Ѕаза знаний студента. –еферат, курсова€, контрольна€, диплом на заказ

курсовые,контрольные,дипломы,рефераты

ћолитвенна€ лирика ‘.». “ютчева — Ћитература и русский €зык

јфанасьева Ё.ћ.

¬ лондонском сборнике 1861 г. Ђ–усска€ потаенна€ литература XIX столети€ї под заглавием Ђћолитваї было помещено стихотворение:

ЂЌе дай нам духу празднословь€!ї

» так от нынешнего дн€

“ы в силу нашего условь€

ћолитв не требуй от мен€.

≈го автограф не известен, но исследователи рукописного наследи€ ‘.». “ютчева св€зывают этот текст с его именем на том основании, что оно было помещено в альбоме 1820-х гг. вместе с другими его произведени€ми за подписью ‘.“. [1]

”же в конце жизни в 1872 (1873 (?)) [2] поэт обратилс€ к переложению великопостного светильна, исполн€емого на утрене в первые три дн€ —в€той седмицы: Ђ„ертог “вой вижду, —пасе мой, украшенный, и одежды не имам, да вниду вон: просвети оде€ние души мое€, —ветодавче, и спаси м€ї. ѕриведем это переложение.

„ертог “вой, —паситель, € вижу украшен,

Ќо одежд не имею, да вниду в него. [3]

“ютчев, лишив стихотворение просительной молитвенной части, акцентировал внимание на уверенности в необходимости духовного поступка и духовного подвига веры. ЂЌе дай нам духу празднословь€...ї и Ђ„ертог “вой, —паситель, € вижу украшен...ї Ц два полюса в авторской концепции молитвенного слова, между ними поиск духовной опоры в мироздании, пророческие предсказани€ и исповедальное переосмысление пережитого.

ћолитвенна€ тема в лирике ‘.». “ютчева входит в контекст поэтических размышлений о природе религиозного мировоспри€ти€ [4]. — одной стороны, сакральное слово воспринимаетс€ как абсолютна€ ценность, в частности в проповедническом призыве, обращенном ко всему человечеству: Ђћолитесь Ѕогу, // ¬ последний раз вы молитесь теперьї (1, 156). — другой стороны, отвергаетс€ ее сакральна€ иде€: Ђ» смысла нет в мольбеї (1, 172).

ќксюморонный способ осмыслени€ темы не подвергаетс€ однозначной трактовке, но обращает к проблеме дискурсивной установки в разработке молитвенной ситуации. ћожно обнаружить любопытную закономерность, характерную дл€ поэтики “ютчева. —омнени€ в отношении ключевых аспектов религиозного мировоззрени€ возникают только в субъективной сфере Ђмоегої знани€ о мире, причем эти сомнени€ представлены как интимнейшие откровени€ исповедального плана. Ёти откровени€ могут получать исторический аспект при оценке современного состо€ни€ общества, одержимого революционными иде€ми. Ќо когда религиозна€ проблематика проецируетс€ в область Ђдругогої сознани€ (при этом наличествует эстетическа€ дистанци€ между субъектом и объектом лирического действа, отстраненный взгл€д на молитвенное событие), то она осознаетс€ как непоколебима€ данность или неизбежна€ необходимость.

—опоставим два типа контекстов реализации мотива молитвы.   первому отнесем интимную сферу чувств, Ђгерметизирующуюї представлени€ о взаимоотношени€х человека с Ѕогом, когда молитва осознаетс€ как органична€ форма самовыражени€ и мировоспри€ти€.  о второму Ц надличностные аспекты моральной, этической значимости, когда размышлени€ о необходимости обращени€ к вере вообще и к молитве в частности обретают характер проповеди.

√ерой “ютчева находитс€ в посто€нном колебании, размышл€€ о возможности приобщени€ к сакральному слову. ѕримером органичного воспри€ти€ молитвенного состо€ни€ €вл€етс€ судьба тютчевских героинь, осв€щенных молитвенным дыханием. ћолитва Ђдышит на устахї возлюбленной (Ђ¬осток алел... Ћадь€ катилась...ї 1831Ц36), осв€щает ее любовь (Ђ„ему молилась ты с любовью...ї 1851Ц52) и материнское чувство к младенцу (ЂЌе раз ты слышала признанье...ї 1851). ћолитвенной печалью проникаетс€ и сам герой в день поминовени€ возлюбленной, провид€ ее ангельский образ в запредельном мире (Ђ¬от бреду € вдоль большой дороги...ї 1864). √рехопадение Ц рождение Ц смерть Ц воскресение: на уровне частной жизни сакральное слово вписываетс€ в христианский цикл искуплени€.

