Ѕаза знаний студента. –еферат, курсова€, контрольна€, диплом на заказ

курсовые,контрольные,дипломы,рефераты

‘.ћ.ƒостоевский. "»диот". (1868) — Ћитература и русский €зык

ѕосмотреть видео по теме –еферата

‘.ћ.ƒостоевский. "»диот". (1868)

“арасов ‘. Ѕ.

–абота€ над новым произведением, ƒостоевский писал своей плем€ннице —.ј. »вановой: "»де€ романа - мо€ старинна€ и любима€, но до того трудна€, что € долго не смел братьс€ за нееЕ √лавна€ мысль романа - изобразить положительно прекрасного человека. “руднее этого нет ничего на свете, а особенно теперь. ¬се писатели, не только наши, но и даже европейские, кто только ни бралс€ за изображение положительно прекрасного, - всегда пасовал. ѕотому что это задача безмерна€. ѕрекрасное есть идеал, а идеал - ни наш, ни цивилизованной ≈вропы еще далеко не выработалс€. Ќа свете есть одно только положительно прекрасное лицо - ’ристос, так что €вление этого безмерно, бесконечно прекрасного лица уж конечно есть бесконечное чудо" (I, 28, кн. 2, 251).

¬ логике ƒостоевского "одно только", "бесконечное чудо" ("чудесна€ и чудотворна€ красота", "пресветлый лик", "нравственна€ недостижимость" - такими словами он характеризует Ѕогочеловека) нельз€ повторить во внешнесобытийной буквальности, но можно в разной степени вмещать его дух и плоды и освещать "—ветом ’ристовым" (часто употребл€емое им словосочетание) несовершенные про€влени€ всего "чисто человеческого", в том числе и его наилучших образцов. "»з прекрасных лиц в литературе христианской, - пишет он далее плем€ннице, - стоит всего законченнее ƒон  ихот. Ќо он прекрасен единственно потому, что смешон" (I, 28, кн. 2, 251).

ѕродолжа€ эту мысль, можно сказать, что главный герой романа, " н€зь ’ристос", как иногда называет его автор в черновиках, прекрасен потому, что идиотичен. "»диотизм" кн€з€ ћышкина провоцирует выход на поверхность всех скрытых намерений других персонажей и обнаружение подлинного краха мнимой, иллюзорной "нормальности" той жизни, в которой он оказалс€ и котора€ движетс€ в границах "темной основы нашей природы", так сказать, совершенству€сь в своей темноте на стыке развити€ практически-земных интересов. "Ќелепость" и "непрактичность" ћышкина, его "безумное" пренебрежение собственными интересами, непосредственность и искренность, незащищенность и доверчивость при неспособности лгать и остром, проницательном и глубоком уме косвенно выступают своеобразным евангельским эквивалентом, выраженным в словах: "Ѕог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Ѕог, чтобы посрамить сильное" (1  ор. 1, 27). Ѕолее того, по€вление кн€з€ в пореформенной –оссии среди нарождающихс€ капиталистов и ростовщиков, разного рода авантюристов и дельцов, поклон€ющихс€ золотому тельцу и служащих мамоне, обнажает сами основы "естественного" пор€дка, предельным выражением которого становитс€ смерть и апокалиптическое состо€ние мира.

ћногие персонажи "»диота" одержимы разрушительной страстью наживы, котора€ принижает и опустошает их души. "«десь ужасно мало честных людей, - замечает тринадцатилетний  ол€ »волгин в разговоре с ћышкиным, - так, даже некого совсем уважатьЕ » заметили вы, кн€зь, в наш век все авантюристы! » именно у нас в –оссии, в нашем любезном отечестве. » как это так все устроилось - не понимаю.  ажетс€, уж как крепко сто€ло, а что теперь?.. –одители первые на поп€тный и сами своей прежней морали стыд€тс€. ¬он, в ћоскве, родитель уговаривал сына ни перед чем не отступать дл€ добывани€ денег; печатно известноЕ ¬се ростовщики, все, сплошь до единого" (II, 6, 138).

