База знаний студента. Реферат, курсовая, контрольная, диплом на заказ

курсовые,контрольные,дипломы,рефераты

Международные суды — Политология, Политистория

Посмотреть видео по теме Диплома

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ФИЛОСОФСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

КАФЕДРА ПОЛТИЧЕСКИХ ИНСТИТУТОВ И ПРИКЛАДНЫХ ПОЛИТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

дипломная работа

МЕЖДУНАРОДНЫЕ СУДЫ

                                                                        выполнила:

                                                                        студентка VI курса

                                                                        философского факультета

                                                                        отделения политологии

                                                                        вечерней формы обучения

                                                                        Кошелева Ольга Владимировна

                                                                        Научный руководитель:

                                                                        проф. Мутагиров Джамал Зейнутдинович

г. Санкт-Петербург

 2001 г.

СОДЕРЖАНИЕ:

Введение…………………………………………………………….

2

1 Раздел: Международные Военные Трибуналы……………..

3

Часть 1: Международные Военные Трибуналы в Токио и Нюрнберге…………………………………………………………

3

1.1. История создания Международных Военных Трибуналов в Токио и Нюрнберге………………………………………………………………

3

1.2. Состав, процедура, юрисдикция и функции Международных Военных Трибуналов в Токио и Нюрнберге……………………………..

4

1.3. Международный Военный Трибунал для Дальнего Востока……..

8

1.4. Международный Военный Трибунал в Нюрнберге……………..

8

1.5. Влияние Международных Военных Трибуналов на развитие норм международного права…………………………………………………..

9

Часть 2: Международные Трибуналы в Югославии и Руанде……

10

2.1. Международный Трибунал в Югославии: правовые основы деятельности, юрисдикция, компетенция, состав……………………

10

2.2. Международный Трибунал в Руанде……………………………….

16

2 Раздел: Международный Суд ООН……………………..…………..

19

1.1. История создания……………………………………………………

19

1.2. Международный Суд ООН………………………………………….

21

1.3. Состав и процедура Суда…………………………………………...

22

1.4. Камеры ad hoc Международного Суда ООН……………………...

25

1.5. Компетенция Суда…………………………………………………..

26

1.6. Юрисдикция Суда по спорным делам………………………………

28

1.7. Решения Международного Суда ООН……………………………..

29

1.8. Участие Международного Суда ООН в формировании норм международного права…………………………………………………..

31

1.9. Необходимость повышения роли Международного Суда ООН….

33

3 Раздел: Международные Суды по правам человека……………..

36

Часть 1:  Европейский Суд по правам человека……………………

36

1.1. Юридические основы деятельности Суда…………………………

36

1.2. Состав Суда………………………………………………………….

37

1.3. Компетенция Суда…………………………………………………..

38

1.4. Реформа Европейского Суда по правам человека…………………

39

1.5. Соотношение национального и общеевропейского права………...

40

1.6.  Влияние Европейского Суда по правам человека на развитие международного права…………………………………………………..

41

Часть 2: Межамериканский Суд по правам человека……………..

42

2.1. История создания и основы деятельности Суда…………………

42

2.2. Состав, компетенция и функции Суда…………………………….

43

Заключение………………………………………………………………..

45

Список литературы……………………………………………………….

47


ВВЕДЕНИЕ.

            Дипломная работа "Международные суды" написана в рамках темы "Международные правовые институты".

            Тема международных судов получила свое развитие уже в XIX веке, за несколько десятилетий до появления первого международного судебного органа. И, поскольку, в течение XX века институт международных судов постоянно развивался, появлялись новые, как универсальные, так и региональные суды, которые сегодня являются реально действующими международными правовыми органами, оказывающими влияние на международную жизнь, которые будут совершенствоваться и в дальнейшем, то эта тема представляется актуальной и сегодня.

            Международные суды решают споры международного характера с помощью процедур правового урегулирования. Причем, споры, возникающие не только между государствами, но и между государствами и организациями, государствами и индивидами.

            Такие проблемы существовали и существуют постоянно, достаточно не только посмотреть на конфликты, постоянно возникающие в мире (военные, территориальные, гуманитарные), но и на постоянно увеличивающееся количество заявлений, ежегодно поступающих на рассмотрение международных судов.

            Правовое решение международных проблем должно являться единственно приемлемым для мирового сообщества, и поэтому, как и дальнейшее развитие международной судебной системы, так и ее изучение на теоретическом уровне представляется мне действительно важным.

            Тема международных судов представлена в научной литературе, как мне кажется, недостаточно полно. С одной стороны имеется достаточно большое количество источников по Международному Суду ООН и Европейскому Суду по правам человека. Что же касается Международных Трибуналов и Межамериканскому Суду по правам человека, то по этой теме существует определенный дефицит информации в отечественной литературе. Поэтому я в своей работе постаралась обобщить существующие данные по этой теме.

            Цель и задачи исследования:

            В работе рассматривается структура международных судов и функции, которые они выполняют, а также влияние, которое оказывает работа этих органов на развитие формирование норм международного права. Цель работы: выяснить, является ли деятельность института международных судов эффективной в рамках современной международно-правовой системы. В работе использован институциональный подход к изучению проблемы.

            Эмпирическую базу работы составляют международные документы, положенные в основу деятельности судов или выработанные ими в ходе работы:

1. Конвенция о защите прав человека и основных свобод. (Рим, 04.10.50г.)

2. Протоколы № 2,4,6,7,9,10,11 к Конвенции

3. Устав ООН и Статут Международного Суда (Сан-Франциско, 24.10.45г.)

4. Устав и Регламент  Международного Военного Трибунала в Нюрнберге (06.08.45г.)

5. Устав Международного Трибунала в Токио (19.01.46г.)

1 раздел: Международные Военные Трибуналы.

           Часть 1: Международные Военные Трибуналы в Нюрнберге и Токио

           

            1.1. История создания Международных Военных Трибуналов в Токио и    Нюрнберге.

            8 августа 1946 года в Лондоне состоялось заключение Соглашения между СССР, США, Великобритании и Франции о судебном преследовании и наказании главных военных преступников европейских стран оси, об организации Международного Военного Трибунала.

            Идея о том, чтобы пресечь действия агрессоров, принудить их уважать общепризнанные нормы международного права, появилась давно. Еще в XIX веке аргентинский писатель Х.Альберда утверждал, что науке международного права надлежит исследовать и законодательные возможности, и принципы, способные более эффективно защищать семью народов от преступлений войны, несущих разруху и задерживающих прогресс.

            Однако, осуществить эту идею было нелегко. Дело в том, что международное право не запрещало агрессивную борьбу и не предусматривало индивидуальной уголовной ответственности физических лиц, совершивших преступления против человечности.

            Стремления общественных деятелей поставить на службу мира уголовный закон особенно усилилось в период I Мировой Войны, когда кайзеровские войска грубо нарушали законы и обычаи войны. Уже в годы войны в Бельгии, Франции, Англии и России были учреждены следственные комиссии для установления преступлений германских военных. На основе Версальского договора Вильгельм II должен был быть предан Международному суду. Ему предъявлялось обвинение в "высшем оскорблении международной морали и священной силы договоров".1 Но Вильгельм не понес наказание за содеянное, сбежав в Голландию, которая отказалась его выдать.

            Идея создания международного уголовного суда долго обсуждалась в среде юристов-международников, и несколько раз она была близка к реализации (например, после I Мировой Войны в момент создания Постоянной палаты международного правосудия).

            В известном пакте Келлога-Бриана, подписанном в Париже 27 августа 1928 года, почти все страны мира от имени своих народов торжественно заявили о том, что они осуждают войну как способ разрешения международных споров и отвергают ее как средство национальной политики в своих отношениях друг с другом.

            Но событием, которое послужило поводом к созданию правовых и юридических основ деятельности специальных органов, расследующих военные преступления, явилась только II Мировая Война.

            Прежде чем создать и оформить юридические основы Международных Военных Трибуналов, правительства союзных держав выступили с рядом деклараций и заявлений, в которых осуждались военные преступления.

            4 декабря 1941 года советское правительство выступило с декларацией об ответственности и наказании военных преступников. Заявление об ответственности нацистов за совершенные ими злодеяния были также сделаны в 1941 году правительствами США и Великобритании.           

            1 октября 1942 года выходит в свет Декларация Объединенных Наций.

            13 января 1942 года девять правительств стран, подвергшихся нацистской агрессии, подписали в Лондоне декларацию о наказании военных преступников.

            12 октября 1942 года Рузвельт в обращении по радио к американскому народу подчеркнул, что немецкие, итальянские и японские лидеры и их сообщники должны быть арестованы и судимы в соответствии с уголовным законом.

            Общая задача борьбы с агрессором объединила в антигитлеровскую коалицию три державы - СССР, США и Великобританию. В Московской декларации глав трех держав "Об ответственности гитлеровцев за совершенные зверства" от 30 октября 1943 года указывалось о том, что военные преступники должны быть разысканы и переданы в руки правосудия.

            Вопрос о наказании главных военных преступников должен был быть решен  особо, на основе договоренности между союзными державами. Союзные державы определяли и судебную процедуру.

            Соглашению, подписанному в августе 1945 года, предшествовало Совещание представителей четырех держав, которое продолжалось с 25 июня по 8 августа. Итогом шестинедельной работы явились два документа: Соглашение и в качестве его неотъемлемой части Устав Международного Военного Трибунала. Через три с половиной месяца, 20 ноября 1945 года, на основе Лондонского соглашения, к которому присоединились 12 государств, в соответствии с Уставом, в Нюрнберге начался первый в истории судебный процесс над германскими военными преступникам.

            Нюрнбергские принципы были положены в основу создания Международного Военного Трибунала, который должен был судить главных японских военных преступников.

            Трибунал для Дальнего Востока был создан в силу и во исполнение Потсдамской декларации от 24 июля 1945 года, Акта о Капитуляции от 2 сентября 1945 года и решений Московской конференции от 26 декабря 1945 года приказом Верховного командующего союзных держав генерала Макартура от 19 января 1946 года.

            1.2. Состав, процедура, юрисдикция и функции Международных    Военных Трибуналов в Нюрнберге и Токио.

            Юридические основы любого международного суда оформлены и закреплены в Уставе и Регламенте суда.

            В Уставе определяются задачи, структура, компетенция и порядок судебной процедуры. В нем содержатся также нормы материального права, которые определяют составы преступлений, относящихся к юрисдикции суда. В Регламенте регулируется общие вопросы судебной процедуры суда. По структуре Регламент Трибуналов похожи друг на друга.

            Уставы обоих Трибуналов имеют значительное сходство в своих положениях.

            Устав Международного Военного Трибунала в Нюрнберге содержал следующие основные положения.

            Трибунал учреждается для справедливого суда и наказания главных военных преступников европейских стран оси.

            СССР, США, Великобритания и Франция назначают по одному члену суда и его заместителю.

            Судьи отводу не подлежат. Они могут быть отозваны и заменены лишь назначившими их правительствами, причем во время процесса судья может быть заменен только своим заместителем.

            Для признания виновности и определения наказания необходимо большинство голосов не менее трех членов Трибунала.

            В статье № 22 Устава сказано: "Первый процесс состоится в Нюрнберге, а последующие процессы состоятся в местах по определению Трибунала".2

            Учрежденный Международный Военный Трибунал имел "право судить и наказывать лиц, которые, действуя в интересах европейских стран оси индивидуально или в качестве членов организации, совершили любое из следующих преступлений:

            а) преступления против мира, а именно: планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны или войны в нарушение международных договоров, соглашений или заверений, или участие в общем плане или заговоре, направленных к осуществлению любого из выше перечисленных действий;

            b) военные преступления, а именно: нарушение законов и обычаев войны. К этим нарушениям относятся убийства, истязания или увод в рабство или для других целей гражданского населения оккупированной территории; убийства или истязания военнопленных или лиц, находящихся в море; убийства заложников; ограбление общественной или частной собственности; бессмысленное разрушение городов или деревень; разорение, не оправданное военной необходимостью и другие преступления;

            с) преступления против человечности, а именно: убийства, истребление, порабощение, ссылка и другие жестокости, совершенные в отношении гражданского населения до или во время войны, или преследования по политическим, расовым и религиозным мотивам с целью осуществления или в связи с любым преступлением, подлежащим юрисдикции Трибунала, независимо от того, являлись ли эти действия нарушением внутреннего права страны, где они были совершены, или нет.

            Руководители, организаторы, подстрекатели и пособники, участвовавшие в составлении или в осуществлении общего плана или заговора, направленного к совершению любых из вышеупомянутых действий, несут ответственность за все действия, совершенные любыми лицами с целью осуществления такого плана".3

            Генеральная Ассамблея ООН своей резолюцией от 11 декабря 1946 года подтвердила принципы международного права, признанные Уставом Трибунала. Таким образом, ООН признала, что агрессивная война, военные преступления и преступления против человечества являются тягчайшими международными преступлениями.

            Устав Международного Военного Трибунала в Нюрнберге имеет 7 разделов, в которых содержатся 30 статей. Разделы озаглавлены так:

            1) "Организация Международного Военного Трибунала".

            2) "Юрисдикция и общие принципы".

            3) "Комитет по расследованию дел и обвинению главных военных преступников".

            4) "Процессуальные гарантии для подсудимых".

            5) "Права Трибунала и судебное заседание".

            6) "Приговор".

            7) "Расходы".

            По структуре Устав Международного Военного Трибунала для Дальнего Востока похож на Устав Международного Военного Трибунала в Нюрнберге. Но, все-таки существуют определенные различия.

            В порядке организации Трибуналов имеется существенная разница. Если Международный Военный Трибунал в Нюрнберге был образован на основе соглашения между четырьмя союзными державами, то Трибунал в Токио был создан приказом Главнокомандующего союзных держав в силу предоставленных ему полномочий.

            Трибунал в Нюрнберге по Уставу состоял из четырех членов и их заместителей, назначенных соответственно четырьмя союзными державами, подписавшими соглашение.

            Члены Трибунала до начала судебного процесса договаривались между собой о выборе одного из них председателя.

            Каждая из подписавших соглашение держав назначала главного обвинителя для расследования дел и обвинения главных военных преступников. Главные обвинители действовали в составе Комитета, в котором решения принимались большинством голосов. Главные обвинители в Комитете окончательно определяли круг лиц, подлежащих суду Трибунала, утверждали обвинительный акт и передавали его в Трибунал.

            Приговор приводится в исполнение согласно приказу Контрольного Совета в Германии, который в любое время может смягчить или каким либо образом изменить приговор, но не в праве усилить наказание.

            В Уставе Международного Военного Трибунала для Дальнего Востоке записано, что Трибунал будет состоять не менее, чем из шести и не более, чем из одиннадцати членов, назначенных Главнокомандующим союзных держав из числа лиц, предложенных государствами, подписавшими акт о капитуляции, а также из представителей Индии и Филиппинской республики. Главнокомандующий также назначает одного из членов Трибунала его председателем, он же назначает и обвинителя. Любое государство, входящее в ООН, с которым Япония была в состоянии войны, может назначить дополнительного обвинителя в помощь главному обвинителю.

            В отношении приговора указано, что он будет приведен в исполнение в соответствии с приказом Главнокомандующего союзных держав, который имеет право в любое время смягчить наказание или каким-либо образом изменить приговор, но не может повысить наказание.

            То есть все члены Трибунала в Токио назначались единоличным приказом Главнокомандующего. Ему же предоставлялось право утверждения приговора, вынесенного Трибуналом.

            В статье № 25 Устава в Нюрнберге говорилось о том, что все официальные документы предоставляются и все судебные заседания ведутся на русском, английском, французском языках и на языке подсудимого. В Токио заседания и судопроизводство велись на английском языке и языке обвиняемых.

