Ѕаза знаний студента. –еферат, курсова€, контрольна€, диплом на заказ

курсовые,контрольные,дипломы,рефераты

»диостиль как проблема художественного перевода — »ностранный €зык

ѕосмотреть видео по теме ƒипломной работы

 

¬џѕ”— Ќјя  ¬јЋ»‘» ј÷»ќЌЌјя –јЅќ“ј

 

»диостиль как проблема художественного перевода (на материале польско€зычных текстов ћ. ѕавликовской-ясножевской и их переводов на русский €зык)


ѕермь 2008


ќ√Ћј¬Ћ≈Ќ»≈

¬ведение

√лава 1. ѕеревод как интерпретаци€

1.1 ѕеревод и интерпретаци€

1.2 »диостиль: проблема определени€

1.3 –еференциальный аспект в переводе

1.3.1 —пособы перевода лексических единиц

1.3.2 —пособы перевода грамматических единиц

1.4 ¬опрос о первичности и вторичности текста оригинала и текста перевода

1.5 ѕеревод как взаимодействие культур. —тратегии перевода

1.6 ѕредварительные выводы

√лава 2. —опоставительный анализ текста оригинала и текста перевода

2.1 ћари€ ѕавликовска€-ясножевска€: биографическа€ справка,

особенности идиостил€

2.2 ћетодика выполнени€ работы

2.3 –еференциальный и семиотический анализ текста оригинала и и текста перевода

2.3.1 —южетно-композиционный уровень

2.3.2 Ћексический уровень

2.3.3 √рамматический уровень

2.4  омплексный сопоставительный анализ текста оригинала и текста перевода

2.5 “аблица параметров сохранени€ идиостил€ оригинального текста в переводе

«аключение

Ѕиблиографический список

ѕриложение: ѕоэтические тексты ћ. ѕавликовской-ясножевской, тексты переводов ј. ј. јхматовой, авторские подстрочники


¬¬≈ƒ≈Ќ»≈

¬ современной науке перевод художественного текста обсуждаетс€ по-прежнему с точки зрени€ отдельных аспектов адекватности и эквивалентности: “ак, вопросами морфологической эквивалентности занимаетс€ ё. Ќайда [ омиссаров, 2000. —. 6], вопросами лексической эквивалентности Ц ¬. ¬илсс [ омиссаров, 2000. —. 83], вопросами синтаксической эквивалентности Ц ј. Ќойберт [ омиссаров, 2000. —. 69]. —истематизировать все виды эквивалентности и адекватности перевода попыталс€ ƒж.  этфорд [ омиссаров, 2000. —. 18]. ј целостное сохранение идиостил€ не ставилось во главу угла проблемы переводоведени€, чем и объ€сн€етс€ актуальность работы. Ќеобходимо сказать, что стиль Ц это способ авторского видени€ мира, и все элементы (морфологические, синтаксические, семантические) организованы в соответствии со стилем. ѕоэтому недостаточно заниматьс€, например, только морфологическим аспектом перевода.

÷елью насто€щего исследовани€ мы ставим Ц определить критерии, обеспечивающие возможность сохранени€ идиостил€ оригинала в процессе перевода на другой €зык.

ѕредставленна€ цель предопределила необходимость решени€ следующих задач:

Ц определить пон€тие индивидуального художественного стил€ и его составл€ющих;

Ц определить своЄ отношение к текстам переводов (перевод Ц это текст вторичный или первичный по отношению к оригиналу);

Ц сделать сопоставительно-стилистический анализ текста оригинала и текста перевода;

Ц определить €вл€етс€ ли перевод Ђтем же самымї текстом, что и оригинал, или Ђавторствої текста перевода принадлежит переводчику;

Ц определить сохран€етс€ ли в переводе стилистика текста оригинала.

ќбъектом данного исследовани€ €вл€етс€ идиостиль текстов оригинала и перевода.

»диостиль (»ндивидуальный стиль) Ц это система содержательных и формальных лингвистических характеристик, присущих произведени€м определЄнного автора.

ѕредметом исследовани€ €вл€ютс€ системы параметров индивидуального художественного стил€ ћ. ѕавликовской-ясножевской и соответствующие параметры стил€ текстов перевода.

¬ работе будут использоватьс€ следующие методы:

Ц лингвостилистический анализ;

Ц структурный анализ;

Ёти виды анализов позвол€ют исследовать структуру текста оригинала и текста перевода, их морфологический, синтаксический и другие уровни.

Ц референциальный анализ, позвол€ющий установить, совпадают ли отображаемые ситуации в текстах оригинала и перевода;

Ц семиотический анализ, позвол€ющий установить по какому способу отображаетс€ референт текста оригинала (иконическому, индексальному, символическому) и сохран€етс€ ли такой способ отображени€ в переводе;

Ц сопоставительный анализ, позвол€ющий определить стилистические параметры текстов оригинала и перевода.

ћатериалом исследовани€ послужили: сборник текстов ћарии ѕавликовской-ясножевской / Maria Pawlikowska Jasnorzewska ДTo nie bylo wszystkoФ: ЂNikeї, ЂMewaї, ЂOfeliaї, ЂByć Kwiatemї, ЂListї, ЂMiłośćї, ЂPażdziernikї и переводы данных текстов на русский €зык, в частности переводы ј. ј. јхматовой: ЂЌикаї, Ђ„айкаї, Ђќфели€ї, ЂЅыть цветкомї, ЂЋюбовьї.

Ќовизна данного исследовани€ заключаетс€ в следующем: в работе практически впервые описываетс€ референциальный аспект перевода, это новое направление в практике перевода.

“еоретическую базу исследовани€ составили работы: ≈. ≈. Ѕразговска€ (Ђ“екст культуры от событи€ к со-бытию. Ћогико-семантический анализ межтекстовых взаимодействийї, 2004 г.), ¬. ѕ. √ригорьев (Ђ√рамматика идиостил€: ¬. ’лебниковї, 1983 г.), Ќ. ћ. Ќестерова (Ђ¬торичность как онтологическое свойство переводаї, 2005 г.).

ѕрактическа€ значимость работы заключаетс€ в следующем: данна€ работа может использоватьс€ и примен€тьс€ в практике художественного перевода, в курсах слав€нских €зыков и литератур, а также в работе семинара по стилистике художественного перевода.

—труктура работы:

–абота состоит из введени€, двух глав, заключени€, библиографического списка и приложени€.

ѕерва€ глава включает в себ€ рассмотрение следующих вопросов: перевод как интерпретаци€; идиостиль: проблема определени€, различные подходы к определению идиостил€; референциальный аспект: способы сохранени€ лексических единиц, способы сохранени€ грамматических единиц; вопрос о первичности и вторичности текста перевода; перевод Ц как взаимодействие культур, стратегии перевода.

¬о второй главе дана биографическа€ справка, обща€ характеристика творчества ћарии ѕавликовской-ясножевской; различные виды сопоставительного анализа текста оригинала и текста перевода, методика выполнени€ работы, таблица параметров сохранени€ идиостил€ текста оригинала в переводе.

 


√Ћј¬ј 1. ѕ≈–≈¬ќƒ  ј  »Ќ“≈–ѕ–≈“ј÷»я

 

1.1 ѕеревод и интерпретаци€

»гра€ важную роль в жизни общества, перевод издавна привлекал к себе внимание литературоведов, психологов, этнографов и лингвистов. “еори€ перевода прочно утвердилась как научна€ дисциплина. Ётому способствовали осознанна€ общественна€ потребность в научном обобщении переводческой де€тельности, развитии €зыкознани€, теории коммуникации и других отраслей знани€, обеспечивающих базу дл€ изучени€ перевода и дл€ по€влени€ серьЄзных переводческих исследований, доказавших возможность и перспективность создани€ научного направлени€ дл€ вы€влени€ сущности перевода как процесса межъ€зыковой и межкультурной коммуникации.

ѕеревод Ц де€тельность, заключающа€с€ в передаче содержани€ текста на одном €зыке средствами другого €зыка, а также результат этой де€тельности. “еоретическим осмыслением процесса перевода занимаетс€ дисциплина, называема€ Ђтеори€ переводаї (англ. Ђtranslation studiesї), включающа€ в себ€ несколько направлений, среди которых выдел€ютс€: методика обучени€ переводу, стилистика перевода, частные аспекты перевода.

ќснова любого перевода Ц объ€снение, интерпретаци€. »нтерпретаци€ Ц это обоснованное понимание текста оригинала, аналитическа€ де€тельность, направленна€ на полное раскрытие содержани€ текста. ѕричем раскрыть содержание означает Ђне просто извлечь содержательную информацию о внешнем мире, но и у€снить механизмы ее кодировани€, и обосновать правомерность и продуктивность используемых приемов и способов декодировани€ информацииї [ѕсурцев, 2002. —. 18].

Ђ÷ель перевода Ц создание, на основе подвергнутого целенаправленному (переводческому) анализу первичного текста, вторичного текста, замен€ющего первичный в другой €зыковой и культурной средеї [Ўвейцер, 1973. —. 75]. Ѕольшинство исследователей отмечают двухфазный характер процесса перевода, св€занный с наличием в нем первичной и вторичной коммуникативной ситуации, в которых переводчик, в качестве первичного коммуниканта, воспринимающего и анализирующего текст, выступает в роли интерпретатора. ¬о вторичной коммуникативной ситуации уже читатель перевода выступает в роли интерпретатора, и дл€ него объектом €вл€етс€ текст готового перевода.

ѕеревод как процесс св€зан с необходимостью сохранить смысл текста оригинала. ќднако часто переводчик не столько переводит, сколько сохран€ет новый смысл. “ак, например, излишний субъективизм как результат интерпретации материально не отражЄн, а в переводном тексте может обрести вполне материальное воплощение. » поскольку дл€ интерпретатора-читател€ текста перевода этот текст уже €вл€етс€ единственной данностью, он, как правило, не может и не беретс€ судить о смысловых сдвигах, произошедших при переводе. »з только что сказанного вытекает проблемный вопрос, которому посв€щено исследование: Ђтогої ли автора мы читаем в переводе?

«аметим, что та или ина€ степень смыслового сдвига, неизбежна€ при любой интерпретации, очевидно, также имеет место при переводе. ѕримером дл€ этого могут послужить тексты автоперевода, сопоставлени€ перевода одного и того же произведени€, выполненного разными переводчиками.

÷елью перевода выступает семантико-стилева€ близость, тождественность текста оригинала (далее везде “ќ) и текста перевода (далее везде “ѕ). Ќужно отметить, что существуют схожие между собой пон€ти€ в теории перевода, в основе которых лежат пон€ти€: соответствие, общность содержани€, смыслова€ близость “ќ и “ѕ: это адекватность и эквивалентность. –азличные исследователи, по-разному тракту€ ключевое дл€ теории перевода пон€тие адекватности, соответственно, говор€т и о разных критери€х адекватности.

≈сли считать, что адекватность Ц такое Ђсоотношение исходного и конечного текстов, при котором последовательно учтена цель перевода, но соотношение, ориентированное на перевод как процесс, и что требование адекватности, в отличие от эквивалентности, носит не максимальный, а оптимальный характерї [Ўвейцер, 1973. —. 92 - 99], то хотелось бы предложить важный критерий адекватности, св€зывающий процессы перевода и интерпретации Ц Ђпередача в переводе эффектов смысловой многоплановости на уровне цельного текста, эффектов, возникающих за счет уподоблени€ представлени€ о тексте на уровне линейной св€зности Ц иному представлению о тексте на уровне объемной цельностиї [ѕсурцев, 2002. —. 26]. ƒругими словами, адекватность предполагает максимально возможное сохранение параметров “ќ: сюжетно-композиционных, лексических, грамматических.  ритерием же адекватности будем считать сохранение в переводе индивидуально стилистического своеобрази€ “ќ.

„то касаетс€ эквивалентности, то ей придавалось решающее значение в теоретическом описании перевода и вы€влении его сущности. —огласно ƒж.  этфорду, текстовый переводческий эквивалент Ц это Ђлюба€ форма €зыка перевода, котора€ эквивалентна данной форме “ќ, т.е., отражение в “ѕ предметной или референциальной ситуацииї [ омиссаров, 2000. —. 18]. Ёквивалентность перевода можно рассматривать на уровне сопоставлени€ отдельных форм.

Ёквивалентность Ц это соответствие частным параметрам текста, например, на уровне морфологии, или на уровне синтаксиса. јдекватность Ц это соответствие перевода с “ќ на уровне всего текста, т.е. соответствие его индивидуальному стилю.

¬ажно отметить, что на наш взгл€д абсолютной адекватности быть не может, т.к. во-первых, каждый переводчик Ц индивидуальность, и дл€ него важно в творчестве подчеркнуть своЄ Ђяї. » как результат, в переводе присутствует в большей мере индивидуальный художественный стиль переводчика, а не автора “ќ. » вследствие этого неизбежны переводческие трансформации, которые объ€сн€ютс€ не только, например, несходством €зыковых структур, но и личностными особенност€ми переводчика.

