Ѕаза знаний студента. –еферат, курсова€, контрольна€, диплом на заказ

курсовые,контрольные,дипломы,рефераты

ѕроблема творческой личности в эссе ».Ѕунина Ђќ „еховеї — Ћитература и русский €зык

Ќичипоров ». Ѕ.

ќтправной точкой постижени€ личности „ехова в посв€щенном ему произведении[i] служит осмысление истоков формировани€ писательской индивидуальности, состо€щих в тесном переплетении факторов мистических, наследственных (Ђвосточна€ наследственностьї) и социально-психологических, св€занных с вли€нием атмосферы уездного города, с Ђсидением в лавкеї[ii], которое Ђдало ему раннее знание людейї, способствовало развитию природных Ђвосприимчивости и наблюдательностиї. ќт этих предварительных индивидуальных свойств, обогащенных впоследствии Ђзнанием медициныї, прот€гиваютс€ нити к пониманию скрытой парадоксальности еще ранних литературных опытов „ехова 1880-х гг., которые Ђпоражают житейским опытомї и где Ђизумл€етЕ знание жизни, глубокое проникновение в человеческую душу в такие еще молодые годыї: Ђћен€ поражает, как он моложе тридцати лет мог написать Ђ—кучную историюї, Ђ н€гинюї, ЂЌа путиї, Ђ’олодную кровьї, Ђ“инуї, Ђ’ористкуї, Ђ“ифїЕї.

«начимой дл€ понимани€ творческой личности выступает у Ѕунина категори€ пути художника в литературу, что типологически перекликаетс€ со знаменитыми цветаевскими интуици€ми в эссе Ђѕоэты с историей и поэты без историиї (1933). ”никальность чеховского Ђслуча€ї таитс€, по Ѕунину, в диалектическом взаимодействии спонтанности, изначальной непреднамеренности прихода в большую литературу Ц и этики неустанного личностного и художнического самовоспитани€. — одной стороны, Ђ„ехов Ц редкий писатель, который начинал, не дума€, что он будет не только большим писателем, а даже просто писателемї, а с другой Ц приводимые в эссе фрагменты его писем 80-х гг. свидетельствуют о Ђбеспрерывном дневном и ночном труде, вечном чтении, штудировке, волеї. ѕоследнее качество в общем контексте бунинских оценок роднит „ехова с “олстым, о чьей особой Ђсклонности к умствованиюї, продиктованной стремлением одолеть Ђвосемьдес€т тыс€ч верст вокруг самого себ€ї[iii], подробно говоритс€ в Ђќсвобождении “олстогої.

 лючевыми средствами проникновени€ в тайну творческой индивидуальности главного геро€ эссе станов€тс€ лейтмотивные психологические, портретные, речевые характеристики, пропитанные опытом напр€женного авторского самоосмыслени€ и вывод€щие к широким обобщени€м о литературе и искусстве не только в историческом, но и онтологическом масштабе.

ќснование художественной концепции о „ехове как личности и писателе образует в эссе авторское прозрение глубинной органичности его творческой натуры, €рким про€влением которой стало антиномичное сочетание и взаимопроникновение внешней Ђсдержанностиї и затаенной страстности, Ђжажды радости, хот€ бы самой простой, самой обыденнойї. ”€снение природы чеховской сдержанности оказываетс€ важнейшим в произведении. Ёто качество просматриваетс€ здесь в характере его общени€ Ђс людьми, самыми близкими емуї, тоне писем, в осознанной творческой установке садитьс€ писать, Ђкогда чувствуешь себ€ холодным, как ледї. ¬ этой диалектике Ђособой холодностиї и Ђдушевной чуткости и силы восприимчивостиї заключена, по убеждению Ѕунина, сердцевина всего мироощущени€ и мышлени€ „ехова, вследствие чего Ђеще не скоро разгадают во всей полноте его тонкую и целомудренную поэзию, его силу и нежностьї. ¬ личностном плане эта сдержанность трактуетс€ в качестве мощного противовеса всему неестественному, погрешающему против разумного чувства меры, столь значимого и дл€ самого автора. »менно поэтому сдержанность как способ противосто€ни€ внешней и внутренней неправде Ђсвидетельствует о редкой силе его натурыї, соотноситс€ в общей системе психологических характеристик с любовью только к Ђискреннему, органическомуї, с Ђжаждой наивысшей простотыї. ¬ плане же творческом Ц это выражение Ђчувства личной свободыї, того самосто€ни€ в искусстве, которое позвол€ет Ђне склонитьс€ ни перед чьим вли€ниемї, что отчетливо иллюстрируетс€, к примеру, интонаци€ми чеховского иронического замечани€ о том, как в критике его Ђдопекали Ђтургеневскими нотамиїї. ¬ этом смысле индивидуальное качество душевного склада „ехова рассматриваетс€ в произведении расширительно, как необходимое свидетельство подлинного искусства, суть которого постигаетс€ не в логически ув€занных между собой построени€х, но в глубинах антиномичного мирочувстви€ художника.