            В токийском Трибунале для кворума было необходимо большинство голосов Трибунала. Все решения и постановления Трибунала принимались большинством голосов присутствующих членов. При разделении голосов поровну - голос председателя являлся решающим.

            В Нюрнберге для наличия кворума необходимо было присутствие всех четырех членов Трибунала или заместителей; однако признание виновности и определение наказания должны были выноситься всегда большинством голосов не менее трех членов Трибунала.

            Сравнивая составы преступлений, предусмотренных Трибуналами можно сказать, что они почти идентичны.

            В статьях обоих Уставов (статья 6 в Токио, статья 7 в Нюрнберге) содержится важное положение о том, что ни служебное положение, ни то, что подсудимый действовал по приказу начальника не освобождает его от ответственности за совершение любого преступления, в котором его обвиняют, но, что эти обстоятельства могут быть учтены Трибуналом при определении наказания, если Трибунал признает, что этого требуют интересы правосудия.

            Каждый подсудимый имеет право выбрать защитника. Трибунал в любое время может не утвердить его. Если подсудимый не представлен защитником, Трибунал назначает его. Уставы обоих Трибуналов (статья 24, статья 15) определяет следующий процессуальный порядок судебного разбирательства:

            - оглашение Обвинительного заключения;

            - опрос каждого подсудимого, признает ли он себя виновным;

            - вступительные речи обвинителей и защитников;

            - предоставление доказательств обвинителем и защитой;

            - допрос свидетелей и подсудимых;

            - заключительные речи защитников;

            - заключительные речи обвинителей;

            - вынесение приговора и объявление его.

            Трибуналом в Нюрнберге предусмотрено последнее слово подсудимых.

            Трибуналы (ст. 27, ст. 16) имеют право приговорить подсудимого, признанного виновным к смертной казни или любому другому наказанию, которое Трибунал сочтет справедливым.

          Итак, сравнивая юридические основы Трибуналов в Токио и Нюрнберге, можно сказать, что судебный процесс в Нюрнберге строился на комбинации процессуальных порядков всех четырех представленных в Трибунале держав. Судебный же процесс в Токио основывался главным образов на правилах процедуры англо-американского судопроизводства с некоторыми лишь отступлениями от сложных технических формальностей, присущих этому типу судопроизводства.

                        1.3. Международный Военный Трибунал для Дальнего Востока.

            Трибунал был сформирован  из представителей одиннадцати стран (СССР, США, Великобритания, Франция, Австралия, Канада, Новая Зеландия, Голландия, Китай, Индия, Филиппины).

            Председателем Трибунала был назначен австралийский судья У.Уэбб.

            Этот уголовный процесс длился с 3 мая 1946 года по 12 ноября 1948 года, в течение двух с половиной лет и явился самым продолжительным в истории.

            Стенограмма заседаний Трибунала насчитывает 48412 страниц, 419 свидетелей дали показания. В качестве доказательств было представлено 4336 документов.

            В основу Обвинительного заключения был положен Устав. Трибунал анализирует ст.5 Устава, в которой сформированы составы преступлений и все пункты обвинения.

            Под заголовком "Преступления против мира" было перечислено 5 отдельных преступлений:

1) Господство военщины в Японии и приготовления к войне (глава занимает 495 страниц приговора).

2) Японская агрессия против Китая (319 страниц).

3) Японская агрессия против СССР (78 страниц).

Сюда включены 4 раздела:

            - "Политика Японии в отношении СССР";

            - "Планирование и подготовление войны против СССР";

            - "Пакт о нейтралитете 13 апреля 1941 года с СССР";

            - "Наступательные операции Японии против СССР в 1938-39 гг."

4) Тихоокеанская война (186 страниц)

После поражения в агрессии против СССР Япония взяла курс на агрессию против западных держав в районе Южных морей и в 1941 году развязала Тихоокеанскую войну.

5) Преступления против законов, обычаев войны (зверства).

            Приговор японским военным преступникам был объявлен 12 ноября 1948 года. Так закончилось последнее заседание Международного Военного Трибунала для Дальнего Востока.

            К смертной казни через повешение было приговорено 7 человек. К пожизненному заключению - 16. Один человек - к тюремному заключению сроком на 20 лет. Один человек - к тюремному заключению сроком на 7 лет.

            1.4. Международный Военный Трибунал в Нюрнберге.

            Судебные заседания Трибунала начались 20 ноября 1945 года и завершились оглашением приговора 1 октября 1946 года.

            Всего было проведено 403 открытых заседаний. Стенографический протокол занимает 16 000 страниц, обвинители в ходе процесса предъявили 2 630 документов, защита - 2 700.

            Обвинение было представлено четырьмя обвинителями союзных держав согласно ст.6 Устава и включало в себя:

            А. Преступления против человечности

            В. Террор и подготовка к войне

С. Преступления против правил ведения войны

            D. Военные преступления.

            Международный Военный Трибунал постановил:

            1) К смертной казни через повешение приговорить 12 главных военных преступников ((Геринга, Риббентропа, Кейтеля, Розенберга, Франка, Фрика, Кальтербруннера, Штрейхера, Йодля, Задкеля, Зейсс-Инкварта, Бормана (заочно));

            2) К пожизненному заключению троих (Гесса, Функа и Редера); 

            3) К тюремному заключению на срок от 10 до 20 лет - четверых (Шираха, Шпеера, Нейрата и Деница);

            Международный Трибунал признал преступными: руководящий состав нацистской партии (НСДАП), тайную полицию (гестапо), охранные отряды (СС), службу безопасности (СД).

            16 октября в Нюрнбергской тюрьме приговор был приведен в исполнение.

            1.5. Влияние Международных Военных Трибуналов в Токио и Нюрнберге на развитие норм международного права.

            Итак, во-первых, Международные Трибуналы в Токио и Нюрнберге сыграли важную историческую роль.

            Они осудили агрессивную войну как тягчайшее преступление против человечества и сурово наказали конкретных виновников.

            Приговорами этих Трибуналов впервые в истории был осужден милитаризм.

            Судебные процессы в Токио и Нюрнберге вскрыли политический, экономический, идеологический и военный механизм подготовки стран к агрессивным войнам, характер и цели милитаризма.

            В приговоре Нюрнбергского процесса указывалось, что "развязывание агрессивной войны является не только преступлением международного характера. Оно является тягчайшим международным преступлением."4

            В 1947 году в Японии была принята конституция, в которой указывается, что "японский народ на вечные времена отказывается от войны как суверенного права нации, а также от угрозы или применения вооруженной силы как средства разрешения международных конфликтов и споров... В Японии никогда впредь не будут создаваться сухопутные, морские и военно-воздушные силы, как и другие средства войны. Право на ведение войны не признается".5

            Во-вторых, материалы этих судебных процессов имеют неоценимое значение для развития международно-правовых норм, устанавливающих ответственность за преступления против человечества, в частности, для совершенствования Кодекса ООН 1954 года "О преступлениях против мира и международной безопасности", а также для процесса формирования и совершенствования международно-правовых стандартов в области прав человека.

            Результатом нюренбергского и токийского процессов явилась Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказания за него, которая вступила в силу 12 января 1951 года.

            В ст.2 Конвенции геноцид определяется как действия, совершенные с намерением уничтожить полностью или частично какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую.

            Многие положения Конвенции, связанные с событиями II Мировой Войны актуальны и в настоящее время. Например, ст.4, закрепляющая принцип индивидуальной уголовной ответственности лиц, "наделенных властью, согласно конституции", "должностных лиц или частных лиц"; ст.6, связанная с компетенцией суда, применительно к геноциду.

            До настоящего времени международная система борьбы против геноцида в целом не пересматривалась.

            18.06.76 была ратифицирована Конвенция о пресечении преступления апартеида и наказании за него.

            В соответствии с Конвенцией против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, вступившей в силу 26.06.87 был учрежден Комитет против пыток. Согласно ст.20, при наличии достоверной информации о применении пыток на территории какого-либо государства-участника может быть назначено расследование.

            Часть 2: Международные Трибуналы в Югославии и Руанде.

            2.1. Международный Трибунал в Югославии;

                  правовые основы деятельности, юрисдикция, компетенция, состав.

            До последнего времени существовал только один прецедент создания Международного уголовного суда - Трибуналы в Токио и Нюрнберге. Не смотря на обнадеживающие результаты и широкое признание правовых принципов, на которых строилась их деятельность, они не смогли достигнуть той степени универсальности, всеобщности осуждения, которой требует совершение международных преступлений. Поэтому последнее десятилетие XX века можно считать поистине революционным в области преследования за международные преступления. В первой половине десятилетия в рамках универсальной международной организации - ООН - были созданы два специальных международных Трибунала в отношении бывшей Югославии и Руанды, а летом 1998 года в Риме произошло историческое событие - был принят Устав постоянного международного уголовного суда.

            Прорывом в деле создания международного уголовного суда явилось учреждение Международного Трибунала по бывшей Югославии. Впервые после почти пятидесяти лет серьезные нарушения международного гуманитарного права в рамках конкретного вооруженного конфликта стали не просто объектом пристального внимания международного сообщества, но и предметом судебного разбирательства. С точки зрения политической это связано с изменением расклада сил в Европе и во всем мире, а также с тем, что конфликт в бывшей Югославии стал первым широкомасштабным конфликтом в Европе за последние пятьдесят лет. Немалую роль сыграли и средства массовой информации, которые донесли до широкой общественности картину человеческих страданий, что привело к созданию коалиции общественных сил в поддержку создания международного уголовного суда. В качестве временной меры был учрежден Международный Трибунал ad hoc.

            Правовые основы.

В качестве первого шага Совет Безопасности резолюции 764 (1993 г.) осудил зверства, совершавшиеся в бывшей Югославии, как нарушения международного гуманитарного права и указал на индивидуальную ответственность тех, кто их совершал. В качестве второго шага Совет Безопасности предпринял усилия по расследованию нарушений с помощью государств и международных гуманитарных организаций (резолюция 771 (1993 г.)) и комиссии экспертов, учрежденной резолюцией 780 (1993 г.). Однако, как уже указывалось выше, принятые меры не изменили ситуацию, а собранная информация не отвечала предъявляемым к ней требованиям.

            Наконец, в ответ на инициативу ряда государств - членов ООН, Ассамблеи Совета Европы, европейского парламента, докладчиков (Корелл - Тюрк - Тьюн) в рамках Московского механизма по человеческому измерению ОБСЕ в Боснии и Герцеговине и Хорватии и других Совет Безопасности 22 февраля 1993 года в резолюции 808 (1993 г.) решил в принципе вопрос об учреждении Международного Трибунала для преследования виновных в совершении нарушений международного гуманитарного права. Согласно резолюции Генеральный секретарь представил доклад, в котором содержался проект Устава Трибунала. В проекте были учтены мнения 31 государства и нескольких международных организаций, представивших свои комментарии по проекту. На основании доклада Совет Безопасности резолюцией 827 (1993 г.) от 25 мая 1993 г. учредил Международный Трибунал для судебного преследования лиц, ответственных за серьезные нарушения международного гуманитарного права, совершенные на территории бывшей Югославии с 1991 года и принял его Устав без каких-либо изменений. В соответствии с резолюцией все государства должны в полной мере сотрудничать с Трибуналом  и его органами и принимать в рамках внутреннего права любые меры, необходимые для выполнения просьб об оказании помощи и приказов Судебной камеры.

            Правовая основа деятельности Трибунала была впоследствии дополнена самим Трибуналом. Согласно ст.15 Устава Трибуналу была вменена в обязанность полузаконодательная функция по подготовке "уголовно-процессуального кодекса". 11 февраля 1994 года Трибунал принял Правила процедуры и доказывания, а 5 мая 1994 года - Правила содержания под стражей.

            Правовая основа учреждения Трибунала резолюцией Совета Безопасности была создана резолюциями 771 и 780, в которых нарушения международного гуманитарного права рассматривались в качестве актов, нарушающих международный мир и безопасность. Это позволило Совету Безопасности действовать на основании главы VII Устава ООН - Трибунал по предложению Генерального секретаря был учрежден в рамках полномочий по главе VII по принятию мер для восстановления международного мира и безопасности.

            Такое решение, несомненно, является новаторским. Никогда до этого Совет Безопасности не учреждал орган для суда над индивидами в качестве меры для восстановления международного мира и безопасности. Тем не менее, решение Совета является полностью правомерным осуществлением предоставленных ему полномочий. Альтернативы ему не существовало - создание Трибунала путем принятия универсального договора заняло бы слишком много времени, при его создании путем принятия неуниверсального договора было бы трудно установить круг участников, принимая во внимание предмет рассмотрения- международные преступления, и, что более важно, существовал риск того, что непосредственно затронутые государства откажутся от участия в договоре, что изначально нельзя было допустить. Отступить от идеи привлечения к ответственности военных преступников означало бы привести к широкому возмущению общественности. Все это было учтено при подготовке Дейтонских соглашений в ноябре 1995 года. Ст.X Соглашения о военных аспектах мирного урегулирования от 21 ноября 1995 года упоминает Трибунал среди структур, вовлеченных в процесс мирного урегулирования, и устанавливает обязанность сторон сотрудничать с Трибуналом. Это положение было впоследствии подтверждено резолюцией 1031 (1995 г.) Совета Безопасности о реализации Парижских мирных соглашений.

            На первой стадии Трибунал столкнулся со скептической реакцией в некоторых официальных и неофициальных кругах. Критическое отношение к Трибуналу объяснялось, прежде всего, обвинениями в адрес  Совета Безопасности о проведении им избирательной, а значит, дискриминационной политики: в данном случае  Трибунал был учрежден, однако в других случаях массовых нарушений прав человека и геноцида этого сделано не было. Трибунал отреагировал на это в своем первом ежегодном докладе за 1994 год, представленном Совету Безопасности и Генеральной Ассамблее, следующим образом: "Разумеется, что именно Совет Безопасности и только он должен определять наличие особых обстоятельств в соответствии с главой VII Устава, которые оправдывают создание уголовного органа, компетентного рассматривать дела о широкомасштабных нарушениях прав человека. Невозможно отрицать тот факт, что создание Трибунала установило прецедент исключительной важности, который, как мы надеемся, международное сообщество будет использовать в будущем всякий раз, когда возникнет необходимость в отправлении международного правосудия полностью беспристрастным образом".

            В докладе Генерального секретаря, предшествовавшем учреждению Трибунала, подчеркивалось, что Трибунал должен применять, но не создавать нормы материального права. При этом он должен применять устоявшиеся нормы гуманитарного права, т.е. нормы, которые, без всякого сомнения, являются частью обычного права, с тем, чтобы не вставала проблема неучастия в отдельных конвенциях некоторых государств. Сам Устав и подготовительные материалы свидетельствуют о том, что ко всем стадиям конфликта на территории бывшей Югославии должны применяться нормы, регулирующие международные вооруженные конфликты, в то время как далеко не все они  в действительности являлись международными.

            Некоторые авторы утверждают, что конфликты на территории бывшей Югославии являются международными по своему характеру. В противном случае, если рассматривать отдельные конфликты в качестве немеждународных, то виновники самых жестоких злодеяний могут оспорить правомерность преследования за серьезные нарушения Женевских конвенций и Протокола I, а нарушения общей статьи 3 Женевских конвенций, касающейся внутренних конфликтов, не составляют серьезных нарушений, являющихся объектом универсальной юрисдикции.

