Ѕаза знаний студента. –еферат, курсова€, контрольна€, диплом на заказ

курсовые,контрольные,дипломы,рефераты

»стори€ российского революционного терроризма — »стори€

»стори€ российского революционного терроризма

ќказавшись в эмиграции, бывшие революционеры, представл€вшие небольшевистские партии, продолжали сводить счеты друг с другом. ќбращение к истории революционного движени€ доокт€брьской эпохи осуществл€лось через призму вопроса: кто виноват? ќдни приходили к выводу о порочности самой политической платформы, на которой они находились, что предопределило эволюцию воззрений многих бывших социалистов и либералов в направлении разного рода этатистских концепций. ƒругие объ€сн€ли причину своего поражени€ обсто€тельствами частного и субъективного характера.   таким обсто€тельствам было, прежде всего, отнесено провокаторство.

Ќеизменно ассоциировавшеес€ с Ђделом ≈.‘. јзефаї, оно так или иначе подводило исследователей к рассмотрению феномена революционного терроризма. ѕравда, по большей части исследовани€ эмигрантских авторов базировались лишь на личных воспоминани€х, что снижало уровень репрезентативности представленных концепций. ¬заимные обвинени€ политических эмигрантов в провокаторстве и иных грехах, совершенных на ниве служени€ террору, были лишь на руку большевикам. Ќе случайно книга ¬.Ћ. Ѕурцева Ђ¬ погоне за провокаторамиї и отрывок из бурцевских мемуаров Ђ ак € разоблачил јзефаї увидели свет в конце 1920-х годов в ———–. » это несмотр€ на то, что автор к тому времени зарекомендовал себ€ как злейший враг советский власти. ¬.Ћ. Ѕурцев активно поддерживал версию о германском финансировании большевистской партии в 1917 г., пыталс€ вести борьбу с коминтерновской агентурой в среде русской эмиграции, выпустил антисоветскую брошюру Ц памфлет Ђёбилей предателей и убийцї.

ѕсевдоагент царской охранки ≈.‘. јзеф настолько эпатировал российскую общественность, что даже по прошествии значительного количества лет ему приписывали какие-то дь€вольские, сверхъестественные возможности. «а ширмой любого теракта подозревалось присутствие его зловещей фигуры. “ак, даже посв€щенный во все тайные стороны де€тельности охранного отделени€, многолетний полицейский руководитель Ћј. –атаев утверждал, что некто иной, как ≈.‘. јзеф, Ђпридумал и проделал вместе с арм€нами покушение на султанаї. ¬ действительности ни к покушению на турецкого султана јбдул-’амида в июле 1905 г., ни к арм€нским террористическим организаци€м он никакого отношени€ не имел. —ами арм€нские боевики категорически отвергали его причастность к этому теракту. Ќо даже лично получив опровержение ратаевского утверждени€ со стороны последних, ћј. јлданов все же допускал возможность участи€ ≈.‘. јзефа в заговоре против султана. “аким же образом и в современную эпоху в любом теракте американцы непременно обнаруживают след Ѕен Ћадена, а росси€не Ц Ўамил€ Ѕасаева.

Ѕольшинство исследователей полагали, что движущим мотивом двойной игры ≈.‘. јзефа €вл€лись эгоизм и корыстолюбие. ¬ каждом конкретном случае между службой охранке и революции он выбирал ту, котора€ приносила больше финансовых дивидендов. –еволюционна€ работа зачастую была более выгодной, чем полицейска€, поскольку через кассу Ѕќ проходили огромные суммы, бывшие в полном распор€жении ≈.‘. јзефа. ќдним из первых данную точку зрени€ на феномен Ђазефщиныї сформулировал ј.». —пиридович: Ђјзеф Ц это беспринципный и корыстолюбивый эгоист, работавший на пользу иногда правительства, иногда революции; измен€вший и одной и другой стороне в зависимости от момента и личной пользы; действовавший не только как осведомитель правительства, но и как провокатор в действительном значении этого слова, то есть самолично учин€вший преступлени€ и выдававший их затем частично правительству корысти радиї.

ƒруга€ тенденци€ оценок, обнаруживаема€ в эмигрантской историографии, Ц попытка объ€снить феномен ≈.‘. јзефа через призму психологии игрока. ¬.ћ. «ензинов, отвеча€ на вопрос, какие цели преследовал ≈.‘. јзеф, писал: ЂЁта тайна осталась с ним. я могу лишь высказать предположение: по натуре своей он был игроком Ц он играл головами других и своей собственной, и эта игра, в которой он должен был себ€ чувствовать мастером, давала ему в руки ту власть, котора€ его опь€н€ла, Ц власть над правительством и революцией. Ќо за эту игру никогда он не забывал получать от правительства свои тридцать серебрениковї. ¬ целом же делалс€ вывод, что роль ≈.‘. јзефа как сотрудника полиции превышала его роль как революционера.

‘игура ≈.‘. јзефа €вл€лась подлинной находкой дл€ литераторов. ќдним из первых его образ в художественном произведении использовал јндрей Ѕелый, представив под фамилией Ћипченко в романе Ђѕетербургї. Ўирокий резонанс в литературных кругах вызвала изданна€ в 1929 г. в

