и его герои никак не располагаютс€ вокруг портрета их создател€ на старомодно-юбилейный лад" (—тепун ‘. Ћитературные заметки. - Pro et contra. —.372). Ёто утверждение, конечно, не совсем универсально, некоторые имена как раз ассоциируютс€ с Ѕуниным (ќл€ ћещерска€, ћит€, јрсеньев, Ћика, –ус€) - но многие не менее важные герои действительно безым€нны. » главный из них, несомненно - лирический герой-повествователь, через уникальное воспри€тие которого даетс€ бунинский мир.

”спех был велик не только в –оссии. "–ассказ, который по нравственной мощи и строгой пластичности должен быть поставлен р€дом с некоторыми крупнейшими вещами “олстого" - так охарактеризовал “омас ћанн (ћанн “. ѕарижский отчет. - Pro et contra. —. 113).

ѕерва€ ћирова€ война прилива патриотических чувств у Ѕунина не вызвала. ¬ 1915 - 1917 гг. он жил в –оссии - в ћоскве, ѕетербурге, ќдессе, а также у родственников в с.¬асильевском и √лотове ќрловской губернии. 1916 г. у Ѕунина был необычайно "урожаен" на стихи - впоследствии он стал писать их меньше и в 30 - 40-е гг. совсем отошел от поэзии. Ѕунина-поэта долго недооценивали, говорили, что его поэзи€ - типична€ поэзи€ прозаика, и что в прозе он гораздо больше поэт. ќднако, к примеру, такой утонченный эстет, как ¬.¬. Ќабоков, считал поэзию Ѕунина первоклассной. ’от€ в стихах Ѕунин подчеркнуто держалс€ классической традиции и, на первый взгл€д, был чужд каким бы то ни было новшествам, в его поэзии €сно ощущаетс€ стиль XX века, выражающийс€ в лаконизме выражени€, использовании прозаизмов и конкретно-бытовой лексики.   1916 г. относитс€ пророческое стихотворение " анун".

’оз€ин умер, дом забит,

÷ветет на стеклах купорос,

—арай крапивою зарос,

¬арок, давно пустой, раскрыт,

» по хлевам чадит навоз...

∆ара, страда...  уда летит

„ерез усадьбу шалый пес?

<...>

Ћетит стрелою через двор,

» через сад, и дальше, в степь,

 ровав и мутен €рый взор,

ќскален клык, на шее цепь...

ѕомилуй Ѕог, спаси, ’ристос,

—орвалс€ пес, взбесилс€ пес!

¬от рожь горит, зерно течет,

ƒа кто же будет жать, в€зать?

¬от дым валит, набат гудет,

ƒа кто ж решитс€ заливать?

¬от встанет бесноватых рать

», как ћамай, всю –усь пройдет...

Ќо пусто в мире - кто спасет?

Ќо Ѕога нет - кому карать?

ѕророчество вскоре исполнилось. ¬ 1918 - 1919 гг. Ѕунин вел дневник, опубликованный впоследствии под название "ќка€нные дни". Ѕытовые зарисовки чередуютс€ в нем с размышлени€ми о –оссии, о причинах катастрофы.

"9 марта <1918 г.>

Ќынче ¬.¬.¬. - он в длинных сапогах, в поддевке на меху, - все еще играет в "земгусара", - понес оп€ть то, что уже совершенно осточертело читать и слушать:

- –оссию погубила косна€, своекорыстна€ власть, не считавша€с€ с народными желани€ми, надеждами, ча€ни€ми... –еволюци€ в силу этого была неизбежна...

я ответил:

- Ќе народ начал революцию, а вы. Ќароду было совершенно наплевать на все, чего мы хотели, чем мы были недовольны. я не о революции с вами говорю - пусть она неизбежна, прекрасна, все, что угодно. Ќо не врите на народ - ему ваши ответственные министерства, замены ўегловитых ћал€нтовичами и отмены вс€ческих цензур были нужны как летошний снег, и он это доказал твердо и жестоко, сбросивши к чорту и временное правительство, и учредительное собрание, и "все, за что гибли поколени€ лучших русских людей", как вы выражаетесь, и наше "до победного конца"" (Ѕунин ».ј. ќка€нные дни. ћ. 1990 [–епр. воспр. изд. 1935 г.]. —. 35).