            В действительности в бывшей Югославии были внутренние конфликты и международные конфликты. Военные действия между боснийскими хорватами и мусульманами против боснийских сербов составляли внутренний конфликт, тогда как военные действия между ними и югославской армией до ее ухода весной 1992 года составляли международный конфликт. И если вина подсудимого может зависеть от характера конфликт, в котором он участвовал, то этот характер необходимо исследовать в ходе процесса. Например, убийство пациентов госпиталя в Вуковаре (этот инцидент подробно расследовался комиссией экспертов, созданной Генеральным секретарем) произошло 20 или 21 ноября 1991 года, через несколько месяцев после того, как Хорватия объявила о своей независимости, но до того, как она была признаны каким-либо другим государством и за несколько дней до заключения соглашения между федеральным правительством и правительством Сербии и Хорватии (27 ноября 1991 года), в котором они договорились применять Женевские конвенции и Протокол I. Подсудимый, обвиняемый в совершении серьезных нарушений первой, третьей и четвертой Женевских конвенций, обязательно сошлется на то, что конфликт, в котором он участвовал, не носил международного характера.

            Именно так и поступил Душко Тадич, первый обвиняемый в рамках Трибунала. Тадич утверждал, что юрисдикция Трибунала ограничена международным вооруженным конфликтом, а конфликт, в котором он участвовал, и, всвязи с которым к нему предъявлены обвинения, не является международным. Апелляционная камера рассмотрела вопрос о юрисдикции и определила, что Трибунал компетентен рассматривать дело.

            Камера отметила, что, начиная с 30-х гг. происходило постепенное исчезновение различий между нормами обычного международного права, регулирующими международные вооруженные конфликты, и обычными нормами, регулирующими внутренние конфликты. В результате сближения этих норм сегодня внутренние конфликты в большой степени регулируются нормами, которые ранее применялись лишь в период международных вооруженных конфликтов.

            Международный характер конфликта не является необходимым условием применения норм, применимых в период международных вооруженных конфликтов. Это вытекает, в том числе из ст.3, которая позволяет сторонам ввести в действие все или часть остальных положений Женевских конвенций. Лица, совершившие злодеяния в период внутренних конфликтов, не должны находиться в льготном режиме по сравнению с теми, которые совершили подобные же деяния в период международных конфликтов. Распространение концепции военных преступлений на нарушения, совершаемые в период вооруженных конфликтов немеждународного характера, - современная тенденция международного гуманитарного права. Конвенционное закрепление этой тенденции должно стать одной из целей работы по развитию международного гуманитарного права, проводимой в соответствии с Декларацией, принятой Международной конференцией по защите жертв войны в Женеве 1 сентября 1993 года.

            Компетенция и юрисдикция Трибунала.

            Помимо военных преступлений (о них речь идет в двух отдельных статьях Устава: одна касается серьезных нарушений Женевских конвенций, вторая - нарушения законов и обычаев войны) в соответствии со статьями 1-5 Устава Трибунал компетентен рассматривать дела о совершении геноцида и преступлений против человечности.

            Юрисдикция Трибунала распространяется только на физических лиц (ст.6). Территориальная юрисдикция распространяется на территорию бывшей Югославии. Временная юрисдикция распространяется на период с 1 января 1991 года, то есть почти за семь месяцев до того, как Словения стала первой из республик бывшей Югославии, объявившей о своей независимости. Тем не менее, эта дата не оказывает какого-либо влияния на определение характера вооруженного конфликта в качестве международного или внутреннего.

            Ст.9 Устава устанавливает, что Трибунал и национальные суды имеют параллельную юрисдикцию, причем юрисдикция Трибунала имеет приоритет. На любом этапе судебного разбирательства Трибунал может официально просить национальные суды передать ему производство по делу. Этот механизм нашел развитие в части 2 Правил процедуры и доказывания (Правила 8-12) и должен работать следующим образом. Если Прокурор устанавливает, что преступление, входящее в компетенцию Трибунала, является или являлось предметом расследования или судебного разбирательства в национальных судах какого-либо государства, он может просить государство направить ему всю относящуюся к делу информацию. Если Прокурор устанавливает, что в любом таком расследовании или судебном разбирательстве деяния, являющиеся их объектом, рассматривались в качестве обычного преступления; нарушена беспристрастность или независимость, или расследование или разбирательство предназначено для того, чтобы оградить обвиняемого от международной уголовной ответственности, то Прокурор может предложить Судебной камере, чтобы была направлена официальная просьба о передаче национальным судом дела Трибуналу.

            Просьба о передаче, как и другие узловые моменты деятельности Трибунала, такие как исполнение судебных поручений, имеет за собой механизм принуждения. Если в течение 60 дней с момента получения государством просьбы о передаче оно не предоставило Трибуналу ответ, позволяющий Судебной камере полагать, что государство предприняло необходимые шаги для выполнения просьбы, о ситуации сообщается Совету Безопасности.

           

            Трибунал состоит из трех камер: двух судебных (по три судьи в каждой) и апелляционной (пять судей). Судьи избираются Генеральной Ассамблеей. Председатель определяет отнесенность судей к той или иной камере.

            Ст.16 Устава отдала предпочтение единоличному Прокурору собственной канцелярией перед коллективным органом, предлагавшимся по аналогии с Международным Военным Трибуналом. Такой выбор имеет все основания с политической точки зрения. Трибунал был учрежден не победившей коалицией, что предполагает обеспечение представительства ее членов в различных органах Трибунала, а универсальной Международной организацией.

            Устав оставляет большую свободу судейскому усмотрению в вопросе назначения наказаний. Основным ограничителем является то, что в качестве наказания может быть назначено лишь тюремное заключение. При назначении сроков заключения Трибунал должен использовать общую практику назначения наказаний, использовавшуюся в судах бывшей Югославии. Ст.24 избегает жесткой привязки к национальному законодательству, в котором некоторые составы преступлений, предусмотренных международными конвенциями, могут отсутствовать.

            Трибунал не имеет права назначать смертную казнь.

            Тюремное заключение отбывается за пределами территории бывшей Югославии в государствах, которые выразили желание принять осужденных лиц. Это положение отражает тот факт, что и на стадии исполнения приговора борьба с международными преступлениями не рассматривается в качестве частного дела какого-либо государства.

            Таким образом, Устав закрепляет довольно стройную систему по реализации   индивидуальной ответственности за нарушения международного гуманитарного права на территории бывшей Югославии.

           

             Трибунал в своей деятельности сталкивается с многочисленными трудностями. Основная тяжесть по сбору доказательств в течение долгого времени лежала на неправительственных организациях, однако существует огромная разница между достоверными сообщениями о происходивших событиях и доказательствами, устанавливающими индивидуальную вину. В отличие от Нюрнбергского Трибунала, количество письменных доказательств крайне незначительно. В Югославии ситуация граничила с хаосом, когда полувоенные формирования и недавно сформированные регулярные подразделения действовали разрозненно, без связи между собой и без прямых директив руководства. Тем не менее, не многочисленные правовые институты, возникшие на основе судебной практики, дают определенную правовую основу для преследования.

            Большие проблемы существуют также с передачей обвиняемых Трибуналу. Устав налагает обязанность по передаче обвиняемых на государство, в которых они нашли убежище. Однако за этим положением следит Совет Безопасности ООН, который должен создать условия, чтобы выполнение просьбы Трибунала о передаче выполнялось. В частности, восстановление нормальных отношений с государством, где находится обвиняемый, должно быть обусловлено его передачей. В случае если он покинет это государство, он должен быть арестован в момент въезда в другое государство. В определенной мере эти ситуации предусмотрены в Правилах процедуры и доказывания.

            Соотношение с национальными законодательствами.

            Исполнение просьб и приказов Трибунала на национальном уровне требует во многих государствах принятие актов законодательств. Германия стала первым государством, в котором возникла эта проблема. 8 ноября 1994 года Трибунал направил просьбу о передаче дела в отношении Душко Тадича ему на рассмотрение, которую Германия не могла выполнить из-за противоречия с национальным законодательством. Лишь после принятия соответствующего акта просьба была удовлетворена.

            С целью выполнения своих международных обязательств более 20 государств приняли соответствующее законодательства. Некоторые государства, в том числе Российская Федерация, официально заявили, что оказание всей необходимой помощи возможно в рамках действующего законодательства. США также подписали с Трибуналом Соглашение о передаче лиц от 5 октября 1994 года.             Как правило, национальное законодательство подтверждает обязанность компетентных национальных органов сотрудничать с Трибуналом, приоритетный характер юрисдикции Трибунала, устанавливает процедуру ареста, содержание под стражей и передачи обвиняемого без использования процедуры выдачи, правила по вызову свидетелей и экспертов, предоставляет иммунитет и свободный транзит для лиц, направляющихся в Трибунал.

            Положение Правил процедуры и доказывания гарантируют на международном уровне эффективную деятельность Трибунала и выражают решимость последнего привлечь к ответственности лиц, ответственных за преступления, указанные в Уставе. При возникновении практических трудностей Трибунал может обратиться за поддержкой к Совету Безопасности, который должен контролировать работу созданного им Трибунала и создавать условия для его успешной деятельности.

            2.2. Международный Трибунал в Руанде.

            За учреждением Трибунала в отношении  бывшей Югославии последовало создание аналогичного органа в связи с ситуацией в Руанде. Ситуация с созданием этого трибунала развивалась по идентичному сценарию, однако гораздо быстрее, чем в случае с Югославией.

30 апреля 1994 года Председатель Совета Безопасности в своем заявлении осудил нарушения международного гуманитарного права в Руанде и поставил вопрос о необходимости расследования серьезных нарушений гуманитарного права. В резолюциях 918 и 925 (1994 г.) Совет Безопасности вновь осудил продолжающиеся массовые убийства на территории Руанды. 1 июля 1994 года в резолюции 935 Совет Безопасности установил, что геноцид и другие систематические и широкомасштабные нарушения международного гуманитарного права составляют угрозу международному миру и безопасности.

            В сентябре1994 года победившая в конфликте мятежная сторона приняла, наконец, идею создания международного трибунала не смотря на первоначальное намерение ограничиться национальными судами.

            В Совет Безопасности поступила просьба от руандийского правительства о создании Трибунала, с учетом которой 8 ноября 1994 года, Совет Безопасности резолюцией 955 учредил Международный уголовный Трибунал для судебного преследования лиц, ответственных за геноцид и другие серьезные нарушения международного гуманитарного права, совершенные на территории Руанды, и граждан Руанды, ответственных за геноцид и другие подобные нарушения, совершенные на территории соседних государств в период с первого января по 31 декабря 1994 года.

            Сначала комиссия экспертов по Руанде предложила расширить юрисдикцию Трибунала по бывшей Югославии, включив в нее преступления, совершенные в Руанде. Однако это вызвало опасения, что таким образом исчезнет различие между постоянным судом и механизмом ad hoc. Чтобы не создавать прецедент по распространению Советом Безопасности юрисдикции органа ad hoc на совершенно новую ситуацию, было принято решение о создании отдельного органа. Тем не менее, Трибунал по Руанде является точной копией Трибунала по бывшей Югославии с небольшими  уставными отличиями. Это сделало ненужной подготовку специального проекта Устава. Такое решение вполне логично, т.к. трибуналом предстоит решать одинаковые процессуальные проблемы. Исходя из соображений практичности и административной эффективности было решено, что Прокурор Трибунала по бывшей Югославии будет также Прокурором Трибунала по Руанде, также как и члены Апелляционной камеры.

            Различия между двумя Трибуналами, заслуживающие анализа, заключаются в следующем. В соответствии со ст.1-4 Устава Трибунал по Руанде компетентен рассматривать дела о совершении геноцида, преступлений против человечности и военных преступлений. Ст.3 о преступлениях против человечности исходит из общепризнанного понимания этих преступлений - в ней отсутствуют в качестве условия связь преступления с вооруженным конфликтом и содержится важный квалификационный признак широкомасштабного и систематического характера нарушений.

            Конфликт в Руанде является внутренним вооруженным конфликтом. Согласно ст.4 юрисдикция Трибунала основывается на ст.3, общей для Женевских конвенций, и Дополнительном протоколе II. Она подтверждает принцип индивидуальной уголовной ответственности за серьезные нарушения их положений. Таким образом, в Уставе Трибунала по Руанде учредители пошли гораздо дальше, чем в Уставе Трибунала по бывшей Югославии.

            Трибунал по Руанде имеет более широкую территориальную юрисдикцию, которая не ограничена территорией Руанды, а распространяется на территорию соседних государств в отношении серьезных нарушений международного гуманитарного права, совершенных гражданами Руанды (ст.7). Территориальная юрисдикция расширена путем применения принципа персональной юрисдикции, что полностью оправдано в данном случае.

            С организационной точки зрения Трибунал по Руанде включает три Судебных камеры. Решение о создании третьей Судебной камеры было принято с Советом Безопасности с внесением соответствующих изменений в Устав резолюцией 1165 от 30 апреля 1998 года с целью ускорить рассмотрение дел большого количества обвиняемых, ожидающих суда много месяцев.

            Таким образом, Устав Трибунала по Руанде избегает ряда недостатка Устава Трибунала по бывшей Югославии. Созданы все предпосылки для того, чтобы Трибунал позволил имеющимися у него средствами помочь осуществить переход от хаоса массового истребления сограждан к гражданскому миру.

            Как и Трибунал по бывшей Югославии Трибунал по Руанде сталкивается в своей деятельности с многочисленными трудностями. Однако в силу того, что основная часть обвиняемых принадлежит поверженному лагерю, лишенному власти, перспектив предания их суду гораздо больше. Сложность заключается как раз в большом количестве лиц, ожидающих суда. Судебная система страны разрушена - из 800 судей и адвокатов после 1994 года в стране осталось лишь 40. Трибунал вынужден заполнить создавшийся вакуум, в то же время, не преступая границ, очерченных Уставом, в отношении серьезности и тяжести преследуемых преступлений.

            Как и в случае с Трибуналом по бывшей Югославии, деятельность Трибунала по Руанде находится под контролем Совета Безопасности. После утверждения Трибунала в 1994 оду Совет Безопасности не раз принимал решение, призванное обеспечить его эффективность (например, создание третьей Судебной камеры). Другие решения Совета Безопасности призваны обеспечить содействие государств Трибуналу. В частности, в резолюции 978 (1995 г.) Совет Безопасности призвал государство задерживать лиц, находящихся на их территории, в отношении которых имеются доказательства о причастности к совершению деяний, входящих в компетентность Трибунала, информировать Генерального секретаря и Трибунал о личности задержанных, о преступлениях, в совершении которых они подозреваются, об имеющихся доказательствах. В резолюции отсутствует ссылка на главу VII Устава ООН, соответственно, она не имеет обязательного характера. Резолюция воплощала в себе лишь призыв к государству. Не отрицая полностью целесообразность принятия подобных актов, нужно отметить, что принятие Устава и создание Трибунала являются в этом отношении самодостаточными, т.к. в Уставе содержатся положения, регулирующие сотрудничество государств с Трибуналом.

            Несмотря на все указанные выше позитивные моменты, учреждение трибуналов ad hoc не может рассматриваться в качестве адекватного решения проблемы преследования международных преступлений. Мировое сообщество нашло средство организовать преследование преступлений, совершенных в бывшей Югославии и Руанде, однако в то же время оно не проявило такой решимости в случае с Камбоджей, Ираком и конфликтами на территории бывшего СССР. На лицо избирательный подход, который создает чувство несправедливого, неравного отношения к различным, но все же одинаковым по масштабу негативных гуманитарных последствий конфликтам. Он может быть исправлен лишь путем создания постоянного международного уголовного суда.

            Такой суд был учрежден в соответствии с принятым 17 июля 1998 года на дипломатической конференции в Риме Статутом международного уголовного суда. И, несомненно, создание функционирования Трибуналов по Руанде и бывшей Югославии повлияло на подобное решение. Реально суд начнет функционировать лишь после вступления Статута в силу, что требует оформления участия в Статуте как минимум шестидесяти государств. Учитывая юридическую сложность международного договора, учреждающего суд требование согласия большого числа государств, негативное отношение к нему со стороны ряда постоянных членов Совета Безопасности ООН (США, Китая, в определенной мере России), финансовые последствия - необходимость уплаты членских взносов, можно прогнозировать, что суд реально появится по прошествии некоторого времени.