Ѕерлине на русском €зыке книга –омана √ула Ђ√енерал Ѕќї. ’удожественна€ канва основывалась на проработке автором значительного круга источников, а потому гулевский роман сыграл не последнюю роль в развитии историографии дела јзефа.  нига была переведена на многие €зыки и получила высокую оценку со стороны р€да видных писателей, включа€ јнд-ре ћальро и јльбера  амю. »менно под вли€нием Ђ√енерала Ѕќї французский философ-экзистенциалист увлекс€ темой русского революционного терроризма. ј.  амю апробировал сюжет об убийстве великого кн€з€ —ерге€ јлександровича в качестве театральной постановки. –. √уль также адаптировал сюжетное изложение своей книги дл€ сценической постановки. Ќаписанна€ им пьеса Ђјзефї была поставлена в 1937 г. на сцене –усского театра в ѕариже известным актером √ригорием ’марой, который, помимо режиссерской работы, исполнил роль Ѕ.¬. —авинкова. ѕьеса имела кассовый успех и получила благожелательное освещение со стороны театральных критиков, хот€ сам –. √уль оценивал свою пробу пера на драматической ниве довольно скептически. ¬прочем, состо€лось лишь четыре представлени€. —пектакль был исключен из репертуара театра под давлением эсеров, за€вл€вших, что будирование азефовской темы ввиду еврейского происхождени€ главного геро€ выгл€дит аморально на фоне преследовани€ евреев в нацистской √ермании. ¬ действительности социалистов-революционеров раздражало само упоминание имени провокатора вне зависимости от его национального происхождени€. ƒаже по прошествии тридцати лет после азефовского дела эсеры весьма болезненно относились даже к упоминанию имени бывшего руководител€ эсеровской Ѕоевой организации.

Ёмигрантские авторы имели довольно смутное представление о происход€щем в ———– и поэтому восприн€ли сообщени€ советской пропаганды о терактах против партийных де€телей, как отражение реальных террористических потр€сений. Ётим во многом объ€сн€етс€ сохранение интереса к истории терроризма в историографии русского зарубежь€.

—толь же значительное раздражение, как и гулевска€ пьеса, вызвала у эсеров публикаци€ в 1930 г. в парижской газете Ђѕоследние новостиї эссе ћ.ј. јлданова Ђјзефї. ЂЁсеры, Ц писал в этой св€зи ¬. ’одасевич Ќ. Ѕерберовой, Ц в лютой обиде на јлданова за Ђјзефаї, как и следовало ожидатьї. Ёссеист представил ≈.‘. јзефа как дегенеративную личность, Ђпереходной ступенью к удавуї. ѕри чтении алдановского эссе у читател€ невольно возникал вопрос, почему эсеры долгое врем€ преклон€лись перед столь ничтожным в нравственном отношении человеком. –епутаци€ ѕ—– при этом, естественно, не выигрывала. ћ.ј. јлданов обнаруживал в перипети€х азефского дела мотивы ‘.ћ. ƒостоевского. ¬последствии тезис о Ђдостоевизмеї русского терроризма стал весьма распространенным в экзистенциалистской литературе.

ѕопытку представить сюжет азефского дела в форме драматического произведени€ предпринимали также ѕ.≈. ўеголев и ј.Ќ. “олстой. Ќе написанна€ ими совместна€ пьеса, ввиду сравнительно невысоких художественных достоинств, так и не была поставлена в театрах.

ѕроживавший во ‘ранции известный режиссер ј. √рановский вел в начале 1930-х годов работу по съемкам фильма об ≈.‘. јзефе. ¬ качестве сценариста кинокартины был приглашен Ќ.Ё. Ѕабель, научного консультанта Ц Ѕ.». Ќиколаевский. ќднако участие в подготовке фильма ».Ё. Ѕабел€ как гражданина ———– не нашло поддержки у советского руководства. » тот прервал свое сотрудничество с французской кинокомпанией. ќт своего проекта ј. √рановский был вынужден отказатьс€. ¬прочем, по возвращении в —оветский —оюз ».Ё. Ѕабель наде€лс€ реализовать замысел создани€ фильма о террористах на родине. ∆урнал Ђ«а большевистский фильмї сообщал в 1934 г. о работе писател€ над сценарием кинокартины Ђјзефї дл€ ¬торой фабрики.

ѕервое издание фундаментальной книги Ѕ.». Ќиколаевского Ђ»стори€ одного предател€ї состо€лась в 1932 г. в Ѕерлине. ѕо оценке ќ.¬. Ѕудницкого, эта книга остаетс€ на насто€щее врем€ лучшим и наиболее адекватно трактующим личность и революционно-полицейскую карьеру јзефа исследованием.

  изучению феномена Ђазефовщиныї Ѕ.». Ќиколаевский приступил остава€сь на позици€х социал-демократа. — одной стороны, он стремилс€ осудить корпоративность эсеровских террористов, дистанцировавшихс€ от массовой работы, с другой Ц не бросить при том тень на революционное подполье в целом. “ак, срыв азефовской операции цареубийства на пароходе Ђ–юрикї в окт€бре 1908 г. объ€сн€лс€ запретом его осуществлени€ матросским революционным комитетом, готовившим в то врем€ всеобщее вооруженное восстание на Ѕалтийском флоте. ¬ действительности теракт не был осуществлен не из-за какого бы то ни было запрета, а потому что, выража€сь словами ћј. Ќатансона, Ђсдрейфилї исполнитель.

ѕризнава€ значительную источниковую фундированность исследований Ѕ.». Ќиколаевского, особенно впечатл€ющую на фоне публикации других очерковых работ, посв€щенных революционному терроризму, еледует отметить довольно упрощенный концептуальный подход, предложенный автором. »нтерпретаци€ мотивов провокаторской де€тельности ≈.‘. јзефа была редуцирована до банального ст€жательства. ƒеньги, выплачиваемые агенту охранкой, и деньги партийной кассы составл€ли координаты азефовской мотивации. ќсуществление терактов зависело от соотношени€ дивидендов, приносимых ≈.‘. јзефу, соответственно на службе революции и охранного отделени€. ќб источниках азефовских революционных доходов Ѕ.». Ќиколаевский писал следующее: Ђ¬ безотчетном распор€жении главы Ѕќ находилась касса последней, а через эту кассу проходили многие тыс€чи, и из этой кассы становилось возможным извлекать доходы более значительные, чем те 500 рублей в мес€ц, которые платила касса ƒепартаментаї. »сторик одним из первых в отечественной историографии указал на высокую доходность зан€ти€ террористической де€тельностью. —ледует думать, что доходы от терроризма в течение XX века имели тенденцию к росту, а соответственно дивиденды современной генерации боевиков несоизмерно выше, чем у азефского поколени€.