¬ отличие от √орького Ѕунин возлагал всю вину на интеллигенцию. "ј мужика, как отдельного человека, он <писатель-народник, вообще интеллигент> видел? ќн знал только "народ", "человечество". ƒаже знаменита€ "помощь голодающим" происходила у нас как-то литературно, только из жажды лишний раз л€гнуть правительство, подвести под него лишний подкоп. —трашно сказать, но правда: не будь народных бедствий, тыс€чи интеллигентов были бы пр€мо несчастнейшие люди: как же тогда заседать, протестовать, о чем кричать и писать? ј без этого и жизнь не в жизнь была" (“ам же. —. 62 - 63).

¬сматрива€сь в историю –оссии, Ѕунин видел в ней внутреннюю борьбу созидательного и разрушительного начала: "—покон веку были "разбойнички" муромские, брынские, саратовские, бегуны, шатуны, бунтари против всех и вс€, €рыги, голь кабацка€, пустосв€ты, се€тели вс€ческих лжей, несбыточных надежд и свар. –усь классическа€ страна бу€на. Ѕыл и св€той человек, был и строитель высокой, хот€ и жестокой крепости. Ќо в какой долгой и непрестанной борьбе были они с бу€ном, разрушителем, со вс€кой крамолой, сварой, кровавой "неур€дицей и нелепицей"!" (“ам же, —. 165).

–еволюци€ навсегда разделила Ѕунина со многими прежними единомышленниками - прежде всего, с √орьким, и в физическом смысле лишила его родины. ¬ мае 1918 г. Ѕунин с женой уехали из ћосквы в ќдессу, а в €нваре 1920 г. навсегда покинули –оссию. –осси€, в которой жил Ѕунин, погибла. Ќо в эмиграции началс€ новый, может быть самый удивительный и плодотворный период творчества писател€ - врем€ воскрешени€ этой погибшей –оссии в слове.

"»згнание даже пошло ему на пользу. - писал «айцев. - ќно обострило чувство –оссии, невозвратности, сгустило и прежде крепкий сок его поэзии" («айцев. –ечь на чествовании писател€ - Pro et contra. —. 411).

—борник рассказов 1917 - 1930 гг. называлс€"–оза »ерихона". ¬ первом очерке Ѕунин объ€сн€л свои творческие принципы.

"¬ знак веры в жизнь вечную, в воскресение из мертвых, клали на ¬остоке в древности –озу »ерихона в гроба, в могилы.

—транно, что назвали розой, да еще –озой »ерихона, этот клубок сухих, колючих стеблей, подобный нашему перекати-поле, эту пустынную жесткую поросль, встречающуюс€ только в каменистых песках ниже ћертвого мор€, в безлюдных синайских предгори€х. Ќо есть предание, что назвал ее так сам преподобный —авва, избравший дл€ своей обители страшную долину ќгненную, нагую мертвую теснину в пустыне »удейской. —имвол воскресени€, данный ему в виде дикого волчца, он украсил наиболее сладчайшим из ведомых ему земных сравнений.

»бо он, этот волчец, воистину чудесен. —орванный и унесенный странником за тыс€чи верст от своей родины, он годы может лежать сухим, серым, мертвым. Ќо, будучи положен в воду, тотчас начинает распускатьс€, давать мелкие листочки и розовый цвет. » бедное человеческое сердце радуетс€, утешаетс€: нет в мире смерти, нет гибели тому, что было, чем жил когда-то! Ќет разлук и потерь, доколе жива мо€ душа, мо€ Ћюбовь, ѕам€ть! <...>

–оза »ерихона.

¬ живую воду сердца, в чистую влагу любви, печали и нежности погружаю € корни и стебли моего прошлого - и вот оп€ть, оп€ть дивно проз€бает мой заветный злак. ќтдались, неотвратимый час, когда исс€кнет эта влага, оскудеет и иссохнет сердце - и уже навеки покроет прах забвени€ –озу моего »ерихона" (—обр. соч. “. 5. —. 7 - 8).

"√лубина религиозного сознани€ <...> - писал ‘. —тепун, - всегда св€зана с предельным углублением пам€ти. ѕомн€ прошлое, внутренне зна€ тайну "вечной пам€ти", нельз€ не верить в вечность. ј что же может быть вечным, кроме Ѕога? Ќичто с такою силою не свидетельствует о подлинной религиозности бунинской музы, как ее св€занность с пам€тью" (—тепун ‘. »в. Ѕунин »збранные стихи. - Pro et contra —. 392).