            Постоянный международный уголовный суд компетентен рассматривать дела о совершении геноцида, преступлений против человечности, военных преступлений и преступления агрессии. При этом положение Статута не требуют существования связи преступлений против человечности с каким-либо вооруженным конфликтом и однозначно относят серьезные нарушения ст.3, общей для Женевских конвенций, совершенные в период внутренних вооруженных конфликтов к военным преступлениям. Оформляя участие в Статуте, государство тем самым, без специального заявления признает юрисдикцию суда в отношении всех четырех указанных выше преступлений.

            Правом обращения в суд обладают государства - участники Статута и Совет Безопасности, которые могут передать Прокурору соответствующую просьбу с описанием ситуации и имеющихся у них доказательств. Кроме них правом возбуждения дел по собственной инициативе обладает также Прокурор суда. Таким образом, постоянный суд по многим параметрам сохранил ту достаточно высокую планку, на которую поднял этот институт Трибунал ad hoc.

            И все же, учитывая различия концепции этих учреждений, постоянный суд по ряду параметров уступает своим собратьям. Так, в качестве основного принципа деятельности суда заявлен принцип дополняемости. Суд призван дополнить национальные судебные органы в случае, если они отсутствуют или не могут выполнить своих функций в отношении вышеперечисленных преступлений. Таким образом, ни о каком приоритете юрисдикции суда по отношению к юрисдикции национальных судов речь не идет.

            В качестве другого примера можно привести требование о существовании определенных условий для осуществления судом своей юрисдикции. Суд может юрисдикцию, если государство, на территории которого совершено преступление, и государство, гражданином которого является обвиняемый, участвуют в Статуте или признали юрисдикцию суда в отношении конкретного преступления. Подобных требований в Уставах Трибуналов ad hoc не содержится.

            Не смотря на эти и некоторые другие "слабости" в организации суда, сам факт его создания означает огромный шаг вперед. Можно надеяться, что в процессе совершенствования его деятельности концепция суда претерпит изменения, круг полномочий суда расширится, а значит, увеличится его эффективность.

         

2 раздел: Международный Суд ООН.

            1.1. История создания.

            Международный Суд согласно пункту 1 ст.7 Устава ООН, является одним из главных судебных органов Организации Объединенных Наций. Исходя из ст.92 Устава ООН Международный Суд является главным судебным органом ООН. Его основное назначение состоит в том, что он должен разрешать любые международные споры, которые будут переданы ему спорящими государствами. В п.1 ст.33 Устава ООН перечислены мирные средства урегулирования международных споров, одним из которых является судебное разбирательство, а именно международный суд, функционирующий постоянно.

            Обращение за разрешением международных споров к беспристрастному органу, который выносил бы решения на основе права, далеко не новая идея. Наиболее древняя форма международной юрисдикции - третейские суды, практика применения которых была известна уже народам Древнего Востока. В примитивном виде эта форма разрешения споров довольно часто встречалась в Средние века. Современная история международного судебного разбирательства начинается с договора Джея, заключенного в 1794 году Великобританией и США. Договор предусматривал создание смешанных комиссий для  разрешения ряда споров между этими двумя странами.

            Организационное оформление третейский способ разрешения международных споров получил лишь в начале XX века, после первой конференции мира 1899 года в Гааге, созванной по инициативе в России. Державы, участвовавшие в конференции, подписали Гаагскую конвенцию о мирном разрешении международных споров, в соответствии с которой обязались прилагать максимальные усилия, чтобы обеспечить урегулирование международных разногласий мирными средствами с целью избежать, насколько это возможно, применение силы в отношениях между государствами.

            Участники Конвенции учредили Постоянную Палату Третейского Суда. Хотя Палата была создана как постоянный орган, она не стала постоянно действующим судом в полном смысле этого слова. Конвенция предусматривала составление списка и 150-200 лиц (по 4 судьи от каждого договаривающегося государства), из которого государства могли выбирать одного или более арбитров, образовывавших состав суда для рассмотрения того или иного конкретного спора.

            Постоянную Палату Третейского Суда, статус которой был оставлен без изменения второй Гаагской мирной конференцией 1907 года функционирует поныне. Однако деятельность этого органа была и остается малоэффективной. С 1899 года по настоящее время она рассмотрела около двух десятков дел. Неэффективность Постоянной Палаты Третейского Суда заложена в организации деятельности этого органа.

            Вторая Гаагская мирная конференция 1907 года учредила два органа: Международную призовую Палату и Третейский Суд, деятельность которых должна была носить значительно более постоянный характер, чем судопроизводства Постоянной Палаты Третейского Суда. По различным причинам попытки создания этих судов не увенчались успехом, но само решение об их учреждении очень показательно как доказательство стремления государств сделать первый шаг по пути организации процесса судебного разбирательства на международном уровне.

            Хронологически первым международным судебным органом стал Центральноамериканский суд. Он был учрежден в 1907 году Гондурасом, Гватемалой, Коста-Рикой, Никарагуа и Сальвадором под прямым политическим давлением США. Суд создавался для обеспечения политической стабильности и форсирования политического объединения государств субрегиона. Он просуществовал только 10 лет, проявив полную неспособность справиться с поставленными перед ним задачами. Центральноамериканский суд не оказал сколько-нибудь заметного влияния на развитие международного права и практику построения международных судебных органов.

            Большое внимание идее постоянного международного органа уделяли русские юристы-международники. Особое значение в разрешении этого вопроса имеет труд Л.Камаровского о международном суде. В этой работе впервые даются теоретические обоснования и формулируются общие организационные начала деятельности постоянного международного суда. Л.Камаровский обосновывает необходимость международного суда, исходя из начала сочетания суверенитета и международного общения. Международное общение означает равенство и взаимность в отношениях между государствами. В конечном счете, постоянный международный суд мыслится как межгосударственный, а не надгосударственный орган.

            Л.Камаровский полагал, что постоянный международный суд должен быть основан на следующих организационных принципах: независимость суда, коллегиальность, состязательность, публичность, кассационность, деление на департаменты по характеру международных дел. Исходя из принципа суверенитета, обращение в суд должно быть добровольным для государств. Из компетенции суда должны быть полностью исключены все внутренние дела государств. Решение суда должно носить обязательный характер. Принуждение возможно, но ограничено. Недопустима передача вооруженных сил в введение суда.

            Впоследствии выдвинутые Л.Камаровским положения об организации и основных принципах деятельности международного суда были использованы при организации международной юстиции.

            Практически создать международный суд стало возможно только после I Мировой Войны.

            Фактически история международных судебных органов ведет отсчет от Постоянной Палаты Международного Правосудия при Лиге Наций - первого универсального международного судебного органа общей компетенции. Создание в 1920 году Постоянной Палаты Международного Правосудия, предусмотренной ст.14 Статута Лиги Наций, ознаменовало большой шаг вперед в области судебного разрешения международных споров. Постоянная Палата Международного Правосудия представляла собой судебный орган в полном смысле этого слова и в любой момент была готова к выполнению своих функций. Однако, как и в случае с Постоянной Палатой Третейского Суда, ее компетенция полностью зависела от согласия сторон в споре.

            Палата обладала факультативной юрисдикцией. Вместе с тем предусматривалась возможность наделения Палаты обязательной компетенцией. К 1939 году обязательную юрисдикцию Палаты признавали в той или иной мере 65 государств.

            Помимо осуществления правосудия, т.е. вынесения решений по спорным делам, Постоянная Палата была вправе высказывать свое мнение по юридическим вопросам по просьбе Совета и Ассамблеи Лиги Наций. Таким образом, впервые появился международный суд общего характера, и государство могло в одностороннем порядке возбудить в нем дело против другого государства, причем стороны в споре не должны были приходить в предварительном порядке к соглашению о составе суда и о тех вопросах, которые должны были быть представлены на его рассмотрение.

            Первое заседание Постоянной Палаты Международного Правосудия состоялось в 1922 году. Деятельность этого судебного органа была прервана во время II Мировой войны, а в 1946 году Палата была распущена всвязи с прекращением деятельности Лиги Наций. Вклад Палаты в мирное разрешение межгосударственных споров оказался довольно скромным. Выносимые ею решения и консультативные заключения были далеки от беспристрастности.

            1.2. Международный Суд Организации Объединенных Наций.

            В соответствии с Уставом ООН в 1945 году был учрежден новый судебный орган - Международный Суд. Согласно ст.92 Устава ООН, Международный Суд является главным судебным органом Организации Объединенных Наций. Его учреждение означало реализацию п.1 ст.33 Устава ООН в той части, которая предусматривала в качестве одного из мирных средств разрешения международных споров возможность организации судебного разбирательства.

            Статут Международного Суда с главой XIV Устава ООН, неотъемлемой частью которого он является, был разработан на конференции в Думартон-Оксе (1944 год), в Комитете юристов в Вашингтоне и на конференции в Сан-Франциско (1945 год).

            За исключением незначительных изменений, большая часть которых носит чисто формальный характер, Статут Международного Суда тождественен Статуту Постоянной Палаты Международного Правосудия.

            Согласно Статуту, подписанному 26 июня 1945 года и вступившему в силу 24 октября того же года, Международный Суд является главным судебным органом ООН. Назначение и место Суда в рамках ООН хорошо отразил в своей инаугурационной речи 18 апреля 1946 года, тогдашний председатель Генеральной Ассамблеи Статута Суда господин Спаак: “Уважаемые члены Суда! Я не рискну заявить, что Международный Суд является самым важным органом ООН, но мне кажется, можно утверждать, что нет иного более важного органа. Конечно, Генеральная Ассамблея является более многочисленной, Совет Безопасности - более эффективным, возможно, деятельность ЭКОСОС более постоянна и разнообразна. Ваша работа будет, скорее менее заметной, но я убежден, что она исключительна по своей значимости. Лично я надеюсь, что с каждым днем ваши обязанности будут становиться все более важными.”6 Все члены ООН являются одновременно участниками Статута Суда, а не члены ООН могут стать такими участниками на условиях, определяемых Генеральной Ассамблеей по рекомендации Совета Безопасности (ст.13 Устава ООН). Суд открыт для каждого отдельного дела и для других государств - неучастников Статута на условиях, определяемых Советом Безопасности (ст.35 Статута).

            1.3. Состав и процедура Суда.

            Международный Суд состоит из 15 человек, образующих коллегию независимых судей, избранных вне зависимости от их гражданства из числа лиц высоких моральных  качеств, удовлетворяющих требованиям, предъявляемым в их странах для назначения на высшие судебные должности, или являющихся юристами с признанным авторитетом в области международного права (ст.2 и 3 Статута).

            Кандидаты в члены Суда выдвигаются в каждом государстве так называемыми “национальными группами”, состоящими из членов Постоянной Палаты Третейского Суда. Если то или иное государство не участвует в Палате, то оно образует национальную группу, специально для выдвижения кандидатов в члены Международного Суда. Члены Суда избираются Генеральной Ассамблеей и Советом Безопасности из числа лиц, внесенных в список по предложению национальных групп Постоянной Палаты Третейского Суда.

            Условия, на которых государство - участник Статута, но не член ООН может участвовать в избрании судей, определяются при отсутствии особого соглашения Генеральной Ассамблеей по рекомендации Совета Безопасности. Соответствующая резолюция была принята Генеральной Ассамблеей 8 октября 1948 года. Согласно этой резолюции, все государства - члены и не члены ООН находятся в одинаковых условиях при выдвижении кандидатов в судьи и при их избрании. С октября 1948 года Швейцария, не являющаяся членом ООН, принимает участие в избрании судей.

            Суд избирает Председателя и Вице-Председателя на три года с правом их переизбрания. Выборы производятся тайным голосованием на основе принципа абсолютного большинства. Если Председатель является гражданином государства - стороны в деле, рассматриваемом судом, он уступает председательство. То же правило применяется и к Вице-Председателю.

            Суд абсолютным большинством голосов, тайным голосованием избирает своего секретаря на семилетний срок с правом переизбрания. Функции секретаря весьма обширны и определены подробно в Статуте и Регламенте Суда. Деятельность секретариата осуществляется в четырех сферах:

·             судебная, заключающаяся, например, в подборке различных судебных и исторических прецедентов, законодательных и договорных текстов, а также мнений юристов;

·             дипломатическая, заключающаяся, в частности в разного рода сообщениях от имени суда;

·             административная и финансовая, касающаяся, например, вопросов персонала, помещений, подготовки бюджета и т.п.;

·             лингвистическая - выполнение работы по редактированию и переводу различных документов.

Подробный статут персонала секретариата суда был утвержден 14 марта 1947 года.

Кроме 15 членов Суда, при разборе отдельных дел могут принимать участие так называемые судьи ad hoc, т.е. судьи, избираемые в соответствии со ст.31 Статута по выбору государства - стороны в споре, если оно не представлено судебным присутствием. В случае если в составе судебного присутствия находится судья, состоящий в гражданстве одной стороны, любая другая сторона может избрать для участия в заседании в качестве судьи ad hoc по данному делу лицо по своему выбору.

Судьи ad hoc не являются постоянными членами Суда и участвуют в заседании только по конкретным делам, для рассмотрения которых они назначены.

  Суд расположен в Гааге, однако, это не препятствует ему выполнять свои функции в любом другом месте. Согласно п.1 ст.23 Статута Суд заседает постоянно, за исключением судебных вакаций, сроки и деятельность которых устанавливаются судом.

   Члены Суда обязаны находиться в распоряжении Суда во всякое время, за исключением времени нахождения в отпуске и отсутствия по причине болезни или по иным серьезным основаниям.

   Заседания Суда происходят в полном составе, кроме случаев, специально предусмотренных в Статуте. Для образования судебного присутствия достаточен кворум в 9 судей. В соответствии с п.1 ст.30 Суд составляет Регламент, который определяет порядок выполнения им своих функций, и, в частности, устанавливает правила судопроизводства.

   На первом заседании Международный Суд принял без существенных изменений в качестве своего Регламента Регламент суда-предшественника. Некоторые поправки к Регламенту были приняты в мае 1972 года, а вступили в силу в сентябре того же года. 14 апреля 1978 года Международный Суд утвердил полностью пересмотренный Регламент, который стал действовать с 1 июня того же года. Изменения были внесены, в частности, с целью упростить и ускорить судопроизводство в той степени, в какой это зависит от Суда, обеспечить большую гибкость в работе Суда и уменьшение судебных издержек.

   Производство в Суде ведется либо на французском, либо на английском языках, хотя каждая сторона в деле может пользоваться и другим языком, переводя речи и документы на один из двух официальных языков.

Каждое дело проходит, как правило, две стадии - письменную и устную.

Письменная стадия длится обычно несколько месяцев, поскольку требуется предоставление каждой из сторон в деле письменных объяснений-меморандумов. Как правило, дело начинается передачей в Суд соглашения двух государств, так называемого компромисса о разбирательстве дела в Суде.

 Если государство приняло на себя обязательство подчиняться компетенции Суда, дело против него может быть начато односторонним письменным обращением государства-истца.

            Устное разбирательство наступает, когда дело считается готовым к слушанью. Эта стадия длится обычно несколько дней, реже - недель. Стороны выступают через представителей и могут пользоваться помощью поверенных и адвокатов. После такого разбирательства проходит закрытое совещание Суда. В публичном заседании объявляется лишь решение Суда. Оно принимается простым большинством голосов, при разделении голосов поровну решающий голос принадлежит Председателю.

            Статья 57 Статута Суда предоставляет каждому судье представлять свое особое мнение, если решение в целом или в части не выражает его мнения. По пункту 2 статьи 74 Регламента Суда судьи могут либо только заявить о своем не согласии с решением, либо представлять особое мнение, выражая несогласие с мотивами решения или с самим решением. В первом случае мнение судьи называют индивидуальным, во втором - особым.