Ђѕереводческие трансформации это немногочисленные и качественноразнообразные межъ€зыковые преобразовани€, которые осуществл€ютс€ дл€ достижени€ переводческой эквивалентности, вопреки расхождени€м в формальных и семантических системах двух €зыковї [Ѕархударов, 1975. —. 190].

ѕереводческа€ трансформаци€ Ц это изменение формальных или содержательных компонентов “ќ и “ѕ. Ћюбые трансформации формального плана ведут к трансформаци€м содержательного плана. —уществуют определЄнные виды переводческих трансформаций: грамматические трансформации, на компонентном уровне, а также трансформации на референциальном уровне. ¬ грамматических преобразуетс€ формальна€ структура высказывани€, но при этом переводчик стремитс€ не исказить его смысл. „то касаетс€ трансформаций на референциальном уровне (изменение представлени€ ситуации, описываемой в “ќ), то основной причиной здесь €вл€етс€ позици€ самого переводчика: умение проводить филологический анализ “ќ, желание сохранить в переводе параметры идиостил€ “ќ.

¬ажно упом€нуть: ј. ¬. Ѕондарко, характеризу€ денотативный аспект €зыковых значений, св€занный с отношением единиц системы €зыка к внешнему миру, отмечает, что Ђс каждой формой св€зана особа€ семантическа€ интерпретаци€ мыслительного содержани€ї [Ѕондарко, 1978. —. 14]. ќн включает в пон€тие семантической интерпретации мыслительного содержани€, следующие аспекты: 1)избирательность по отношению к €влени€м вне€зыкового мира, отражаемом в сознании людей; 2)модификации пон€тийной основы содержани€ в исторически сложившихс€ значени€х €зыковых единиц; 3)сочетание денотативных и коннотативных элементов значений; 4)сочетание эксплицитных и имплицитных содержательных элементов; 5) конкретно-€зыковые про€влени€ семантической вариативности.

—уществуют некоторые типовые переводческие трансформации, характерные дл€ референциального подуровн€ семантической эквивалентности. ƒл€ дифференциации различных типов семантической трансформации удобно воспользоватьс€ традиционной схемой семантических отношений, прин€той в семасиологии, где различаютс€ метонимические и метафорические отношени€.

“акже важно сказать, что существует Ђнедотрансформированный переводї, это перевод буквальный.  ак отмечает ј. ¬. ‘Єдоров, Ђбуквализм всегда нарушает либо смысл “ќ, либо правильность €зыка, на который делаетс€ перевод, или же и то, и другое вместе. ¬оспроизвод€т форму в отрыве от содержани€ или одни элементы формы в отрыве от других, и в отрыве от содержани€ в целомї [‘Єдоров, 1983. —. 115].

“аким образом, переводческие трансформации €вл€ютс€ по существу межъ€зыковыми операци€ми Ђперевыражени€ї смысла.

 

1.2 »диостиль: проблема определени€

ќсновной целью художественного перевода мы считаем сохранение идиостил€. »диостиль (индивидуальный стиль) Ц система содержательных и формальных лингвистических характеристик, присущих произведени€м определенного автора, котора€ делает уникальным воплощенный в этих произведени€х авторский способ €зыкового выражени€.

“ермин Ђидиостильї соотносим также с термином Ђидиолектї. ¬ теории художественной литературы различие между ними в общем виде состоит в следующем. ѕод идиолектом определенного автора понимаетс€ вс€ совокупность созданных им текстов в исходной хронологической последовательности (или последовательности, санкционированной самим автором, если тексты подвергались переработке). —огласно ¬. ѕ. √ригорьеву, под идиостилем понимаетс€ совокупность глубинных текстопорождающих доминант и констант определенного автора, которые определили по€вление этих текстов именно в такой последовательности.

ѕон€ти€ идиостил€ и идиолекта, которые по-разному определ€ютс€ исследовател€ми и, соответственно, Ђпопадают в разные р€ды соотношений с пон€ти€ми €зыка, текста и Ђ€зыковой личностиї наход€тс€ в последнее врем€ в центре интереса лингвистической поэтикиї [¬иноградов, 1930. —. 175]. Ёто св€зано с растущим вниманием, удел€емым вопросам индивидуального €зыкового творчества.

¬ насто€щее врем€ взгл€ды на то, что такое идиостиль, различаютс€ достаточно широко. “ак, ¬. ¬. »вановым высказывалось мнение, что Ђ20 век характеризуетс€ развитием Ђсемиотических игрї, ведущих в результате к по€влению у одной творческой личности нескольких €зыковї [»ванов, 1988. —. 115]. ѕодобный взгл€д на идиостиль оспаривалс€ —. ». √индиным, утверждавшим, что за широким Ђдиапазоном речевых перевоплощенийї творческой индивидуальности всегда можно увидеть Ђструктурообразующий стержень творчестваї, в чем усматриваетс€ характерна€ черта русской поэтической традиции и ее представителей, Ђдорожащих своей индивидуальностьюї [÷итируетс€ по: √ригорьев, 1983. —. 97]. —реди многообрази€ точек зрени€ на соотношение таких пон€тий, как поэтический €зык, поэтический текст, поэтический идиостиль и идиолект, можно выделить два основных подхода. ѕервый состоит в том, что идиолект и идиостиль считаютс€ соотнос€щимис€ между собой как поверхностна€ и глубинна€ структуры в описани€х типа Ђ—мысл “екстї или же образующими триаду Ђ“ема ѕриемы выразительности “екстї [∆олковский, ўеглов, 1996. —. 81]. ѕредставленное на поверхности множество св€занных между собой €зыковых факторов, составл€ющих идиолект, уходит функциональными корн€ми в Ђ€зыковую пам€тьї и Ђгенетику лингвистического мышлени€ї автора и в результате оказываетс€ сводимым к иерархической системе инвариантов, организующих так называемый Ђпоэтический мирї автора.

ѕо ¬. ѕ. √ригорьеву, Ђописание идиостил€ должно быть устремлено к вы€влению глубинной семантической и категориальной св€зности его элементов, воплощающих в €зыке творческий путь поэта, к сущности его €вной и не€вной рефлексии над €зыкомї [√ригорьев, 1983. —. 128]. ќбъедин€ющую все описание характеристику €зыковой личности поэта ¬. ѕ. √ригорьев называет Ђобразом автора идиостил€ї по естественной аналогии с иде€ми ¬. ¬. ¬иноградова и ћ. ћ. Ѕахтина. ѕри этом в описании выдел€етс€ не только направление Ђидиолект Ц идиостильї, имеющее свою систему правил перехода, но и направлени€ Ђтекст Ц идиолектї и Ђ€зык Ц идиолектї.

¬тора€ тенденци€ развити€ научной мысли выражаетс€ в предпочтении функционально-доминантного подхода при целостном описании идиостил€. ќсновы данного подхода были заложены в трудах ё. Ќ. “ын€нова, а также Ћ. —. ¬ыготского. ¬ работах —. “. «ол€на, развивающих этот подход, доминанта понимаетс€ как Ђфактор текста и характеристика стил€, измен€юща€ обычные функциональные отношени€ между элементами и единицами текста. ѕредполагаетс€, что Ђпоэтический идиолект может быть описан как система св€занных между собой доминант и их функциональных областейї [«ол€н, 1989. —. 63].

ќднако изучение проблемы Ђлитературного билингвизмаї (поэзии и прозы одного автора, в нашем случае ћ. ѕавликовской-ясножевской и др.), а также феномена Ђавторского переводаї (например, с русского €зыка на английский и с английского на русский у ¬. Ќабокова) говорит о необходимости построени€ более общей модели идиостил€. Ёто св€зано с тем, что Ђ€зыкова€ личностьї должна рассматриватьс€ во всем многообразии ее про€влений, когда Ђфункциональные областиї действи€ доминант не обозначены и принципиально не могут быть обозначены. “ак, стихи и проза одного автора образуют единое €зыковое пространство, грани между отдельными сферами которого, в формулировке ¬. ¬. ¬иноградова, Ђне привнос€тс€ извне, а понимаютс€ из единства, как созидающие его внутренние формыї. ѕравила же перехода от одной формы выражени€ к другой определены законами той же глубинной семантической св€зности, в которой Ђпро€вл€етс€ сущность рефлексии поэта над €зыкомї [√ригорьев, 1983. —. 97].

ЂЁти законы глубинной св€зности и требуют выделени€ таких инвариантных семантических единиц, которые бы отражали мета€зыковый характер творческого мышлени€ и были бы организованы в некоторую единую обратимую систему зависимостей, делающую возможным органичный переход от формы к содержанию и от содержани€ к формеї [√учинска€, 1984. —. 52].

¬ творчестве определенного автора выдел€ютс€ тексты, между которыми устанавливаетс€ отношение семантической эквивалентности по разным текстовым параметрам: способу структурировани€ ситуации, единству концепции, композиционных принципов, подобию тропеической, звуковой и ритмико-синтаксической организации. Ђќтношение, которое возникает между ними, по аналогии с тем, которое возникает между текстами разных авторов, может быть названо автоинтертекстуальнымї [«ол€н, 1986. —. 156]. ќбычно среди различных текстов находитс€ один, который выступает в роли метатекста (сопр€гающего, разъ€сн€ющего текста), или автоинтертекста по отношению к остальным; в некоторых других случа€х эти тексты составл€ют текстово-метатекстовую цепочку, взаимно интегриру€ смыслы друг друга. ƒругими словами, один текст объ€сн€ет другие тексты. ќчевидно, что это и есть процесс смыслопорождени€.

ќпределение индивидуальных особенностей стил€ писател€ практически невозможно без более или менее широких сопоставлений: 1) с литературным €зыком его времени как нормой, на фоне которой вы€вл€ютс€ специфические черты своеобрази€, в той или иной степени, отклон€ющиес€ от неЄ; 2) с индивидуальными стил€ми других писателей-современников или также и предшественников. Ќи одно серьЄзное исследование стил€ писател€ без этих сопоставлений не обходитс€.

Ќар€ду с этим способом вы€влени€ специфики стил€ писател€ должна быть отмечена ещЄ одна возможность исследовани€ того же самого объекта, Ц возможность, возникающа€ в ограниченном числе случаев и состо€ща€ в сопоставлении текстов одного и того же автора, созданных на разных €зыках. –ечь идЄт о случа€х писательского дву€зычи€. Ёти случаи представл€ют совершенно особый аспект проблемы индивидуального стил€ в его отношении к родному и неродному €зыку автора, но также позвол€ют ставить вопрос о специфике стил€ в его отношении к €зыку.

ƒл€ нас ближе точка зрени€ —. “. «ол€на, важно целостное описание идиостил€, полна€ характеристика стил€, способна€ вы€вить отношени€ между элементами поэтического текста. Ќа этом основании будет проводитьс€ сопоставительный анализ текстов ћ. ѕавликовской-ясножевской и их переводов на русский €зык.

1.3 –еференциальный аспект в переводе

Ћюбой идиостиль Ц способ отражени€ фрагмента мира, вследствие этого мы можем выйти на референциальную проблему перевода.

–еференциальный аспект Ц это новое направление в практике перевода. —огласно ћ.  ронгаузу, референци€ (reference Ц отсылка, соотношение) Ц это процесс соотнесени€ единиц речи с вне€зыковой действительностью, а также результат такого соотнесени€.

–еференци€ присуща не имени как таковому, а его употреблению. ¬ истоках теории референции лежат размышлени€ о двойственной природе имЄн. ”же в знаменитом треугольнике ќгдена-–ичардса (символ, мысль, референт), изображающем знаковую ситуацию, представлена попытка расщепить план содержани€ €зыка на две составные части: пон€тийную (мысль, смысл, пон€тие и т. д.) и предметную (денотат, референт и т. д.).

Ќаш €зык представл€ет собой систему знаков, о которой говорили многие лингвисты, например ‘. ƒе —оссюр. —огласно ‘. ƒе —оссюру, Ђ€зыковой знак св€зывает не вещь и еЄ название, а пон€тие и акустический образ, который имеет чувственную природу. языковой знак есть двусторонн€€ психическа€ сущность. ћы называем знаком соединение пон€ти€ и акустического образа, но в общеприн€том употреблении этот термин обычно обозначает только акустический образї [—оссюр, 1933. —. 57].

ƒл€ теории текста и теории перевода оказываетс€ важным включать в структуру знака и его вне€зыковую составл€ющую: 1) сам знак, или пон€тие; 2) референт; 3) значение. —уществуют классификации знаков, одна из них принадлежит „. ѕирсу, согласно которому выдел€етс€ 3 вида знаков: 1) индикаторы (между знаком и референтом наблюдаютс€ причинно-следственные отношени€, например, дым Ц признак огн€); 2) иконические (между знаком и референтом естественное сходство, например, копии, репродукции, следы животных); 3) символы (сохран€ют с обозначаемым предметом некоторые структурные сходства, они передают отдельные элементы, целый образ референтам, например, маска). ќснованием этой классификации €вл€етс€ ответ на вопрос: каким способом знак отображает свой референт?