«а годы эмиграции Ѕуниным были написаны 10 книг прозы. Ќедостатка в материале он не испытывал. "≈сли душа жива, растет и зреет - объ€сн€л этот факт «айцев, - если дрожат внутренние волны, то всегда будет о чем писать" («айцев. –ечь на чествовании писател€. Pro et contra. —. 411). "–оссию, наше русское естество, мы унесли с собой, и где бы мы ни были, мы не можем не чувствовать ее" - говорил сам Ѕунин (—едых ј. ƒалекие, близкие. ћ. 1995. —. 204).

¬ 1927 - 1933 г. писатель работал над самым крупным своим произведением - автобиографическим романом "∆изнь јрсеньева". ""∆изнь јрсеньева" <...> показывает как бы всего, цельно собранного Ѕунина. - писал «айцев. - ”же по ней одной можно сказать, что все творчество его есть хвала источнику жизни, “ворцу. Ѕог - отец, вот его ипостась" («айцев. –ечь на чествовании писател€. Pro et contra. —. 411). “у же мысль высказала в "√расском дневнике" √алина  узнецова: "» вот тут-то мне пришла в голову мысль, поразивша€ мен€... —ейчас, когда все вокруг стонут о душевном оскудении эмиграции и не без оснований - горе, невзгоды, р€д смертей, все это оказало на нас действие - в то врем€, как прочие писатели пишут или нечто жалобно-кислое, или экклезиастическое, или просто похоронное, как почти все поэты; среди нужды, лишений, одиночества, лишенный родины и всего, что с ней св€зано, "фанатик" или, как его назвали большевики, "¬еликий инквизитор" Ѕунин вдохновенно славит “ворца, небо и землю, породивших его и давших ему видеть гораздо больше несчастий, унижений и гор€, чем упоений и радостей. » еще когда? ¬о врем€, дл€ себ€ т€желое, не только в общем, но и в личном, отдельном смысле... ƒа это насто€щее чудо, и никто этого чуда не видит, не понимает!  аким же, значит, великим даром душевного и телесного (несмотр€ ни на что) здоровь€ одарил его √осподь! я с жаром высказала ему все это, у него были на глазах слезы". ( узнецова √. √расский ƒневник. ћ., 1995. —. 97 - 98).

 ак большинство русских эмигрантов первой волны, Ѕунины обосновались во ‘ранции. — 1922 по 1945 г. большую часть времени они проводили в городке √расс, неподалеку от Ќиццы. "√оды, предшествовавший получению Ќобелевской премии, были, веро€тно, самыми продуктивными в жизни Ѕунина. - вспоминал писатель и журналист јндрей —едых. - „еловек, беспокойный по натуре, в молодости вечный странник, всегда куда-то ехавший, иногда без какой-либо видимой причины, он в эмиграции поневоле стал домоседом, делил свое врем€ между ѕарижем и √рассом. ¬ ѕариже работать было трудно - мешал звонок у дверей, посетители, заходившие "на часок", вечные приглашени€. «ато в √рассе, в "Ѕельведере", ¬.Ќ. Ѕунина создала дл€ мужа услови€, подходившие дл€ работы. — ними посто€нно жили √.Ќ.  узнецова, которую очень любил »ван јлексеевич, и писатель Ћ.‘. «уров. »ногда приезжали гости из ѕарижа или из соседней Ќиццы, - самым близким и желанным из них был ћ.ј. јлданов" (—едых ј. ƒалекие, близкие. —. 204).

ѕребывание в доме Ѕуниных молодой женщины - √алины  узнецовой, жившей в доме на положении то ли секретар€, то ли компаньонки, вызывало различные толки и пересуды. Ќина Ѕерберова со свойственным ей апломбом утверждает, что за всю жизнь он любил только ее. “ак это или не так - трудно судить, но в любом случае отношени€  узнецовой и Ѕунина были выдержаны в высокой тональности, котора€ сразу ощущаетс€ при чтении ее "√расского дневника". ¬ нем нет и намека на пошлый "роман". ¬ообще √алина  узнецова была человеком очень скромным и очень деликатным. „то касаетс€ Ѕунина, то, по словам ј. —едых, "в нем была кака€-то неподдельна€ стыдливость, - Ѕунин не любил показывать на люд€х свою обнаженную душу. ѕошлость презирал он во всех про€влени€х" (“ам же, —. 205).