ƒействительно, по€вл€€сь в богатом особн€ке ≈панчиных или скромном доме »волгиных, в мрачном жилище –огожина или на вечеринке у Ќастасьи ‘илипповны, главный герой везде сталкиваетс€ с неуемным стремлением к приобретательству, заполн€ющим или даже искажающим чисто человеческие желани€ и высшие свойства личности. √енерал ≈панчин представл€ет собой тип сановника-капиталиста, участвует в откупах и акционерных компани€х, имеет два дома в ѕетербурге и фабрику, "слывет человеком с большими деньгами". Ќовое амплуа генерала заставл€ет его и в замужестве собственной дочери видеть выгодную сделку и помогать стареющему сановнику “оцкому "продать" его грехи √ане »волгину. ѕоследнему же нужны деньги, чтобы реализовать амбиции своей самолюбивой, тщеславной и посредственной натуры. "я пр€мо с капитала начну, - откровенничает он с ћышкиным, - чрез п€тнадцать лет скажут: "вот »волгин, король иудейский!"Е Ќажив деньги, знайте, - € буду человек в высшей степени оригинальный. ƒеньги тем всего подлее и ненавистнее, что они даже таланты даютЕ ћен€ ≈панчин почему так обижает?Е ѕросто потому, что € слишком ничтожен. Ќу-с, а тогдаЕ" (II, 6, 198 - 199).

 оварна€ сила денег т€готеет и над –огожиным, в купеческом роде которого с фантастическим изуверством наживали капитал. "ј ведь покойник, - говорит он, - не то что за дес€ть тыс€ч, а за дес€ть целковых, на тот свет сживал" (II, 6, 14). Ѕрат ѕарфена –огожина —емен готов обрезать с парчового покрова на гробе отца золотые кисти - "оне, дескать, эвона - каких денег сто€т". ” самого ѕарфена –огожина стремление к наживе соседствует с чувственной страстью. –ади ее насыщени€ и удовлетворени€ себ€любивой алчности он готов перекупить Ќастасью ‘илипповну за сто тыс€ч. » когда она бросает эти деньги в огонь, обнажаютс€ господствующие низкие чувства присутствующих: Ћебедев "вопит и ползет в камин", ‘ердыщенко предлагает "выхватить зубами одну только тыс€чу", √ан€ падает в обморок и даже кн€зь ћышкин за€вл€ет, что от тоже миллионер, получил наследство и готов предложить свою руку героине.

Ќаступление низшего на высшее, золотого тельца на истинную любовь, когда христианский идеал отступает перед мамоной, а предметом купли-продажи станов€тс€ красота и человеческое достоинство, создает в романе "убийственную" атмосферу. ≈го герои часто обращаютс€ к газетным извести€м, к текущей уголовной хронике, например, к делу купца ћазурина, зарезавшего ювелира  алмыкова, или студентов √орского, убившего в доме купца ∆емарина шесть человек, и ƒанилова, ограбившего ростовщика ѕопова и его служанку и расправившегос€ с ними. √лагол "зарезать" много раз звучит на страницах "»диота" еще до того, как брачна€ ночь –огожина с Ќастасией ‘илипповной заканчиваетс€ ее убийством. “акой финал предсказывает в самом начале романа ћышкин, его предчувствует она сама, разгадыва€ тайну "мрачного, скучного" рогожинского дома. –азоблача€ черное корыстолюбие √ани, Ќастась€ ‘илипповна оценивает общее поветрие и предполагает, что "этакой за деньги зарежет! ¬едь теперь их всех така€ жажда обу€ла, так их разнимает на деньги, что они словно одурели. —ам ребенок, а уж лезет в ростовщики!" (II, 6, 167). ¬о второй части Ѕурдовский выдает себ€ за незаконного сына ѕавлищева, благодетел€ ћышкина и затевает против последнего т€жбу дл€ собственного обогащени€, а его при€тель  еллер помещает в газете клеветническую статью о кн€зе. Ќаблюда€ компанию шантажистов, которые "дальше нигилистов ушли", ≈лизавета ѕрокофьевна ≈панчина, в полном согласии с авторским замыслом, приходит к предельному выводу. "”ж и впр€мь последние времена пришли, - кричит она. - “еперь мне все объ€снилось! ƒа этот косно€зычный разве не зарежет (она указала на Ѕурдовского)? ƒа побьюсь об заклад, что зарежет! ќн денег твоих дес€ти тыс€ч, пожалуй, не возьметЕ а ночью придет и зарежет, да и вынет их из шкатулки. ѕо совести вынет!Е “ьфу, все навыворот, все кверху ногами пошлиЕ —умасшедшие! “щеславные! ¬ Ѕога не веруют, в ’риста не веруют! ƒа ведь вас до того тщеславие и гордость проели, что кончитс€ тем, что вы друг друга переедите, это € вам предсказываю. » не сумбур это, и не хаос, и не безобразие это?!" (II, 6, 287 - 288).