 нига Ћ.ѕ. Ќиколаевского Ђ онец јзефаї была посв€щена обсто€тельствам жизни провокатора после его разоблачени€, а потому непосредственного отношени€ к теме революционного терроризма не имела.

Ќесмотр€ на собрание Ѕ.». Ќиколаевским богатой документальной коллекции, в Ђ»стории одного предател€ї отсутствуют ссылки на источники, что придает исследованию беллетристическую форму. ¬прочем, такой недостаток был характерен дл€ большинства эмигрантских изданий, посв€щенных проблемам революционного терроризма.

ѕри написании своей книги об ≈.‘. јзефе Ѕ.». Ќиколаевский вел активную переписку с ¬.ћ. „ерновым. Ёсеровский теоретик упрекал своего респондента, равно как и других исследователей революционного терроризма, за преувеличение в нем роли центральной Ѕоевой организации. ѕомимо азефовской Ѕќ, существовало множество иных террористических групп. Ђ Ђ√ероических одиночекї и Ђгероических ударных группї, Ц свидетельствовал ¬.ћ. „ернов, Ц становилось все больше и больше. ћы в то врем€ говорили: скоро не останетс€ ни одного местного комитета и очень мало таких местных, еще не доросших до звани€ комитета групп, которые не будут иметь своей боевой дружины. ћы говорили о прежнем периоде как об эпохе одиноких отшельников террора, и о новом Ц как о периоде Ђобмирщени€ї террора в рамках партии. “еррор индивидуальный перерастал в групповой и обещал перерасти в массовый, граничащий с пр€мым восстаниемї.

√овор€ о терроризме, историки, по его мнению, гипертрофировали субъективную составл€ющую. ¬ частности, роль ≈.‘. јзефа, да и самого эсеровского ÷ , в выборе жертв терактов не была определ€ющей. Ђ огда идет у ¬ас речь об осведомлении, против кого парти€ готовит акты, Ц писал ¬.ћ. „ернов Ѕ.». Ќиколаевскому, Ц мне кажетс€, ¬ы не всегда учитываете, что мишени террористических ударов партии были почти всегда, так сказать, самоочевидны. ¬есь смысл террора был в том, что он как бы выполн€л неписаные, но бесспорные приговоры народной и общественной совести.  огда это было иначе, когда террористические акты €вл€лись сюрпризами, Ц это было €сным показателем, что то были плохие, ненужные, неоправданные террористические актыї.

ƒействительно, Ѕ.». Ќиколаевский преувеличивал статус ≈.‘. јзефа в ѕ—–. —осредоточившись в своем исследовании на феномене Ђазефиадыї, он смотрел через его призму на все движение социалистов-революционеров.   примеру, специальное за€вление эсеров о непричастности к взрыву на јптекарском острове и об осуждении такого рода терактов он приписывал непременно давлению ≈.‘. јзефа, бо€вшегос€ нежелательной дл€ него реакции ƒепартамента полиции. — монографией Ѕ.». Ќиколаевского было св€зано формирование историографической традиции руководствоватьс€ канвой азефского дела в изложении истории революционного терроризма.

Ќе менее попул€рной темой, чем Ђазефщинаї, в контексте изучени€ революционного терроризма эмигрантской историографией стала Ђсавинковщинаї. ¬.ћ. „ернов описывал Ѕ.¬. —авинкова как попутчика партии, полного презрени€ к люд€м и не имеющего никакой определенной идеологической позиции. ќдно врем€, по его свидетельству, Ѕ.¬. —авинков объ€вл€л себ€ сторонником ЂЌародной волиї, но потом, после визита к ѕетру  ропоткину, провозгласил себ€ анархистом.  акое-то врем€ он даже склон€лс€ к Ђдуховно-религиозному революционизмуї. ¬ индиферентности к политическим программам признавалс€ и сам террорист.

ќрганизационна€ нер€шливость приводила Ѕ.¬. —авинкова к срывам операций Ѕќ, перечень которых был более значительным, чем число успешных терактов. Ћичное мужество оставалось единственным положительным качеством, отличающим Ѕ.¬. —авинкова как руководител€. Ќо данна€ оценка выгл€дит односторонней.   примеру, ”. „ерчиль, политическа€ компетенци€ которого не подлежит сомнению, говорил о Ѕ.¬. —авинкове совершенно иначе: Ђ—авинков сочетал в себе мудрость государственного де€тел€, качества полководца, отвагу геро€ и стойкость мученикаї.

¬опреки современному историографическому стереотипу о ѕ—– как партии Ђс откровенно протеррористической позициейї, эсеровский теоретик ¬.ћ. „ернов, оказавшись в эмиграции и осмыслива€ исторический опыт социалистов-революционеров, неоднократно подчеркивал о разрыве же эсеров с террористической тактикой народовольцев. Ќи в одном из партийных документов терроризм не признавалс€ в качестве главного средства революционной борьбы. ѕри разработке тактики ему отводилась второстепенна€ роль.  леймо террористов, согласно ¬.ћ. „ернову, было возложено на ѕ—– по недоразумениюї. ƒействительно, терроризм в –оссии начала XX в. не был св€зан лишь с какой-то определенной партией и ее идеологией, а представл€л некую надпартийную субкультуру. Ёсеровска€ Ѕоева€ организаци€ оказалась лишь удачливее других, предопределив успехом своей де€тельности соответствующее воспри€тие всей партии.

¬прочем, оказавшиес€ за границей экс-революционеры отнюдь не сразу приступили к написанию мемуаров. Ќекоторое врем€ они еще сохран€ли надежду вз€ть политический реванш. ¬есьма ценные дл€ изучени€ генезиса революционного терроризма воспоминани€ ¬.ћ. „ернова были собраны и отредактированы лишь в последние годы жизни автора Ц в конце 1940 ‑ начале 1950-х годов, и увидели жизнь вообще после смерти эсеровского публициста в 1952Ц1953 годы. “ак же в конце 1940 ‑ начале 1950-х годов были написаны мемуары ¬.ћ. «ензинова. »зданные книги не вызвали того общественного резонанса, который они могли бы иметь в 1920-е годы. “ема терроризма в 1940Ц1950-е годы не воспринималась исследовател€ми как особо злободневна€.