            Государства не обязаны признавать юрисдикцию Международного Суда, но согласно статье 94 Устава ООН, если по конкретному делу они ее признали, то обязаны выполнить решение Суда по такому делу.

            После вынесения Судом решения, которое является окончательным и обжалованию не подлежит, стороны имеют лишь право обратится в Суд с просьбой истолковать решение(в случае спора о самом смысле решения или сферы его действия) или с просьбой о его пересмотре на основании вновь открывшихся обстоятельств, которые при вынесении Судом решения не были известны ни Суду, ни стороне, ходатайствующей о пересмотре.

            В пункте 2 статьи 94 предусмотрен способ обеспечения решения Международного Суда. Так, если какая-нибудь сторона в деле не выполняет обязательства, возложенные на нее решением Суда, другая сторона может обратиться в Совет Безопасности, который может, если признает это необходимым, сделать рекомендации или решить о принятии мер для приведения решения в исполнение.

            Согласно статье 38 Статута Международный Суд применяет при принятии решений:

а) международные конвенции и договоры;

б) международный обычай;

в) общие принципы права, признанные цивилизованными нациями;

г) судебные решения и доктрины наиболее квалифицированных специалистов в качестве вспомогательного средства для определения правовых норм.

            Кроме того, Суд может разрешить дело согласно принципам справедливости, а не по формальному закону, если стороны с этим согласны.

            1.4. Камеры ad hoc Международного Суда ООН.

            Суд обычно проводит пленарные заседания, но он может образовывать более мелкие группы, называемые камерами в составе трех или более судей для разбора определенных категорий дел. Я  хотела бы более подробно остановиться на таком важном аспекте деятельности Международного Суда как разрешение споров между государствами с помощью его камер по определенным спорам. Все положения о камерах базируются на п.1 ст. 25 Статута, который гласит, что, кроме специально указанных в настоящем Статуте случаев, Суд заседает в полном составе. Суд может три вида камер:

            - упрощенного производства,

            - для рассмотрения определенной категории дел,

            - для разбора отдельного дела.

            Последний вид камер имеет некоторое сходство с арбитражем. Причем, оно усугубляется, если при создании камер применяется ст.31 Статута Суда, п.2 и 3 которой предоставляют сторонам в споре право выбрать в качестве судьи лицо по собственному усмотрению, если в составе судебного присутствия нет судьи - гражданина одной из сторон или обеих сторон. Следовательно, камера ad hoc может состоять из судей - граждан каждой из стороны третьего судьи, назначенного  Судом. Число судей, образующих камеру ad hoc в соответствии со Статутом "определяется Судом с одобрения сторон".

            Следовательно, возможно создание камеры, состоящей из одного судьи.

            До 1982 года государства не прибегали к использованию камер ad hoc, хотя в своих заявлениях представители различных государств признавали их преимущества.

            Использование камер Суда имеет ряд преимуществ перед разбирательством Судом в полном составе. Прежде всего, это сокращение сроков разбирательства и расходов. Так, возможность проводить заседание камер за пределами Гааги (ст.28 Статута), в месте, более подходящем для сторон, их экспертов, советников и свидетелей. Кроме того, разбирательство в камере финансируется не сторонами, а Международным Судом, расходы которого в соответствии со ст. 33 Статута несут ООН. Как правило, судебная процедура в камерах менее громоздка: стороны могут, например, отказаться с согласия камеры от устного судопроизводства. Таким образом, как мы видим, камеры ad hoc Международного Суда ООН должны привлечь внимание сторон в споре.

            Впервые камера ad hoc была утверждена в 1982 году. К настоящему времени таких камер образовано четыре. Первым делом, которое находилось на рассмотрении камеры ad hoc, был спор о делимитации морской границы в районе Мэн между США и Канады.

            Разрешение международных споров путем обращения к камерам ad hoc, несомненно, способствует активизации деятельности Международного Суда ООН. В принципе, п.2 ст.26 Статута не содержит выраженных ограничений в отношении спорных вопросов и, следовательно, в камеру ad hoc могут передаваться любые споры, имеющие либо технический, либо региональный аспект. Так же, согласно Статуту Суда, камеры не нуждаются в представительстве всех главнейших форм цивилизации и основных правовых систем мира. Это может произойти только по желанию сторон и решению Суда.

            Стороны не всецело свободны в определении состава камеры и правил судопроизводства. Камера является ответвлением Суда, и ее решение, как предусматривает ст.27 Статута, является решением Суда. Таким образом, камеры ad hoc могут действовать только на основании Статута и Регламента Суда.

            1.5. Компетенция Суда.

            Компетенция Международного Суда определена в главе II (ст.34-38), а также в главе IV (ст. 65-68) Статута Суда. Эти главы устанавливают границы компетенции Суда.

            Устав ООН проводит строгое ограничение компетенции важнейшего политического органа - Совета Безопасности и Международного Суда. Как подчеркивается в п.3 ст.36 Устава ООН Совет Безопасности принимает во внимание, что "споры юридического характера должны как общее правило передаваться сторонами в Международный Суд в соответствии с положениями Статута Суда."

            Во-первых, компетенция распространяется лишь на споры между государствами. Суд не может рассматривать споры между частными лицами. Но и споры между государствами могут рассматриваться лишь с согласия всех сторон. Таким образом, компетенция Суда является для государства не обязательной, а факультативной. Решение о предоставлении Суду лишь факультативной компетенции было принято после весьма напряженной борьбы с достаточно многочисленными сторонниками обязательной компетенции Суда на конференции в Сан-Франциско в первом комитете четвертом комиссии большинством голосов (31 против 14).

            Факультативный характер передачи государствами споров на разрешение Суда проявляется, в частности, в том, что, согласно п.1 ст.36 Статута Международного Суда, "к ведению Суда относятся все дела, которые будут переданы ему сторонами..." Государства-участники Статута могут, однако, признать для себя компетенцию Суда обязательной по определенным категориям дел.

            В 70х-80х гг. на целом ряде сессий Генеральной Ассамблее ООН дважды с интервалом в несколько лет обсуждался вопрос об усилении роли и влиянии Международного Суда посредство расширения его компетенции и введения обязательной юрисдикции. На рубеже 70х гг. с подобной инициативой выступили западные, на рубеже 80х гг. - развивающиеся страны.

            В Статуте Международного Суда заложены несколько вариантов признания за ним обязательной юрисдикции. Так, государство может выступить с соответствующим заявлением, либо являться участником двустороннего международного соглашения, содержащего положения об обязательной юрисдикции. К числу таких договоров относятся мирные договоры, договоры о мире и сотрудничестве, о совместной эксплуатации природных ресурсов, о разграничении морских пространств и некоторые другие. Клаузулу об обязательной юрисдикции Международного Суда содержит также многочисленная группа многосторонних и, прежде всего универсальных международных соглашений. Их участниками являются большинство государств.

Таким образом, обязательная юрисдикция Международного Суда в договорном плане признается государством либо в целом, либо с оговоркой, либо по конкретным категориям международных споров.

            Широко применяемая практика оговорок с заявлением о признании обязательной юрисдикции Международного Суда существенно сужает пределы действия последней. Ф.И. Кожевников и Г.В. Шармазанашвили отмечают: "...большинство государств, признав обязательную юрисдикцию Международного Суда, сделали такие оговорки, которые значительно ограничивают ее, вызывая осложнения в деятельности Международного Суда."7

            Действующие оговорки можно подразделить на пять видов. Наибольшее значение имеют оговорки о том, что признание обязательной юрисдикции Международного Суда относится к спорам, по поводу которых стороны согласились или согласятся прибегнуть к иному способу мирного урегулирования. Данный вид оговорок встречается особенно часто. Он включен в текст заявлений подавляющего большинства государств. Положение о приоритетном использовании иных способов мирного урегулирования крайне весомо. Оно ограничивает сферу действия обязательной юрисдикции только такими спорами, в отношении которых не имеется договоренности об использовании других мирных средств и вводит границы дополнительности, субсидиарности обязательной юрисдикции Международного Суда.

            Очень важную группу международных конфликтных отношений исключают из компетентности суда говорки, касающиеся событий, связанных с военными действиями, войной, состоянием войны, военной оккупацией, другими актами вооруженного насилия, а равно исполнения решений международной организацией.

Своего рода опосредствованной международным договором является оговорка, включенная в заявление государств-членов Британского содружества наций (Австралия, Великобритания, Гамбия, Индия, Канада, Кения, Мальта, Новая Зеландия), о неподчинении споров, возникающих между ними, юрисдикции Международного Суда.

            Имеется несколько оговорок, направленных против подчинения обязательной юрисдикции Международного Суда конкретного спора или споров с отдельными государствами. В частности, Гватемала подчеркнула, что ее спор с Великобритании о Белизе носит неподсудный характер и может быть разрешен судом только на основах справедливости.

            Также хотелось бы привести пример с США. В 1946 году США выступили с заявлением о признании обязательной юрисдикции Международного Суда ООН, предусматриваемом статусом Суда. Они сделали оговорку в отношении споров, которые по существу входят в область национальной компетенции, как она определяется самими США. Формально признав обязательную юрисдикцию Суда, он на деле сохранили возможность по своему усмотрению уклоняться от судебного разбирательства в каждом конкретном случае.

             Наряду с заявлениями государств обязательная юрисдикция Международного Суда предусматривается целым рядом международных конвенций, регулирующих некоторые специальные области международных отношений. В них, как правило, весьма жестко фиксируются условия и порядок передачи на Суд рассмотрения споров, касающихся толкования и применения этих конвенций. Я хотела бы сослаться в качестве примера на Факультативный протокол об обязательном разрешении споров к Венской конвенции о дипломатических сношениях 1961 года. Ст.I протокола гласит: "Споры по толкованию и применению конвенций подлежат обязательной юрисдикции Международного Суда и, соответственно, могут передаваться в этот Суд по заявлению какой-либо стороны в споре, являющейся участником настоящего протокола".

            Таким образом, несмотря на относительно низкий уровень признания обязательной юрисдикции Международного Суда ООН, последний все-таки наделяется в ряде случаев довольно широкими полномочиями, которые свидетельствуют о больших потенциальных возможностях Суда в деле разрешения межгосударственных споров.

            Общепринятым является положение, в соответствии с которым государство-истец должно обосновать компетенцию Суда в рассмотрении данного спора по существу. Более того, именно на это государство возлагается обязанность доказать факт существования спора и его юридическую природу. Нарушение этого положения делает претензию беспредметной, и, таким образом, невозможным применением юрисдикции Международного Суда ООН.

            Кроме собственно судебных функций Суд имеет право давать консультативные заключения по любому юридическому вопросу, по запросу любого учреждения, уполномоченного делать такие запросы самим Уставом ООН или согласно этому Уставу. Это прямо следует из ст.96 Устава ООН и ст.65 Статута Международного Суда. В соответствии со ст.96 Устава право запроса у Международного Суда консультативных заключений по любому юридическому вопросу принадлежит Генеральной Ассамблее и Совету Безопасности. Другие органы в ООН, а также и специализированные учреждения ООН, которым Генеральная Ассамблея может дать в любое время разрешение на это, также могут запрашивать консультативные заключения Суда по юридическим вопросам, возникающим всвязи с их деятельностью. К их числу относятся: Экономический и Социальный Совет, Совет по опеке, Международная Организация Труда и многие другие.

            Консультативное заключение Международного Суда представляет собой лишь выражение мнения международных судей по тому или иному юридическому вопросу международного права. Оно не носит обязательного характера и не связывает орган, который обратился в Международный Суд за консультативным заключением.

            1.6. Юрисдикция Суда по спорным делам.

            Имеется большое количество договоров и конвенций, в соответствии с которыми государства обязались признавать в будущем юрисдикцию Суда. К ним относятся: двусторонние договоры, касающиеся всех или некоторых категорий споров, могущих возникнуть между двумя государствами, многосторонние конвенции, касающиеся одного или более категорий споров и т.д. (п.1 ст.36 и ст.37 Статута).

Государства-участники Статута могут также принимать весьма широкие обязательства в соответствии с п.2 ст.36. Они могут в любое время заявить, что признают в отношении каждого государства, принявшего такие же обязательства, юрисдикцию Суда обязательной по всем правовым спорам, касающимся:

           

1) толкования договоров;

            2) любого вопроса международного права;

            3) наличия факта, который, если он будет установлен, представляет собой        нарушение международного обязательства;

            4) характера и размеров возмещений, причитающихся за нарушение     международного обязательства.

            Такие заявления, как правило, оговариваются условиями, ограничивающими, например, сроки судопроизводства, определяющими характер спора и т.д.

            На практике юрисдикции Международного Суда несколько шире. Суд с определенными ограничениями может осуществлять косвенный контроль за законностью решений международных организаций, выступать в роли апелляционной инстанции и выносить заключения о пересмотре решений международных административных трибуналов. Случаев реализации Судом указанных полномочий достаточно много. В качестве примера можно указать на решение от 12 ноября 1991 года по делу об арбитражном решении от 31 июля 1989 года (Гвинея-Бисау против Синегала), которым он отклонил утверждение истца о недействительности арбитражного решения и его необязательности для тяжущихся сторон.

            1.7. Решения Международного Суда ООН.

            С образованием Международного Суда ООН было связано немало надежд и даже иллюзий. Предполагалось, что Международный Суд сможет внести существенный вклад в реализацию целей Устава ООН. Однако ему не удалось завоевать достаточно широкого признания со стороны членов мирового сообщества, на практике государство с настороженностью относится к деятельности Суда.

            В практической деятельности Международного Суда четко прослеживаются два периода. Первый из них заканчивается 1966 годом, ставшим для Суда во многом переломным. Своим решением о Юго-Западной Африке Международный Суд нанес урон своему престижу, дискредитировав себя в глазах общественного мнения, в глазах государств. Это решение Суда вызвало негодование во всем мире, т.к. оно носило откровенно противоправный характер. Международный Суд фактически пересмотрел решение, принятое им 4 года назад по этому же делу, в котором он отверг предварительные возражения ЮАР и постановил рассмотреть дело по существу. Он сделал это без соблюдения ст.61 Статута и процедуры, предусмотренной Регламентом. Тем самым, он пошел против положений Статута об обязательности и окончательности решений Суда. Главный судебный орган ООН отказал в иске Эфиопии и Либерии на том "основании", что "государства-заявители не могут рассматриваться как доказавшие в своих исковых требованиях какое-либо юридическое право или интерес в предмете спора"8

            По существу, решение Суда прямо противоречило общепризнанным принципам современного международного права, осуждающим колониализм и расовую дискриминацию, Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам, многочисленным рекомендациям Генеральной Ассамблеи ООН. Отказавшись по чисто формальным основаниям продолжить разбирательство дела, Международный Суд противопоставил себя антиколониалистскому блоку государств. Это имело для него тяжелые последствия.

            Таким образом, во второй половине 60х гг. Международный Суд ООН пережил кризис доверия. На протяжении нескольких лет он вынужден был бездействовать, т.к. к его услугам перестали обращаться. Впоследствии положение начало выправляться.

            Второй период продолжается вплоть до настоящего времени. В практику Международного Суда ООН вносятся существенные коррективы. Суд берется за разработку более демократичных и перспективных концепций международного права. Он требует неукоснительного соблюдения международных обязательств от любых государств, оказавшихся в роли ответчиков. Много нового вносится в процесс судопроизводства. Суд становится более доступным. Его международное влияние постепенно нарастает.

            Все дела, рассмотренные Международным Судом за этот период можно с определенной долей условности подразделить на несколько основных категорий в зависимости от предмета разбирательства. Соответственно в отдельную категорию попадают дела, связанные с ликвидацией остатков колониальной системы, реализацию права наций на самоопределение и пользование своими природными богатствами, возмещение ущерба от колониальной деятельности. К их числу относятся консультативные заключения по делу о юридических последствиях для государств, вызываемых продолжающимся присутствием Южной Африки в Намибии (1970-1971 гг.) и по делу, связанному с Западной Сахарой (1974-1975 гг.) и некоторые другие.