«нак и референт соотноситс€ на конвенциональной основе, в результате чего между знаком и референтом возникает значение. ¬ажно упом€нуть, что значение и смысл Ц это составл€ющие семантической структуры знака. «начение Ц это конвенциальна€ св€зь между знаком и референтом. „то касаетс€ смысла, то он возникает в сознании определЄнного человека, и отличаетс€ от возникших образов у других индивидов. —мысл есть результат индивидуального способа отображени€ референта. —емантические отношени€ между означаемым и означающим, €вл€ютс€ одним из наиболее существенных аспектов теории перевода. » это, не случайно, потому что референтна€ функци€, св€занна€ с отражением в тексте вне€зыковой действительности, €вл€етс€ одной из важнейших функций текста, основной операционной единицы теории перевода.

¬ используемой системе пон€тий Ё.  оссериу Ђзначениеї понимаетс€ как содержание, данное в отдельном €зыке как таковом и вы€вл€емое через систему оппозиций этого €зыка, как в области грамматики, так и в области лексики. Ётому пон€тие противопоставл€етс€ Ђобозначениеї Ц вне€зыкова€ референци€, отсылка к определЄнной вне€зыковой действительности, как в области грамматики, так и в области лексики.

«начение используетс€ в речевых актах в цел€х обозначени€, и с этой точки зрени€ значение Ц это ограниченна€ рамками данного конкретного €зыка возможность определЄнных обозначений, но не самого обозначени€.

Ђ ак же соотноситс€ перевод с трем€ различными видами содержани€ Ц значением, обозначением и смысломї? Ц задаЄт вопрос ј. ƒ. Ўвейцер. ѕеревод имеет дело исключительно с Ђтекстовым содержаниемї, поскольку перевод€тс€ и могут быть переведЄнными только тексты. ќтсюда следует, что значени€ в принципе непереводимы, за исключением тех особых случаев, когда речь идЄт именно о значени€х, и когда они €вл€ютс€ лишь инструментами соответствующих обозначений. — этой точки зрени€ интерпретировать текст Ц значит идентифицировать обозначени€ с помощью данных в соответствующем €зыке значений, а переводить Ц значит находить дл€ уже идентифицированных обозначений “ќ такие значени€ в “ѕ, которые могут выражать именно эти значени€. —огласно концептуальной схеме Ё.  оссериу, в число категорий содержани€ текста входит как обозначение, так и смысл. ѕри этом в различных коллективах аналогичные обозначени€ могут выражать разный смысл. ѕротиворечи€ между смыслом и обозначением разрешаютс€ в процессе перевода. ѕри этом, чем значительнее культурна€ дистанци€ между коллективами носителей исходного €зыка, тем чаще встречаютс€ подобные противоречи€.

ѕредставл€етс€ плодотворным проводимое им принципиальное разграничение значени€ и смысла как категорий €зыка и речи (текста), указание на взаимодействие €зыковых и вне€зыковых факторов в формировании смысла, тезис о ведущей роли смысла в переводе. ¬се эти положени€ хорошо согласуютс€ с одним из ведущих положений Ц о центральной роли стилистики текста в процессе перевода.

“о, что Ё.  оссериу называет Ђобозначениемї, определ€етс€ как референци€, отсылка к миру вещей. «начение следует рассматривать как категорию €зыка, а смысл как категорию речи.

“аким образом, между значением и смыслом нет непреодолимого барьера. Ђ—мысл Ц это и есть актуализированное в речи значение €зыковой единицы. »менно в этом состоит широко распространЄнна€ в современном €зыкознании трактовка пон€ти€ Ђсмыслї [Ўвейцер, 1973. —. 114].

«. ƒ. Ћьвовска€ же говорит что, значение Ц категори€ €зыкова€, т.е. системна€, поэтому значени€ единиц разных €зыков могут не совпадать по разным параметрам, тогда как смысл Ц Ђкатегори€ коммуникативна€, он не зависит от различий между €зыками и может быть выражен различными €зыковыми средствами в разных €зыкахї. “акже она отмечает, что Ђесли при одно€зычном общении один и тот же смысл может быть передан с помощью предложений, имеющих различные сигнификативные значени€, то при переводе подобна€ возможность не только возрастает, но иногда превращаетс€ в необходимость в силу как лингвистических причин, взаимодействующих самым тесным образомї [Ћьвовска€, 1985. —. 81 - 82].

¬ идеале инвариантом перевода должен выступать смысл исходного текста, вкладываемый в него исходным отправителем: смысл, извлекаемый из этого текста анализирующим его переводчиком, и, наконец, смысл вторичного текста, интерпретируемого конечным получателем. –азумеетс€, в реальной переводческой практике возможны смысловые потери, св€занные с прагматической установкой коммуникативного акта. ќднако в случае, когда прагматической установкой переводчика €вл€етс€ передача смысла, мы говорим о семантической эквивалентности “ќ и “ѕ, име€ в виду не эквивалентность значений, а эквивалентность смыслов.

»менно речевой контекст и ситуаци€ общени€ дают возможность нейтрализовать различи€ между значени€ми и смыслом, или иными словами, использовать разные значени€ дл€ передачи одного и того же смысла. Ќабор сем, образующих то или иное значение, обычно варьируетс€ от €зыка к €зыку.  онтекст как бы Ђвысвечиваетї некоторые семы, выдвигает их на передний план, придаЄт им важность. »менно эти актуализированные семы формирует смысл. ѕоиск варианта, значение которого распадалось бы на те же семы, что и значение переводимого элемента высказывани€, обречЄн на неудачу.

“ака€ задача невыполнима, так как она равносильна попытке восстановлени€ значений, €вл€ющихс€ принадлежностью системы исходного €зыка в €зыке перевода. ѕоэтому переводчик ставит перед собой более реальную задачу, решаемую на уровне смысла Ц передать в тексте именно те семы, которые существенны дл€ точного отражени€ данной ситуации.

«адачей переводчика, прежде всего, €вл€етс€ Ц сохранение индивидуально-авторского смысла.

—оотнесЄм наши положени€ об идиостиле, смысле с референциальным аспектом. —тиль (как Ђформа текстаї) Ц это некий способ отображени€ референта в “ќ. ¬ таком случае “ѕ Ц это знак, референтом которого €вл€етс€ “ќ, имеющий аналогичную семиотическую структуру, как в “ѕ.

†††††††††††††††††††††††††††† ††††† “ќ†††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††† “ѕ

—емантический

способ отобра -†††††††††††††††††††† ¬озникающий

жен舆†††††††††††††††††††††††††††††††† смысл

R (референт,†††††††††††††††††††††††††††††††††††††††† стилистическое оформление как результат

отображаема€ ситуаци€)††††††††††††††††††††† отображени€ референта

†††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††

†††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††† »конизм† отношений “ќ и “ѕ†††††††††

R1† =† R2

–ис.1.

ƒл€ нас важно сохранить референт знака “ќ в “ѕ. “аким образом, перед нами возникает идеальна€ схема отображени€ референта “ќ в “ѕ. “ѕ выступает как иконический знак “ќ.

ѕоскольку текст удовлетвор€ет всем признакам знака, возможно, применить теорию референции на его отдельных уровн€х: на уровне лексическом, на уровне грамматическом.

1.3.1 —пособы перевода лексических единиц

–ассмотрим сначала традиционные взгл€ды на возможность сохранени€ лексических единиц.

¬ процессе перевода выбираютс€ слова, наиболее близкие соответствующим словам подлинника в их взаимосв€зи и в их соответствии смыслу целого предложени€. ≈стественно, что такой выбор не может осуществл€тьс€ без учета контекста, и именно контекст играет здесь решающую роль. ƒанной проблемой занимались многие исследователи, например, ј. ¬. ‘Єдоров (Ђќсновы общей теории переводаї, 1983 г.), “. ¬. —емашко, ћ. Ќ. Ћитвинова (Ђ ак образуетс€ метафораї 1984 г.). ¬ыдел€ютс€ три случа€, когда приходитс€ делать выбор между несколькими возможными переводами слова.

1) отсутствие словарного соответстви€ дл€ слова подлинника, или же отсутствие соответстви€ дл€ использованного конкретного значени€ этого слова;

2) неполное соответствие, частичное покрытие значени€ слова;

3) соответствие разных слов €зыка перевода различным значени€м слов €зыка оригинала;

—лучай, когда соответствие полностью отсутствует, встречаетс€ не так уж и часто. ¬ основном, это происходит тогда, когда слово подлинника обозначает предмет или пон€тие, характерный дл€ быта определенного народа, и отсутствующие в быту народа, на €зыке которого делаетс€ перевод. Ќо это не значит, что смысл такого слова невозможно передать. ≈го значение можно представить описательно, не одним словом, а несколькими. “ем более что многие слова, особенно научные и общественно-политические термины со временем наход€т в €зыке определенные соответстви€. ј вот слова, обозначающие обычные предметы и имеющие неполное словарное соответствие, обычно не наход€т новых средств передачи. ћногозначные слова требуют к себе особого внимани€, потому что дл€ каждого из значений, пусть даже близких, выбираютс€ разные слова, и выбор этот всецело зависит от контекста. ѕричем перевод многозначных слов может и не ограничиватьс€ выбором из перечн€ соответствий, представленных в словаре.

Ќужное решение отыскиваетс€ путем некоторого стилистического эксперимента Ц создани€ и сопоставлени€ вариантов. «адача осложн€етс€ в том случае, если вещь не названа пр€мо, а изображена описательно или метафорически. ѕоэтому при переводе нельз€ ограничивать себ€ только данными текста, ограничива€сь только значением отдельных словарных элементов. »наче могут возникнуть грубые смысловые ошибки. ƒл€ передачи слов, обозначающих специфические реалии, привод€тс€ три способа.

1) транслитераци€, котора€ используетс€, в основном, дл€ передачи названий, предметов и пон€тий материального быта, форм обращени€ к собеседнику и т.д. Ёто те случаи, когда важно соблюсти лексическую краткость обозначени€ и вместе с тем подчеркнуть специфичность называемой вещи или пон€ти€.

2) создание нового слова или словосочетани€ или сложного слова на основе морфологических отношений и элементов, существующих в €зыке перевода.

3) использование слова, близкого по функции к ино€зычной реалии, хот€ и не обозначающего нечто тождественное. “акой перевод приблизителен и уточн€етс€ в услови€х контекста, зачастую он граничит с описанием.

ƒл€ перевода собственных имен возможно использование, как перевода, так и транслитерации. Ќо следует учитывать, что дл€ многих названий уже существуют традиционные способы передачи. Ѕольшие практические трудности при переводе могут представл€ть фразеологические €влени€.

1)         фразеологическое сращение лучше всего замен€ть на фразеологическое единство или устойчивое сочетание, близкое к нему по смыслу.

2)         перевод с видоизменением смысла отдельных составных частей, вызывающим впечатление сходства с пословицей или поговоркой, фразеологическим оборотом.

3)         использование существующего в €зыке перевода фразеологизма. ѕри переводе устойчивых сочетаний следует помнить о различи€х в норме сочетаемости слов в €зыке подлинника и €зыке перевода. Ёту трудность можно разрешить либо заменой несочетающегос€ слова, либо с помощью грамматической перестройки.

—тоит обратить особое внимание на ложные эквиваленты, которые часто называют Ђложными друзь€ми переводчикаї. “акие слова могут полностью или частично совпадать по звуковой или графической форме, но не по значению.

  числу самых таинственных €влений €зыка относитс€ метафора, котора€ обозначает перенос значение одного слова на другое по сходству обозначаемых предметов. ћетафора Ц результат творческого акта. ѕереводчик, выступа€ как анализатор метафоры, отчетливо осознаЄт еЄ исходные компоненты и, так или иначе, воспроизводит их в переводном тексте. ¬ метафоре автор опираетс€ на общеприн€тые ассоциации или известные стереотипы или индивидуальные ассоциации.

ѕолучателем метафорического высказывани€ “ќ и отправителем его соответстви€ в “ѕ одновременно выступает один и тот же участник коммуникации Ц переводчик. ѕодверга€ анализу метафору оригинала и еЄ соответстви€ в переводе, исследователь имеет возможность обнаружить изменени€. ќтношени€ между метафорическим высказыванием и еЄ переводческим соответствием описываетс€ на основе следующих критериев:

1.         Ёквивалентность семантической структуры метафоры “ѕ соответствующей семантической структуре метафоры “ќ;

2.         —интаксическое оформление семантической структуры исходной метафоры в переводе.

—равнение семантических структур “ќ и “ѕ показывает, что на основе принципа эквивалентности семантической структуры соответствующих метафорических “ќ и “ѕ можно разделить на 2 группы:

1.         —труктурно- эквивалентные соответстви€;

2.         —труктурно- неэквивалентные соответстви€.