Ќаиболее детальными в фактическом отношении и целостными при восстановлении содержательной канвы истории террористических организаций в –оссии стали труды бывшего жандармского генерала ј.». —пиридовича. ј. √ейфман оценивает их как Ђединственное обобщающее изложение событийї, хот€ и не отличающеес€ аналитичностью. ѕоказательно, что опубликованные в √ермании воспоминани€ генерала переиздавались даже в ———–, Ц случай беспрецедентный в советской историографической практике. Ќаиболее подробно ј.». —пиридовичем освещалс€ начальный период истории Ѕоевой организации эсеров, что предопределило последующую историографическую традицию. ¬последствии многие исследователи российского революционного терроризма шли лишь в канве содержательных рамок, обозначенных ј.». —пиридовичем. ¬ результате систематизаци€ источников по постазефовскому периоду истории революционного терроризма, то есть работа, аналогична€ исследовани€м генерала по эпохе √.ј. √ершуни и ≈.‘. јзефа, была проделана лишь в 1990-е годы. ƒл€ трудов ј.». —пиридовича характерен присущий в целом аналитикам охранного отделени€ своеобразный эсероцентризм при интерпретации террористического движени€. ¬ тени эсеровской Ѕќ оказывались многие другие революционные террористические организации. ѕсихологическа€ установка на обнаружение едва ли не в каждом теракте участи€ наиболее известных террористов зачастую негативно вли€ет и на современную розыскную де€тельность.

–ешающими факторами, приведшими к свертыванию террористической де€тельности эсеров, ј.». —пиридович называл, нар€ду с провокаторством ≈.‘. јзефа, предательство ё.Ќ. “атарова, выдавшего охранке почти полный состав Ѕоевой организации, и арест одного из ведущих теоретиков терроризма ≈. . Ѕрешко-Ѕрешковской. ¬ действительности, вопреки сложившемус€ в историографии мнению об ≈.‘. јзефе как крупнейшем провокаторе за всю историю революционного движени€, практический урон дл€ ѕ—– от осведомительской де€тельности ё.Ќ. “атарова был значительно масштабнее.

ѕомимо описани€ де€тельности террористических групп, ј.». —пи-ридович восстанавливает общую семиосферу терроризма, в которую погрузилась –оссийска€ »мпери€ в начале XX в. “еракты станов€тс€ повседневным, бытовым €влением ЂЌесколько крупных случаев террора, Ц писал генерал, Ц сопровождались положительно дес€тками мелких покушений и убийств среди низших чинов администрации, не счита€ угроз путем писем, получавшихс€ чуть ли не вс€ким полицейским чиновником;Е бомбы швыр€ют при вс€ком удобном и неудобном случае, бомбы встречаютс€ в корзинах с земл€никой, почтовых посылках, в карманах пальто, на вешалках общественных собраний, в церковных алтар€хЕ ¬зрывалось все, что можно было взорвать, начина€ с винных лавок и магазинов, продолжа€ жандармскими управлени€ми и пам€тниками русским генералам и конча€ церквамиїї.

 артину перманентной вакханалии убийств и революционных грабежей на территории ѕольши представил ѕ.ѕ. «аварзин. ѕольска€ социалистическа€ парти€ €вл€лась наиболее крупной и активной в террористическом отношении организацией региона. Ѕудущий лидер польского государства ёзеф ѕилсудский непосредственно руководил партийной террористической группой ЂЅоювкиї. ∆ертвами террористов, свидетельствовал ѕ.ѕ. «аварзин, становились в основном мелкие гражданские чиновники безликие слуги режима. Ётим боева€ организаци€ польских социалистов отличалась от эсеровской, направл€вшей свои теракты против крупных знаковых фигур самодержавной власти.

ќпределенные аспекты де€тельности террористических организаций на  авказе получили освещение в мемуарах либерального юриста ј. –ождественского. ”казывалось, в частности, на существование практики терактов против православного духовенства. ќписывалс€ беспрецедентный случай сотрудничества властей и террористов во врем€ кровавых арм€но-азербайджанских столкновений 1905 г. ќтча€вшись в попытках остановить бойню, наместник  авказа решил обратитьс€ за помощью к революционерам. ѕо его приказу местные социал-демократы получили две тыс€чи берданок.

 ак известно, непосредственным шефом ≈.‘. јзефа €вл€лс€ начальник петербургского охранного отделени€ ј.¬. √ерасимов. ѕоэтому опубликованные в ѕариже его мемуары фактически сразу же стали одним из главных источников по раскрытию темы Ђазефиадыї, и после всех скандальных разоблачений Ц двойной игры провокаторов Ц ј.¬. √ерасимов оставалс€ убежден, что ≈.‘. јзеф был честным полицейским агентом и никогда не работал на революцию. Ќа доказательство азефовских агентурных заслуг направлено основное содержание книги ј.¬. √ерасимова. ¬едь реабилитаци€ ≈.‘. јзефа подразумевала профессиональную реабилитацию и его шефа. ¬прочем, сопоставление хроники террористической де€тельности эсеровской Ѕќ и сведений о замыслах террористов, переданных в петербургское охранное отделение ≈.‘. јзефом, заставл€ет усомнитьс€ в репрезентативности выводов автора. ¬ частности, никакой информации не было представлено им о террористических группах, готовивших покушени€ против кн€з€ ¬ладимира или ƒ.‘. “рекова. ј.¬. √ерасимов предпочитал не замечать фактов, отзыва€сь об ≈.‘. јзефе как об образцовом и наиболее выдающемс€ сотруднике охранки. Ђ≈го сообщени€, Ц писал ј.¬. √ерасимов о своем агенте, Ц были исключительно ценны, и произведенные им выдачи, в частности выдача —авинкова, окончательно разбили возникшую между нами стену недовери€. ¬скоре –ачковский отошел от дел политического розыска, передав јзефа целиком мне. я провер€л все сообщени€ јзефа при помощи других источников, и они посто€нно подтверждались. ѕрошло не более двух мес€цев, и мое доверие было постепенно полностью завоевано јзефомї. ƒл€ ј.¬. √ерасимова, указывал Ѕ.». Ќиколаевский, Ђзадача бе-режени€ јзефаї €вл€лась Ђодной из главнейших задач охранной политикиї.