» другой аспект. ¬ стихотворении ЂЌаш векї (1851) представлен доведенный до апокалипсического абсурда эстетический вариант несосто€вшейс€ молитвы. Ѕезверие, выворачивающее наизнанку сами представлени€ о вечных ценност€х, разрушает целостность религиозного мировоспри€ти€, поэтому возникает осознание погибели и жажда веры и тут же обостр€етс€ трагическа€ невозможность обращени€ к просительному слову.

ѕодразумеваема€ искупительна€ молитва в век безвери€ вводитс€ в стихотворение через свое собственное отрицание:

Ќе скажет век, с молитвой и слезой,

 ак ни скорбит перед замкнутой дверью:

Ђ¬пусти мен€! Ц € верю, Ѕоже мой!

ѕриди на помощь моему неверью!..ї (2, 40)

«аключительные два стиха восход€т к евангельской легенде об исцелении »исусом отрока, одержимого духом немым. ќтец отрока в ответ на призыв ’риста веровать, Ђесли сколько-нибудь можешьї, восклицает со слезами: Ђверую, √осподи! ѕомоги моему неверию!ї (ћарк. 9, 23-24). ” “ютчева евангельска€ цитата Ц иллюстраци€ вопиющей безысходности современного состо€ни€ мира, всего века. Ёто Ц нравственный, этический, а по большому счету, исторический тупик всего человечества, преодоление его в эстетической парадигме требовало особой коммуникативной стратегии, придающей авторской позиции активную роль.

ћонументальный стиль, закрепленный в малых формах, Ц так определил особенность поэтики “ютчева ё.Ќ. “ын€нов [5]. ¬.Ќ.  асаткина, исследу€ политическую лирику поэта, соотнесла стилевые особенности его панславистских произведений с проповеднической традицией [6]. √рандиозность поэтического побуждени€ к действию, к переосмыслению общечеловеческих ценностей вносила новые аспекты эстетического обосновани€ необходимости обращени€ к молитвенному миросозиданию. –омантическа€ тема пророческого предназначени€ поэтического слова суггестивно реализуетс€ в поэзии “ютчева в эмоциональной напр€женности стиха, в установке на его действенную природу [7]. Ёнергетические и функциональные потенции такого слова обретают грандиозный масштаб, насыща€сь религиозными, историософскими, ментальными свойствами. “ютчев говорит о необходимости обращени€ к вере как о последнем шансе, предоставл€ющемс€ человечеству.

—лово о преодолении безвери€, греховности, высшей кары превращаетс€ в проповедь, в которой существенна€ роль отводитс€ молитве. Ћирическое высказывание насыщаетс€ энергией побуждени€ к действию, к религиозному поступку. ќсобенно остро проблема духовного самоопределени€ встает в творчестве “ютчева 1840Ц60 годов на волне раздумий об историческом пути –оссии, возможности мирного диалога с «ападом.   молитвенно-пока€нному слову он обращает всех (Ђя лютеран люблю богослуженье...ї1834): и императора (Ђѕророчествої 1850), и папу –имского (Ђ—вершаетс€ заслуженна€ караї 1867), и весь век заставл€ет задуматьс€ о современном растлении духа (ЂЌаш векї 1851).

  середине XIX века молитвенна€ иде€, получив проповедническое обрамление, вызвала не просто непонимание, а отторжение современников от подобной доселе незнакомой миссии, которую брала на себ€ светска€ литература. ѕо характеру пророческого импульса и проповеднической идеи авторска€ позици€ “ютчева сближаетс€ с эстетикой Ќ.¬. √огол€ периода †второго тома Ђћертвых душї. –омантически идеализированный образ пророка раствор€етс€ в дискурсивной установке императивного, дидактического свойства, когда писатели не просто берут на себ€ функцию оценки современной жизни с наивысшей нравственно-этической позиции, но и поучают современников. ѕикова€ точка побуждени€ к религиозному самосознанию в поэзии “ютчева св€зана со страстным увещеванием об искупительной молитве... папы –имского (ѕи€ IX): Ђ—вершаетс€ заслуженна€ караї (2, 185).