Ђѕроцесс реставрации метафоры в переводе может сопровождатьс€ конверсией и компрессией. Ёти операции привод€т к порождению в качестве соответствий перевода таких метафор, в которых обнаруживаютс€ изменени€ способа синтаксической организации метафорической синтагмы и всего метафорического высказывани€ї [—емашко, Ћитвинова, 1984. —. 156].

1)         конверси€ Ц изменени€ лексического наполнени€ какого-либо основного структурного компонента базовой структуры с сохранением признаков интеграционного предиката в метафоре перевода.

2)         компресси€ Ц изменение отношений между эксплицитными и имплицитными компонентами исходных структур метафорического высказывани€.

3)         ≈сли метафорическому высказыванию “ќ соответствует неметафорическое высказывание (сравнение или автологическое высказывание) в переводе, то измен€етс€ та особа€ св€зь между автором и знаком, которым он пользуетс€. Ђѕрагматически маркированные высказывани€ замен€ютс€ на более или менее нейтральные в прагматическом отношении структурно-неэквивалентными соответстви€миї [—емашко, Ћитвинова, 1984. —. 177].

Ќеобходимо отметить, что многие переводчики прибегают к промежуточному компромиссному решению, стрем€сь, и не Ђпотер€тьї метафору, и сделать еЄ более облегчЄнной, пон€тной дл€ читател€. “ака€ коррекци€ метафоры при переводе может выражатьс€ в замене неожиданно €ркой метафоры “ќ и стЄртой метафорой “ѕ.

ћожно предложить иной взгл€д на способы сохранени€ лексических единиц, св€занный с теорией референции.

–еферентом отображени€ знака “ѕ всегда €вл€етс€ знак, выступающий в качестве предмета означивани€ (“ќ), в результате чего и создаЄтс€ знак “ѕ. «адачей переводчика €вл€етс€ сохранение знака “ќ и способа его отображени€ в “ќ. —уществует три способа отображени€: индексальный, иконический, символический.

—амым идеальным из всех способов отображени€ дл€ практики перевода €вл€етс€ иконический способ, в котором форма и содержание сходны и качественно и структурно. ¬ данном способе референт знака “ќ полностью сохран€етс€ в “ѕ. »конические знаки не перевод€тс€, а воспроизвод€тс€ по прежде сделанным переводам, дл€ того чтобы Ђвойти в соответствие с культурной пам€тью данного €зыкаї [Ѕразговска€, 2004. —. 184].

¬ индексальном знаке форма и содержание смежны в пространстве и во времени, здесь мы можем наблюдать причинно-следственные св€зи. –еферент знака “ќ здесь отображаетс€ в “ѕ, но в другом облике.

„то касаетс€ символических знаков, то здесь св€зь между формой и содержанием устанавливаетс€ произвольно переводчиком, по соглашению, касающегос€ данного знака. ‘орма не даЄт никакого представлени€ о содержании. –еферент знака “ќ в “ѕ сохран€етс€ в малой степени.

ќсобую сложность в переводческой де€тельности составл€ет сохранение в переводе авторского символа, который может быть прочитан в пространстве других авторских текстов, а это означает, что Ђвозможность узнаваемости читателем символического знака обеспечиваетс€ только в том случае, если переводчик оп€ть же согласовывает облик знака с предшествующими переводами текстов того же автора или, в идеале, €вл€етс€ переводчиком всего корпуса текстовї [Ѕразговска€, 2004. —. 184].

»так, референциальный аспект вводитс€ дл€ того, чтобы вы€вить, каким способом в “ќ устанавливаетс€ отношени€ между лексическими единицами и их референтами, а также сохранить этот способ уже в переводе.

¬ажно сказать, что все традиционно описываемые в теории перевода типы трансформаций св€заны именно с несохранением способа семиотического отображени€ референта в авторском тексте, например, конкретизаци€ при переводе метафор св€зана у переводчика с заменой иконического отображени€ на индексальный.

Ќеумение или невозможность сохранить лексические единицы в переводе привод€т к следующим типам семантических несоответствий между “ќ и “ѕ:

Ц конкретизаци€ (замена слова “ќ с более широким значением на слово “ѕ с более узким значением);

Ц генерализаци€ (замена слова “ќ с более узким значением на слово “ѕ с более широким значением);

Ц антонимический перевод (замена отрицательной или вопросительной формы предложени€ “ќ на утвердительную форму “ѕ, и наоборот);

Ц непереводимость (слово “ќ, не имеющее достаточно точных аналогов в €зыке, на который происходит перевод).

1.3.2 —пособы перевода грамматических единиц

¬новь начнЄм с анализа традиционных подходов. √рамматические трудности перевода обуславливаютс€ тем, что грамматические характеристики разных €зыков отличны, хот€ в отдельных отношени€х могут представл€ть некоторое сходство. ¬оспроизведение грамматической формы подлинника не может быть целью перевода, т.к. его цель Ц передача мысли.

» только в том случае, когда отдельные особенности грамматической формы оригинала играют стилистическую роль, их передача становитс€ задачей перевода. ќбычно это не пр€мое воспроизведение черт, а воссоздание их функций. ѕри передаче грамматических €влений не может быть полного стандарта, хот€ существуют определенные единообразные способы их передачи. “очный в формально-грамматическом отношении перевод часто бывает вообще невозможен из-за отсутстви€ соответствий.

„асто он не отвечает норме словосочетани€ и литературным нормам данного €зыка. ј в некоторых случа€х точный с точки зрени€ грамматики перевод недопустим стилистически. ѕоэтому даже дл€ самого точного перевода типичны изменени€ грамматических категорий слова, небольшие перестановки или добавлени€ в пределах малых словосочетаний, а отступлени€ от грамматической точности вполне нормальны и закономерны.

ѕривод€тс€ три основных случа€ грамматического расхождени€ между €зыком подлинника и €зыком перевода.

1) наличие в подлиннике элемента, которому нет формально-грамматического соответстви€ в €зыке перевода. ¬ этой категории стоит обратить внимани€ на передачу при переводе на русский €зык функций артикл€ и конструкций с неопределенно-личным местоимением;

2) наличие в €зыке оригинала элементов, которым нет соответстви€ в €зыке перевода. Ёто дает переводчику множество преимуществ Ц он получает возможность про€вить всю свою филологическую компетенцию, продемонстрировать возможность эквивалентных замен на уровне грамматики, что играет очень большую роль при передаче смысловой функции специфических элементов €зыка подлинника;

3) формальное соответствие грамматических элементов оригинала и перевода, но отличие их по функци€м. Ётот случай требует особой внимательности со стороны переводчика. ƒл€ правильного разрешени€ этой проблемы следует примен€ть в переводе, элементы формально отличные от подлинника, но которые могли бы выполнить те же функции, в результате этого возникнет соответствие оригиналу по смыслу и стилистической окраске.

ѕри разборе синтаксических проблем неоднократно указывалось на то, что дл€ правильной передачи мысли при переводе часто приходитс€ прибегать к замене грамматических средств лексическими; например, при передаче в переводе эмфатической функции инверсии в английском €зыке. Ёффект, достигаемый инверсией, Ч т. е. чисто грамматическим путем, Ч может быть передан лексически.

Ќа сохранение грамматических единиц также может быть предложен другой взгл€д, св€занный с теорией референции.

«десь мы должны сказать о важности сохранени€ Ђименнойї или Ђглагольнойї грамматики “ќ, о сохранении аспекта времени и др.

—истема грамматических значений моделирует авторский способ видени€ времени и пространства. ѕереводчик и здесь может самопроизвольно мен€ть способ отображени€ (иконический, индексальный, символический) грамматической единицы и еЄ референта. ”словно можно говорить о том, что грамматическое значение и способ его выражени€ есть некоторый знаконоситель, соотнесЄнный с абстрактным референтом во вне€зыковой действительности.

»мена и глаголы Ц способ моделировани€ пространства и времени. јвтор “ќ делает акцент на отображение пространства (имена), а у переводчика ведущую роль играет врем€ (глаголы). Ђ»менна€ї грамматика в “ќ отображает следующую ситуацию: автор видит предметный мир в статике. Ђ√лагольна€ї грамматика в тексте отображает иную ситуацию: автор видит предметный мир в динамике.

ѕереводчик должен рассматривать референт “ќ в “ѕ по иконическому способу отображени€, дл€ более точного отображени€ грамматических единиц “ќ в “ѕ, а если же переводчик прибегает к другим способам (индексальному, символическому), то получаетс€ отнюдь друга€ ситуаци€ в “ѕ, отлична€ от “ќ. ¬ переводах ћ. ѕавликовской-ясножевской переводчик скорее не пытаетс€ сохранить грамматические особенности референта (“ќ): он привносит свои грамматические единицы. ¬едущей в “ѕ €вл€етс€ глагольна€ грамматика, тогда как в “ќ ведущую позицию занимают имена.

¬ажным звеном €вл€етс€ вопрос об аспекте времени: сохранении в “ѕ вневременного насто€щего, и соответствующей ситуации отображени€ Ц отсутствии описаний конкретной точки времени и пространства, субъекта, сохранение ситуации предельной абстрактности. ƒл€ наиболее цельного сохранени€ вневременности в “ѕ, переводчику необходимо также воспользоватьс€ иконическим способом отображени€ аспекта времени и пространства “ќ в “ѕ.

1.4 ¬опрос о первичности и вторичности “ќ и “ѕ

 аждый переводчик должен решать очень важный вопрос о степени свободы интерпретации “ќ, о степени допустимости изменений.  ак следствие возникает вопрос: “ѕ Ц это текст первичный, или это текст вторичный по отношению к источнику, к оригинальному тексту.

 ак известно, термины первичность и вторичность схожи по происхождению. ќни оба не €вл€ютс€ однозначными Ч и тот, и другой имеет несколько значений. „тобы пон€ть суть категорий первичных и вторичных текстов, а также природу их отношений, целесообразно, на наш взгл€д, обратитьс€ к энциклопедическим дефиници€м пон€тий Ђпервичныйї и Ђвторичныйї. “ак в Ѕольшом јкадемическом Ђ—ловаре русского €зыкаї первичный определ€етс€ как Ђ€вл€ющийс€ первой ступенью в развитии чего-либо; исходный, первоначальный; основной, главныйї [—ловарь “.3, —. 42]; вторичный как Ђпроисход€щий или совершаемый во второй раз; представл€ющий собой вторую, позднейшую ступень в развитии чего-либо; второстепенный, побочныйї [—ловарь “.1, —. 240].

—овершенно верно, что первичному тексту соответствует такое пон€тие, как Ђисходныйї. Ќе случайно в теории перевода Ђисходный текстї Ч это прин€тый термин (англ. Ђsource textї) дл€ обозначени€ “ќ. ¬ернее считать “ќ именно Ђисходнымї (Ђотправнымї) дл€ вторичной текстовой де€тельности.

„то касаетс€ текста вторичного, то дл€ него целесообразнее всего рассматривать следующие дефиниции: Ђпроисход€щий или совершаемый во второй разї и Ђвтора€, позднейша€ ступень в развитии чего-либої.

—уществуют, и другие подходы к определению первичных и вторичных текстов. “ак, Ћ. ¬. ћурзин Ђраздел€ет первичные и вторичные тексты в зависимости от объектов, которые они описывают: соответственно, первые, Ђописывают непосредственно наблюдаемые объекты действительности как таковой, вторые Ч абстрактные объекты, содержащиес€ в том, или ином текстеї [÷итируетс€ по: Ќестерова, 2005. —. 103].

Ќеобходимо сказать, что дл€ порождени€ первичного текста нужен авторский замысел, формированию которого предшествует тема. ¬торичный текст воспроизводит этот же замысел.

¬ последнее врем€ возникла проблема вторичности в теории перевода, и сами тексты, которые прин€то называть вторичными, все больше привлекают внимание исследователей. “акой интерес вполне закономерен, так как слишком высока дол€ вторичных текстов в том текстовом пространстве, в котором живет современный человек. “ермин Ђвторичныйї противопоставлен термину Ђпервичныйї, а это означает, что, называ€ ту или иную категорию текстов, мы их ставим в определенную оппозицию по отношению друг к другу, а, следовательно, они отличны друг от друга.

ѕереводы прин€то считать вторичными текстами, и именно вторичность называют одним из главных признаков перевода, потому что: во-первых, они создаютс€ средствами другого €зыка, а во-вторых, этот вид текста по времени создаЄтс€ позже, всегда после “ќ.

ѕеревод Ч это Ђэквивалентныйї вторичный текст. “аким образом, именно эквивалентность следует считать основным признаком перевода как вторичного текста. Ёто означает, что собственно перевод требует определенного параллелизма внешних (а не только внутренних) структур текстов оригинала и перевода. ѕеревод по своему происхождению предполагает не только семантическую, но также формальную близость к тексту оригинала, поскольку форма часто и €вл€етс€ главным смыслообразующим элементом. » процесс порождени€ вторичного текста можно представить как последовательность мыслительных операций, обеспечивающих переход от “ќ к тексту вторичному.

