Ѕаза знаний студента. –еферат, курсова€, контрольна€, диплом на заказ

курсовые,контрольные,дипломы,рефераты

»нтеллигент и философи€ –одины в прозе Ћеонида Ѕородина — Ћитература и русский €зык

ѕосмотреть видео по теме –еферата

 апитолина  окшенева†††

Ќет, он не предъ€вил в творчестве счета своему поколению, остывавшему и черствевшему с каждым годом после УоттепелиФ. ѕусть дети јрбата и дети времени Ч его сверстники Ч У"м€ли глины комФ", тогда как он желал победы над камнем неуступчивым и твердым. ƒа и каким судом ( совести? жизни? разума?) судить тех, кто, быть может, и поныне носит Указнь мучительнуюФ в сердце своем -Ч осознава€ или нет, что болен болезнью неуважени€ себ€, кто заспал свою душу, кто потратилс€ совестью в одобрени€х решений. “ех, кто сегодн€ оказалс€ по сути маргиналом, коему все еще кажетс€, что он Уна передовых рубежахФ...

≈му, Ћеониду Ѕородину, пожалуй, даже повезло Ч пусть т€жко было то везение. √осударство поступило логично и было право своей оптимистически-дикретивной правдой, изолировав таких как он (с повышенной чувствительностью к справедливости) за проволоку лагерей. ¬ид на –одину из окон тюрьмы был сер, угрюм и груб, но любовь не покинула сердца Ч- удержала , не дала политической злобе полностью распор€дитьс€ судьбой:

“о, что считал виною (–оссии -  . .), Ч

“о лишь беда тво€.

ѕо большому счету в ином (не коммунистическом) измерении, его –одина духовна€ тоже была заперта, тоже была под стражей. “ак что и его место было там же Ч- среди изгнанных.

 ак бы впору ему пришлось быть подданным царю своему. Ќо не было у него цар€.  ак бы впору ему пришлось чувство воина, имевшего смелого вожд€. Ќо не было у него вожд€.» эта тоска по высшему символу честной ¬ласти переплавилась-перелилась как только начал писать в тоску о –одине, о Узолотом сердце –оссииФ, ибо –одина, пусть упр€танна€ в архивах √Ѕ, спецхранах и хранилищах, вышвырнута€ на чужбину Ч- она у него была.

* * *

Ћеонида Ѕородина ,наверное, можно назвать в определенном смысле антишестидес€тником, ибо врем€, пон€тое интеллигенцией как Урежим свободыФ, либеральной болтовни и интеллигентских парений близ правды-истины, им было восприн€то временем действи€ (ѕервый срок он получил в 1967 году).» эта особенность судьбы войдет в творчество. ќправдание выбора действием (св€зь идеи с действием и сердцем), способность (или неспособность) геро€ к гражданскому чувству (или поступку), тема верности и проблемы вины виноватых и без вины виноватых, соучасти€ в преступлении, Ч- все эти мотивы-скрепы есть и в ранних повест€х (У"ѕеред судомФ", У"¬ариантФ", У"“реть€ правда") и в более поздних сочинени€х (рассказ У" иднепинг по-советски", У"Ѕожеполье", и др.). —битьс€ на антикоммунистическую либеральную идейность, на пафосную литературу с ее центральным вопросом о Управах человекаФ так и толкала судьба, вежливо подсунувша€ кличку УдиссидентФ.Ќо перечитав прозу Ѕородина времен начал и УвариантовФ въедливо и с пристрастием, € вижу как воврем€ и счастливо была им отброшена тога мученика за партийную (антипартийную) истину, оставлена поза бойца за права малой части человечества. ¬се это, оп€ть-таки отработанное и аккуратно преподносимое Ч всегда наготове! Ч просто-напросто потонуло в глубинах его мужского и мужественного начала. ¬едь вольна€ душа сибир€ка была дисциплинирована жизнью, котора€ так мало похожа на стиль московско-петербургской интеллигентской житухи. ¬от именно здесь, во взгл€де на интеллигенцию, и можно обозначить границу, пролегающую между диссидентом-шестидес€тником и антишестидес€тником, не желающем и не могущем по совести разрешить вопроса о Управах человекаФ без ¬ќѕ–ќ—ј ќ ѕ–ј¬ј’ –ќ——»».