 ак и во всем позднем творчестве, ƒостоевский в "»диоте" сводит социально-нравственный кризис к религиозному, к потере веры, в результате чего торжествует "темна€ основа нашей природы", а человеком управл€ют гордын€ и алчность, ненависть и чувственность, замаскированные "демократической" и "юридической" шелухой. "¬се, что € выслушалЕ, - говорит ≈вгений ѕавлович –адомский, оп€ть-таки выража€ авторскую точку зрени€, - сводитс€, по моему мнению, к теории восторжествовани€ права, прежде всего и мимо всего, и даже с исключением всего прочего, и даже, может быть, прежде исследовани€, в чем и право-то состоит?Е ќт этого дело может пр€мо перескочить на право силы, то есть на право единичного кулака и личного захотени€, как, впрочем, и очень часто кончалось на свете. ќстановилс€ же ѕрудон на праве силы. ¬ американскую войну многие самые передовые либералы объ€вили себ€ в пользу плантаторов, в том смысле, что негры суть негры, ниже белого племени, а, стало быть, право силы - за белымиЕ я хотел только заметить, что от права силы до права тигров и крокодилов и даже до ƒанилова и √орского недалеко" (II, 6, 297).

ѕо пророческой логике ƒостоевского, в такой общественно-исторической ситуации, когда разнообраз€тс€ и множатс€ эгоистически-индивидуалистические стимулы поведени€ людей и вырабатываютс€ соответствующие образцовые формулы "вс€к за себ€ и только за себ€", "после нас хоть потоп", "счастье лучше богатырства", "сво€ рубашка ближе к телу", "рыба ищет где глубже, а человек где лучше", питать чрезмерные надежды на юридические гарантии и формальные законы было бы наивной иллюзией, а путь от прекраснодушного либерализма, единичного кулака и личного захотени€ до права тигров и крокодилов не столь уж длинный. » не потому лишь, что, повину€сь духу времени, "судьи" превращаютс€ в "нан€тую совесть", принимают описанных в "»диоте" "биржевиков", "тигр€т" и "крокодильчиков" за прогрессивных де€телей. ƒело в том, что формальное право порою не только не затрагивает, но и сокращает, отодвигает на задний план нравственное €дро человека и тем самым как бы закрепл€ет "низкие причины" его поведени€, говор€ словами ≈лизаветы ѕрокофьевны, хождени€ "кверху ногами". “ак, в романе Ћебедев вз€лс€ защищать за обещанное вознаграждение не жертву, а обманувшего ее ростовщика. ƒругой адвокат пыталс€ убедить слушателей, что мысль убить естественно должна была придти бедному преступнику, и гордилс€ про себ€, что высказывает самую гуманную и прогрессивную мысль. –огожин же не противоречил ловкому и красноречивому своему адвокату, €сно и логически доказывавшему, что совершившеес€ преступление было результатом воспалени€ мозга.