—огласно Ќ. ћ. Ќестеровой, одним из признаков вторичности следует считать Ђнесамосто€тельностьї, сущность которой состоит в том, что авторы “ѕ используют не свою, а чужую мысль.  ак результат вторичный текст €вл€етс€ зависимым от текста первичного, причем зависимость эта про€вл€етс€ на всех уровн€х Ч Ђна уровне формировани€ замысла данного вторичного текста (этап понимани€) и на уровне вербализацииї [Ќестерова, 2005. —. 132].

Ќо, тем не менее, возникают такие тенденции в теории перевода, в которых “ѕ Ц €вл€етс€ текстом первичным. ѕочему же прин€то так считать: “ѕ Ц первичный текст? ¬ таких тестах переводчик позвол€ет себе вносить совершенно необоснованные изменени€ в “ѕ, в результате чего стиль автора “ќ становитс€ неузнаваемым, и по существу это уже стиль переводчика.

ѕереводчик обладает в данной ситуации полным Ђправомї авторства. “ѕ совершенно неадекватен в отношении стил€ “ќ, своеобразие автора “ќ не сохран€етс€ в переводе, Ђвозникаетї совершенно другой автор, который имеет мало общего с автором “ќ. »менно эти положени€ позвол€ют нам не поддерживать эту точку зрени€ на то, что “ѕ может быть первичным. ѕервичным должен быть “ќ, а “ѕ Ц его иконическим знаком.

1.5 ѕеревод как взаимодействие культур. —тратегии перевода

ѕеревод Ц это не только взаимодействие €зыков, но и взаимодействие культур. —егодн€ в науке утвердилось семиотическое Ђтекстовоеї понимание культуры:  ультура в целом может рассматриватьс€ как текст. Ђѕоскольку само слово Ђтекстї включает в себ€ этимологию переплетени€, мы можем сказать, что таким толкованием мы возвращаем пон€тию Ђтекстї его исходное значениеї [Ћотман, 1994. —. 72]. ѕонимание культуры как многопланового текстового образовани€ выдвигает на первый план проблему интертекстуальных отношений.

¬ насто€щее врем€ в теории межтекстовых отношений широко используютс€ термины Ђинтертекстуальностьї и Ђинтертекстї, введенные ё.  ристевой в 1967. ѕозднее –. Ѕарт сформулировал определение интертекста: Ђ аждый текст €вл€етс€ интертекстом; другие тексты присутствуют в нем на различных уровн€х в более или менее узнаваемых формах: тексты предшествующей культуры и тексты окружающей культурыї [цитируетс€ по: Ќестерова, 2005. —. 92]. “аким образом, термин Ђинтертекстї подразумевает факт присутстви€ в любом тексте текстов предшествующей и окружающей культур, указывает на его (текста) на его Ђпронизанностьї иными текстами, на его многоавторство или, наоборот, отсутствие автора.

Ђћежтекстовые отношени€ в случае перевода Ч это отношени€ оригинала и перевода, оригинала и текстов в его (исходной) среде, перевода и текстов в новой (принимающей) среде, текстов перевода между собойї [цитируетс€ по: Ќестерова, 2005. —. 143].

¬ идеале “ѕ должен сохранить Ђфонї интертекстуальных взаимодействий, фон культуры, на котором существует “ќ. ƒл€ художественного перевода существуют 2 стратегии: приближающа€ оригинал к читателю и принимающей культуре (адаптированный перевод) и приближающа€ читател€ к оригиналу (резистивный перевод). —тратегии перевода Ц это выбор единицы перевода, выбор способа перевода. ¬сЄ разнообразие переводческих ходов, в сущности, рождаетс€ между этими двум€ полюсами. ѕредпочтение одного из них определ€етс€ установкой переводчика. — этой точки зрени€, мнение русского читател€ хорошо знающего в нашем случае, польский €зык и культуру, будет нерелевалентным, потому что дл€ него адаптированный перевод Ц это искажение. ¬ажнее тут будет мнение русского читател€, совершенно незнакомого с ино€зычной практикой Ц дл€ него адаптированный перевод может казатьс€ гораздо более доступным, чем более точный (резистивный).

јдаптированный перевод построен по принципу замещени€ объекта/ситуации культуры-отправител€ сходным, но не тождественным по содержанию объектом-ситуацией культуры-рецептора. јдаптированный перевод основан на Ђразличных механизмах компенсации, обеспечивающих Ђправильнуюї интерпретацию оригинальных знаковї [цитируетс€ по: Ѕразговска€, 2004. —. 237]. ÷елью адаптированного перевода €вл€етс€ сделать “ѕ близким к принимающей культуре. ќн максимально приближен к сложившейс€ в принимающей культуре системе знаков и правилам их интерпретации.  ак ни парадоксально, Ђно адаптированный перевод не способствует динамичному развитию межкультурных взаимодействий, поскольку в этом случае принимающа€ культура лишена возможности реагировать на Ђчужиеї знаки, создава€ свои метазнакиї [Ѕразговска€, 2004. —. 238].

„то касаетс€ резистивного перевода, это перевод точный, он не искажает смысл “ќ, сохран€ет идиостиль “ќ, его культурный фон. ƒанный перевод основан на положении о том, что знаки исходного текста должны не приспосабливатьс€, а Ђсопротивл€тьс€ї принимающей культуре.

„ем больше Ђрассто€ниеї между культурами “ќ и “ѕ, тем больше переводчик должен стремитьс€ к сохранению индивидуальности авторского знака.

ћы поддерживаем положение о необходимости резистивной стратегии перевода, потому что, с нашей точки зрени€, перевод не должен нивелироватьс€, идиостиль “ќ в переводе должен быть представлен во всЄм его богатстве.

 

1.6 ѕредварительные выводы

»так, подведЄм предварительные итоги. »диостиль рассматриваетс€ как основна€ цель переводческой практики, так как он вбирает в себ€ все параметры текста, всю совокупность характеристик текста. ¬ результате мы имеем возможность исследовать не только, например, морфологический уровень текста, а уже все его характеристики: сюжетно-композиционный, лексический, морфологический, синтаксический и другие уровни.

ƒл€ нас важно сохранение идиостил€ “ќ в переводе, в этом случае мы примен€ем пон€тие адекватность, которое рассматриваетс€ как соответствие перевода с “ќ на уровне всего текста, т. е. соответствие индивидуального художественного стил€ “ќ индивидуальному художественному стилю “ѕ.

¬ажно сохранение и лексических, и грамматических единиц, сюжетной ситуации “ќ в “ѕ, поэтому мы говорим об адекватности сохранени€ идиостил€ “ќ в переводе. ƒл€ того чтобы сохранить идиостиль “ќ в переводе, мы должны рассматривать “ѕ как кореферентный знак по отношению к “ќ. ¬ результате, задачей перевода должно €вл€тьс€ сохранение отображаемой ситуации и семиотического способа отображени€ “ќ в переводе. Ёто касаетс€ как всего текста-знака, так и знаков уровневой организации текста.

ћы говорим о важности сохранени€ идиостил€, об идеальной схеме отображени€ идиостил€ “ќ в переводе. ќднако каждый переводчик Ц индивидуальность, и дл€ него важно в творчестве подчеркнуть своЄ Ђяї, вследствие этого в переводе присутствует в большей степени идиостиль переводчика, а не автора “ќ.  ак результат, неизбежны традиционно описываемые в теории перевода трансформации, которые подчЄркивает результат несохранени€ идиостил€ “ќ в переводе.

√овор€ об адекватности сохранени€ идиостил€, важную роль играет выбор стратегии переводчика, именно дл€ сохранени€ идиостил€ необходим выбор резистивной стратегии перевода, так как идиостиль “ќ должен быть представлен во всЄм богатстве в “ѕ.

 


√Ћј¬ј 2. —ќѕќ—“ј¬»“≈Ћ№Ќџ… јЌјЋ»« “≈ —“ј ќ–»√»ЌјЋј » “≈ —“ј ѕ≈–≈¬ќƒј

 

2.1 ћари€ ѕавликовска€-ясножевска€: биографическа€ справка особенности идиостил€

ћари€ ѕавликовска€-ясножевска€ Ц это им€, практически не известное русско€зычному читателю. ”рождЄнна€  оссак, внучка и дочь известных польских художников, родилась в  ракове. ”чилась в јкадемии художеств.

ѕоэзи€ ѕавликовской-ясножевской эволюционировала от виталистического оптимизма: первый сборник стихов (Ђ¬оздушные замкиї) опубликованный в 1922 г. «а ним последовали стихотворные циклы Ђ–озова€ маги€ї (1924 г.); Ђѕоцелуиї (1926 г.); Ђ¬еерї (1927 г.); Ђƒансингї (1928 г.); ЂЋесна€ тишинаї (1928 г.); Ђѕарижї (1929 г.); Ђѕрофиль белой дамыї (1930 г.); Ђ—ырой шЄлкї (1932 7г.); Ђ—п€щий экипажї (1933 г.); ЂЅалет вьюнковї (1935 г.); Ђ ристаллизацииї (1937 г); Ђѕоэтические наброскиї (1939 г.). ѕеру еЄ принадлежит также несколько драм. ¬о врем€ войны ѕавликовска€ находилась в јнглии, где и скончалась после т€жЄлой болезни. ¬ эмиграции она написала р€д стихотворений, составивших циклы Ђ–оза и гор€щие лесаї и Ђ∆ертвенный голубьї.

Ёто лирическа€ поэтесса. ≈Є стиль характеризуетс€ стремлением к лаконизму, простоте, афористичности. ƒействительность предстаЄт в еЄ стихах окрашенной и преображЄнной авторским лирическим мироощущением. ѕоэтесса углубл€етс€ в мир тонких, поэтичных, легкоранимых чувств, в который прорываетс€, тем не менее, ощущение суровых противоречий эпохи.

≈Є стихам присущи пластичность реалистических деталей, зорка€ наблюдательность автора, лирический юмор, а зачастую и иронический подтекст. ћелодичность стиха, чистый и точный €зык, богатство ассоциаций, больша€ поэтическа€ культура ставит ѕавликовскую в р€д виднейших мастеров лирической поэзии.

“акже важно отметить, что ћари€ ѕавликовска€-ясножевска€ Ц это Ђјхматоваї польской поэзии. Ќе случайно они переводили друг друга.

 

2.2 ћетодика выполнени€ работы

јнализиру€ способ сохранени€ идиостил€ в переводе (система содержательных и формальных характеристик, посредством которых создаЄтс€ определЄнна€ картина мира переводчиком), мы условно разбиваем “ќ на €зыковые уровни и уровни, св€занные с организацией текста: сюжетно-композиционные особенности текста, лексическое своеобразие, морфолого-синтаксическое своеобразие.

Ќовизна нашего подхода определ€етс€ тем, что мы предлагаем ввести другие критерии: вместо традиционного лингвостилистического сопоставительного анализа, ведущее место отводитс€ референциальному и семиотическому анализам, позвол€ющим соотнести стилистику “ќ со способом отображени€ описываемой ситуации и уточнить критерии, которые служат отправными точками дл€ сохранени€ идиостил€. ћы считаем, что способы художественной образности напр€мую определ€ютс€ способом отображени€ референта.

»так, дл€ того чтобы переводчик мог более полно отобразить и сохранить идиостиль “ќ в “ѕ, необходимы следующие критерии сохранени€ идиостил€:

1.—пособ отображени€ описываемой ситуации:

а) иконический (форма и содержание “ќ сходны качественно и структурно с теми же параметрами “ѕ);

б) индексальный (форма и содержание “ќ смежны в пространстве и во времени с аналогичными параметрами “ѕ, наличие причинно-следственных св€зей);

в) символический (св€зь между формой и содержанием “ќ и “ѕ устанавливаетс€ произвольно, по соглашению, касающегос€ данного знака);

2.—тепень прозрачности референциального указани€ (“ќ осуществл€ет определЄнную степень прозрачности на “ѕ);

3.—охранени€ лексического способа номинации;

4.—охранени€ грамматического своеобразие “ќ в “ѕ (отображение времени и пространства “ќ в “ѕ);

¬ соответствии с перечисленными критери€ми определ€етс€ методика нашей работы, котора€ включает следующую последовательность:

1). ƒелаем референциальный и семиотический анализ “ќ, вы€вл€€ способ отображени€ ситуации; определ€ем степень референциальной прозрачности “ќ (данные анализы дополн€ютс€ лингвостилистическим анализом на уровне сюжетно-композиционном, лексическом, морфолого-синтаксическом);

2). Ќа основании этого анализа создаЄм подстрочник “ќ. ¬ыполненный нами подстрочник, мы рассматриваем как своего рода Ђэталонї, по которому мы провер€ем качество перевода, который выполнен другим автором. ћы считаем правомерно рассматривать свой подстрочник как эталон, потому что нас интересует, прежде всего, вопрос сохранени€ идиостил€ в переводе. ћы анализируем адекватность перевода в данной работе именно исключительно в рамках теории референции, т.е. рассматриваем “ѕ как знак кореферентный “ѕ.