Ћейтмотивный характер имеют в эссе и портретные зарисовки. ≈диничные проницательные штрихи, запечатлевающие лицо Ђумное и очень спокойноеї, человека Ђочень стройного и очень легкого в движени€хї, который позднее под действием недуга Ђпохудел, потемнел в лицеї, но сохранил Ђиз€щество много пережившего человекаї; частные наблюдени€, выполн€ющие функцию своеобразных Ђремарокї к эпизодам непосредственного общени€ (Ђѕомню его молчание, покашливание, прикрывание глаз, думу на лице, спокойную и печальную, почти важнуюї), Ц постепенно переход€т в развернутые динамичные портреты. ѕосредством знаменитой бунинской Ђвнешней изобразительностиї емко вырисовываетс€ то, как Ђу „ехова каждый год мен€лось лицої, просматриваетс€ потаенна€ эволюци€ внутреннего мира геро€ от „ехова-гимназиста, студента до „ехова Ђв начале двадцатого векаї. ѕодобно тому, как многие чеховские произведени€ именуют рассказами Ђроманного типаї, бунинский портрет через отрывистые Ђмазкиї стремитс€ охватить Ђроманнуюї многоплановость и полноту судьбы художника:

Ђ¬ 79 году по окончании гимназии: волосы на пр€мой р€д, длинна€ верхн€€ губа с сосочком.

¬ 84 году: мордастый, независимый; сн€т с братом Ќиколаем, насто€щим монголом.

¬ ту же приблизительно пору портрет, писанный братом: губастый, башкирский малый.

¬ 90 году: красивость, смелость умного живого взгл€да, но усы в стрелку.

¬ 92 году: типичный земский доктор.

¬ 97 году: в каскетке, в пенсне. —мотрит холодно в упор.

ј потом: какое стало тонкое лицо!ї.

„резвычайно выразительно воссозданы в эссе фрагменты непосредственного общени€ с „еховым, где на первый план выдвигаютс€ речева€ характеристика, приемы Ђжестовогої психологизма. Ёто и его восхищенные слова о красоте южной ночи, прозвучавшие Ђс необычной даже дл€ него м€гкостью и какой-то грустной радостьюї, и чеховский смех, обнаруживавший то, насколько он Ђлюбил шутить, выдумывать разные разности, нелепые прозвищаї, причем парадоксальным образом Ђтам, где находилс€ больной „ехов, царили шутки, смех и даже шалостьї. “акое искрометное чувство юмора, по наблюдени€м автора, было полностью свободно от про€влений какого бы то ни было самолюбовани€, желани€ Ђнаслаждатьс€ своим удачно сказанным словомї.