ћотивы, побудившие јј. Ћопухина Ђсдатьї ≈.‘. јзефа революционерам, ј.¬. √ерасимов объ€сн€л местью того охранному отделению. — его точки зрени€, в основе лопухинского предательства лежала банальна€ обида за отказ в выплате пенсии. ј.¬. √ерасимов даже признавал, что с ј.ј. Ћопухиным обошлись крайне несправедливо: Ђќн был единственным директором ƒѕ, который после отставки не был назначен сенатором и за которым даже не сохранили окладаї. ќднако материалы лопухинского следственного дела позвол€ют заключить, что бывший директор ƒепартамента полиции сам отказалс€ подавать прошение о пожаловании ему пенсии, несмотр€ на гарантию министра внутренних дел ѕ.’. ƒурново о ее безусловном предоставлении.

¬ерсию ј.¬. √ерасимова попыталс€ оспорить в примечани€х к его книге ё. ‘илыптинский, выдвинувший более детективный вариант реконструкции Ђдела ј.ј. Ћопухинаї. Ћейтмотивом лопухинской истории стало, в его изложении, похищение в Ћондоне дочери бывшего директора ƒепартамента полиции ¬арвары. ¬ обмен на ее освобождение ¬.Ћ. Ѕурцев и предложил €кобы ј.ј. Ћопухину назвать им€ полицейского агента, внедренного в руководство ѕ—–. ј. √ейфман дополн€ет реконструкцию ё. ‘ильштинского сообщением Ђо том, что операцию похищени€ осуществл€ют не то сторонники террористической тактики из бурцевского окружени€, не то некие малоизвестные эсеры из парижской группы социалистов-революционеровї. ƒействительно, похищение дочери ј.ј. Ћопухиной Ц реальный исторический факт, нашедший отклик в английской прессе и зафиксированный в документах ƒепартамента полиции. „асть из этих документов, хран€щихс€ в насто€щее врем€ в √ј–‘, была опубликована в 1984 г. ё. ƒавыдовым. ќднако никаких сведений о причастности ¬.Ћ. Ѕурцева к похищению дочери ј.ј. Ћопухина в них не содержитс€. ё. ‘илыптинский основывал свою версию на записке двоюродного брата бывшего директора ƒепартамента полиции ј.—. Ћопухина, воспроизводившего признание своего знаменитого родственника. Ќо ни ё. ‘ильштинский, ни ј. √ейфман не указывают на выходные данные мемуаров ј.—. Ћопухина, которые, кроме них, оказываютс€ никому из исследователей не известны. ѕричем ј. √ейфман ссылаетс€ не на сам источник, а на сведени€ о нем ё. ‘ильштинского. Ёто дало основание израильскому историку Ћ.√. ѕрайсману выразить свое скептическое отношение к самому факту существовани€ мемуаров ј.—. Ћопухина. ¬прочем, похищение ¬арвары Ћопухиной и последующа€ затем сдача ее отцом ≈.‘. јзефа не могли не быть св€заны между собой. ќтсутствие мемуаров ј.ј. Ћопухина не опровергает концепции ё. ‘ильштинского, хот€ и бросает тень на научную принципиальность самого исследовател€.

ѕо мнению Ћ.√. ѕрайсмана, ј.ј. Ћопухин мстил не столько министерству внутренних дел, сколько ≈.‘. јзефу. ƒвойна€ игра агента ƒепартамента полиции стоила тому директорского кресла. ј.ј. Ћопухину не могли простить того, что он не мог воспреп€тствовать убийству революционерами великого кн€з€ —ерге€ јлександровича. — точки зрени€ Ћ.√. ѕрайсмана, к бывшему директору ƒепартамента полиции пришло запоздалое прозрение.

¬ правомонархическом спектре русской эмиграции утвердилс€ взгл€д, согласно которому революционные террористические организации в –оссии кооптировались главным образом из евреев. “акой взгл€д попул€ризировал, в частности, харбинский историк ¬.‘. »ванов.

¬ рассуждени€х ј.». —пиридовича также прослеживаютс€ черносотенные мотивы. —огласно мнению жандармского генерала, в террористические организации шли, прежде всего, представители еврейской молодежи.

“ема анархистского терроризма в историографии русского зарубежь€ оказалась столь же мало разрабатываемой, как и в советской. ѕричина, по-видимому, заключалась в отсутствии соответствующих партийных структур, которые бы поддерживали подобного рода исследовани€. ¬ анархистах, применительно к российскому политическому контексту, не видели серьезной силы. –едким исключением в историографической канве стали работы по истории анархистских организаций в –оссии ј. √орелика.

¬ советской историографии к психологическому объ€снению терроризма относились настороженно, как к отступлению от классового подхода. »сследователи русского зарубежь€ были, естественно, свободны от такого рода идеологической установки. ћногие из них обращали внимание, что в террористы шли люди определенного психологического типа, вне зависимости от их социального происхождени€. ≈ще Ќ.ј. Ѕерд€ев оценивал их как людей специфического душевного склада. Ђя, Ц признавалс€ философ, Ц не мог примкнуть к социалистам-народникам или социалистам-революционерам, как они стали наименоватьс€. ћне был чужд психологический тип старых русских революционеровї.