ѕроповеднический дискурс придал молитве новые функциональные черты, так как она теперь осознавалась как поступок, в своем высшем онтологическом значении. ќна перестает быть словом, замкнутом в себе самом, а воспринимаетс€ как событие, вмещающее в себ€ космические законы, парадоксы современной жизни, нравственно-этическую доминанту века. ѕодобна€ установка провоцировала видоизменение утвердившейс€ в романтической поэзии молитвенной формы и некоторую переакцентацию ее онтологического наполнени€ [8].

* * *

»нтерес к осмыслению ситуации богообщени€ в лирике “ютчева отразилс€ в особой группе стихотворений, воссоздающих элементы молитвенной архитектоники и сакрального дискурса. ќдин из €рких тому примеров Ц Ђќлегов щитї [9], представл€ющий собой поэтическую реакцию на событи€ русско-турецкой войны и заключение јндрианопольского мира [10].

¬ стихотворении звучат три Ђголосаї: молитва мусульман (Ђјллах! пролей на нас свой свет!..ї), соборное слово христиан (Ђ¬еликий Ѕог! ¬еди нас нынеЕї) и отстраненное авторское пророческое заключение:

√луха€ полночь! ¬се молчит!

¬другЕ из-за туч луна блеснула

» над воротами —тамбула

ќлегов озарила щит. (1, 71)

“ютчев ориентируетс€ не на внешнюю сторону исторического событи€, а на духовно-религиозное настроение нации, воспроизвод€ две мировоззренческие модели мира. “ема молитв обретает совершенно особый смысл за счет наслоени€ взаимоисключающих друг друга религиозных систем. ¬ финальном отклике на потенциальные возможности двух со-бытий Ц лишь намек на их провиденциальный смысл, отсылающий к историческим событи€м эпохи завоевани€ ÷арьграда ќлегом [11].

ќбращение “ютчева к молитвенной архитектонике в 1829 г. св€зано с актуализацией одной из функций молитвенного действа Ц единени€ нации в кризисный исторический момент. ƒве мировоззренческие модели мира в молитвах мусульман и христиан, драматизиру€ лирическое событие, создают полифоническую основу Ђдиалога диалоговї. ¬оенное столкновение вытесн€етс€ орудием веры [12]. ѕодобное освещение русско-турецкой войны придает значимость актуальнейшей дл€ поэта теме бескровных завоеваний.

—ледующим этапом осмыслени€ природы молитвы станет стихотворение Ђѕошли, √осподь, свою отрадуЕї —пецифика тютчевского воссоздани€ молитвенной ситуации заключаетс€ в том, что она обрамл€ет относительно самосто€тельное лирическое событие, жизненный фрагмент (путь Ђнищегої, бредущего мимо сада), которому, в свою очередь, именно в силу отстраненного молитвенного видени€ придаетс€ глобальное общечеловеческое значение [13]. “ютчев подвергает художественному осмыслению религиозную молитву за ближних, когда охранный диалог мол€щегос€ с Ѕогом направл€ет сакральное слово в сферу Ђдругойї жизни и Ђдругогої сознани€.

—имволика пейзажной горизонтали в стихотворении разворачиваетс€ на фоне духовной молитвенной вертикали, соедин€ющей мир земной и небесный. ѕространственно-временна€ организаци€, вписыва€сь в образ креста, накладывает отпечаток на лирический сюжет, в котором взгл€д изнутри лирического событи€ подвергаетс€ переосмыслению в молитвенном видении. ѕриродна€ зарисовка насыщена реальными зримо представл€емыми образами, что создает целостную картину локального пейзажа, котора€ в то же врем€ тер€ет свою конкретику, обрета€ оттенки призрачности, ирреальности. ¬ стихотворении “ютчева нет даже определенного субъекта лирического действа. ¬едь нищий Ц это не герой стихотворени€, а лишь парафраза Ђтого, ктоЕї:

ѕошли, √осподь, свою отраду

“ому, кто в летний жар и зной,

 ак бедный нищий, мимо саду,

Ѕредет по жесткой мостовойЕ (2, 19)

—имволическа€ модель мира в данном случае формируетс€ за счет смены и взаимодействи€ двух точек зрени€. √ородской пейзаж представлен словно в двойном видении: реальные образы (мостова€, сад, фонтан, грот), воспринимаемые в линейной перспективе, преломл€ютс€ в трансцендентном молитвенном видении, насыща€сь интертекстуальными ассоциаци€ми, основной из которых становитс€ архетип утраченного ра€ [14].