¬ композиционном плане монтаж отдельных реплик „ехова, бесед автора с ним обуславливает поэтику фрагментарности эссеистского текста, за которой кроетс€ стремление не передать целостное и полностью сформировавшеес€ мировоззрение художника, но постичь антиномизм как коренное свойство его мышлени€, а потому столь часто св€зующими звень€ми между различными чеховскими высказывани€ми служат проницательные, парадоксально заостренные авторские комментарии: Ђќднажды он сказал (по своему обыкновению, внезапно)ї; Ђќн, например, не раз спрашивал мен€ (каждый раз забыва€, что уже говорил это, и каждый раз сме€сь от всей души)ї; Ђ»ногда говорилЕ а иногда говорил совсем другоеї. ¬ этих и иных по€снени€х заключен скрытый лиризм произведени€, который лишь в редких случа€х эксплицируетс€ в пр€мых авторских признани€х. “ак, Ђобъективна€ї фиксаци€ творческой общности, обусловленна€ тем, что Ђвыдумывание художественных подробностей и сближало нас, может быть, больше всегої, неожиданно Ђперекрываетс€ї в одном из завершающих фрагментов произведени€ взволнованным звучанием лирического голоса: Ђќн мог два-три дн€ подр€д повтор€ть с восхищением удачную художественную черту, и уже по одному этому не забуду € его никогда, всегда буду чувствовать боль, что его нетї.

—мысловым центром эпизодов личного общени€ автора и геро€ выступают беседы и высказывани€ на литературно-эстетические темы. —квозными станов€тс€ интуиции „ехова о нелегком, но необходимом дл€ творческой личности движении к тому, чтобы в себе Ђвыработать зоркого, неугомонного наблюдател€ї и в значительной мере через это прочувствовать само писательство как неустанное трудничество (Ђне поклада€ рукЕ всю жизньї). ¬ отношении „ехова к литературе Ѕунина привлекает парадоксальное взаимопроникновение искреннего благоговени€ перед гениальностью словесного мастерства Ц и здорового скептицизма, юмора, которые избавл€ют художника от чрезмерной экзальтации. Ќа почтительное преклонение перед “олстым, перед мощью его художнического зрени€ (Ђ¬едь подумайте, ведь это он написал, что јнна сама чувствовала, видела, как у нее блест€т глаза в темнотеї), на восхищенные оценки ћопассана, ‘лобера, лермонтовской Ђ“аманиї накладываютс€ резко иронические отзывы о проторенных пут€х формировани€ литературных репутаций: Ђ¬се врем€ так:  ороленко и „ехов, ѕотапенко и „ехов, √орький и „еховї.

јвтор и герой эссе сход€тс€ в своем бережном отношении к классическому —лову, а потому столь настойчиво Ѕунин возвращаетс€ к про€влени€м чеховского непри€ти€ Ђтак называемых поэтических красот, неосторожного обращени€ со словомї, его готовности нещадно Ђбраковать в литературе все нарочитое, искусно скомпонованноеї, к его особой Ђскупостиї на слова в обычной речи, проистекающей от принципиальной несклонности к модернистскому сращению жизни и творчества: Ђѕисател€ в его речи не чувствовалось, сравнени€, эпитеты он употребл€л редко, а если и употребл€л, то чаще всего обыденные, и никогда не щегол€л ими, никогда не наслаждалс€ своим удачно сказанным словомї. —имптоматично, что если у „ехова така€ повышенна€ требовательность к слову вела к крайне взыскательному отношению прежде всего к поэзии (Ђтак редко удовлетвор€лс€ он стихамиї), то у Ѕунина недоверие к любым формам игрового начала в искусстве выразилось в настороженном воспри€тии драматургии в целом и чеховского театра в частности.