        Наиболее многочисленную категорию образуют дела, касающиеся нарушений государствами своих международных обязательств, а также некоторых общепризнанных принципов и норм международного права. В нее входят дела 1972-1974 гг. о рыбных промыслах (Великобритания против Исландии, ФРГ против Исландии); 1979-1981 гг. о дипломатическом и консульском персонале США в Тегеране (США против Ирана) и т.д.

            Особую категорию составляют дела о делимитации континентального шельфа между Тунисом и Ливией (1978-1982 гг.) и между Ливией и Мальтой (1982-1985 гг.), проведение морской границы в районе залива Мэн между Канадой и США (1981-1984 гг.), в споре в отношении сухопутных и морских границ и границы между островами между Сальвадором и Гондурасом (1986 г.) и др.

В порядке апелляционной и квазиапелляционной инстанции Международный Суд за этот период вынес решение по делам 1971-1972 гг. относительно компетентности Совета ИКАО (Индия против Пакистана) и 1983-1991 гг. об арбитражном решении от 31 июля 1989 года (Гвинея-Бисау против Синегала) и три консультативных заключения по заявлениям о пересмотре некоторых решений Административного трибунала ООН.

            Фактически самостоятельные группы дел образуют дело 1987-1989 гг. о компании "Эллеттроника" (США против Италии), связанное с национализацией принадлежащих американскому капиталу итальянских компаний, консультативное заключение 1989 года о применимости части 22 ст.VI Конвенции о привилегии и иммунитетах ООН и некоторые другие.

            Таким образом, несмотря на то, что Международный Суд ООН обладает юрисдикцией, обязательной только для государств - сторон в споре, выразивших на это согласие, а также может выносить консультативные заключение, послужной список его дел внушителен.

            С момента его первого заседания, состоявшегося 1 апреля 1946 года, Суд рассмотрел в общей сложности 97 дел (75 из них - споры между государствами и 22 - консультативные заключения). В указанных делах Суд вынес 61 решение.

            Реестр дел Международного Суда постоянно увеличивается.

           

            1.8. Участие Международного Суда в формировании норм          международного права.

            Анализ развития современного международного права и международных отношений показывает, что Международный Суд превратился в один из важных центров исследования и толкования современного международного права. Формулируемые им концепции, вследствие особого порядка комплектования этого международного органа, его высокого статуса, юридической природы выносимых им решений и консультативных заключений, оказывают серьезное воздействие на доктрину международного права и существенно влияют как на процесс универсализации, так и кодификации международного права.

            Международный Суд как главный судебный орган ООН, играет все более заметную роль в деле господства права в международных отношениях. Будучи независимым коллективным органом, Суд призван содействовать разрешению межгосударственных споров при обстоятельствах, когда все другие мирные средства урегулирования оказались неэффективными. Решения, выносимые Судом на основе международного права и справедливости, не только служат основой урегулирования того или иного спора, но содействуют прогрессивному развитию международного права и его институтов.

            Международный правопорядок, в котором межгосударственные споры урегулируются на основе решений независимого международного судебного органа, обретают большую стабильность, сводя на нет непредсказуемость в действиях государств.

            Международный Суд является правотворческим органом. Его решения не создают и прецедентного права, поскольку они обязательны лишь для участвующих в деле сторон и лишь по данному делу (ст.19 Статута). Суд в своих решениях отмечает, что он не является законодательным органом, его обязанность заключается в том, чтобы применять право таким, каким оно есть, а не создавать его. В принципе такая позиция не вызывает сомнений. В силу специфики межгосударственных споров Международный Суд должен особенно строго придерживаться буквы закона.

            Однако мы видим, практическое значение актов суда выходит за эти формальные рамки. Суд не создает прецедентного права, но благодаря своей юридической обоснованности и авторитета Суда, сформулированные им положения пользуются большим влиянием. Суд сам ссылается на свои предыдущие решения. Более того, международные организации и государства с большим уважением относятся к сформулированным Судом положениям. Государственный секретарь США Д.Раск высказал даже такую точку зрения: "...Возникает традиция воспринимать мнения Суда как право и поступать в соответствии с ним."9

            Любое судебное решение, а особенно решение Международного Суда, всегда в большей или меньшей степени, носит творческий характер. Т.к. применяя нормы к конкретным обстоятельствам, Суд раскрывает, углубляет и конкретизирует их содержание.

            Творческое влияние Международного Суда на международное право объясняется не формально-правовым моментом, а потребностью права в подобного рода деятельности и в отсутствии другого органа, способного ее осуществить. Консультативные заключения по своему общему влиянию на международное право мало чем отличаются от его решений, т.к. они касаются не основополагающих принципов и норм, а конкретных вопросов.

            Международный Суд изложил четкое и недвусмысленное понимание взаимных прав и обязанностей государств, вытекающих из важнейших общепризнанных принципов и норм современного международного права: неприменение силы и угрозы силой, невмешательство во внутренние дела других государств, суверенного равенства, права народов и наций на самоопределение, свободы международного судоходства. Он провел разграничительную линию между применением силы в международных отношениях и актами агрессии, уточнил содержание и границы прав государств на самооборону и коллективную самооборону. Им была сформулирована концепция параллельного действия обычной и договорной норм международного права. Международный Суд способствовал укреплению международно-правового режима, предусматривающего запрет на испытания ядерного оружия в трех средах. Он оказал непосредственное влияние на становление некоторых узловых положений международного морского права в их современном понимании, нашедшим отражение в Конвенции ООН по морскому праву 1982 года. Ему принадлежит заслуга формирования основ международного права делимитации континентального шельфа и разграничении морских границ.

            Теперь бы хотелось остановиться на проблеме взаимосвязи деятельности Международного Суда и национальных судов. Пока не уделяется сколько-нибудь значительного влияния этому вопросу. И такое положение неслучайно. Оно отражает реальное положение вещей. Пока эта взаимосвязь слабо развита. Причина такого положения многообразны. Во многих случаях вопрос об осуществлении решений Международного Суда вообще не возникает, поскольку его задача сводится к определению правового положения, например, подтверждению законности той или иной фактической ситуации, установлению юридического положения сторон. Далее, передача дела на рассмотрение Суда по соглашению сторон в значительной мере снимает проблему принуждения осуществления решений. Все это, на мой взгляд, не исключает необходимости участия национальных судов в исключительных случаях имплементации решений Международного Суда. В международной практике можно считать принятыми два правила. Первое заключается в признании национальными судами обязательной для себя юридической силы за решениями международных судов по таким вопросам, как статус государства или территории, правопреемство, юрисдикция, установление фактов и т.д. В пример хотелось бы   привести решение Верховного Суда Норвегии по делу Король против Купера от 24 октября 1952 года. Оно основывалось на решении Международного Суда ООН , который незадолго до этого подтвердил правомерность границы Норвегии. Приведу еще один пример. В своем решении по делу: "Права граждан США в Марокко" 1952 года Международный Суд установил, что консульская юрисдикция США в Марокко была ограничена спорами между американскими гражданами и что, соответственно, юрисдикция марокканских судов ограничивалась только в этих пределах. В дальнейшем суды Марокко при определении своей юрисдикции ссылались на решение Международного Суда и отклоняли возражения против их компетенции, не соответствовавших решению Международного Суда.

            Второе правило включало в себя признание национальным судом толкования международных договорных и обычных норм, содержащихся в решениях международных судов. Таким образом, есть все основания для вывода о том, что решения Международного Суда не могут игнорироваться судами государств при решении дел, связанных с международным правилом. Следовательно, решения Международного Суда должны иметь прямое значение для национальных судов в следующих случаях:

1) решения и консультативные заключения Международного Суда используются при установлении и использовании норм международного права в качестве вспомогательных средств. Если Международный Суд использует решения национальных судов в качестве вспомогательного средства для определения правовых норм, то тем более это уместно в отношении актов такого авторитетного органа, как Международный Суд;

2) решение обязывает государство суда и, следовательно, все государственные органы, включая судебные, должны руководствоваться им;

3) решения определяют объективный режим, например, линию прохождения государственной границы. В таком случае не только суды участвовавших в деле государств, но и третьих стран обязаны исходить из такого решения.

                1.9. Необходимость повышения роли Международного Суда.

                На протяжении всей истории существования Международного Суда дебатировался вопрос об усилении его роли и влияния. Потенциал Международного Суда оставался существенно неиспользованным. Позитивный вклад Международного Суда в урегулирование международных споров и международного правопорядка мог бы быть большим.

                В холе обсуждения вопроса о повышении роли Суда предлагались различные варианты реформы Статута Суда.

                В начале 70-ых голов, когда на повестке дня Генеральной Ассамблеи стоял этот вопрос, всесторонне обсуждались перспективы создания  сети международных судебных органов под эгидой главного судебного органа ООН.

                В самом Уставе ООН, по сути дела, заложена необходимость создания сети международных судебных органов, поскольку Международный Суд ООН называется главным судебным органом организации.

                “Весьма перспективным представляется наделение Международного Суда преюдициальной юрисдикцией. Оно подсказано опытом строительства ЕС, успех которому принесло в том числе единообразное применение и толкование норм наднационального права, автономно являющегося частью национальных правовых систем государств-членов”, - говорит в своей работе “Международные организации и право” Нешатаева Т.Н.10

                При любом развитии событий место Верховного суда, будь то в дисперсной или соподчиненной системе международных судебных органов, должно сохраняться за Международным Судом ООН.

                Множественность инструментария, который может быть использован для подчинения международных споров обязательной юрисдикции, позволяет сформулировать широкий круг предложений и пожеланий. Этот вопрос очень широко дискутировался и дискутируется, и мнения разделились за и против. Те, кто выступает против наделения Международного Суда обязательной юрисдикцией, аргументирует свою позицию следующим образом. Они считают, что попытки навязать государствам обязательную юрисдикцию Международного Суда противоречат принципу суверенитета и нарушили бы свободу выбора государствами средств мирного разрешения своих споров, что закреплено в ст.33 Устава ООН. Хотя в соответствии с Уставом государства обязаны разрешать мирными средствами свои споры, однако они вправе свободно выбирать эти средства, в том числе дипломатические переговоры, Международный Суд, посредничество, арбитраж и любые иные мирные средства, которые они найдут наиболее подходящими.

                До сих пор остаются практически без внимания призывы Генеральной Ассамблеи ООН, неоднократно предлагавшей государствам-членам пересмотреть отношение к заявлениям общего характера о признании обязательной юрисдикции Международного Суда или отозвать прилагавшиеся к ним ранее оговорки, включить в проекты двусторонних и многосторонних международных соглашений( в зависимости от предмета и характера документов) соответствующую юридическую клаузулу. Некоторые считают, что любые предложения такого рода не могут быть признаны приемлемыми и реалистичными с точки зрения существующей в настоящее время ситуации в мире, так как наделение Международного Суда обязательной юрисдикцией с неизбежностью привело бы к тому, что Суд превратился бы в надгосударственный орган, обладающий даже большими полномочиями, чем Совет Безопасности.

                Выдвигаются предложения, в которых обосновывается желательность того, чтобы недавно принятые и (или) принимаемые в ООН государства автоматически соглашались с обязательной юрисдикцией. Сходные идеи выдвигаются в отношении всех тех стран, которые обращались за получением международной помощи или уже получивших ее по линии организаций семейства ООН. 

                Авторитет Суда за последние годы серьезно упрочился. География стран, обращающихся к его помощи, расширилась. В вопросе о введении временных мер в контексте вооруженного конфликта на территории бывшей Югославии Международный Суд продемонстрировал, с какой оперативностью он может действовать в случае необходимости. Несколько большей стала степень процессуальной свободы, предоставляемой Судом тяжущимся сторонам.

                В этой связи особенно характерен тот факт, что с середины 80-ых годов преобладающей формой судопроизводства в Международном Суде стало рассмотрение дел в камерах ad hoc.Оценки этого явления варьируются в весьма широких пределах. Так, многие считают подобную практику потаканием тяжущимся государствам, проявлением недоверия к составу Международного Суда. Однако практика обращения к камерам  ad hoc может сделать международную судебную процедуру несколько более привлекательной для государств и, следовательно, активизировать деятельность главного судебного органа ООН.

            Вместе с тем резервы процессуальной правотворческой деятельности Международного Суда не исчерпываются возможностью обращения к камерам ad hoc или постоянным камерам по определенным категориям дел. Имеющая под собой политическое основание конструкция судопроизводства, при которой фактически весь состав Международного Суда выступает в качестве судей-докладчиков по каждому конкретному делу, просто технически не позволяет Суду одновременно рассматривать большое количество дел. Поэтому выносятся предложения о реформе судопроизводства Суда. В этой связи предлагают заимствовать процессуальные институты, полностью оправдавшие себя в практике Суда ЕС и Европейской Комиссии по правам человека, прежде всего такие, как процедура полюбовного урегулирования.

                Повышение роли Международного Суда в деле установления господства права в международных отношениях может идти в направлении расширения круга субъектов - потенциальных сторон спора, а также путем привнесения определенных изменений в процедуру судебного разбирательства. Что касается первого момента, то можно предложить предоставить доступ в Суд не только государствам (ст.34 Статута), но и правительственным и неправительственным организациям, имеющим, согласно ст.71 Устава ООН консультативный статус. Каждый год Международный Суд отвечает, по крайней мере, на 600 заявлений о принятии дела к  производству и здесь заложены большие перспективы для его деятельности.

                Итак, мнения и предложения по поводу реформы Статута Международного Суда многообразны. Но, скорее всего, потенциальные возможности для повышения роли Международного Суда заложены, прежде всего, в повышении его юрисдикции, то есть круга вопросов, подлежащих разбирательству. Поскольку постановления Статута Суда не допускают каких-либо оговорок при принятии обязательной юрисдикции за исключением условий взаимности, было бы целесообразно пойти на установление ряда ограничений при формулировании оговорок, исключая ту или иную область из сферы подсудности. Здесь возможно двоякое решение:

                1) признать на основе специального постановления Суда того, что данная оговорка не имеет юридической силы ( то есть государство, сделавшее оговорку при принятии обязательной юрисдикции, тем самым, согласно пункту 2 ст.36 Статута, полностью связано постановлениями своей декларации);

                2) признание Судом того, что соответствующая оговорка затрагивает объект и цель самой декларации и тем самым делает ее юридически недействительной.

            Равным образом расширению юрисдикции Международного Суда и соответствующему повышению его роли как главного судебного органа ООН могло бы способствовать составление специального списка вопросов, которые в перспективе могли бы являться или, наоборот, не являться предметом его разбирательства. Решение этой задачи значительно упростило бы всю процедуру судебного урегулирования.

            К настоящему времени 59 государств представили свои декларации о признании обязательной юрисдикции Международного Суда в соответствии с п.2 ст.36 Статута. Все больше государств снимают оговорки о непризнании обязательной юрисдикции, сделанные ранее к некоторым договорам.

           

           

           

                3 раздел: Международные Суды по правам человека.

           

            Часть 1: Европейский Суд по правам человека.

            1.1. Юридические основы деятельности.

            Европейский Суд по правам человека является институтом, действующим в рамках  Совета Европы (создан в 1949 году).