јрхитектоническа€ модель молитвы в этом стихотворении находит предельную концентрацию всего в одном стихе (но дважды воспроизведенном): Ђѕошли, √осподь, свою отрадуї. ¬озможности молитвенной темы развиваютс€ не за счет актуализации просительной части, а за счет привлечени€ внимани€ к судьбе Ђдругогої, Ђближнегої, Ђтого, кто...ї ‘инальный повтор начальных стихов акцентирует значимость охранного слова. ќно превращаетс€ из Ђмоего слова о другомї в Ђмое слово о каждомї, бредущем Ђжизненной тропойї.

ќбратим внимание и на еще один важный момент, св€занный с внутренней идеей стихотворени€. ћировоззрение лирического Ђгеро€ї и субъекта сакрального богообщени€ драматически не совпадают. ¬ этом стихотворении молитвенное слово в своем отстраненно-медитативном качестве проецируетс€ на жизненную сферу Ђтого...ї, в поле зрени€ Ђкоторогої не вход€т ни молитвенное событие, ни молитвенный поступок, ни молитвенна€ перспектива. ѕоэтому просьба, обращенна€ к √осподу, предполагает активную позицию не человека, а Ѕога, это Ц просьба о про€влении божественной вездесущности в судьбе конкретного человека.

ƒальнейшее осмысление возможностей молитвенного дискурса в лирике “ютчева практически закономерно соотнесено с поэтическими рассуждени€ми об онтологической природе слова. ѕоэтому несомненный интерес в аспекте исследуемой проблемы представл€ет стихотворение 1856 г.:

¬се, что сберечь мне удалось,

Ќадежды, веры и любви,

¬ одну молитву все слилось:

ѕереживи Ц переживи! (2, 78)

ћолитвенной функцией в данном случае надел€етс€ одно слово, значимость которого усиливаетс€ за счет финального удвоени€. —тихотворение датируетс€ 8 апрел€. ƒата значительна€ Ц день рождени€ Ёрнестины ‘едоровны, жены поэта. –.‘. Ѕрандт высказал предположение, что в этом произведении “ютчев обращаетс€ к супруге и просит дл€ нее сил пережить его сближение с ≈.ј. ƒенисьевой [15].

Ќачало стихотворени€ вызывает ассоциации с христианским преданием об обратном. ќ мученицах ¬ере, Ќадежде, Ћюбви и их матери —офии, пострадавших за веру. ћетафорический пласт стихотворени€ таит в себе мотив Ђновой —офииї. ∆изненные победы в драматическом совмещении несовместимого: вер, любовий, Ц выливаютс€ в молитвенную просьбу о преодолении жизни и примирении с реальностью.

ƒраматизм лирической ситуации в стихотворении передаетс€ с помощью расщеплени€ авторского сознани€, через отношение к себе как к другому [16]. “о, что €вл€етс€ Ђнормойї дл€ авторского € (Ђверы и любвиї), дл€ авторского ты нуждаетс€ в молитвенном преодолении. ”становка на самообращение трансформирует религиозную форму.

¬ сферу молитвенного событи€ в стихотворении входит одно только побуждение Ђпереживиї. Ёстетическа€ установка полностью подчин€ет себе религиозную концепцию молитвенного слова. ¬есь жизненный опыт сливаетс€ в молитвенном проникновении в область слова-состо€ни€. ѕере-живи Ц это преодоление жизни в ее пограничном сли€нии со смертью, мучительное ее продолжение в новом измерении после пережитых утрат и т€жких испытаний. √лубоко интимное философское осмысление семантического взаимовли€ни€ приставочной и корневой морфем слова создают фон осмыслени€ его сущности. ƒл€ вы€влени€ онтологической природы молитвенного осмыслени€ бытийности —Ћќ¬ј необходим краткий экскурс в авторскую трактовку этого €влени€.