ќсмысление эстетической позиции „ехова несет в бунинском эссе и отголоски его давней полемики с модернистами, с чрезмерным экспериментаторством представителей Ђнового искусстваї, со сложившимис€ в этой среде штампами о „ехове как Ђхмуром писателеї, Ђнормальном провинциальном доктореї и пр. ќднако объективна€ картина выгл€дит здесь сложнее, ибо степень пол€рности „ехова и художественных исканий —еребр€ного века автор все же изр€дно абсолютизирует. ¬едь в приводимых им чеховских суждени€х о том, что литература есть Ђпрежде всего искусство, бескорыстное и свободноеї, о нежелательности дл€ художника Ђговорить €зыком проповедникаї есть немало созвучного импульсам модернизма. Ѕолее того, в устремлени€х „ехова как писател€ Ѕунин подчеркивает ориентацию на смелый эксперимент, решительное обновление жанрового мышлени€ и повествовательных форм Ц в том, как он Ђпробил дорогу к маленькому рассказуї, как, усвоив уроки своей прежней журнальной работы, добивалс€ преодолени€ литературных условностей: Ђѕо-моему, написав рассказ, следует вычеркивать его начало и конец. “ут мы, беллетристы, больше всего времї. ѕримечательно, что и дл€ автора эссе, при всей его самобытности, эти чеховские взгл€ды оказываютс€ весьма актуальными не только в поэтической практике (Ђћен€ научили краткости стихиї), но и в движении к максимальной плотности образной ткани рассказа, в свое врем€ оцененной „еховым как €ркое про€вление Ђнеклассичностиї: ЂЂѕисал ли € ¬ам насчет Ђ—осенї? Ц это очень ново, очень свежо и очень хорошо, только слишком компактно, вроде сгущенного бульонаЕїї. ќчевидно, что в бунинском эссе, посредством характерного дл€ данного жанра поиска и узнавани€ себ€ в Ђдругомї[iv], осуществл€етс€ авторска€ самоидентификаци€ в отношении как классической традиции, так и новейших черт художественного сознани€.

—ферой взаимодействи€ внутренних миров геро€ и автора станов€тс€ в произведении и онтологические интуиции. „уждый отвлеченному, теоретизирующему философствованию, отталкивавшему его в символизме, Ѕунин искусно Ђвстраиваетї чеховские прозрени€ в Ђинтерьерї бытовых подробностей непосредственного общени€. —окровенный вопрос Ђ„то думал он о смерти?ї получает здесь антиномичное разрешение, в силу того что антиномизм выступает у Ѕунина модусом осмыслени€ не только литературных, но и бытийных проблем: Ђћного раз старательно-твердо говорил, что бессмертие, жизнь после смерти в какой бы то ни было форме Ц сущий вздорЕ Ќо потом несколько раз еще тверже говорил противоположное: эссе посредством характерного дл€ данного жанра поиска и узнавани€ себ€ в " актуальными и в поэтичес Ц Ќи в коем случае не можем мы исчезнуть после смерти. Ѕессмертие Ц факт. ¬от погодите, € докажу вам этоЕї. — этими Ђмечтами вслухї образно ассоциируетс€ художественно прорисованна€ сцена, когда автор узнает из газеты о смерти „ехова. ѕоэтическа€ сила этого эпизода Ц в передаче рационально непостижимого соприкосновени€ многоцвети€ и красоты Ђживой жизниї земного природного быти€ с внезапным напоминанием о смертности, конечности всего телесного: ЂЅыл жаркий и сонный степной день, с тусклым блеском неба, с гор€чим южным ветром. я развернул газету, сид€ на пороге кузнецовой избы, Ц и вдруг точно лед€на€ бритва полоснула по сердцуї.

“аким образом, художественна€ структура книги Ѕунина Ђќ „еховеї представл€етс€ насквозь лиричной: именно авторска€ личность, осмысл€юща€ себ€ в соотнесенности с культурным хронотопом прошлого и насто€щего, выступает содержательным центром эссе. ¬месте с тем подобна€ субъективаци€ изображени€ не уводит от разностороннего художественного и одновременно строго аналитического познани€ как личности „ехова, так и общих вопросов психологии творчества. Ќаиболее значимыми из них стали размышлени€ о факторах формировани€ писательской личности, о пути художника в литературу, о взаимопроникновении Ђхолодностиї и Ђчуткостиї в его мироощущении, отношении к слову, о его глубинном самоопределении в отношении коренных бытийных антиномий. — этой точки зрени€, эссеистские произведени€ Ѕунина о “олстом и „ехове типологически соотнос€тс€ с исследованием ј.Ѕелого о √оголе[v], поздними стать€ми ћ.÷ветаевой о поэтах[vi], с обращенной к проблеме творчества эссеистикой ».Ѕродского[vii]

—писок литературы

†[i] Ќичипоров ».Ѕ. Ђѕоэзи€ темна, в словах невыразимаЕї. “ворчество ».ј.Ѕунина и модернизм. ћ., 2003. —.162 Ц 231.