¬ 1933 г., когда встал вопрос о присуждении Ќобелевской премии русскому писателю-эмигранту, рассматривались кандидатуры Ѕунина и ћережковского, но выбор пал на Ѕунина. ќн стал первым русским писателем, удостоенным этой почетной награды. ƒо него на премию представл€ли “олстого и √орького - но безрезультатно. ѕомимо мировой славы преми€ на некоторое врем€ дала писателю материальную стабильность, но постепенно материальное благополучие оскудело, а в годы ¬торой мировой войны Ѕунины по-насто€щему бедствовали. "ѕлохо мы живем в √рассе, очень плохо. - приводит рассказ писател€ ј. —едых, побывавший у него в 1942 г. - Ќу, картошку мерзлую едим. »ли водичку, в которой плавает что-то мерзкое, морковка кака€-нибудь. Ёто называетс€ супом... ∆ивем мы коммуной. Ўесть человек. » ни у кого гроша нет за душой, - деньги Ќобелевской премии давно прожиты. <...>

- ¬ прошлом году, - продолжал свой монолог Ѕунин, - написал €"“емные аллеи" - книгу о любви. Ћежит она на столе.  уда ее девать? ¬озьмите с собой в јмерику, - может быть, там можно напечатать. ≈сть в этой книге несколько очень откровенных страниц. „то же, - Ѕог с ними, если нужно, - вычеркните... ј в общем, дорогой, вот что € вам скажу на прощание: мир погибает. ѕисать не дл€ чего и не дл€ кого. ¬ прошлом году € еще мог писать, а теперь не имею больше сил" (“ам же, —. 209). Ќесмотр€ на бедность и лишени€, о сотрудничестве с немцами Ѕунин не помышл€л. Ќекогда непримиримо настроенный к —оветской власти, он, как и многие другие эмигранты, с волнением следил за ходом фронтовых событий и победу ———– - победу –оссии - восприн€л восторженно.

"“емные аллеи" были изданы в Ќью-…орке в 1943 г. ѕо мастерству сам Ѕунин считал эту книгу наиболее совершенной. Ќо обращение престарелого писател€ к теме чувственной любви многих смутило и оттолкнуло. Ќо Ѕунин справедливо указывал, что "откровенных страниц" в ней всего несколько и не случайно готов был от них отказатьс€. Ќе видеть в "“емных алле€х" ничего, кроме эротики - признак нравственной поврежденности критика и читател€, выискивающего и смакующего "смелые" пассажи, а не писател€, по-прежнему размышл€ющего о жизни и смерти и воссоздающего словом ушедшую –оссию. –еальное приближение смерти еще сильнее обострило в нем чувство жизни. Ћюбовь и смерть, любовь и разлука, миг счасть€ и вечность - вот основные темы "“емных аллей". Ћучшим своим рассказом Ѕунин считал "„истый понедельник". "Ѕлагодарю Ѕога, что ќн дал мне возможность написать "„истый понедельник"" - писал он (цит. по: –усские писатели. 1800 - 1917. Ѕиографический словарь. “. 1. —. 360).

„истый понедельник

 ак и в "√осподине из —ан-‘ранциско", и во многих других рассказах Ѕунина в небольшой объем вмещена больша€ тема. ќсновной сюжет составл€ет очередна€ истори€ несбывшейс€ любви: "он", герой-повествователь, и "она" - главна€ героин€ с внешностью восточной красавицы и русской душой, думающа€ и ищуща€, внутренне глубоко неудовлетворенна€ своей внешне счастливой и благополучной жизнью, вынашивающа€ в душе мысль об иноческом подвиге. Ќемаловажную роль в рассказе играет параллель с древнерусской повестью о "ѕетре и ‘евронии". "Ѕыл в русской земле город, названием ћуром, в нем же самодержствовал благоверный кн€зь именем ѕавел. » вселил к жене его диавол летучего зме€ на блуд. » сей змей €вл€лс€ ей в естестве человеческом, зело прекрасном..." ’от€ основное содержание "ѕовести о ѕетре и ‘евронии" не имеет никакого отношение к сюжету "„истого понедельника" (жена кн€з€ ѕавла - лишь второстепенный персонаж) - цитирование этой повести, как и другие обильно упоминаемые древнерусские реалии, создают ощущение некоей незыблемой основы, котора€ сохран€етс€ в душе русского человека даже в сложную, кризисную и в высшей степени "цивилизованную" эпоху. ќказываетс€. что героин€, барышн€ просвещенна€ и довольно эмансипированна€, посланную ей любовь воспринимает как искушение и, хот€ в смысле борьбы с этим искушением на прот€жении рассказа €вл€ет себ€ далеко на высоте, но в конце почему-то с неожиданной твердостью принимает решение о том, чтобы покинуть мир, и выбирает путь монашества. ѕри мелодраматичности самой сюжетной схемы, писателю удаетс€ избежать шаблонного решени€. Ѕунин ищет и, веро€тно, не находит ответа на вопрос: как и почему все-таки в русской душе сочетаютс€ неустойчивость перед грехом и т€га к подвигу, упоение земными радост€ми и мечта об умерщвлении плоти. ѕарадоксальность героини "„истого понедельника" - это парадоксальность самой –оссии.