—осто€ние преодолени€ непреодолимого, очевидно, впервые наиболее остро постигло поэта после смерти жены.   этому времени (окт€брь 1838 г.) относитс€ его признание ¬.ј. ∆уковскому: Ђ≈сть ужасные †годины в существовании человеческом... ѕережить все, чем мы жили Ц жили в продолжение целых двенадцати лет... „то обыкновеннее этой судьбы Ц и что ужаснее? ¬се пережить и все-таки жить. ≈сть слова, которые мы всю нашу жизнь употребл€ем, не понима€... вдруг поймем... и в одном слове, как в провале, как в пропасти, все обрушитс€ї. » далее: ЂЌе вы ли сказали где-то: в жизни много прекрасного и кроме счасти€. ¬ этом слове есть цела€ религи€, целое откровениеї (выделено “ютчевым (4, 113)). ѕопытка вербализовать боль произошедшего придает напр€жение каждому слову. ∆ить и пере-жить впервые осознаны “ютчевым как €влени€ абсолютно разного масштаба, в глаголе Ђпережитьї уже заключаетс€ боль утраты родного человека.

–омантизм создает услови€ дл€ онтологического осмыслени€ слова как микромодели мироздани€. ƒл€ “ютчева глагол переживи в определенный момент становитс€ отражением жизненного состо€ни€, с которым невозможно примиритьс€, но которое присутствует как нека€ данность, неизбежность. ∆изнь в ее пограничном осмыслении превращаетс€ в источник поэтической рефлексии. ¬ 1850 г. это передаетс€ следующим образом:

∆ив€, умей все пережить:

ѕечаль, и радость, и тревогу Ц

„его желать? ќ чем тужить?

ƒень пережит Ц и слава Ѕогу! (2, 18)

ћагнетическое прит€жение бытийности слова набирает новую силу после сильнейшего потр€сени€, пережитого “ютчевым со смертью ≈.ј. ƒенисьевой. ¬оспри€тие слова как отражени€ состо€ни€ духовного надлома вновь входит в сферу поэтической философии “ютчева. Ђ¬есь день она лежала в забытьи...ї Ц одно из самых драматичных стихотворений. ”гасание жизненных сил возлюбленной на фоне неисс€каемой энергии мира, весель€ летних звуков, Ц одновременно переживаемые лирическим героем антиномии ввод€т в стихотворение мотив Ђживого трупаї: Ђя был при ней, убитый, но живой...ї ¬новь по€вл€етс€ глагол пережить, буквально прочитываемый как преодоление смерти близкого человека, когда в одно жизненное событие входит конечность другой жизни:

Ћюбила ты, и так, как ты, любить Ц

Ќет, никому еще не удавалось Ц

ќ √осподи!.. и это пережить...

» сердце на клочки не разорвалось...

(¬ыделено в первоисточнике (2, 129))

ќнтологи€ жизненной сферы с конца 1830-х гг. аккумулирует в себе два пол€рных состо€ни€: жить и пережить. «а первым Ц воспри€тие полноты и целостности быти€, за вторым Ц надлом и катастрофичность мира. — наибольшей силой этот контраст обнажаетс€ в стихотворении 1866 г. Ђ√рафине ј.ƒ. Ѕлудовойї, где глагол пережить наполн€етс€ †окказиональным смыслом, притупл€ющим семантику корневой части слова: Ђ“о, что нам с каждым днем €снее, // „то пережить Ц не значит житьї (выделено “ютчевым (2, 154)).

¬ернемс€ к стихотворению 1856 г. Ќеожиданный и в какой-то степени неоправданный поэтический вариант молитвы, воплощенный в одном слове Ђпереживиї, оказываетс€ актуальным дл€ художественной философии “ютчева. —амо по себе это слово не обладает молитвенной идеей. ќна актуализируетс€ только в поэтическом и эпистол€рном контекстах. ќдно слово концентрирует в себе авторскую мифологему жизненного состо€ни€ в своем пограничном варианте. «а молитвенным побуждением здесь проступает молитвенное напр€жение, духовна€ концентраци€ сил в поисках опоры жизненного существовани€. јвторски маркированный глагол пережить часто выдел€етс€ “ютчевым как в письмах, так и в стихотворных произведени€х. ¬есь жизненный опыт в своем переосмысленном виде предстает в этой словесной модели побуждени€ к дальнейшей возможности жизни.

≈ще одним авторским вариантом сакрального жизнеосмыслени€ станет искупительна€ молитва о страдании. –ечь пойдет о стихотворении Ђ≈сть и в моем страдальческом застоеЕї ¬ истории публикации этого текста обнаруживаетс€ упорное непри€тие молитвенного финала. ¬ усеченном виде оно предстало уже при первой публикации (». јксаков ЂЅиографи€ ‘.». “ютчеваї), а в материалах –. Ѕрандта молитвенные строки названы Ђдобавочнымиї, которые Ђценны, как биографическое указание; однако художественность от их упущени€ только выигрываетї [17].