“акой диапазон извращени€ пон€тий и возвышенно лживой казуистики выводит за скобки разговор о совести и нравственной ответственности человека и тем самым сохран€ет и подпитывает преступную и "убийственную" атмосферу жизни, обогаща€ одновременно всевозможных "юристов" и "законников".  онечно же, ƒостоевский не был отрицателем правовых отношений и отдавал должное их относительным достоинствам. ¬месте с тем он прекрасно понимал. что заключенные в них ценности низшего пор€дка нельз€ поднимать на котурны, возводить в превосходную степень, принимать за максимум и панацею и тем самым вольно или невольно разрушать даже их. "¬се в нынешний век на мере и договоре, - выражает мысли автора один из персонажей "»диота", рассужда€ об апокалиптических признаках, - и все люди своего только права и ищутЕ да еще дух свободный, и сердце чистое, и тело здравое, и все дары Ѕожии при этом хот€т сохранить. Ќо на едином праве не сохран€т" (II, 6, 203).

ѕо убеждению ƒостоевского, вследствие изначальной слабости и порочности человека "закон" неизбежно и крайне необходим (особенно в историческом контексте деспотизма и беззакони€). ќднако без "благодати" и "даров Ѕожиих", без чистого сердца и насто€щей свободы, т.е. внутренней независимости от своекорысти€, он таит в себе возможность саморазрушени€ и не имеет никаких преград дл€ поиска лазеек в утверждении "своего права" и "законного" беззакони€.

ќбезбоженное состо€ние дехристианизированного мира символизирует в романе наход€ща€с€ в доме –огожина картина √ольбейна "ћертвый ’ристос", изображающа€ —пасител€ тлеющим трупом и св€занна€ с важной в общем замысле романа исповедью умирающего от чахотки »пполита “ерентьева.  артина эта означает дл€ последнего отсутствие веры в божественность ’риста и реальное бессмертие, а стало быть, - торжество смерти. "“ут невольно приходит пон€тие, - размышл€ет »пполит, - что если так ужасна смерть и так сильны законы природы, то как же одолеть их?  ак одолеть их, когда не победил их теперь даже тот, который побеждал природу при жизни своей?.. ѕрирода мерещитс€ при взгл€де на эту картину в виде какого-то огромного, неумолимого и немого звер€ или, вернее, гораздо вернее сказать, хоть и страшно, - в виде какой-нибудь громадной машины новейшего устройства, котора€ бессмысленно захватила, раздробила и поглотила в себ€, глухо и бесчувственно, великое и бесценное существо - такое существо, которое одно стоило всей природы и всех законов ее, всей земли, котора€ и создавалась-то, может быть, единственно дл€ одного только по€влени€ этого существа!" (II, 6, 410 - 411).

≈сли смерть есть закон природы, если "немой зверь" пожирает и "громадна€ машина" перемалывает в своих жерновах бесчисленные поколени€ людей, то все обессмысливаетс€, обезразличиваетс€, уравниваетс€ - добро и зло, подвиг и злоде€ние, жертвенность и насилие, самоубийство и убийство. »пполит убивает самого себ€ (это его предельный вывод и "последнее убеждение"), –огожин - Ќастасью, но, у них обща€ метафизическа€ почва. ќба они - дети невери€, слуги смерти, и при определенных обсто€тельствах убийца и самоубийца могут помен€тьс€ местами. "я намекнул ему (–огожину), - говорит умирающий юноша, - что, несмотр€ на всю между нами разницу и на все противоположности, les extremites se touchentЕ так что, может быть, он и сам вовсе не так далек от моего "последнего убеждени€", как кажетс€" (II, 6, 409).

ƒостоевский показывает в "»диоте", что современное состо€ние мира с его банками, биржами, судами, ассоциаци€ми, акционерными кампани€ми и железными дорогами принижает все возвышенное и духовное, разлагает вышесмысловое и ценностное отношение человека к действительности и способствует развитию в нем лишь чувственных и корыстных стимулов де€тельности. —равнива€ "звезду ѕолынь" в јпокалипсисе с развернувшейс€ по ≈вропе сетью железных дорог и рассужда€ о "веке пороков и железных дорог", Ћебедев подчеркивает, что "собственно одни железные дороги не замут€т источников жизни, а все это в целом-с прокл€то, все это настроение наших последних веков, в его общем целом научном и практическом, может быть, и действительно прокл€то-с" (II, 6, 375).