ћногие из либералов, оказавшись в эмиграции, пересмотрели свой прежний тезис о том, что наиболее действенным способом предотвращени€ терактов €вл€етс€ проведение демократических реформ. ј. “ыркова-¬иль€мс признавала, что своего апоге€ революционный терроризм достиг после опубликовани€ ћанифеста 17 окт€бр€, т.е. когда, по либеральной логике, от террористической тактики следовало бы вообще отказатьс€. “еррористы Ц люди совершенно другого психологического типа, чем либералы. –еформы воспринимаютс€ ими как уступки и, значит, про€вление слабости.

¬ 1957 г. один из бывших эсеровских теоретиков ћ.¬. ¬ишн€к выступил в ЂЌовом русском словеї со статьей с симптоматичным названием Ђ“рагеди€ террораї. јвтор пыталс€ переложить ответственность за террор с партии социалистов-революционеров на все оппозиционное к самодержавию движение, включа€ либералов. Ќикогда, отмечал он, не ощущалось нехватки лиц, желавших участвовать в террористической де€тельности. «апал выступлени€ ћ.¬. ¬ишн€ка был направлен против представителей либеральных кругов интеллигенции, аплодировавших в свое врем€ убийству эсерами царских министров, а через сорок лет после революции выступающих с порицанием практики революционного терроризма. Ђ»вана  ал€ева, Ц возмущалс€ ћ.¬. ¬ишн€к, Ц ј. “ыркова за террор осуждает, а вот единомышленником своим кн. ƒ.». Ўаховским вс€чески Ц и по заслугам Ц восторгаетс€. ј кака€, собственно, разница между Ўаховским и  ал€евым?Е “олько та, что Ўаховской, по словам “ырковой, то и делал, что кричал Ђѕлеве надо убитьї, а  ал€ев, прид€ к тому же выводу, вступил в Ѕќ и прин€л практическое участие в подготовке убийства ѕлевеї.

–азвенчание морального облика террористов, в противоположность революционному идеомифу о жертвенном героизме боевиков, было осуществлено в печати русского зарубежь€. ћотив инфернализации облика террористов неизменно присутствовал, к примеру, в работах, посв€щенных ѕ.ј. —толыпину.  ровавые подробности взрыва в јптекарском переулке, как и убийство премьера-реформатора, предопределили резко негативное отношение к революционным террористическим организаци€м. Ќовый тип экстремиста, указывалось в книге нью-йоркского издани€ Ђ”бийство —толыпинаї, предполагал Ђсли€ние революционера с разбойником, освобождение революционной психики от вс€ких нравственных сдержекї.

“ерроризм в первое послереволюционное дес€тилетие еще сохран€л свой сакральный ореол в определенных кругах русской эмиграции. „ленство геро€-боевика в той или иной партии, безусловно, поднимало ее авторитет. «ачастую между представител€ми различных партийных организаций шел спор за право считать какого-либо террориста своим. »звестный де€тель партии эсеров ≈.≈. Ћазарев, в целом раздел€€ версию √.Ѕ. —андомирского, утверждал, что ƒ.√. Ѕогров был ближе к эсерам, нежели к анархистам. ≈ще в 1910 г., вспоминал он, будущий убийца премьера вел с ним беседу о совершении теракта против ѕ.ј. —толыпина от имени партии социалистов-революционеров. ¬ остальном же эсеровский мемуарист солидаризировалс€ с точкой зрени€ √.Ѕ. —андомирского. Ђя убежден, Ц подводил ≈.≈. Ћазарев итог своим воспоминани€м об ƒ.√. Ѕогрове, Ц что он вошел в сношени€ с фон  оттеном дл€ лучшего достижени€ своей целиЕ что покушение на —толыпина и готовность умереть объ€сн€ютс€ не бо€знью каких-то малоизвестных анархистов, внутренней драмой, поздним сознанием загубленной жизни своей; что свидание с членами Ђревизионной комиссииї лишь подлило масло в огонь и привело к дерзкому решению использовать царский приезд в  иев и поставить карту Ђва-банкї на жизнь свою и —толыпинаЕ, войд€ в определенных цел€х с фон  оттеном уже после свидани€ со мною, он ничего компрометирующего мен€, кроме Ђбезделицї, не сообщал. ƒл€ мен€ несомненно, что ƒмитрий Ѕогров переживал свой страшный Ђпсихологический моментї, который был дл€ него мучительнее, чем у ѕетрова, ибо ѕетров, открывшись товарищам, шел на борьбу и смерть с радостью, тогда как Ѕогров затаил свое преступление в глубине души: он не призналс€ передо мной и, таким образом, не облегчил т€жести своего мучительного настроени€ЕЅогров, сидевший изолированно в тюрьме, собственной душой своей пыталс€ облегчить свое настроение, став под защиту партии, решив своим поведением и смертью искупить свое преступление. Ќо, будучи морально запачкан, он не хотел сказать мне всей правды, основательно предполага€, что мой отрицательный ответ был бы более решителен. » Ѕогрову пришлось смертью умереть, героической смертью, изолированным и непон€тымї. ¬ мемуарах ≈.≈. Ћазарева имеетс€ и весьма любопытное свидетельство о национальном факторе как доминирующем мотиве теракта ƒ.√. Ѕогрова. —воему собеседнику он приписывал следующее признание: Ђя Ц еврей и позвольте вам напомнить, что мы и до сих пор живем под господством черносотенных вождей. ≈вреи никогда не забудут  рушеванов, ƒубровиных, ѕуришкевичей и тому подобных злодеев. ј √ерценштейн? ј где »оллос? √де сотни и тыс€чи растерзанных евреев, мужчин, женщин и детей с распоротыми животами, с отрезанными носами и ушами? ≈сли в массах и выступают иногда активно против таких злоде€ний, то расплачиватьс€ в таких случа€х приходитс€ Ђстрелочникамї, главные же виновники остаютс€ безнаказанными. ”казывать массам действительных виновников лежит на об€занности социалистических партий и на интеллигенции вообще. ¬ы знаете, что властным руководителем идущей теперь реакции €вл€етс€ —толыпин. я прихожу к вам и говорю, что € решил устранить его, а вы мне советуете вместо этого зан€тьс€ культурной адвокатской де€тельностьюї.