ќднако именно финальный прорыв в сакральную сферу придает стихотворению онтологический масштаб. »сточник молитвенной рефлексии Ц острое переживание т€желейшего жизненного момента, св€занного с переживани€ми смерти ƒенисьевой. Ќачало стихотворени€ Ц фиксаци€ эмоционального надрыва, показанна€ сквозь призму временной конкретики: Ђ„асы и дни ужаснее другихї (2, 137). ” “ютчева опрокидываетс€ объективное воспри€тие времени. ћинувшее, насто€щее и будущее обретают не горизонтальную линейную направленность, а принимают форму вертикали: минувшее Ц как труп, лежит под землей, а над ним Ц бездушный мир Ђдействительности €снойї. —убъективное воспри€тие времени очерчивает направленность лирической медитации, воплощенной в молитвенной вертикали обращени€ к Ѕогу. ћолитва о жгучем страдании, способном рассе€ть мертвенность души, представлена как единственно возможный эмоциональный всплеск.

ќ, √осподи, дай жгучего страдань€

» мертвенность души моей рассей Ц

“ы вз€л ее, но муку вспоминань€,

∆ивую муку мне оставь по ней, Ц

(курсив в первоисточнике (2, 137))

„ерез молитвенное слово лирический герой вступает в область духовного провидени€ той, котора€ умела Ђ—традать, молитьс€, верить и любитьї. †ќн словно соприкасаетс€ с каждым из этих состо€ний, твор€ молитву √осподу о страдании, в которой воскресает образ возлюбленной. –етроспекци€ и молитвенна€ перспектива сфокусированы в единственном образе, упорно возникающем в воспоминании Ђо нейї.

»сследу€ специфические особенности молитвенной архитектоники, особую роль в воссоздании духовной медитативной атмосферы мы отводим онтологии сакрального имени, которое концентрирует в себе ценностные аспекты миропор€дка [18]. ќбращение к √осподу Ц это зав€зка молитвенного событи€. ћолитвенное проникновение в иносферу в произведении Ђ≈сть и в моем страдальческом застое...ї получает дополнительное контекстуальное осмысление, потому что потусторонний мир Ц прибежище умершей возлюбленной. “ак в стихотворении “ютчева по€вл€етс€ еще одна сакральна€ именна€ сфера, онтологическим дублетом которой становитс€ местоимение она. –ефренна€ анафора Ђѕо ней, по ней...ї и авторски маркированное местоимение ее актуализируют эту сторону молитвенного поступка. ќнтологи€ ее присутстви€ в воспоминани€х мол€щегос€ равнозначна онтологии присутстви€ √оспода в мире.

—ледующим этапом осмыслени€ молитвенной проблематики стала молитва старца. “ютчевские рассуждени€ в переписке и поэзии о реальности неизбежной смерти аккумулирует 1866 год. ѕричинами тому были смерть матери, скончавшейс€ 14 ма€ этого года, переживани€ смерти ƒенисьевой и ее детей. Ќа волне раздумий о трагическом несовпадении космических законов быти€ с жизненным циклом отдельной личности создаетс€ стихотворение Ђ огда др€хлеющие силы...ї Ёто Ц рефлекси€ стареющего человека по поводу Ђизмен€ющей жизниї.

ƒинамика молитвенных просьб вопреки стремлению к самоуспокоению раскрывает процесс постепенного сокрыти€ внешних, вербальных (Ђмалодушных укоризнї, Ђклеветыї), и внутренних, невербальных (Ђчувства затаенной злостиї, Ђжелчи горького сознань€ї), про€влений недовольства измен€ющимс€ миром. ћногочисленные синтаксические повторы, развивающие тему спасени€ не в религиозном, а в реально-бытовом плане, словно имитируют эффект старческого бормотани€, задорной сварливости. ƒиалогическое расщепление сознани€, спровоцированное формой просительной молитвы, обнажает болезненное переживание пороговой ситуации:

 огда др€хлеющие силы,

Ќам начинают измен€ть

» мы должны, как старожилы

ѕришельцам новым место дать, Ц

ѕрости тогда, нас, добрый гений,

ќт малодушных укоризн,

ќт клеветы, от озлоблений

Ќа измен€ющую жизньЕ (2, 162)