 н€зь ћышкин оказываетс€ изгоем, "выкидышем" в "прокл€том" мире, поскольку представл€етс€ в романе своеобразным антиподом, не принимающим его правил игры и бессильно противосто€щим ему. "ƒит€ совершенное", "младенец" - так называют смущающегос€, как "дес€тилетний мальчик", кн€з€ ћышкина "взрослые" люди, зан€тые своими "практическими" интересами. ¬о всех веках и у всех людей, замечал Ћ.Ќ. “олстой, ребенок представл€лс€ образцом невинности, безгрешности, доброты, правды и красоты. »деально-бескорыстный смысл, вкладываемый “олстым в образ ребенка и перекликающийс€ с евангельским ("будьте как дети"), был близок и ƒостоевскому в разработке образа положительно прекрасного человека, который рассудочному сознанию кажетс€ идиотом, то есть сошедшим с колеи "нормального" дл€ "темной основы нашей природы" ума и в результате непростительно "опустившегос€" до чистоты и наивности детского воспри€ти€. ќднако с "высшей точки" зрени€ дело обстоит несколько иначе. "’оть вы и в самом деле больны умом (вы, конечно, на это не рассердитесь, € с высшей точки говорю), - за€вл€ет ему јгла€, - то зато главный ум у вас лучше, чем у них всех, такой даже, какой им и не снилс€, потому что есть два ума: главный и не главный" (II, 6, 430).

¬ представлении ƒостоевского неглавный ум €вл€етс€ инструментом воли и желаний неочищенного сердца, внешнего жизнеустроени€ через сложное "взрослое" переплетение силы, борьбы, зависти, гордости, власти и т.п. √лавный же ум св€зан с внутренней свободой от житейской пользы и выгоды, с душевно-духовным просветлением и возвышением человека и соответственно нравственным преображением окружающего пространства в духе христианской любви. Ќе име€ силы неглавного ума, кн€зь ћышкин не обладает и властью богатства. "¬ этом узелке, - усмехаетс€, гл€д€ на него снисходительно-иронически, –огожин, - вс€ ваша суть заключаетс€" (II, 6, 7). –огожину он кажетс€ юродивым и оттого, что лишен чувственной страсти. ÷еломудрие и неиспорченность натуры кн€з€ различными про€влени€ми эгоистического сознани€ делают его неу€звимым дл€ зависти, обиды и мстительных чувств, обуревающих многих персонажей "»диота". ќн равнодушен к социальным ранам и привилеги€м, терпит обман и мошенничество, которые не пробуждают в нем никакой "самообороны" и воинственности, а также великодушен и умеет прощать. Ѕолее того, он вполне искренне готов считать себ€ "последним из последних в нравственном отношении", чем приводит в растер€нность и недоумение сталкивающихс€ с ним представителей разных общественных сословий.

— другой стороны, свобода от амбиций и корыстной заинтересованности как бы очищает сердце кн€з€ ћышкина, обусловливает "необыкновенную наивность внимани€" и способность точно схватывать происход€щее в их душах. ƒар понимани€ других людей естественно соединен в нем с повышенной возможностью нравственного вли€ни€ на них, с отношением к ним не как к материалу и средству дл€ искомой пользы и выгоды, а как к самоценным личност€м. ¬се это не обостр€ет, а, напротив, ограничивает и см€гчает про€влени€ их корыстных претензий и создает услови€ дл€ обнаружени€ скрытых в каждом человеке добрых начал, что неоднократно подчеркивалось автором при характеристике ћышкина в черновых запис€х: "ќн восстанавливает Ќастасью ‘илипповну и действует вли€нием на –огожина. ƒоводит јглаю до человечности, √енеральшу до безуми€ доводит в прив€занности к кн€зю и в обожании егоЕ јделаида - нема€ любовь. Ќа детей вли€ние. Ќа √аню- до мучени€Е ƒаже Ћебедев и √енерал" (II, 6, 631 - 632). » еще в черновиках: " н€зь только прикоснулс€ к их жизниЕ Ќо где только ни прикоснулс€ - везде он оставил неисследимую черту" (II, 6, 629).