√ерой-интеллигент посто€нно присутствует на страницах бородинской прозы и автор, иногда достаточно грубо вз€в за шкирку своего геро€, ставит его лицом к лицу с Увопросом о –оссииФ. ќтвет же на вопрос очень часто оборачивалс€ противонаправленностью позиций Ч в боевой позе, друг против друга, застигал писатель своего геро€ и свою –оссию. Ѕородин, никогда не метивший в коммунизм так, чтоб Упопасть в –оссиюФ, посмел высказать ( и подтвердить судьбой, получа€ пайку вместо Ф"пайка"Ф) паралоксальную дл€ либеральных интеллигентов мысль: интеллигент, освобожденный обществом дл€ дум высоких, просто об€зан все свои теории по улучшению жизни провер€ть на себе. »ногда эта У"проверка"Ф оборачиваетс€ трагическим осознанием своей ненужности –оссии (вУ"¬арианте"Ф читаем: У"ќн догадывалс€ и ранее об отсутствии смысловой св€зи между его жизнью и судьбой того существа, что именовалось –оссиейФ" ); чаще же герой-интеллигент, полагающий –оссию Уисторическим недоразумениемФ,нимало не сомневаетс€ в своем праве УсделатьФ –оссию дл€ себ€ Ч - удобную, либеральную, а в ней насадить и свою церковь, и свою культуру, и свою общественность.Ќа долю первого геро€ Ч Увремени непризнанного женихаФ -Ч достаетс€ писательское сочувствие. √лавный герой "¬арианта"Ф Ч јндрей, создавший боевую организацию в университете и лично убивший сталинского палача, скрыва€сь, покидает ѕетербург и тут, за пределами столичного города он словно в первый раз видит другую –оссию: У"¬ окне проносилась, проплывала, пролетала и раствор€лась в дал€х –осси€.  азалось, к этой серой и молчаливой земле неприменимо название столь звучное, как боевой клич, как зов походной трубы. —лово это воспринималось, как что-то в прошлом, совсем немного в насто€щем и никак в будущем...ѕроплывали селени€, в селени€х жили люди, думалось же о них как об иностранцах...≈ще страшнее было представить иностранцем себ€, страшнее, страшнее, потому что очень правдоподобно...∆елезна€ дорога, бегуща€ к ”ралу и дальше ”рала, в —ибирь и дальше —ибири, куда дальше, кажетс€, уже и невозможно, дорога эта представл€лась бездонным колодцем, уход€щим в глубину –оссии не только пространственно, но и во времениФ. Ёта дорога вглубь давала ощущение некоего посто€нства, -Укоторое и раньше, и теперь, и всегдаФ- присутствовало в русской У многообразной и однообразной до отча€ни€Ф жизни, но оно же, посто€нство, по отношению к Улюд€м столицФ было Фвсегда им чужоеФ. УЋюди столицФ в прозе Ѕородина как бы выделены, выведены в особый культурный клан или социальную группировку. УЋюди столицФ живут часто совсем не так, как вс€ –осси€, впрочем, человек этой всей –оссии, герой У иднепинга по-советскиФ, способен вполне дружелюбно-снисходительно относитс€ к ним, столичным интеллектуалам: У"¬едь как они живут: сочин€т про жизнь формулу в полстраницы и пыхт€т над ней до посинени€. Ќадо бы упростить, и останетс€ там, как оно есть, что дважды два Ч четыре. Ќо тогда чем они будут отличатьс€... от гегемонов? “ака€ уж у них игра в жизни. Ёто понимать надоФ.—ловом, Ууберите сложность Ч и нет интеллигента"Ф (У"–асставание"Ф).