—овершенно самосто€тельное значение в рассказе имеет воссоздание живой картины предвоенной ћосквы. ¬ вымышленный сюжет вмонтированы "документальные кадры", в которых не только отображена реальна€ топографи€ города:  расные ¬орота, јрбат, ’рам ’риста —пасител€, ћ’ј“, "ћетрополь", ћарфо-ћариинска€ обитель, »верска€ часовн€ - но и мелькают реальные исторические лица: —таниславский, ћосквин,  ачалов, —улержицкий, велика€ кн€гин€ ≈лизавета ‘едоровна. ¬се это создает ощущение абсолютной жизненности, достоверности - трудно поверить, что писатель реконструирует обстановку сорокалетней давности. ћосква вызывает тот же, остающийс€ без ответа вопрос - точнее, недоуменное восклицание: "—транный город! - говорил € себе, дума€ об ќхотном р€де, об »верской, о ¬асилии Ѕлаженном. - ¬асилий Ѕлаженный - и —пас-на-Ѕору, италь€нские соборы - и что-то киргизское в остри€х башен на кремлевских стенах..." ѕоследн€€ встреча геро€ и героини происходит в стенах ћарфо-ћариинской обители. "Ќо только € вошел во двор, как из церкви показались несомые на руках иконы, хоругви, за ними, вс€ в белом, длинном, тонколика€, в белом обрусе с нашитым на него золотым крестом на лбу, высока€, медленно, истово идуща€ с опущенными глазами, с большой свечкой в руке, велика€ кн€гин€; а за нею т€нулась така€ же бела€ вереница поющих, с огоньками свечек у лиц, инокинь или сестер, - уж не знаю, кто были они и куда шли. я почему-то очень внимательно смотрел на них. » вот одна из идущих посередине вдруг подн€ла голову, крытую белым платом, загородив свечку рукой, устремила взгл€д темных глаз в темноту, будто как раз на мен€... „то она могла видеть в темноте, как могла она почувствовать мое присутствие? я повернулс€ и тихо вышел из ворот". "¬згл€д темных глаз в темноту" наводит на мысль о том, что страсти еще далеко не изжиты. “ем не менее герой и героин€ идут дальше каждый своим путем. Ќо ведь и по смыслу самого названи€ "„истый понедельник" - не конец, а начало пути: первый день ¬еликого ѕоста, первый шаг на пути к пасхальной радости.

“о, что героин€ оказываетс€ в стенах ћарфо-ћариинской обители - возможно, не проста€ случайность. Ѕунин точно так же мог описать любой другой московский монастырь. Ќо судьба ¬еликой кн€гини ≈лизаветы ‘едоровны была прекрасно известна всем русским люд€м, оказавшимс€ на чужбине. ¬се знали, что в 1918 г. она прин€ла мученическую кончину, что в 1921 г. ее останки были перенесены в »ерусалим, и что до конца с ней была ее келейница, инокин€ ¬арвара - впоследствии (уже через много лет после смерти Ѕунина) вместе с ней причисленна€ к лику св€тых. ќ жизни инокини ¬арвары до ћарфо-ћариинской обители до сих пор ничего не известно. ≈два ли можно утверждать, что Ѕунин пыталс€ воссоздать именно ее биографию, но, возможно, подобный конец он подразумевал дл€ своей красавицы-героини. ќ судьбе новомучеников он задумывалс€ еще задолго до "„истого понедельника" - в стихотворении 1919 г. "ѕотер€нный рай":

” райской запретной стены,

¬ час полуденный,

јдамий с женой ≈вой скорбит:

¬ысока, бела стена райска€,

≈ще выше того черные купарисы на ней,

√уста, €рка синь небесна€;

Ќа той ли стене павлины сид€т,

’восты цветут €рью-зеленью,

√оловки в зубчатых венчиках;

Ќа тех ли купарисах птицы вещие

— очами дивными и грозными,

— голосами ангельскими,

— красою женскою,

Ќа головках свечи восковые тепл€тс€

«олотом-пламенем;

«а теми купарисами пахучими -

Ѕелый собор апостольский,

Ѕелый храм в золоченых маковках,

ќбитель отча€

—о духи праведных,

”биенных антихристом:

- »сусе ’ристе, миленький!