—тихотворение использует элементы молитвенной архитектоники: здесь есть обращение к особого рода сакральному источнику (Ђгениюї) и просьбы, имеющие охранительный смысл. ќднако наполнение этой формы просительного слова имеет чисто эстетический характер. ќбращение к Ђдоброму гениюї с просьбами о спасении, регламентирующими поведение человека на склоне жизни, становитс€ той поэтической условностью, котора€ в отстраненном видении собственной беспомощности перед неизбежностью помогает найти возможность примирени€ с самим собой и миром. Ёта условность тем более ощутима, что “ютчев использует ту лирическую схему, по канве которой были сотканы первые романтические изли€ни€ ћузам, √ени€м, ‘ебу и т.д. Ќо в начале века эти поэтические медитации носили юношески озорной характер первых романтиков, молитвенные изли€ни€ стареющего поэта к устаревшему кумиру Ц прибавл€ет стихотворению долю горькой иронии.

* * *

—пецифика освещени€ молитвенной проблематики в творчестве ‘.». “ютчева св€зана с осознанием поэтом катастрофичного состо€ни€ мира, наход€щегос€ на грани духовного растлени€ или на грани разрушени€ личного быти€. ћолитва, как искупительное действо, признаетс€ единственным событием, способным приобщить человека к мировой гармонии. — одной стороны, атеистические тенденции современного мира порождают грандиозную проблему целесообразности богообщени€ в творении, лишенном творца, но с другой, Ц именно вера и ее про€вленность в молитве противостоит антихристанским революционным тенденци€м.

Ќаделение сакрального слова искупительными функци€ми вли€ет на характер стихотворных молитв. ¬ поэзии “ютчева молитвенный сюжет-архетип в большинстве случаев предстает в сжатом, концентрированном виде. ќн €вл€етс€ отправной точкой дл€ воссоздани€ макродиалога.  онцентраци€ молитвенной модели обращени€ к высшему божественному началу даже в пределах одного стиха становитс€ мгновенной отсылкой к припоминанию известного, что организует горизонты читательского воспри€ти€ словесного событи€. Ќи в одном из проанализированных нами стихотворений молитвенна€ диалектика не стала основой единого сюжета. Ћирическа€ мысль у “ютчева стремитс€ ускользнуть от сакральной вертикали, от прив€занности к сакральному источнику и воссоздать свой мир, со своими земными ценност€ми, жизненными фрагментами. ќднако именно онтологическа€ природа молитвенного слова придает этим рассуждени€м бытийный смысл. јрхитектонические фрагменты молитвенного сюжета, даже в своем концентрированном виде, организуют горизонты молитвенной макромодели мира и ее охранной природы.

—писок литературы

†[1] —м. комментарий √.». „улкова в издании: “ютчев ‘.». ѕолное собрание стихотворений. ћ., 1994. “.2. —. 502Ц503.

[2] ¬опрос о датировке стихотворени€ не решен однозначно. √.». „улков относит его к 1873 г., времени предсмертной болезни: “ютчев ‘.». ѕолное собрание стихотворенийЕ “.2. —. 500;  .¬. ѕигарев Ц к 1872 г.: “ютчев ‘.». Ћирика: ¬ 2-х тт. ћ., 1966. “. 2. —. 336.

[3] “ютчев ‘.». ѕолное собрание сочинений и письма: ¬ 6-ти тт. ћ., 2002 Ц 2004. “. 2. —. 239. ¬ дальнейшем тексты “ютчева цитируютс€ по этому изданию с указанием в скобках тома и страницы.

[4] –озадеева ћ.ј. ≈вхаристическое богословие ‘.». “ютчева // –елигиозные и мифологические тенденции в русской литературе XIX в. ћ., 1997. —. 88Ц97.

[5] “ын€нов ё.Ќ. ѕоэтика. »стори€ литературы.  ино. ћ., 1977. —. 38Ц51.

[6]  асаткина ¬.Ќ. ѕоэтическое мировоззрение ‘.». “ютчева. —аратов, 1969. —. 84.

[7] —р.: ¬ересов ƒ.ј.  онцепци€ евангельского слова в поэтике ‘.». “ютчева (постановка темы) // ≈вангельский текст в русской литературе XVIII-XX веков. ѕетрозаводск, 1998. —. 254Ц268.