ѕограничные столбы бородинской прозы расставлены не там, где можно было бы предположить. »нтеллигенты - диссиденты Ѕородиным не раз были описаны €рко и резко: они ничем не пленены, никому и ничему не благодарны, ни перед чем не склон€т головы. »х лица , как в повести У–асставаниеФ, изношены, Ч они не имеют ни культурной,ни политической индивидуальности. ” их требований нет и не может быть вершин, ибо у них нет –оссии Ч- есть лишь претензи€ на Унеприкосновенность интеллигентских де€ний по расстройству –оссииФ. ћосковское диссидентство в "–асставании"Ф -Ч это богема, клан со своим ритуалом жизни и полагающий именно себ€ смыслом и центром истории. ƒл€ них и ћосква -Ч не столица государства, не Угород чудный, город древнийФ, но УпунктФ политических событий, где Укаждый чих Ч- событиеФ. —ознание собственной обособленной исключительности и чужесть Ук этой странеФ, отмеченные Ѕородиным еще в 1981-1982 годах (врем€ написани€ У"–асставани€"), и ставшие сегодн€ Уинтеллигентной нормойФ позволили писателю показать, что УчужестьФ дл€ них даже УспасительнаФ, ибо она не предполагает жалости, столь опасной дл€ личного выживани€. ≈сли и было разлито Укругом неподлинное бытиеФ, то искать подлинности в диссидентско-интеллигентской среде тоже следовало с огл€дкой, ибо опутана и умерщвлена была их УчеловечностьФ двусмысленным пафосом политики. “ут тоже важна€ черта бородинской прозы: пронизанность ее напр€женной внутренней борьбой. Ѕорьбой €вного публицистического накала сочинений Ѕородина, интеллектуальной У меры умомФ с необходимым же ( достаточно мучительным) ограничением собственной, пусть справедливой, социальной злобы и пониманием-ощущением вечно присущей жизни ее живой теплоте, Ч- без этого последнего невозможен русский писатель, сколь бы социально значимым он ни признавалс€ современниками.ќтвращение писател€ к коммунистической реальности, мне кажетс€, всегда знало границы, ибо он никогда не был интеллигентом, отбирающим у жизни все то, что принадлежало не ему, но Ѕогу и природе.ѕо крайней мере плана воспитани€ мира интеллигентскими иде€ми у Ѕородина не возникало, Ч он хорошо знал русскую историю, имел серьезные представлени€ об историческом развитии государственных идей, а значит, полагал, что мечты могут быть пустыми, что можно Учисто верить в нечистые... делаФ. У» оттого, Ч признаетс€ Ѕородин в одном из УлагерныхФ своих стихотворений, Ч

над порогом

ћеча € не подниму.

я знаю: –осси€ с Ѕогом,

’от€ и спиной к ЌемуФ.

јвтор У"“ретьей правды"Ф и У"–асставани€", У"Ћовушки дл€ јдама"Ф и У"÷арицы —муты"Ф давно уже вступил в большой спор, который и ныне совсем не утратил накала. ѕринадлежность к целому, принадлежность к общему Ч- это дл€ писател€ не только область социальна€. √ерой У"–асставани€", попада€ в церковь, испытывает потр€сение, приобща€сь к некоему обшему, что гораздо значительнее и тоньше любых изысканнейших интеллигентских рефлексий. Ћиберального интеллигента (тут нельз€ не отметить упреждающего знани€ писател€) Упринажлежность к целомуФ унижает: он скорее собственные слезы объ€снит особенност€ми церковной архитектуры, он и чувствам собственным готов не поверить, коли они Ч- вестники надличного и общего, идущего из глубины...