3). ƒелаем референциальный и семиотический анализ “ѕ, вы€вл€€ семиотический способ отображени€ описываемой ситуации, определ€ем степень референциальной прозрачности “ѕ по отношению к “ќ (данные анализы дополн€ютс€ лингвостилистическим анализом на уровне сюжетно- композиционном, лексическом, морфолого-синтаксическом);

4). ƒелаем сопоставительно-стилистический анализ “ќ и “ѕ. ƒелаем проверку на кореферентность;

5). ƒелаем выводы об адекватности перевода в отношении способа сохранени€ идиостил€ в “ѕ. ѕри этом мы получаем возможность определить:

Ц кого мы читаем в “ѕ Ц ћ. ѕавликовскую-ясножевскую или переводчика, например, ј. ј. јхматову;

Ц сделать заключение: “ѕ Ц текст первичный или вторичный по отношению к “ќ;

Ц определить стратегии переводчика: дл€ переводчика важно, приблизить оригинал к читателю (адаптированный перевод), или приблизить читател€ к оригиналу (резистивный перевод).

»спользу€ теорию референции, теори€ перевода получает возможность приобрести ещЄ один точный критерий адекватности перевода. Ётот критерий состоит в степени сохранени€ в переводе способа отображени€ референта, который принимаетс€ в “ќ.

¬ идеальном варианте “ѕ выступает кореферентным знаком “ќ. —оответственно, анализиру€ степень адекватности перевода, мы делаем заключение о том, каким типом знака выступает “ѕ по отношению к “ќ:

Ц иконическим;

Ц индексальным;

Ц символическим.

†††† “ќ†††††††††††††††††††††††††† “ѕ


†††††††††††††††††††††††† R (как отображаема€ ситуаци€)

–ис. 2.

 ореферентные знаки Ц это знаки, отсылающие к одному и тому же референту, знаки-синонимы. ” нас тексты отображают одну и ту же ситуацию, и сходным семиотическим способом.

Ђ≈сли текст-источник содержит в своей структуре знаки других текстов и система этих знаков выбираетс€ в качестве инвариантной при любых возможных трансформаци€х, то перевод, сохран€ющий систему и способы референциальных указаний источника, рассматриваетс€ как кореферентный источнику знакї [Ѕразговска€, 2004. с.186].

2.3 –еференциальный и семиотический анализ текста оригинала и текста перевода

јнализиру€ ситуацию, котора€ стоит за знаком “ќ (референт Цотображаема€ ситуаци€), необходимо сказать следующее:

«а каждым текстом ћарии ѕавликовской-ясножевской наблюдаетс€ ситуаци€ бытийности. “ќ отображает абстрактные предметы, например Ђmiłośćї (Ђлюбовьї), Ђzapałї (Ђэнтузиазмї), Ђtęsknotaї (Ђтоскаї) и многие другие. “акже дл€ еЄ стил€ характерна имплицитность: персонажи и предметы в текстах никогда не детализируютс€, не конкретизируетс€. Ќеобходимо сказать о степени локализации высказывани€: у ћ. ѕавликовской-ясножевской оно практически нелокализовано. ¬ идеальном варианте любое высказывание должно быть прикреплено к миру относительно точки времени, пространства и субъекта. ј в еЄ текстах невозможно определить, когда нечто происходит, где оно происходит и с кем. ќднако в некоторых текстах происходит минимальна€ локализаци€ субъекта: в качестве субъекта выступает нека€ женщина, возможно, сама поэтесса.

»так, референтом в текстах ћарии ѕавликовской-ясножевской станов€тс€ следующие ситуации: ситуации печали, грусти, рассуждени€ о жизни, о существовании предметов в мире, о предназначении предметов в мире, ситуации любовных переживаний. ¬се эти ситуации можно определить как вневременные, внепространственные и внеличностные. Ёто общее поле размышлений дл€ человечества. ¬ текстах ћарии ѕавликовской-ясножевской, как правило, референты-ситуации отображаютс€ по индексально-символическому способу: сюжет Ц это только индекс, который отсылает нас к некой ситуации, указывает на неЄ, но не описывает.

√овор€ “ѕ, необходимо у€снить, что здесь уже в качестве знака выступает “ѕ, а в качестве его референта “ќ. ќтображаема€ ситуаци€ “ѕ аналогична ситуации “ќ: отображаетс€ абстрактные предметы, например, Ђлюбовьї, Ђтоскаї, Ђстрастьї и др. “акже возникает ситуаци€ испытани€ любовью, раздумь€ о предназначении жизни, существовании предметов в мире и т.д.

Ќо в “ѕ наступает момент конкретизации, мы уже можем говорить о локализации высказывани€, так как в данных текстах предметы приобретают детализацию, уточнение, и поэтому мы можем узнать, где именно и что происходит с героем, мы можем определить локализацию относительно точки пространства, субъекта и времени.

“аким образом, ситуацией отображени€ в “ѕ будет выступать следующее: более конкретна€ ситуаци€ испытани€ любовью, грусти, рассуждени€ о жизни, о существовании предметов в мире, о предназначении предметов в мире, ситуации любовных переживаний.

¬ажно отметить, что семиотические способы отображени€ можно проследить на всех уровн€х €зыка и уровн€х организации текста: сюжетно-композиционном, лексическом, грамматическом. “ем самым, мы можем сказать, что референциальный, семиотический анализы дополн€ютс€ традиционным лингвостилистическим анализом.

2.3.1 —южетно-композиционный уровень

„то касаетс€ композиции, то обычно все тексты ћарии ѕавликовской-ясножевской композиционно одинаковы, лаконичны: ћ. ѕавликовска€-ясножевска€ работает в очень короткой форме, как правило, четыре Ц шесть строк вход€т в еЄ текст. ¬ них присутствует нека€ философичность, многие заканчиваютс€ многоточием, подчЄркивающим незаконченность. јвтор рассуждает, философствует в своих текстах по поводу определЄнного предмета действительности. Ќужно сказать, что большинство текстов ћ. ѕавликовской-ясножевской выступают как индексально-символический знак.

Ќапример, в стихотворении ЂNikeї (ЂЌикаї), отображаетс€ следующа€ ситуаци€: јвтор описывает неизлечимую любовь, судьба которой тождественна Ќике из —амофракии: ЂTy jesteś jak paryska Nike z Samofraki

O miłość nieuciszona!ї

Ђ“ы така€ же, как Ќика парийска€ из —амофракии

ќ, любовь неизлечима€!ї

Ћирическое я неизлечимо влюблена, но, несмотр€ на это, ее охватывает состо€ние воодушевлени€, восторга, она не тер€ет духа:

ЂЕbiegnesz z zapałem jednakimї

Ёто женщина, котора€ страдала, не случайно в тексте описываетс€ момент Ђубийства еЄ любвиї: ЂChoć zabita, lecz biegnesz z zapałem jednakimї

Ђ’оть и убита тво€ любовь, а бежишь с энтузиазмом прежнимї;

ќднако мы не можем описать, кто именно совершил убийство любви, в какой момент он действует, например вчера, сегодн€ и т.д. ѕоэтому мы не можем утверждать, что ситуаци€ отображаетс€ по иконическому способу, при котором, Ђрассто€ниеї между “ќ и его референтом минимально, т.к. знак стремитс€ к воспроизведению каких-то реалий в действительности.

–еферент этого текста отображаетс€ по индексально-символическому способу: т.е. сюжет указывает нам на ситуацию неизлечимой любви, при этом св€зь мы устанавливаем произвольно.

¬ следующем стихотворении ЂMewaї (Ђ„айкаї) референтом текста будет следующа€ ситуаци€: лирическа€ героин€ (возможно, сама ћари€ ѕавликовска€-ясножевска€) пребывает в неком состо€нии тоски:

Ђ Tęsknota nade mną szeleszczeї

Ђ“оска надо мной шелестит ї;

¬ тексте используютс€ обозначени€ абстрактных, нефизических состо€ний. ¬озможно, эту тоску, печаль навевает сама чайка:

ЂTrąca mnie skrzydłem mewiemї

Ђ“рогает мен€ крылом чайкиї;

√ероин€ задаЄтс€ вопросом: если она сейчас печальна€, грустна€, невесЄла€, то она тот же самый человек, что и прежде?: ЂCzy wciąż ta sama jestem?ї » ответ звучит как будто из уст чайки: Ђ nie wiem! Nie wiem....ї (не знаю, не знаю). «десь в рифме мы видим чЄткое изображение крика чайки (mewiem, nie wiemЕ nie wiem..).

ќтображаема€ ситуаци€ Ц состо€ние печали. ќна (как референт) отображаетс€ по индексально-символическому способу, т.е. “ќ (знак) отсылает нас к ситуации печали, результатом которой станов€тс€ материальные следы еЄ Ђсоприсутстви€ї в тексте.

¬ тексте ЂOfeliaї (Ђќфели€ї) отображаетс€ ситуаци€ бытийности, эксистенциальности, т.е. автор обращаетс€ к вечным проблемам существовани€. Ћирический герой Ц оп€ть женщина, котора€ никак не может поверить в то что, она на самом деле она была не любима, еЄ никогда не любили: ЂZanim nareszcie uwierzę,

Że mnie nie kochano po prostuї

Ђѕрежде чем наконец € поверю,

„то просто € не была любимаї;

» поэтому героин€ предпочитает находитьс€ в неком состо€нии статичности, в недвижении, непрерывности (смерти). –еферент этого текста отображаетс€ оп€ть же по индексально-символическому способу, т.к. св€зь между “ќ и его референтом условна€, но, сюжет просто указывает нам на данную ситуацию. —емантическа€ св€зь знака и его референта оказываетс€ произвольной, условной.

—итуаци€ бытийности, философичности, эксистенциальности касаетс€ и стихотворени€ ЂByć Kwiatemї (ЂЅыть ÷веткомї). «десь возникает рассуждение о способе существовани€ цветов. ѕеред нами возникает некий наблюдатель, который следит за цветами, видит, как они переплетены с решЄткой, за которую держатс€: ЂW kij związane, lub pną się na kratęї

Ђ ¬ пучок св€заны, или переплетЄнные с решЄткойЕ..ї.

јвтор рассуждает о том, дл€ чего цветы нужны, что они собой представл€ют, об их предназначении, какова их функци€. ќн задаЄт вопросы:

ЂDecoracje? Jeńcy? Statyści?ї

÷веты Ц Ђƒекорации? ѕленники? —татисты?ї

¬ раздумь€х, автор делает вывод о том, что легко хвалить цветы, но быть самому цветком не так просто (быть пленным, находитьс€ в несвободе, однако украшать окружающий мир, приносить радость другим):

ЂLatwo chwalić Kwiaty

Lecz być kwiatemї

–еферент этого “ќ отображаетс€ по индексально-символическому способу, т.е. текст нас отсылает к некому рассуждению о существовании, предназначении. —в€зь оп€ть же устанавливаетс€ условно, самопроизвольно.

¬ тексте ЂPażdziernikї (Ђќкт€брьї), сюжет “ќ по типу отображени€ Ц это оп€ть знак индексально-символический, знак указывает нам на ситуацию грусти, которую навевает природа:


ЂBrzozy są jak złote wodotryski

Zimno jest jak w ostatnim liscieї;

ЂЅерЄзы как золотые фонтаны

’олодно как в последнем письмеї;

«десь нужно также сказать о том, что в данном тексте указываетс€ врем€, но скорее всего врем€ года Ц осень, окт€брь, это врем€ некого ув€дани€, прощани€, и в св€зи с этим состо€нием возникает ощущение печали, автор сравнивает солнце с близким, но оп€ть, же не указано кто это конкретно:

ЂA słońce jak ktoś bliski

Ktory ziębnie i odchodzi....ї

Ђј солнце как кто-то близкий

 оторый з€бнет и уходитї.

—южет нас отсылает к ситуации печали и грусти, св€зь между означаемым и означающим устанавливаетс€ самопроизвольно, условно.

ќднако есть исключени€, например, в стихотворении ЂListї (Ђѕисьмої) референт отображаетс€ уже по индексально-иконическому способу. ћари€ ѕавликовска€-ясножевска€ чЄтко, цельно описывает ситуацию, котора€ происходит с Ђнектої, но мы не знаем, кто это и в какой момент это происходит. Ќекто (субъект не указан) получил письмо: ЂKtoś list dostał...ї. ќн идЄт читать письмо под цветущую €блоню: ЂIdzie czytać pod kwitnące jabłonie

Czyta. Chwyta się ręką za szyę

I dno traci, i w powietrzu tonieї;

Ђ„итает. ’ватаетс€ за шею

» дно тер€ет, и в воздухе тонетЕї


–еферентом здесь €вл€етс€ нека€ ситуаци€ неожиданности от полученного письма, ситуаци€ какого-то удара, возможно, какие-то непри€тности. ѕо способу отображени€ Ц это знак (сюжет) индексально-иконический.