  двадцатилетию киевского теракта в Ѕерлине была опубликована книга ¬.√. Ѕогрова, родного брата убийцы премьера, составленна€ на основе копий следственных дел, сн€тых им в 1918 г. в  омиссариате публичного обвинени€ в »сторическом музее ћосквы. Ќа насто€щее врем€ просмотренные автором дела рассредоточены по разным архивам –оссии и ближнего зарубежь€. ¬.√. Ѕогров призывал исследователей киевского инцидента отречьс€ как от точки зрени€ Ђбуржуазной моралиї, так и от Ђпартийной этикиї. ƒл€ анархистов же, в отличие, к примеру, от эсеров, использование этически непривлекательных средств, каковой €вл€лось, в частности, поступление на службу в охранку, оправдывалось высшей революционной целесообразностью. Ђ»менно этот путь, а не какой-либо иной, Ц утверждал автор, Ц дал ему возможность достигнуть того, что €вл€лось целью его жизни и революционной работыї. ƒ.√. Ѕогров Ђв конце концовЕ осуществил давно задуманный план совершенно один и не вовлек в свое дело невинной жертвыї. “еррорист, согласно выдвинутой интерпретации, использовал охранное отделение дл€ успешного осуществлени€ задуманного теракта.

—ледует отметить, что ¬.√. Ѕогров указал на действительно весьма важную дл€ историографии и понимани€ природы современного терроризма проблему. Ётика террористических групп, несмотр€ на универсальные черты, не есть €вление гомогенное. ¬ рамках единой революционной семиосферы –оссии существенно варьировались между собой этические императивы эсеровских, большевистских, максималистских и анархистских боевиков. ¬прочем, вопреки утверждению ¬.√. Ѕогрова о том, что сведени€, предоставл€емые его братом охранке не приносили реального ущерба революционерам, опровергаютс€ р€дом документов. »менно на основании сведений ƒ.√. Ѕогрова о де€тельности анархистской организации полици€ в 1907 г. осуществила серию арестов.

«а кулисой теракта 1 сент€бр€, предполагал ¬.¬. Ўульгин, мог находитьс€ √ригорий –аспутин, ненавидевший премьера. —тарец жаждал мести за свое изгнание из ѕетербурга. ≈го пророчество смерти ѕ.ј. —толыпина было не столько предсказанием, сколько осведомленностью. ѕо другой распространенной в эмигрантских кругах версии, теракт мог быть инициирован —ё. ¬итте. ѕо свидетельству јрона —имановича, весной 1911 г. состо€лась организованна€ им встреча —ё. ¬итте и √.≈. –аспутина. —екретарь старца сообщал, что —ё. ¬итте намеревалс€ при помощи того вновь зан€ть руковод€щий пост в государстве. Ќо дл€ реализации этого замысла имелось существенное преп€тствие в лице действующего премьера.

¬ рамках конспирологической интерпретации особой попул€рностью пользовалась ссылка на сообщение  иевского генерал-губернатора ‘.‘. “репова, сделанное уже после похорон премьера. —огласно ему в день осуществлени€ теракта ƒ.√. Ѕогров обедал в ресторане Ђћетропольї, наход€щийс€ напротив здани€ драматического театра, не с кем иным, как с Ћ.ƒ. “роцким. »спользовавший данный аргумент Ќ.ё. ѕушкарский со страниц эмигрантской газеты Ђ–усска€ жизньї отстаивал версию о масонской подоплеке теракта 1 сент€бр€. ЂЌе в этой ли организации русских масонов, Ц спрашивал он, Ц надо искать тех, кто сто€л за спиной ƒм. Ѕогрова? Ќе принадлежал ли к русским масонам подполковник жандармского управлени€  ул€бко, допустивший присутствие агента-осведомител€ ƒм. Ѕогрова на парадном спектакле в присутствии √осудар€ »мператора? Ќе принадлежал ли к русским масонам жандармский полковник »ванов, производивший допрос ƒм. Ѕогрова после совершени€ им убийства и за€вивший, что Ђƒм. Ѕогров Ц один из самых замечательных людей, которых € встречалїї. –аспространению конспирологических ассоциаций не в последнюю очередь способствовали подозрительные обсто€тельства следстви€ по делу ƒ.√. Ѕогрова. ¬ынесение смертного приговора и казнь террориста осуществились в поразительно быстрые дл€ столь запутанного дела сроки. ”же 12 сент€бр€ приговор был приведен в исполнение. ѕримечательно, что и близкие ƒ.√. Ѕогрова, и родственники ѕ.ј. —толыпина призывали в цел€х вы€снени€ истины с казнью не спешить. ѕо-видимому, кто-то бо€лс€ так и не прозвучавшего богровского признани€. ¬ последние часы жизни ƒ.√. Ѕогров пожелал открыть некую тайну раввину. Ќо в просьбе на аудиенцию раввина ему было отказано.

ѕрерванную войной и послевоенными катаклизмами Ђэпохи дипиї дискуссию о теракте 1 сент€бр€ возобновил √.я. јронсон. —вои взгл€ды на обсто€тельства убийства ѕ.ј. —толыпина он первоначально изложил в газете ЂЌовое русское слової, а затем Ц опубликовав книгу исторических этюдов Ђ–осси€ накануне революцииї. —огласно версии √.я. јронсона, мотивом убийства премьер-министра стало дл€ ƒ.√. Ѕогрова т€желое раска€ние за его сотрудничество с охранкой. явл€€сь агентом охранных отделений, он, как утверждал автор, предоставл€л полиции сведени€ на соратников по партии Ц максималистов и анархистов, но затем решил искупить свое позорное прошлое.