”частник тайных антисоветских организаций, человек , занимавшийс€ русской философией, издающий русский национальный журнал У"ћосковский сборникФ", начавший всерьез писать в тюрьме ( знающий крайнюю форму несвободы внешней , только и дающий полную свободу внутреннюю) , Ч- он и писательство свое не мог воспринимать иначе, как служение.¬ыпавший из поколени€, он не попал и ни в какое Улитературное течениеФ: ни к У"деревенщикамФ", испытывавшим недоверие и стилистическое непри€тие ФгородскогоФ, ни к У"городским", предпочитающим писать о частной жизни приватных людей, либо о своем поколении интеллигентов, испытывающих историческую непри€знь к собственной родине. ¬ ту пору, когда было прин€то гордитьс€ новообразованием Ч советской интеллигенцией и умалчивать о ее подполье (интеллигентно-диссиденской среде), Ѕородин говорит о глубоком утомлении, бездейственности, бесплодном недовольстве , моральной усталости и тошнотворном трепе о себе все той же интеллигенции. ∆изненное бездорожье, либо ощущение бесцельности всех дорог Ч- вот что остаетс€ в УитогеФ, после вычитани€ всех интеллигентских рефлексий и эгоизма. ¬ ту пору, когда одна часть интеллигенци€ ( в начале 90-х годов) была объ€влена другой частью интеллигенции недостойной (Уоказалась нижеФ) той свободы, что свирепствовала на российских просторах, когда писатели бросились в крайний натурализм и жизнепоклонство, разлага€ реальность как труп и расчлен€€ €зык как плоть, в творчестве Ѕородина усиливаетс€ эсхатологизм и тоска о чистой жизни (У"Ћовушка дл€ јдама"). ќн проведет своего геро€ по кругам почти средневекового понимани€ мироустройства: через ад (земной преступной жизни), чистилище ( бегство геро€ из цивилизации, пребывание в пути, очищение водой ќзера), и рай (герой неожиданно находит пристанище в счастливом доме, в ƒолине счасть€, но совершив падение Ч- Уиспакостил! осквекрнил!Ф чужую чистую жизнь Ч- он изгон€етс€ из ра€, но остаетс€ с малой надеждой, что не все порушено, хот€ и от€гощена его душа опытом разрушени€, Ч- опытом тем более т€жким, что дл€ гибели чистого, €сного, цельного даже и большие усили€ не нужны). ¬ысшее у писател€ Ч- это то, отвеча€ чему человек Урастет ему в ответФ... ј когда, казалось бы, самое врем€ впустить современность на свои страницы, современность, вопиющую о себе на каждом углу уродством, болью, безобразием; когда Ужизнь в формах самой жизниФ(как правило плоти) жадно обгладывали модернисты, он пишет У"÷арицу —муты". ’удожнически неожиданно передает нам историю —мутного времени со стороны побежденных. ¬с€ внутренн€€ неизбежность поражени€ ћарины ћнишек в Урусской игреФ уравновешена столь же сильной нутр€ной верой ее в призвание быть русской царицей. Ѕородин тут не выдумывает душ, не Усочин€етФ людей, но, обладающий даром интуиции, словно с лиц снимает немоту, отогрева€ героев своим теплом. я не буду говорить о €вных параллел€х того времени с нашей смутой, только подчеркну, что в этой повести прозаик , как человек традиции, демонстрирует обладание более разнообразным и изощренным культурным оснащением, нежели набор приемов модных писателей, из пустоты создающих свое ничто.

ѕисатель, одиночество которого в литературе подмечалось критикой не раз; писатель, произведени€ которого не имеют стиллистического возраста; писатель, чьи публицистические идеи всегда опережали врем€, разорвал круг земного тлени€, как мне видитс€, все же не своей публицистикой и не исторической прозой, но автобиографической повестью У"√од чуда и печали"Ф -Ч простым и торжественным рассказом от лица мальчишки, свежего сердцем. “ворческа€ сила детства и отрочества этой повести сродни детской –одине ». Ўмелева. ѕрилепленность сердца к Ѕайкалу ( "покров красоты наброшен над ним"), к матери, к великой силе ѕредани€ вырастает в повести пр€мо и непосредственно Ч- как дар, ничем не заслуженный и никакой Фборьбой идейФ не обретаемый. ¬ повести Ф"√од чуда и печали"Ф €влена нам Ћеонидом Ѕородиным надъ€зыкова€, надлогическа€ полнота и красота жизни и любви. Ёта повесть Ч царственный венец музыки –одины в творчестве писател€, напр€женна€ ответственность перед которой не могла не возникнуть позже. Ёта повесть Ч "о любви и музыке печали", о ее родстве с У "временем мальчишеского счасть€", Укоторое и теперь не потер€ло своего тепла и света.

—писок литературы

ƒл€ подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www.pereplet.ru/

 апитолина  окшенева††† Ќет, он не предъ€вил в творчестве счета своему поколению, остывавшему и черствевшему с каждым годом после УоттепелиФ. ѕусть дети јрбата и дети времени Ч его сверстники Ч У"м€ли глины комФ", тогда как он желал

 

 

 

¬нимание! ѕредставленный –еферат находитс€ в открытом доступе в сети »нтернет, и уже неоднократно сдавалс€, возможно, даже в твоем учебном заведении.
—оветуем не рисковать. ”знай, сколько стоит абсолютно уникальный –еферат по твоей теме:

Ќовости образовани€ и науки

«аказать уникальную работу

—вои сданные студенческие работы

присылайте нам на e-mail

Client@Stud-Baza.ru