ѕрости душу непотребную!

¬ороти в обитель отчую!

¬ годы эмиграции Ѕунин работал также над литературными воспоминани€ми. ћастерски написанные, его мемуарные произведени€ вызвали немало нареканий по поводу жесткости, пристрастности и недоброжелательности. ј. —едых в конце своих воспоминаний привел следующий диалог с Ѕуниным:

" - ј что, »ван јлексеевич, если когда-нибудь и о ¬ас будут писать в таком тоне?

Ѕунин побледнел, как-то весь выпр€милс€ и холодно ответил:

Ц Ќе будут, дорогой. не заслужил. Ћитературной проституцией никогда не занималс€.

» € думаю, что о Ѕунине можно писать все, - о необыкновенном его оба€нии, о его больших человеческих слабост€х и о великом писательском даре, который бережно и целомудренно он пронес через всю свою жизнь" (—едых ј. ƒалекие, близкие. —. 248).

ѕосле войны Ѕунин жил в ѕариже.  ак и в годы войны, он нуждалс€, годы брали свое. ¬ середине 40-х был недолгий период возвращени€ эмигрантов на родину. ѕредложени€ подобного рода делались и Ѕунину. Ќо, несмотр€ на острую ностальгию, сделать этот шаг писатель не решилс€. »нерци€ прожитых на чужбине лет была слишком велика, да и едва ли —оветска€ –осси€, увиденна€ вблизи, пришлась бы ему по вкусу.  онстантину —имонову, который побывал в 1946 г. в ѕариже и виделс€ с ним, он показалс€ человеком давно ушедшей эпохи, живущим где-то глубоко в своем прошлом. ќдин за другим уходили его сверстники, неумолимо приближалась вечность. ¬ 1952 г. было написано одно из последних его стихотворений - "Ќочь".

Ћед€на€ ночь, мистраль

(ќн еще не стих).

¬ижу в окна блеск и даль

√ор, холмов нагих.

«олотой недвижный свет

ƒо постели лег.

Ќикого в подлунной нет,

“олько €, да Ѕог.

«нает только ќн мою

ћертвую печаль,

“у, что € от всех таю...

’олод, блеск, мистраль.

—кончалс€ Ѕунин 8 но€бр€ 1953 г. и похоронен в ѕариже, на кладбище —ент-∆еневьев-де Ѕуа.

—писок литературы

ƒл€ подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www.portal-slovo.ru/

јлександрова “. Ћ. »ван јлексеевич Ѕунин (1870 - 1953) - русский писатель с мировым именем, которого, с течением времени все чаще удостаивают эпитета &quot;великий&quot;, при жизни никогда не считалс€ &quot;властителем дум&quot;. &quot;„итател

 

 

 

¬нимание! ѕредставленна€  урсова€ работа находитс€ в открытом доступе в сети »нтернет, и уже неоднократно сдавалась, возможно, даже в твоем учебном заведении.
—оветуем не рисковать. ”знай, сколько стоит абсолютно уникальна€  урсова€ работа по твоей теме:

Ќовости образовани€ и науки

«аказать уникальную работу

ѕохожие работы:

ћихаил јфанасьевич Ѕулгаков
 ак измерить себ€ человеку?
‘едор “ютчев о назначении человека и смысле истории
‘едор ћихайлович ƒостоевский (1821-1881). ќчерк жизни и творчества
ѕушкин и салонна€ культура его времени: заметки к теме
’асид и талмудист
—амоцензура и русска€ интеллигенци€: 1905-1914
»стори€ русской литературы (до XVII века)
ќсобость архетипов женского/девичьего успеха в русской сказке
ќ визуальной поэтике ¬. Ќабокова

—вои сданные студенческие работы

присылайте нам на e-mail

Client@Stud-Baza.ru