[8] ѕодробнее в нашей работе: Ђћолитваї в русской лирике XIX века // –усска€ стихотворна€ Ђмолитваї XIX века. јнтологи€. “омск, 2000. —. 7Ц56.

[9] Ќазвание по€вилось только в 1854 г. при публикации в Ђ–аутеї, перва€ публикаци€ Ц 1829 г., вместе со стихотворением Ђ¬идениеї: √аврилов ј. . Ђ¬идениеї ‘.». “ютчева: »стори€ жанрового переосмыслени€ // ∆анр и композици€ литературного произведени€: »сторико-литератур. и теоретич. исследовани€. ѕетрозаводск, 1989. —. 41Ц56.

[10] Ўеремет ¬.». “урци€ и јндрианопольский мир 1829 г. »з истории ¬осточного вопроса. ћ., 1975. ќ тютчевском осмыслении Ђ¬осточного вопросаї см.:  отельников ¬.ј. ¬осточный вопрос в русской политике и литературе // –усска€ литература. 2004, є 2. —. 17Ц19.

[11] —м.:  арамзин Ќ.ћ. »стори€ государства –оссийского. ћ., 1989. “.1. —. 103Ц105.

[12] ћолитва как Ђорудие верыї Ц частотный образ в св€тоотеческой традиции. —м.: »оанн Ћествичник. Ћествица, возвод€ща€ на небо. ћ., 1997. —. 277.

[13] ¬ истории осмыслени€ этого шедевра “ютчева молитвенна€ иде€ не учитывалась. —р.: јксаков ».—. Ѕиографи€ ‘едора »вановича “ютчева. ћ., 1997. —. 108; Ѕерковский Ќ.я. ‘.». “ютчев (¬ступительна€ стать€) // “ютчев ‘.». ѕолное собрание стихотворений. Ћ. 1987. —. 37; ѕетрова ».¬. ћир, общество и человек в лирике “ютчева // “ютчев ‘.». Ћитературное наследство. “. 97.  н. 1. —. 34Ц35; ѕигарев  .¬. “ютчев ‘.». и его врем€. ћ., 1978. —. 270.

[14] —м. нашу работу: ќбраз мира в стихотворении ‘.». “ютчева Ђѕошли, √осподь, свою отраду...ї // ¬естник “омского государственного педагогического университета. —ери€: Ђ√уманитарные наукиї (‘илологи€). “омск, 1999. ¬ып. 6 (15). —. 6Ц8.

[15] Ѕрандт –. ћатериалы дл€ исследовани€ Ђ‘едор »ванович “ютчев и его поэзи€ї // »звести€ отделени€ русского €зыка и словесности »мператорской јкадемии Ќаук. 1911. “. XVI.  н. 2 . —. 194.

[16] —р.: Ћотман ё.ћ. «аметки по поэтике “ютчева // Ћотман ё.ћ. ќ поэтах и поэзии. —ѕб., 1996. —. 555.

[17] Ѕрандт –. ћатериалы дл€ исследовани€ Ђ‘едор »ванович “ютчевї... —. 211.

[18] Ѕулгаков —.Ќ. ‘илософи€ имени. —ѕб., 1998; Ћосев ј.‘. »м€. —очинени€ и переводы. —ѕб., 1997: его же: ‘илософи€ имени. ћ., 1990. ќнтологические аспекты имени, применительно к молитвенной лирике, рассмотрены в нашей работе: –усска€ стихотворна€ Ђмолитваї XIX века. јнтологи€... —. 21Ц25.

—писок литературы

ƒл€ подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://ruthenia.ru

јфанасьева Ё.ћ. ¬ лондонском сборнике 1861 г. Ђ–усска€ потаенна€ литература XIX столети€ї под заглавием Ђћолитваї было помещено стихотворение: ЂЌе дай нам духу празднословь€!ї » так от нынешнего дн€ “ы в силу нашего условь€ ћолит

 

 

 

¬нимание! ѕредставленный –еферат находитс€ в открытом доступе в сети »нтернет, и уже неоднократно сдавалс€, возможно, даже в твоем учебном заведении.
—оветуем не рисковать. ”знай, сколько стоит абсолютно уникальный –еферат по твоей теме:

Ќовости образовани€ и науки

«аказать уникальную работу

—вои сданные студенческие работы

присылайте нам на e-mail

Client@Stud-Baza.ru