            В статье 3 Устава Совета Европы от 5.05.49 говорится: "Каждый член Совета Европы должен признавать принцип верховенства права и принцип, в соответствии с которым все лица, находящиеся под его юрисдикцией, должны пользоваться правами человека и искренне и активно сотрудничать во имя достижения цели Совета..."11

            4.10.50.в Риме вышла в свет Конвенция о защите прав и основных свобод человека. Ее подписали 10 государств-участников Совета Европы. Она является основополагающим, концептуальным и широкомасштабным по своим целям, задачам и содержанию правовым документом. При ее составлении была принята во внимание Всеобщая Декларация прав и свобод человека ООН. В статье 1 сказано: "Высокие Договаривающиеся Стороны обеспечивают каждому гражданину, находящемуся под их юрисдикцией, права и свободы, определенные в разделе II настоящей Конвенцией"(11). Конвенция устанавливает следующие нормы, направленные на защиту прав и свобод человека:

            - нормы, направленные на охрану жизни и здоровья человека;

            - нормы, направленные на охрану достоинства, независимости и равноправия людей;

            - нормы, направленные на охрану развития и свободы самовыражения человека;

            - нормы, направленные на охрану политических свобод;

            - нормы, направленные на охрану личной свободы и обеспечение судебной защиты прав и свобод;

            - нормы, направленные на охрану свободы передвижения и выбора места жительства;

            - нормы, направленные на защиту имущественных прав.

Совет Европы создал уникальную правовую процедуру, которая позволяет государствам-членам или отдельным гражданам подать жалобу на то государство, которое, как они считают, нарушает положение Европейской Конвенции.

            В ст.19 Конвенции говорится, что "для соблюдения обязательств, принятых Высокими Договаривающимися Сторонами образуется Европейская Комиссия и Европейский Суд по правам человека."12

            В августе 1950 года Комитет Министров решил сделать юрисдикцию Суда и право подачи индивидуальных петиций факультативным. На постоянной основе Суд начал действовать только 1998 году, после реформирования.

            Первоначально Европейский Суд действовал в рамках так называемого контрольного механизма Совета Европы, куда входили кроме него Комиссия по правам человека и Комитет Министров. Процесс подачи заявлений имел двухступенчатую структуру: в Суд заявления попадали только после их рассмотрения Комиссией. Эта система была устранена реформой 1997 года, о которой речь пойдет позже.

            Итак, юридическую основу деятельности Европейского Суда по правам человека составляют пункты Европейской Конвенции, протоколы к ней, а также Регламент Суда А, который принимается Судом при разбирательстве дел, переданных на его рассмотрение государствами и Регламент, который применяется при рассмотрении заявлений, поданных отдельными лицами, организациями и группами лиц.

            1.2. Состав Суда.

            Число судей, из которых состоит Суд, равно числу государств-членов Совета Европы. В Суд не может входить более чем по одному гражданину одного и того же государства. Члены Суда избираются большинством поданных голосов из списка, представленного государствами-членами. Судьи избираются на шестилетний срок (первоначально на 9 лет). Парламентская Ассамблея Совета Европы может продлить срок или сроки полномочий одного или нескольких судей до девяти лет, либо сократить до трех с тем, чтобы обеспечить обновляемость Суда по возможности каждые три года. Судьи в течение срока, пребывая в должности не должны занимать какого-либо поста, несовместимого с судейской независимостью и беспристрастностью.

            Суд избирает своего председателя и одного или двух заместителей сроком на три года. Они могут переизбираться (ст.4 Конвенции; п.1 Правила 7 Регламента). Избранным считается лицо, получившее абсолютное большинство голосов. Председатель осуществляет руководство работой Суда (осуществляет представительские функции), направляет работу Секретариата. Секретариат обслуживает работу Суда во главе с Секретарем и его заместителем.

            Заседания проводятся по мере поступления дел. Суд полного состава приступает к работе только при наличии кворума в две трети. Решения принимаются большинством голосов.

            Заседания проводятся в Страсбурге, но, если Суд сочтет целесообразным, - то в любом другом месте на территории государств-участников Европейской Конвенции (Правило 15).

            1.3. Компетенция Суда.

            Компетенция Суда двоякого рода. Во-первых, под его юрисдикцию попадают дела о толковании и применении Конвенции, возбуждаемые в установленном Конвенцией порядке (ст.45-49). Т.е. предметом жалобы в Суд может быть только нарушение прав, предусмотренных Конвенцией. Европейский Суд - это независимая международная организация по защите прав человека. Он не может являться апелляционной, кассационной или какой-либо иной вышестоящей инстанцией по отношению к национальным судебным и иным правоприменительным органам и не может ни отменять, ни изменять их решения. Суд не дает оценок национальным законам, не пересматривает приговоры.

            Предметом жалобы в Суд может быть только нарушение прав человека действиями и решениями органов государственной власти, но не частных лиц (как физических, так и юридических). Важнейшее условие, без соблюдения которого рассмотрение жалобы невозможно - это исчерпание всех возможных внутригосударственных средств защиты.

            Во-вторых, по просьбе Комитета Министров Суд может выносить консультативные заключения по узкому кругу правовых вопросов, касающихся толкования Конвенции и Протоколов к ней (ст.1 Протокола 2). Но вторая - консультативная - функция в практике Совета Европы развития не получила.

            Суд вправе принять дело к рассмотрению лишь после того, как будет признана безрезультатность усилий по дружественному урегулированию проблемы. В случае спора о подсудности дела Суду, этот вопрос решается самим Судом. Суд устанавливает собственный Регламент рассмотрения дел, в котором отражена технико-юридическая процедура судопроизводства, которая базируется на классических представлений общего международного права и, насколько это возможно, с учетом специфики дел о защите прав человека и основных свобод, следует его основополагающим принципам, таким как состязательность и равноправие сторон.

            Для рассмотрения каждого переданного ему дела Суд образует камеру в составе девяти Судей. Камера может отказаться от дальнейшего разбирательства на любой его стадии в пользу Большой Палаты Суда, если рассматриваемое дело затрагивает важный вопрос или вопросы, относящиеся к толкованию Конвенции. Большая Палата состоит из 19 Судей, куда включены Председатель и его заместители. Кворум составляет 17 Судей (п.п.2,3 Правил 51 и 53).

            В исключительных случаях Палата может уступить юрисдикцию Суду полного состава в случае сложных вопросов либо вероятности существенного отхода от устоявшейся предшествующей практике.

            Существуют две формы судопроизводства: устная и письменная.

            За поступающими в Европейский Суд делами следят национальные и международные правозащитные организации, что разрешено Регламентом.

            Решение Суда является окончательным (ст.52), но в случае вновь открывшихся обстоятельств Суд может возобновить разбирательство (п.1 Правил 58, 60).

            Согласно Конвенции, проведение в жизнь Суда поручается государству, допустившему нарушение своих международных обязательств. Государства-участники обязуются следовать решению Суда по любому делу, в котором они являются стороной (ст.53). Надзор за исполнением решений Суда осуществляет Комитет Министров Совета Европы (ст.54).

             Согласно ст.50 Конвенции, если обжалуемое действие или решение судебных органов (или иных органов) государства-участника полностью или частично противоречит его конвенционным обязательствам, а также, если право этого государства допускает только частичное возмещение такого действия или решения, то решением Суда при необходимости предусматривается справедливая компенсация потерпевшему. Размер ее определяется Судом с учетом имущественного ущерба и морального вреда, причиненного потерпевшему (например, решение от 24.02.98 по жалобе Лариссиса против Греции).

            Со времени своего основания Европейский Суд по правам человека вынес более 690 решений.

            Кроме того, что в Суд могут обратиться государства, существует право на подачу индивидуального заявления. Жалобы подаются в секретариат Суда. В течение трех месяцев дело должно быть передано в Суд             

            Принимаются к рассмотрению заявления, подаваемые только против тех государств, которые специально уполномочены на это. Кроме акта Ратификации Конвенции, необходимо дополнительное согласие государства в форме одностороннего заявления о признании за Судом полномочнй рассматривать инкриминируемые ему действия по заявлениям частных лиц. Т.е. право на подачу петиций признается за частными лицами ("любые лица, неправительственная организация и группы лиц"), находящимися под юрисдикцией всех государств-участников Европейской Конвенции. Также право на подачу индивидуальных заявлений признается даже за такими физическими лицами, которые, согласно национальному законодательству лишены процессуальной дееспособности: несовершеннолетние и пр.

            В соответствии с практикой Суда статусом неправительственной организации для целей Европейской Конвенции пользуются коммерческие и другие организации, не преследующие цели извлечения прибыли, вне зависимости от того, являются ли они юридическими лицами или нет.

            Напротив, ни правительственные, ни какие-либо другие органы, обладающие какой бы то ни было политической властью, этого делать не могут. 

                1.4. Реформа Европейского Суда по правам человека.

            За последнее десятилетие количество заявлений, направляемых в Суд, постоянно увеличивалось, и для того, чтобы выдержать нагрузки, в 1997 году была осуществлена реформа контрольного механизма Совета Европы. Ее основой послужил Протокол № 11 к Конвенции. Двухступенчатая система подачи заявлений (Комиссия-Суд) была заменена единым органом, который впоследствии

стал именоваться Европейским Судом по правам человека.

            Проблема образования единого национального европейского суда выдвигалась еще в то время, когда Конвенция находилась на стадии обсуждения.

            В 1985 году на Венской межминистерской конференции правительство Швейцарии выдвинуло на обсуждение проект создания единого европейского суда. В 1986 году под эгидой Совета Европы для его обсуждения в Невитале была созвана представительская конференция. И только в декабре 1989 года Комитет Министров Совета Европы согласился дать ход этой идее.

            В октябре 1997 года на саммите в Страсбурге было принято решение о создании единого Европейского Суда по правам человека к 01.10.98 года.

            Реформа была направлена на устранение большинства недостатков, связанных с двухступенчатой системой, когда действовали два контрольных органа, зачастую повторяющих свою работу: это параллелизм и дублирование, неравенство процессуальных возможностей, дефицит демократизма и пр.

            Индивиду был предоставлен такой статус стороны в деле, который позволяет ему в качестве истца пользоваться той же совокупностью процессуальных прав, которым Европейская Конвенция наделяла только государство-ответчика.

            Осуществление такой глобальной реформы на самом высоком уровне не препятствует постоянной работе межправительственных структур Совета Европы по выявлению частных недостатков в функционировании Суда и осуществлению отдельных локальных усовершенствований, направленных на его адаптацию к новым потребностям.

            На очереди - ряд поправок к Конвенции, которые должны решать важные вопросы демократизации судебного органа Совета Европы и повышению его "пропускной способности".

            В практике Совета Европы не известны случаи, когда бы государства-участники Европейской Конвенции отказались бы следовать решениям Суда. Тем не менее, можно было бы подумать о дополнительных заявлениях, об особых гарантиях соблюдения решений Суда в рамках национально-правовой системы соответствующих стран. Оптимальный вариант - закрепить в национальной законодательстве положение о прямом воздействии международных судебных решений на их территории и об обязанности всех судебных и административных органов в своей практике руководствоваться этими решениями.

           

1.5. Соотношение национального и общеевропейского права.

            Соотношение международного и внутригосударственного права - одна из проблем, стоящих перед мировым сообществом.

            Международно-правовые нормы Совета Европы и нормы права государств-членов взаимосвязаны и взаимозависимы. Взаимоотношение этих правовых норм характеризуется тем, что право Совета Европы и национальное право дополняют и взаимно обогащают друг друга. Национальное право является основным источником Конвенции Совета Европы. "В ней нашло закрепление то лучшее, что достигнуто национально-правовыми системами и апробировано государствами на практике, исходя из выработанных всем ходом развития мировой цивилизации общечеловеческих представлений о гуманизме и защите прав и свобод человеческой личности".13 В свою очередь законодательство государств-членов Совета Европы строится с учетом как юридически обязательных, так и рекомендательных актов Совета Европы.

            Фактом своего существования и обязательностью международных судебных решений Европейский Суд оказывает на национальные власти неослабное давление, чтобы на национальном уровне все компетентные органы сами как можно лучше заботились о соблюдении прав человека. Понимание главной, основной роли национальных властей в деле защиты прав человека положено в основу судебной системы, природа которой является наднациональной.

            Итак, основную ответственность за обеспечение господства права через реализацию прав человека Конвенция возлагает на национальные власти. Именно национальное законодательство и судебная система должны защищать и гарантировать эти права. "Международный механизм играет не более чем субсидиарную роль, "подчищая" отдельные огрехи, допускаемые государствами. Забота об уважении к национальному законодательству и его соблюдению - это одновременно и забота об утверждении господства права и реализации прав человека, забота о выполнении обязательств, взятых по Европейской Конвенции".14

            Центральное требование Европейской Конвенции - соблюдение национального законодательства, приведенного в соответствие с ее требованиями.            Механизм реализации норм права применительно к обеспечению прав человека и основных свобод налагает на государства-участников по крайней мере три взаимосвязанных обязательства:

            1). согласно Европейской Конвенции одного лишь воздержания от действий со стороны государственной власти, представляющих собой нарушение прав человека, совершенно недостаточно. Государства-участники должны осуществлять все необходимые меры позитивного характера для материального и процессуального обеспечения прав человека;

            2). принцип эффективности прав человека означает, что государства-участники Конвенции несут ответственность за нарушение положений Конвенции не только, если эти нарушения допускаются соответствующими государственными органами прямо и непосредственно, но и тогда, когда нарушения становятся возможными в результате попустительства властей или того, что они уклоняются от совершения необходимых позитивных действий;

            3). принцип эффективности запрещает дискриминацию как применительно к пользованию правами человека, так и саму по себе и предписывает государствам-участникам принимать все необходимые меры, которые могут потребоваться для недопущения или пресечения дискриминации.

                Что касается Европейского Суда по правам человека, то "Европейский Суд, как бы он ни был необходим, всегда может и должен служить только последним прибежищем для граждан".15 Он должен только содействовать выполнению национальными судами задачи по защите прав человека. А чтобы его работа была более эффективной, "нужно прочно закрепить конвенционные права в национальных правовых системах, которые не только наделяют собственные суды безусловной функцией и готовностью эффективно защищать эти права и свободы, но и признают последнее слово в этом деле за Европейским Судом по правам человека".16

           

            1.6. Влияние Европейского Суда по правам человека на развитие    международного права.

            Наряду с практическим правоприменительным аспектом деятельности Суда существует и правотворческий, возможно, даже более значительный аспект деятельности этого органа, выраженный в создании прецедентов, который Суд вырабатывает в процессе своей правотворческой деятельности, и конкретизации норм международного права.

            "Готовность, с которой признаются решения Европейского Суда по правам человека, свидетельствует о возникновении в западной юридической традиции важнейшего явления - эффективной системы международного права, регулирующей некоторые из деликатных областей, которые ранее всегда были в сфере национального суверенитета".17 Речь идет о европейском праве в области прав человека. "Фактически в Европе сложилась норма обыкновенного международного права, согласно которому совокупность решений контрольных органов Конвенции (один из которых - Европейский Суд) рассматривается в качестве европейского прецедентного права в области защиты прав человека и основных свобод".18

            Так как основной сферой деятельности Европейского Суда является правозащитная, то вполне уместно применить определение "международное право прав человека". В этом случае право Совета Европы выступает новой отраслью, сложившейся к 90 гг. XX века как система норм и принципов, регулирующих международную защиту прав и основных свобод индивидов и представляет собой международные стандарты для национального права государств-участников Европейской Конвенции.

            Часть 2: Межамериканский Суд по правам человека.

        2.1. История создания и основы деятельности Суда.

            В основу деятельности Межамериканского Суда (как и других региональных организаций по правам человека) легли такие документы, как Устав ООН (1945 г.), Всеобщая Декларация прав человека (1948 г.) и Международные пакты о правах человека (1966 г.).