ќднако √.я. јронсона фактически сразу же поправила газета ЂЌаша странаї. ¬прочем, поправка относилась не к общей аронсоновской концепции, а к определению партийной принадлежности ƒ.√. Ѕогрова. јвтор публикации Ћунин утверждал, что на момент совершени€ теракта тот не состо€л и ни в максималистской, и ни в анархистской организации, а €вл€лс€ членом партии социалистов-революционеров. √.я. јронсону как бывшему эсеру приписывалось намерение сн€ть со своей партии ответственность за убийство великого государственного человека.

ѕартийна€ принадлежность ƒ.√. Ѕогрова до сих пор €вл€етс€ дискуссионным вопросом. ћаловеро€тно, чтобы он состо€л в ѕ—–, иначе бы эсеры, крайне негативно относ€щиес€ к ѕ.ј. —толыпину и сами готовившие на него покушение, по-видимому, как и в других подобных случа€х, вз€ли бы на себ€ ответственность за теракт.

ј вот ј.». —олженицын выводил мотивы покушени€ ƒ.√. Ѕогрова на жизнь ѕ.ј. —толыпина даже не из чувства национальной мести, а объ€сн€л их рациональным стремлением защитить интересы евреев от угрожавшей им перспективы построени€ Ђ¬еликой –оссииї. Ћогику рассуждений ƒ.√. Ѕогрова писатель моделировал следующим образом: Ђ—толыпин ничего не сделал пр€мо против евреев и даже провел некоторые пом€гчени€, но все это Ц не от сердца. ¬рага евреев надо уметь рассмотреть глубже, чем на поверхности. ќн слишком назойливо, открыто, вызывающе выставл€ет русские национальные интересы, русское представительство в ƒуме, русское государство. ќн строит не всеобще-свободную страну, но Ц национальную монархию. “ак еврейское будущее в –оссии зависит не от дружественной воли, столыпинское развитие не обещает расцвета евре€мї. ≈сли отстранитьс€ от антисемитского вектора рассуждений ј.». —олженицына, следует признать версию о национальной мотивации теракта заслуживающей внимани€.  онтекстом убийства ѕ.ј. —толыпина €вл€лось проводимое в  иеве Ђдело Ѕейлисаї, на которое ƒ.√. Ѕогров как еврей не мог не реагировать.

¬прочем, после ознакомлени€ с документальными и мемуарными источниками, јлександр »саевич стал склон€тьс€ к версии Ђзаговора охранкиї. Ќаибольшую ответственность за убийство премьера он возлагал на начальника  иевского охранного отделени€ Ќ.Ќ.  ул€бко. “еракт, по его мнению, предопределила семиосфера антипатии, сложивша€с€ вокруг ѕ.ј. —толыпина вследствие негативного отношени€ к нему цар€ и царицы.

¬ эмигрантской литературе предпринимались попытки вы€вить глубинные культурологические истоки революционного терроризма. ћ.—. јгурский высказал предположение, что радикальные направлени€ русского революционного движени€ св€заны с маргинальными религиозными течени€ми Ц хасидизмом, нетовщиной и т.п. ѕроблема терроризма, таким образом, разрешалась им на уровне религиозных разногласий. ќчевидно, что парадигма конфессионального терроризма экстраполировалась им на принципиально иную в ментальном отношении революционную семиосферу. ’от€, действительно, среди профессиональных террористов было довольно много людей истово верующих.

 анонизированные в соответствии с революционной традицией образы героев-террористов подвергались в эмигрантской печати десакрализации. “ак, заключение немецких психиатров о т€желой форме психиатрического недуга у  амо, включа€ невосприимчивость его к боли, расценивалось как точный диагноз. ¬ то же врем€ в советской историографии утверждалось, что революционер, обладавший железной силой воли, смог ввести врачей в заблуждение. ¬ диссонансе с последней из интерпретаций наход€тс€ факты покушени€  амо на самоубийство во врем€ осуществлени€ медицинского обследовани€.

—огласно гипотезе ≈. Ѕрейтберт, Ђэсеровска€ богородицаї ћари€ —пиридонова пошла на убийство главного советника томского губернатора √аврилу Ћуженовского отнюдь не из-за желани€ отомстить тому за жестокое обращение с кресть€нами, а по личным мотивам. “олько затем по совету либерального адвоката она объ€снила свои действи€, исход€ из революционных соображений, и сразу же оказалась переквалифицирована из уголовной преступницы в политическую. –еволюционна€ террористическа€ фразеологи€, таким образом, оказывалась ширмой дл€ тривиальной уголовщины.

¬ противовес советской историографии в эмигрантской литературе террористическое прошлое ».¬. —талина €вл€лось одним из излюбленных сюжетов. Ѕ. —уворин даже утверждал о прин€тии областным съездом закавказских социал-демократических организаций решени€ исключить будущего вожд€ из партии за причастность того к тифлисской экспроприации.

¬ целом дл€ историографии Ђтретьей волныї русской эмиграции тема революционного терроризма перестала быть столь же животрепещущей как дл€ двух предыдущих генераций исследователей. ”ходили из жизни люди, воспринимавшие перипетии революционной борьбы в качестве личной драмы. ѕосле падени€ Ђжелезного занавесаї творчество историков, исследовавших проблемы революционного терроризма и писавших на русском €зыке, осуществл€лось в рамках единого отечественного историографического процесса.

»стори€ российского революционного терроризма ќказавшись в эмиграции, бывшие революционеры, представл€вшие небольшевистские партии, продолжали сводить счеты друг с другом. ќбращение к истории революционного движени€ доокт€брьской эпохи осущ

 

 

 

¬нимание! ѕредставленный –еферат находитс€ в открытом доступе в сети »нтернет, и уже неоднократно сдавалс€, возможно, даже в твоем учебном заведении.
—оветуем не рисковать. ”знай, сколько стоит абсолютно уникальный –еферат по твоей теме:

Ќовости образовани€ и науки

«аказать уникальную работу

—вои сданные студенческие работы

присылайте нам на e-mail

Client@Stud-Baza.ru