[ii] Ѕунин ».ј. ќ „ехове // Ѕунин ».ј. —обрание сочинений: ¬ 6 т. “.6. ћ., 1996. —.147. ƒалее текст произведени€ цитируетс€ по данному изд.

[iii] Ѕунин ».ј. ќсвобождение “олстого // Ѕунин ».ј. “ам же. —.103.

[iv] Ёпштейн ћ.Ќ. Ќа перекрестке образа и пон€ти€ (эссеизм в культуре Ќового времени) // Ёпштейн ћ.Ќ. ѕарадоксы новизны. ћ., 1988. —.336.

[v] Ќичипоров ».Ѕ. ¬опросы психологии творчества в книге јндре€ Ѕелого Ђћастерство √огол€ї // ћалоизвестные страницы и новые концепции истории русской литературы ’’ века: ћатериалы III ћеждунар. науч. конф. ¬ып. 4. ћ., 2008. —.32 Ц 36.

[vi] Ќичипоров ».Ѕ. ћиф об јндрее Ѕелом в художественном сознании ћ.÷ветаевой //  афедральные записки: ¬опросы новой и новейшей русской литературы. ћ., ћ√”, 2002. —.87 Ц 96; ќн же. ѕути создани€ образа поэта в Ђ—лове о Ѕальмонтеї ћ.÷ветаевой //  онстантин Ѕальмонт, ћарина ÷ветаева и художественные искани€ ’’ века: ћежвуз. сб. науч. тр. »ваново, 2006. ¬ып.7. —.211 Ц 218.

[vii] Ќичипоров ».Ѕ. ћеханизмы порождени€ художественного текста в представлении ».Ѕродского // PRO=«ј 3. ѕредмет: ћатериалы к обсуждению. —моленск, 2005. —.168 Ц 170; ќн же. ќ духе и стиле эссеистской прозы ».Ѕродского о ћ.÷ветаевой // Ёйхенбаумовские чтени€ Ц 5: ћатериалы ћеждунар. конф. ¬ып.5. „.II: ’удожественный текст: истори€, теори€, поэтика. ¬оронеж, 2004. —.123 Ц 128.

ƒл€ подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www.portal-slovo.ru

Ќичипоров ». Ѕ. ќтправной точкой постижени€ личности „ехова в посв€щенном ему произведении[i] служит осмысление истоков формировани€ писательской индивидуальности, состо€щих в тесном переплетении факторов мистических, наследственных (Ђвосточна€

 

 

 

¬нимание! ѕредставленна€ —тать€ находитс€ в открытом доступе в сети »нтернет, и уже неоднократно сдавалась, возможно, даже в твоем учебном заведении.
—оветуем не рисковать. ”знай, сколько стоит абсолютно уникальна€ —тать€ по твоей теме:

Ќовости образовани€ и науки

«аказать уникальную работу

ѕохожие работы:

ѕоэтическа€ эстетика ƒельвига
–усска€ Ђјнтологи€ї от романтизма до авангарда
Ђƒуэльї ј.—.√рибоедова с Ќ.».√недичем
ќб автобиографизме пушкинской лирики михайловского периода
 . . —лучевский и Ќ.¬. √оголь
ёмор и сатира в поэзии графа ј. . “олстого
ќ стихотворении ј.—. ѕушкина Ђ»з ѕиндемонтиї
—имволика имен в рассказе Ћьва “олстого Ђ’оз€ин и работникї
ѕсихологическое врем€ и структура подпольного характера
“ворчество ƒостоевского в контексте европейской литературы

—вои сданные студенческие работы

присылайте нам на e-mail

Client@Stud-Baza.ru