ƒанное описание нас отсылает именно к этой ситуации (хвататьс€ за шею, тер€ть под собой дноЕ Ц нека€ ситуаци€ испуга, неожиданности), св€зь между знаком и референтом устанавливаетс€ исход€ из задачи: воспроизвести в знаке. ќднако отсутствие локализации текста относительно конкретных точек времени, пространства и субъекта создаЄт ощущение, что знак в большей степени указывает на ситуацию, нежели еЄ отображает.

“аким образом, мы можем заключить, что на сюжетно-композиционном уровне в большинстве случаев референт отображаетс€ по индексально-символическому способу. ¬сЄ это обуславливаетс€ тем, что в текстах ћ. ѕавликовской-ясножевской не происходит чЄткой локализации и конкретизации деталей ситуации. «нак лишь может указать на некую ситуацию, а св€зь между ними мы можем установить условно.

„то касаетс€ сюжетно-композиционного уровн€ “ѕ, композиционно “ѕ идентичны: лаконичны (по форме это также четверостиши€ Ц шестистиши€) можем заметить философскую тематику текстов. Ќо здесь уже в большинстве случаев “ѕ выступает как индексально-иконический знак.

Ќапример, в тексте ЂЌикаї, отображаетс€ следующа€ сюжетна€ ситуаци€: ѕереводчик описывает уже не Ђнеизлечимую любовьї, как это было в “ќ, а любовь уже конкретизируетс€: Ђлюбовь, отвергнута€ и глуха€ї. ¬ “ѕ по€вл€етс€ по€снение: кака€ именно? Ц отвергнута€ и глуха€. “акже важно заметить, сюжет “ѕ развиваетс€ в другом направлении, нежели сюжет “ќ, если в “ќ любовь неизлечима€ была тождественна ЂЌике из —амофракииї, то в “ѕ она лишь Ђсхожаї с ней. ≈сли в “ќ мы, лишь можем сказать условно, кто убил любовь, кто продолжает бежать (в “ќ нет детализации), то в “ѕ момент с убийством любви совсем опускаетс€: Ђты вслед бежишьї, бежит с такой же страстью дикой. ѕереводчик уточн€ет, конкретизирует то, о чЄм за€вила вначале текста: Ђкак схожа ты с —амофракийской Ќикойї, и в продолжение всего текста, она это по€сн€ет. ¬следствие этой детализации, мы можем сказать о локализации, т.е. текст прикреплЄн к миру относительно субъекта, пространства. ¬ итоге, мы должны сказать, что это индексально-иконический знак. ѕрименительно только к “ѕ, не каса€сь “ќ, к примеру, если бы не знали, что это перевод, то мы бы отметили, что это индексально-иконический знак.

Ќо если говорить о сопоставлении текстов, то нам нужно подчеркнуть, что это две разные отображаемые ситуации, оп€ть же не сохран€етс€ семиотический способ отображени€ “ќ в “ѕ, референт там совершенно другой.

¬ следующем переводе Ђ„айкаї, возникает следующа€ ситуаци€: здесь по€вл€етс€ эффект Ђреальностиї, оп€ть же происходит конкретизаци€, по€вл€етс€ не просто чайка, а уже над побережьем: Ђ„айка над побережьемї, переводчик уточн€ет, детализирует. ¬ результате того, что по€вл€етс€ чайка, она навевает тоску, в данном тексте тоска уже Ђзла€ї, оп€ть предмет детализируетс€. “акже тут возникает конкретный вопрос: Ђ¬сЄ та же? “а же, что прежде?ї, чего не наблюдаетс€ в “ќ, здесь мы видим €вное указание на момент в прошлом (прежде), происходит локализаци€ относительно точки времени и пространства. Ёто индексально-иконический знак, сюжет нам указывает на некую ситуацию, но при этом мы можем воспроизвести его при помощи деталей. ќднако что касаетс€ сопоставлени€ двух текстов, то мы и здесь не наблюдаем отображени€ референта “ќ в “ѕ.

“о же самое происходит и в других переводах, например, в тексте Ђќфели€ї, также происходит детализаци€ пространства, времени. ≈сли в “ќ, указана лишь сеть водорослей, то здесь уже субъект находитс€ не просто средь водорослей, но ещЄ и лилий, т.е. оп€ть возникает эффект Ђреальностиї.

¬ переводе ЂЅыть ÷веткомї, хот€ переводчик не исключает философского рассуждени€ о предназначении цветов, однако в этом тексте оп€ть возникает момент конкретизации, текст прикреплЄн к миру относительно точки времени и пространства, здесь указано, что цветы не просто расцветают и молчат, а молча, громозд€тс€, куда именно? Ц на решЄтку сада, на шпалеры.

ѕоэтому мы говорим о “ѕ как об индексально-иконическом знаке, так как здесь возникает Ђэффект реальностиї за счЄт конкретизации и детализации знака. ’от€, что касаетс€ сопоставлени€ “ќ и “ѕ (“ѕ как знак, референтом которого выступает “ќ), то здесь ситуаци€ ина€: на данном уровне референт “ќ совсем не сохран€етс€ в “ѕ.

2.3.2 Ћексический уровень

ѕрежде всего, нужно сказать, что основными изобразительными средствами ћарии ѕавликовской-ясножевской, при помощи которых изображаетс€ структура мира Ц это метафоры. ћетафоры хорошо контекстуально интерпретируютс€. ћетафора, с семиотической точки зрени€, выступает как иконический знак, так как воспроизводит визуально-слуховые свойства мира (метафоры могут быть визуальными, звуковыми). “огда мы приходим к противоречию: ведь ранее показывалс€ только индексально-символический способ отношени€ знака с референтом. Ќо это кажущеес€ противоречие, в текстах ћарии ѕавликовской-ясножевской метафоры дают визуализацию только отдельных деталей ситуации. ƒл€ стилистики ћарии ѕавликовской-ясножевской характерна метафора как индексально-символический знак, который номинирует и указывает на некую ситуацию, а посредством этого указани€ говорит о психологическом состо€нии субъекта высказывани€.

“ак, в стихотворении ЂOfeliaї: ЂW szklanej wodzie

W sieci wodorostowї

Ђ¬ стекл€нной воде,

¬ сети водорослейї.


ћетафора Ђ¬ стекл€нной воде, в сети водорослейї указывает на абстрактное пространство, которое характеризует состо€ние лирической героини. ѕо типу это индексально-символический знак, который отсылает нас к ощущени€м лирической героини: она находитс€ в некой сети, в паутине, в замкнутом пространстве ЂW szklanej wodzieї, из которого она не может выбратьс€. ћир изображаетс€ в молчании. —итуаци€ не детализируетс€, здесь дано лишь некое уточнение: ЂW szklanej wodzie,W sieci wodorostowї (Ђ¬ стекл€нной воде, в сети водорослейї).

ј вот в стихотворении ЂMewaї, мир изображаетс€ в звучании, посредством фонетических средств (mewiem, nie wiemЕ nie wiem..), наблюдаем Ђзвучание грустиї.

Ђ Tęsknota nade mną szeleszcze

Trąca mnie skrzydłem mewiemї

«нак отображает свой референт также по индексально-символическому типу. ƒанные лексические средства отсылают нас к состо€нию тоски, грусти, печали. —в€зь между означаемым и означающим устанавливаетс€ условно, так как оп€ть же нет детализации, нам не пон€тно, когда еЄ трогает крыло чайки, дл€ чего, где, поэтому св€зь произвольна между знаком и его референтом.

ѕо индексально-символическому типу отображаетс€ референт метафоры ЂI dno traci, i w powietrzu tonieї. ƒанна€ метафора отсылает нас к некому состо€нию неожиданности, сердечного удара. Ђ“ер€ть дно (под ногами) и тонуть в воздухеї Ц ситуаци€ неожиданности, удара (в психологическом значении), конкретизации времени и пространства не происходит. ћы лишь можем сказать условно, что на самом деле случилось с героиней, семантическа€ св€зь между знаком и его референтом устанавливаетс€ также условно.

“аким образом, на лексическом уровне прослеживаетс€ следующа€ ситуаци€: лексическа€ единица (метафора) также €вл€етс€ индексально-символическим знаком, что объ€сн€етс€ недетализацией описываемых отношений, предметов в тексте.

—опоставл€€ “ќ и “ѕ на данном уровне, нужно сказать, что индивидуальные авторские метафоры создают живую образность, которую необходимо отображать в переводе. ¬следствие различий, существующих между лексико-семантическими системами польского и русского €зыка, не всегда удаЄтс€ передать образ при помощи эквивалентных лексических средств.

 ак уже было сказано выше, в семиотике метафоры рассматриваютс€ как иконический знак, но вследствие отсутстви€ детализации в “ќ, метафора там выступает как индексально-символический знак. Ќо в нашем случае, в “ѕ, происходит детализаци€, логическое объ€снение лексических единиц, метафор, а, следовательно, мы должны считать метафору “ѕ как индексально-иконический знак.

“ак, например, в стихотворении ЂЌикаї, переводчик замен€ет авторскую метафору Ђлюбовь неизлечима€ї своей метафорой Ц Ђлюбовь, отвергнута€ и глуха€ї, логически объ€сн€€ метафору (любовь Ц кака€ именно? Ц отвергнута€ и глуха€: (Ђневзаимна€, неприн€та€, непон€та€, неуслышанна€, страдальческа€ї). “аким образом, с помощью этих синонимов нам €сно, что именно происходит с субъектом. „то касаетс€ “ќ, то там не происходит детализации метафоры, поэтому св€зь между означаемым и означающим мы устанавливаем произвольно, условно. ¬ “ѕ данна€ лексическа€ единица указывает нам на ситуацию страдани€, невзаимности, непон€тности, при помощи конкретных деталей, мы не устанавливаем св€зь между знаком и его референтом произвольно, потому что в тексте всЄ чЄтко описано.

 аждый переводчик, использу€ иную лексику, сохран€ет лишь образ оригинала. ѕереводчик здесь метафоризирует действие. Ќапример, у ѕавликовской: Ђбежишь с энтузиазмом прежнимї, а переводчик переводит это выражение, использу€ уже свою метафору: Ђбежишь с такой же страстью дикойї. “о есть, как мы видим, здесь переводчик пытаетс€ оп€ть внедрить свою метафору. ¬о-первых, к чему отсылает энтузиазм, и к чему отсылает страсть? Ћексическа€ единица Ђэнтузиазмї отсылает нас к состо€нию воодушевлени€, восторга, исступлени€. ј лексическа€ единица Ђстрастьї указывает нам на ситуацию увлечЄнности человека кем-либо или чем-либо, сопровождающа€с€ глубокими, эмоциональными переживани€ми. »так, мы можем сказать, что это две разные ситуации. ¬о-вторых, в “ѕ метафора конкретизуетс€ деталью Ђдикойї. Ђƒика€ страстьї: быть увлечЄнным кем-либо или чем-либо очень сильно, эмоциональные переживани€, которые никак нельз€ побороть.  ак мы видим, в “ѕ метафора детализируетс€, поэтому мы можем сказать, что это индексально-иконический знак.

¬ тексте Ђќфели€ї, также метафора детализируетс€: Ђсредь водорослей и лилийї, по€вл€етс€ ещЄ один знак, который конкретизирует, не абстрагирует пространство, нежели в “ќ, в котором пространство всегда абстрактно.

¬ тексте ЂЅыть цветкомї, также происходит логическое объ€снение метафор Ђћолча громозд€тс€ (цветы) на решЄтку сада, на шпалеры ї, Ђтак легко их прославл€ть без мерыї, что также подтверждает Ђэффект реальностиї, происходит локализаци€ относительно точки пространства, в результате такой детализации, мы можем установить, что это индексально-иконический знак.

“аким образом, на лексическом уровне “ѕ, в отличие от “ќ происходит детализаци€ лексических единиц, логическое объ€снение метафор. ѕри сопоставлении этих текстов, мы вынуждены сказать, что референт “ќ не сохран€етс€ в “ѕ, тот вариант, который отображаетс€ в “ќ, не соответствует “ѕ.

2.3.3 √рамматический уровень

ќсновным уровнем смыслопорождени€ в текстах ћарии ѕавликовской-ясножевской €вл€етс€ грамматический уровень, в котором обычно противопоставл€ютс€ имена и глаголы. ¬едущую роль ћари€ ѕавликовска€-ясножевска€ отдаЄт именам. Ќа грамматическом уровне данные тексты выступают как символический знак. ћы можем лишь произвольно установить св€зь между грамматической единицей (знаком) и еЄ референтом, т.к. знак не отсылает нас к конкретной точке времени (не происходит локализации относительно конкретной точки времени).