            Одно из важнейших форм, содействующих утверждению и обеспечению прав человека на американском континенте является международно-правовое сотрудничество стран Латинской Америки в рамках ООН, а также региональных организации под эгидой Организации Американских Государств (ОАГ). Правовой основой этого сотрудничества явился Устав ОАГ, принятый 30 апреля 1948 года на IX Межамериканской Конференции в Боготе. В главе II ст.51 Устава указывалось, что американские государства провозглашают основные права человеческой личности без различия расы, национальности, политического убеждения. Глава III гласит: "Каждое государство имеет право на свободное и самостоятельное развитие своей культурной, юридической и экономической жизни. В этом свободном развитии государство будет уважать права человеческой личности и принципы общей морали".19 На этой же Конференции была принята Американская Декларация прав человека. При ее разработке были использованы ранее принятые документы, касающиеся прав человека.

Процесс межамериканского сотрудничества в сфере прав человека завершился принятием Американской Конвенции прав человека, которая была подписана рядом латиноамериканских государств на Специальной Межамериканской Конференции по правам человека (г. Сан-Хосе, Коста-Рика, 22.10.69 г.).

            После подписания Конвенции прошло девять лет, прежде чем она вступила в силу, т.к. только к маю 1978 года было набрано необходимое число стран (11), ратифицировавших Конвенцию. До этого установленная структура межамериканской системы содействия и защиты прав человека носила чисто декларативный характер. Конвенция была дополнена Протоколом (ноябрь 1988 года) на 18-ой сессии Генеральной Ассамблеи ООН, на основании которого, кроме гражданских и политических прав, в нее были внесены положения об экономических, социальных и культурных правах.

            Конвенция содержит 32 статьи. Перечень прав в ней значительно шире, чем в Европейской Конвенции по правам человека (например, право на имя, ребенка, убежище и пр.).

Важным событием создания системы защиты прав человека в странах Латинской Америки стало V Консультативное Совещание Министров иностранных дел в Чили (1969 г.). На нем и были представлены проекты по созданию двух органов, призванных обеспечить защиту прав человека в этом регионе. Первый орган - Межамериканская Комиссия по правам человека. Второй - Межамериканский Суд по правам человека.

           

           

            2.2. Состав, компетенция и функции Суда.

            Суд был создан как автономный орган, который имеет целью применение  толкование Межамериканской Конвенции о правах человека (ст.1 Статута).

             Также Суд рассматривает дела по нарушению Американской Конвенции ее участниками. Члены ОАГ могут обращаться в Суд за консультацией в отношении интерпритации или других соглашений, касающихся защиты прав человека в американских государствах.

            Суд состоит из семи судей, избранных в личном качестве из числа лучших и виднейших судебных деятелей региона. Только государства-участники могут предлагать кандидатуры и участвовать в выборах, хотя сами кандидаты могут быть гражданами любой страны - члена ОАГ. Генеральная Ассамблея ОАГ на VII чрезвычайной Сессии (май 1979г.) выбрала Судей Межамериканского Суда, которые на своей III Сессии в 1980 году приняли Регламент и закончили работу над соглашением о штаб-квартире, подписанному с правительством Коста-Рики (г. Сан-Хосе). Но Суд также может заседать и в других странах континента. 

            Статут Суда был принят Генеральной Ассамблеей ООН на ее Сессии в Ла-Пласе в 1979 году.
            Вся деятельность Межамериканской Комиссии по правам человека координируется Судом. Она проводит совместно с ним совещание для рассмотрения консультативного мнения, входящего в компетенцию Суда в отношении применения статей Американской Конвенции по правам человека.

            Таким образом, Суд обладает двумя функциями. Во-первых, он обладает полномочиями решать проблемы, связанные с нарушениями государствами положений Конвенции Сан-Хосе. Одновременно Суд обладает полномочиями выносить консультативные заключения, интерпретировать положения Конвенции и некоторых договоров по правам человека даже в тех случаях, которые не связаны с решением вопросов о нарушении прав человека. Данная совещательная способность Межамериканского Суда намного шире, нежели та же функция Европейского Суда.

            Право обращения в Суд распространяется только на государство. Индивиды не могут подать заявление в Суд.

            Впервые Межамериканский Суд по правам человека возбудил дело против правительства Гондурас всвязи с деятельностью "эскадронов смерти", причастных к исчезновению людей и убийствам. По этому делу Суд принял решение (1988 год) "призвать правительство Гондураса принять чрезвычайные меры для расследования этих преступлений, определить виновников и применить санкции в соответствии с внутренним конституционным правом. Суд считает, что Гондурас нанес ущерб обязательствам в отношении гарантий на право неприкосновенности личности, предусмотренных ст.5 Американской Конвенцией по правам человека..."20

            Рассмотрение этого дела в Суде является первой попыткой ОАГ осудить деятельность "эскадронов смерти" по всей Латинской Америке.

            Конвенцию в Сан-Хосе ратифицировали и к ней присоединились 19 американских государств. Только 6 из них приняли обязательную юрисдикцию Суда: Коста-Рика, Эквадор, Ямайка, Гондурас, Перу и Бразилия.

           

            В деятельности правозащитных органов межамериканской системы имеется ряд положительных моментов. С их помощью вопросы защиты и соблюдения прав человека в американских государствах вышли на международный уровень. Они содействовали расширению перечня прав, подлежащих защите, принимая конвенции, декларации, расширяя сотрудничеств на международном уровне.

            Вместе с тем деятельность Суда и Комиссии по правам человека носит чисто декларативный, рекомендательный характер. За время существования Межамериканского Суда не было каких-либо значительных слушаний и решений по отдельным делам. Правительства не всех латиноамериканских стран являются участниками межамериканских соглашений, деклараций, конвенций. Многие страны не всегда выполняют рекомендации Межамериканской Комиссии и Суда. Очевидно, что подобный международный механизм нуждается в совершенствовании особенно перед лицом систематических и массовых нарушений прав и свобод человека диктаторскими режимами, вмешательством во внутренние дела независимых государств, продолжающимися вооруженными конфликтами, наличием беженцев и пр.

            Поэтому пока еще рано говорить о каком-либо влиянии Межамериканского Суда на развитие международно-правовых норм. Деятельность Суда не является в достаточной степени эффективной и с точки зрения результатов его работы. Необходимо повышение роли Межамериканского Суда как международно-правового института. Это зависит и от увеличения числа государств-участников, и от наделения Суда более широкими полномочиями, и, возможно, от внутреннего реформирования. И, поскольку, Межамериканский Суд действует относительно недавно, то со временем он будет оказывать влияние на становление правовых норм в области прав человека в качестве одного из ведущих международно-правовых институтов своего региона.

            ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

           

            Итак, рассмотрев работу Международных Уголовных Трибуналов, Международного универсального Суда ООН и региональных судов по правам человека, в целом можно сказать, что деятельность такого международного института как Международный Суд является в достаточной степени эффективной. Решения, которые выносят Суды, иногда, конечно, носят спорный характер, но это свойственно вообще такому институту как суд. В целом же то, что ежегодно на рассмотрение Международных Судов поступает все большее количество заявлений, рассматривается все большее количество дел, происходят или готовятся реформы внутренней организации (а в случае Международных Трибуналов ad hoc - это создание единого Международного уголовного суда), направленные на улучшение качества их работы, все это говорит о том, что Международные Суды будут играть все более заметную роль в международных отношениях.

            Что касается их содействия развития международного права, я хотела бы остановиться на этом несколько подробнее, так как деятельность судов является эффективной не только с точки зрения их организации и выносимых ими решений, но и со стороны влияния, которые они оказывают на развитие международно-правовых норм.

            В первой в мире книге о международном суде, написанной задолго до его создания, Л.А.Камаровский предлагал наделить суд компетенцией на "составление новых международных законов".21

        Г.И.Тункин в своей работе "Теория международного права" говорит: "Решение международного суда входят в процесс нормообразования как часть международной практики в том, что касается наличия норм международного права и их толкования".22

        Вроде бы уставные документы не наделяют международные судебные процедуры правотворческой деятельностью. Между тем международные суды постоянно привлекаются в качестве авторитетов для подтверждения наличия той или иной нормы права. Некоторые авторы даже считают, что "судебные решения ныне составляют один из новых источников права".23

            Место международного суда в развитии международного права определяется их статусом международной организации. Любая такая организация - постоянная или ad hoc - действует только в рамках установленных для нее государствами-членами. Поэтому ни один из существующих международных судов не является непосредственным творцом норм общего международного права.

            Из практики международных судов видно, что их участие в развитии международного права идет по двум направлениям: по пути создания прецедента и затем обычая и по пути создания основы для последующей кодификации.

            "В поисках применимого права суды не могут выходить за рамки актов, правовое значение которых общепризнанно. В области международного права этим актам часто не хватает последовательности, свойственной материалам, к которым могут обращаться внутригосударственные суды. Материалы международного права часто носят фрагментарный характер, иногда они недостаточно определены".24 Суд должен отыскать недостающее звено для того, чтобы установить непосредственную связь с конкретной ситуацией. Даже в тех случаях, когда суд призван применить или истолковать положение договора, он должен выяснить положение договора.

            Норма, сформированная судом для сторон в споре, в дальнейшем может быть воспринята и другими участниками международного общения. Ее повторяющееся применение ведет к созданию обычая, и тогда норма может стать частью общего международного права.

            Иной способ участия международных судебных процедур в развитии международного права, когда их решение используется в процессе кодификации в качестве подготовительных материалов.

            Таким образом, путем создания прецедентов или участия в кодификации решения международных судов составляют часть общего процесса развития международного права. Можно сказать, что международные суды тогда могут оказывать реальное влияние на развитие международного права, когда они способны уловить направление его развития на фоне общих тенденций развития международных отношений.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ:

1. Блощенко И.П. Прецеденты и международное право. М.,1977.

2. Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны. Т.1. М.,1947.      

3. Глотов С.А. Конституционно-правовые проблемы сотрудничества                России и Совета Европы в области прав человека. М., 1997.

4. Денис М. и др. Европейское право в области прав человека. М., 1997.

5. Защита прав человека и борьба с преступностью. Документы Совета Европы. М., 1998.

6. Каламаркян Р.А. Поведение государств в Международном Суде ООН. М., 1999.

7. Камаровский Л.А. О международном суде. М., 1881.

8. Карташкин В.Л. Как подать жалобу в Европейский Суд по правам человека. М., 1998.

9. Кожевинков Ф.И., Шармазанашвили Г.В. Международный Суд ООН: организация, цели, практика. М, 1971.

10. Крылов С.Б. Международный Суд ООН. М., 1958.

11. Латинская Америка в международных отношениях. Т.2. М., 1988.

12.Лукащук И.И. Международное право. Общая часть. М., 1997.

13. Межамериканская система содействия и защита прав человека. М., 1990.

14. Милитаристы на скамье подсудимых: по материалам Токийского и Хабаровского процессов. М., 1985.

15. Международные суды и международное право. (сборник обзоров). М., 1986.

16. Международный Суд. Нью-Йорк, издание ООН. Департамент общественной информации.

17. Нешатаева Т.Н. Международные организации и право. М., 1998.

18. Николаев А.Н. Токио: суд народов. М., 1990.

19. Нюрнбергский процесс. (сборник материалов в 3х томах) Т.1. М., 1965.

20. Основные сведения об ООН. М., 1991.

21. Победа на Востоке: к сороколетию разгрома милитаристской Японии. М.,1985.

22. Полянский Н.Н. Международный Суд. М., 1951.

23. Проблемы Латинской Америки и международное право. Т.2. под ред. Лаврова В.П. М., 1995.

24. Прокуронова С.С. ООН. Конспект лекций. СПб, 2000.

25. Рагинский М.Ю., Розенблит С.Я. Международный процесс главных японских военных преступников. М., 1950.

26. Смирнов Л.Н., Зайцев Е.Б. Суд в Токио. М., 1984.

27.Толстых В.Л. Деятельность международных юрисдикционных органов. Новосибирск, 1996.

28. Тункин Г.И. Теория международного права. М., 1970.

29. Хадсон М.О. Международные суды в прошлом и будущем. М., 1990.

30. Харламов С.О. Международно-правовые стандарты в области прав и свобод человека. М.,1998.

31. Шинкарецкая Г.Г. Международная судебная процедура. М., 1992.

32. Энтин М.Л. Международные гарантии прав человека. Опыт Совета Европы. М., 1997.

33. Энтин М.Л. Международные судебные учреждения. М., 1984.

34. Эрделевский С.В. Обращение в Европейский Суд. М., 1999.

35. “Советское государство и право”, 1992, №12.

36. “Советское государство и право”, 1991, №11.

37. “Советское государство и право”, 1989, №8.

38. “Государство и право”, 1995, №6.

39. “Государство и право”, 1997, №1.



1 Николаев А.Н. Токио. Суд народов. М, 1990.С.23.

2 Нюрнбергский процесс. (Сборник в трех томах) Т.1. М., 1990. С.20.

3 Нюрнбергский процесс. (Сборник в трех томах) Т.1. М., 1990. С.42.

4 Нюрнбергский процесс. (Сборник в трех томах) Т.1. М., 1990. С.33

5 Николаев А.Н. Токио. Суд народов. М., 1990. С.18.

6 Беджауи М. Международный Суд ООН: прошлое и будущее. Московский журнал международного права, 1995. №2.

7 Кожевников И.Ф., Шармазанашвили Г.В. Международный Суд ООН: организация, цели, практика. М.1971. С.17.

8 Международные суды и международное право. (Сборник обзоров). М., 1986. С.31.

9 Советское государство и право. 1991. №11.

10 Нешатаева Т.Н. Международные организации и право. М., 1998. С.37.

11 Защита прав человека и борьба с преступностью. Документы Совета Европы. М., 1998. С.10.

12 Там же. С.12.

13 Энтин М.Л. Международные гарантии прав человека. Опыт Совета Европы. М., 1997. С.64.

14 Харламов С.О. Международно-правовые стандарты в области прав и свобод человека. М., 1998.    С.32.

15 Энтин М.Л. Международные гарантии прав человека. Опыт Совета Европы. М., 1997. С.71.

16 Эрделевский С.В. Обращение в Европейский Суд. М., 1984. С.25.

17 Дженис М. и др. Европейское право в области прав человека. М., 1997. С.17.

18 Там же. С.25.

19 Защита прав человека и борьба с преступностью. Документы Совета Европы. М., 1998. С.18.

20 Межамериканская система содействия и защиты прав человека. М., 1990. С.8.

21 Камаровский Л.А. О международном суде. М., 1881. С.48.

22 Тункин Г.И. Теория международного права. М., 1970. С.15.

23 Энтин М.Л. Международные судебные учреждения. М., 1984. С.50.

24 Шинкарецкая Г.Г. Международная судебная процедура. М., 1992. С.28.

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ФИЛОСОФСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ КАФЕДРА ПОЛТИЧЕСКИХ ИНСТИТУТОВ И ПРИКЛАДНЫХ ПОЛИТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ дипломная работа МЕЖДУНАРОДНЫЕ СУДЫ                          

 

 

 

Внимание! Представленный Диплом находится в открытом доступе в сети Интернет, и уже неоднократно сдавался, возможно, даже в твоем учебном заведении.
Советуем не рисковать. Узнай, сколько стоит абсолютно уникальный Диплом по твоей теме:

Новости образования и науки

Заказать уникальную работу

Похожие работы:

Великобритания во внешней политике Монголии: особенности сотрудничества и перспективы развития
Информационное противостояние в арабо-израильском конфликте на Ближнем Востоке
Влияние государственной политики на развитие российско-украинских торгово-экономических отношений
Проблемы формирования международного имиджа России в постсоветский период
Фашизм как социокультурное явление
Внешняя политика Финляндии 1945-2000 гг.
Формирование региональной политико-административной элиты (на примере Краснодарского края)
Долгосрочная политика Украины по обеспечению энергетической безопасности на основе анализа геополитических планов и перспектив главных ведущих стран мира - России и США
Тайные сообщества, ордена и их влияние на мировую политику
Тайные сообщества, ордена и их влияние на мировую политику (отредактированный вариант)

Свои сданные студенческие работы

присылайте нам на e-mail

Client@Stud-Baza.ru