ќставл€€ "неисследимую черту" в душах окружающих, в разной степени нравственно вли€€ на их сердца, кн€зь ћышкин вместе с тем не может существенно изменить их поведение. ќн не в состо€нии преодолеть границы их самостного обособлени€ и ослабить силы "темной основы нашей природы", дл€ чего необходимо свободное встречное движение к добру и свету из глубины каждой отдельной личности. Ѕез такого движени€, как показывает писатель, невозможно преображение внутреннего мира ни Ќастасьи ‘илипповны, ни –огожина, ни других персонажей "»диота", испытывающих его воздействие. Ѕолее того, это воздействие ограничено неполнотой и недовополощенностью христианского идеала, оборачивающегос€ у положительно прекрасного человека невн€тным гуманизмом, который жалеет и помогает, но не преображает и не спасает.  н€зь ћышкин убежден, что "красота спасет мир". ќднако в романе "небесна€" красота находитс€ как бы за скобками и не вли€ет на ход событий, "земна€" же сама нуждаетс€ в спасении, поскольку оказываетс€ в плену у "темной основы нашей природы", подстегивает обиженную гордость и капризное властолюбие у ее носительниц (у Ќастасьи ‘илипповны и јглаи), а в окружающих возбуждает тщеславие (в √ане), сладострастие (в “оцком и ≈панчине), чувственную страсть (в –огожине).  н€зь ћышкин же остаетс€ в патологической неопределенности и раздвоенности между Ќастасьей ‘илипповной и јглаей (перва€ из которых гибнет физически, а втора€ - духовно, выход€ замуж за польского графа-эмигранта "с темной и двусмысленною историей" и подпада€ вли€нию какого-то католического патера) и в конце концов погружаетс€ в безумие. "ќбраз кн€з€ ћышкина, - подчеркивает Ќ.ќ. Ћосский, - чрезвычайно привлекателен; он вызывает сочувствие и сострадание, но от идеала человека он весьма далек. ≈му не хватает той силы духа, котора€ необходима, чтобы управл€ть своею душевною и телесною жизнью и руководить другими людьми, нуждающимис€ в помощи. Ќа чужие страдани€ он может откликнутьс€ лишь своим страданием и не может стать организующим центром, ведущим себ€ и других сообща к бодрой жизни, наполненной положительным содержанием" (Ћосский Ќ.ќ. Ѕог и мировое зло. ћ., 1994, с. 188).

—оздава€ образы "плюсовых людей", как он сам выражалс€, ƒостоевский в своих следующих романах и будет стремитьс€ раскрыть христианские источники той силы духа, котора€ способна более действенно противосто€ть силам "темной основы нашей природы" и поддерживать "бодрость" и "положительность" жизненного содержани€.

—писок литературы

ƒл€ подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www.portal-slovo.ru/

‘.ћ.ƒостоевский. "»диот". (1868) “арасов ‘. Ѕ. –абота€ над новым произведением, ƒостоевский писал своей плем€ннице —.ј. »вановой: "»де€ романа - мо€ старинна€ и любима€, но до того трудна€, что € долго не смел братьс€ за нее

 

 

 

¬нимание! ѕредставленный –еферат находитс€ в открытом доступе в сети »нтернет, и уже неоднократно сдавалс€, возможно, даже в твоем учебном заведении.
—оветуем не рисковать. ”знай, сколько стоит абсолютно уникальный –еферат по твоей теме:

Ќовости образовани€ и науки

«аказать уникальную работу

—вои сданные студенческие работы

присылайте нам на e-mail

Client@Stud-Baza.ru