¬ажно отметить, что в текстах ћарии ѕавликовской-ясножевской употребл€етс€ вневременное насто€щее, значением которого €вл€етс€ врем€ Ђвечное всегдаї.

“ак, например, в стихотворении ЂNikeї, ћ. ѕавликовска€-ясножевска€ использует глагол общего быти€ ЂTy jesteś jakї. –ечь о посто€нной тождественности Ђнеизлечимой любвиї с Ќикой из —амофракии. Ќо здесь не идЄт речь о том, когда именно это происходило, где происходило, поэтому мы можем лишь установить условную св€зь между данной грамматической единицей и еЄ референтом, а, следовательно, это Ђсимволическийї грамматический знак.

ћ. ѕавликовска€-ясножевска€ использует глаголы, но обычно все они несовершенного вида, они передают статичное действие.

Ќапример, в ЂOfeliaї: ЂAch długo jeszcze poleżę Ц ƒолго € буду лежать, используетс€ глагол будущего времени несовершенного вида. “акже возникает эффект Ђпосто€нства, вневременностиї, главна€ героин€ лежала, лежит и будет лежать в стекл€нной воде ещЄ долго. ћы не можем определить, сколько конкретно ей ещЄ лежать там, или сколько она там уже лежит, поэтому мы также можем сделать вывод о том, что это символический знак.

“акой же эффект можно проследить и в стихотворении ЂByć Kwiatemї, здесь также употреблены глаголы несовершенного вида насто€щего времени: ЂRozkwitają, milcząї Ц расцветают, молчат, также возникает некое посто€нство, они всегда молчат и всегда расцветают. ќднако не упоминаетс€, когда именно они расцветают и молчат, в результате чего мы снова получаем символический знак.

 ак уже говорилось прежде, в текстах ћарии ѕавликовской-ясножевской очень часто используетс€ глагол общего быти€, что ещЄ раз подтверждает, что все предметы мира существуют Ђвсегдаї и Ђвездеї.

¬ стихотворении ЂMewaї употреблЄн глагол общего быти€: ЂChy wciąż ta sama jestemї? Ц Ђѕосто€нно ли € всЄ ещЄ прежн€€?ї.   глаголу добавл€етс€ немаловажный элемент Ђпосто€нної, который усиливает значение Ђвсегдаї.

¬ажно сказать, что в текстах ћарии ѕавликовской-ясножевской главную роль играют имена, а не глаголы. ƒаже формально в еЄ текстах намного больше имЄн. »менно именами моделируетс€ пространство.

” ћарии ѕавликовской-ясножевской возникает абстрактное пространство, мы не видим у неЄ прикреплени€ к определЄнной точке на шкале времени и пространства. ¬се предметы существуют в рамках Ђвсегдаї и Ђвездеї.

Ќа синтаксическом уровне, текст Ц это обычно форма одного предложени€. “ем самым подчеркиваетс€ речь об одной ситуации. ћодель предложени€ (сложное, или простое) уже говорит нам о том, проста€ это ситуаци€, или сложна€. ¬ тексте ЂListї изображена не проста€ ситуаци€: текст расчленЄн на несколько предложений, что подчЄркивает сложность ситуации, в тексте происходит несколько действий, которые описаны в определЄнном пор€дке.

ј, например, в ЂMewaї изображена в большей степени ситуаци€ нерасчленЄнна€, отображаетс€ в простой синтаксической модели. “екст представл€ет собой единую ситуацию, все детали которой отсылают к одному состо€нию (печали).

ћы видим, что в “ќ ведущую позицию играют имена, которые моделируют пространство, то в “ѕ основна€ роль принадлежит глаголам, которые моделируют врем€. ƒл€ текстов ћ.ѕавликовской-ясножевской характерна статичность, в еЄ текстах, как уже говорилось выше, всЄ существует Ђвсегдаї и Ђвездеї.

јнализиру€ грамматический уровень переводов, получаем: “ѕ выступает как индексальный знак, так как мы можем определить момент в прошлом, в насто€щем, в будущем. √рамматическа€ единица отсылает нас к точке времени, происходит момент локализации относительно точки времени.

“ак, например, в стихотворении Ђќфели€ї: Ђдолго ещЄ цепенеть мне, плыв€ї, переводчик вместо формы будущего времени Ђбуду лежатьї, создаЄт такое сочетание: статичное действие + объект àдинамичное действие (добавочное). ¬ обоих случа€х используетс€ несовершенный вид, но только переводчик видоизмен€ет форму. “акже он создаЄт более суровую атмосферу, если в тексте оригинала субъект лишь лежит, т.е. пребывает в статичном состо€нии, то в тексте перевода он не просто лежит, а цепенеет, кроме того ещЄ и Ђплыв€ї, т.е. находитс€ в динамичном состо€нии в отличие от субъекта из текста оригинала.

»так, здесь происходит конкретизаци€ времени, врем€ не показано с точки зрени€ Ђвсегдаї, здесь субъект находитс€ в насто€щем времени, на данном этапе времени она спрашивает себ€, долго ли ей ещЄ цепенеть, плыв€ средь водорослей и лилий.

ѕрактически та же ситуаци€ происходит в стихотворении ЂЅыть цветкомї. «десь мы видим глагол Ђдвижени€ї: Ђгромоздитьс€ї, которого не наблюдаем в “ќ, который придаЄт динамичность тексту, чего мы также не замечаем в “ќ. ƒанна€ грамматическа€ единица указывает нам на момент, происход€щий в насто€щем. ѕроисходит локализаци€ относительно точки времени. ≈сли говорить о сопоставлении “ќ и “ѕ, то в “ќ, как говорилось выше, очень много глаголов общего быти€ Ђестьї, которые подчЄркивают вневременность и эффект Ђпосто€нстваї. ¬ “ѕ этих глаголов нет вообще, в “ѕ множество глаголов насто€щего времени, действие происходит с субъектом в момент Ђсейчасї, а не Ђвсегдаї.

√овор€ о степени референциальной прозрачности “ќ, отметим, что тексты ћ. ѕавликовской-ясножевской референциально непрозрачны: в них не происходит локализации высказывани€ в точках времени и пространства; предметы, отношени€ не детализируютс€.

¬ текстах ћарии ѕавликовской-ясножевской нет чЄтких, конкретных действующих лиц, в текстах описаны переживани€ женщины, ощущени€ окружающего мира, философские рассуждени€ на какую-либо тему. ќписаны моменты, которые происход€т с героиней, еЄ чувства, мысли. ƒл€ ћ. ѕавликовской-ясножевской важно указать, ни кто конкретно, и где конкретно, и когда конкретно, а что с этим Ђнектої происходит, какие чувства, эмоции он испытывает. Ќе возникает локализации субъекта: речь идЄт о состо€нии женщины вообще, и ћ. ѕавликовской-ясножевской в частности.

Ќа основании вышесказанного, можно сделать вывод о своеобразии стил€ ћарии ѕавликовской-ясножевской: —итуаци€, как референт отображени€ в еЄ текстах предельно абстрактна€ и обща€, эта ситуаци€ не локализована относительно конкретной точки времени и пространства. ћари€ ѕавликовска€-ясножевска€ работает в рамках короткой, поэтической формы, в которой не создаЄтс€ Ђэффект реальностиї описываемого персонажа.

„то касаетс€ прозрачности референциального указани€ “ѕ, тексты ј. ј. јхматовой в большей степени референциально прозрачны, вследствие того, что в текстах наблюдаетс€ локализаци€ точки времени и пространства, детализаци€ и конкретизаци€ знака. ¬ тексте уже не возникает абстрактное пространство и врем€, как в текстах ћ. ѕавликовской-ясножевской, в “ѕ происходит уже детализаци€ пространства и времени. ¬ текстах перевода создаЄтс€ Ђэффект реальностиї.

“акже, анализиру€ “ѕ, мы используем свой авторский подстрочник, который как уже было сказано, мы рассматриваем как своего рода Ђэталонї. Ќас интересует, прежде всего, вопрос сохранени€ идиостил€ в переводе. ¬ идеале, мы рассматриваем “ѕ как знак кореферентный “ќ. “аким образом, мы попробовали Ђсохранитьї стиль “ќ в данном подстрочнике.

Ќапример, текст ЂЅыть цветкомї:

Ђ–асцветают. ћолчат листь€

¬ пучок св€заны, или переплетЄнные с решЄткой

ƒекорации? ѕленники? —татисты?

’валить цветы легко

Ќо быть цветкомЕЕї

» текст-источник:

ЂRozkwitają. Milczą pośrod liści.

W kij związane, lub pną się na kratę...

Dekoracje? Jeńcy? Statyści?

Łatwo chwalić kwiaty,

Lecz być kwiatemЕ.ї

—опоставл€€ два данных текста, наш подстрочник и “ќ, мы можем заключить, что они отображают одинаковую ситуацию, ситуацию о предназначении цветов, по типу отображени€ Ц это индексально-символический знак (в обоих текстах), знак нам указывает некую ситуацию философского размышлени€ о предназначении жизни, но при этом св€зь мы устанавливаем произвольно, так как в обоих текстах не происходит локализации относительно точки времени, пространства, субъекта, в обоих текстах не происходит детализаци€, конкретизаци€ знака. “аким образом, мы можем заключить, что наш подстрочник кореферентен (адекватен по всем параметрам €зыка Ц сюжетно-композиционный, лексический, грамматический) “ќ, и мы можем получить следующий результат, изображЄнный в схеме:


“ќ†††††††††††††††† “ѕ


†††††††††††† R (как отображаема€ ситуаци€)

–ис. 3.

Ёто некоторый идеальный результат адекватности в отношении способа сохранени€ идиостил€ “ќ в “ѕ, но в случае переводов ј. ј. јхматовой происходит совсем ина€ ситуаци€.

2.4  омплексный сопоставительный анализ текста оригинала и текста перевода

¬ качестве итогового анализа, проведЄм комплексный сопоставительный анализ “ќ и “ѕ на примере одного текста. —начала проанализируем “ќ.

ƒл€ анализа выбрано стихотворение ЂMiłośćї (ЂЋюбовьї):

Nie widziałam cię już od miesiąca

I nic. Jestem może bledsza

Trodhę śpiąca, trochę, bardziej milcząca

Lecz widać można żyć bez powietrza.;

ѕодстрочник:

я не встречалась с тобой уже с мес€ц

» ничего. ћожет быть, € бледна,

Ќемного сонлива, немного более молчалива,

Ќо видимо можно жить без воздуха.

¬ данном тексте изображена ситуаци€, св€занна€ с любовными ощущени€ми, испытани€ми героини. √лавным героем €вл€етс€ женщина, котора€ некоторое врем€ (в тексте указано Ђмес€цї) не видела своего возлюбленного, но внешне ничего существенного с ней не происходит: ЂI nicї описываетс€ внешнее состо€ние героини, возможно, она бледна, возможно, сонлива, возможно, молчалива: ЂJestem może bledsza, Trodhę śpiąca, trochę, bardziej milczącaї.

» от этого описани€ следует чЄткий вывод, что Ђможної жить и без воздуха, без близкого человека: ЂLecz widać można żyć bez powietrzaї. ¬ывод только внешне парадоксальный. ¬ подтексте возникает вопрос: Ђжить можної, но как?

ѕо типу отображени€ ситуации это текст-знак индексально-символический, сюжет €вно указывает на ситуацию испытани€ любовью: Ђона не встречалась с ним, но она не сходит с ума, не горит желанием его увидеть, не сгорает от страсти, с ней ничего существенного не происходитї.

Ќо при этом указании на данную ситуацию, св€зь между знаком и его референтом устанавливаетс€ произвольно. “акже важно отметить, в данном тесте не происходит чЄткой локализации, нельз€ точно определить, кто конкретно встречалс€ с главной героиней, когда конкретно, указано лишь примерный период, сколько они не виделись (мес€ц), также не указано где они встречались, что с ними происходило конкретно.

„то касаетс€ лексического уровн€. ¬ данном тексте мы видим метафору: Ђżyć bez powietrzaї (Ђжить без воздухаї). Ёто знак, у которого есть свой референт, который отображаетс€ по индексально-символическому способу, т.е. этот знак указывает нам ситуацию: Ђжить без воздухаї, жить без любимого, без любви. —в€зь между этим знаком и его референтом можно установить произвольно.

’арактеризу€ грамматический уровень, нужно сказать о значении вневременного насто€щего. ¬ данном тексте употреблен глагол общего быти€: ЂJestemї, что подтверждает эффект некого Ђпосто€нстваї, € есть Ђвсегдаї, не происходит локализации действи€ в конкретной точке времени. ћы не можем определить, когда именно и что происходило, и что будет происходить, поэтому св€зь между знаком и его референтом устанавливаетс€ условно. ћы можем сказать, что это символический знак.

“аким образом, на основании всего сказанного, мы можем заключить, что данный текст референциально непрозрачен, поскольку не происходит чЄткой локализации на шкале времени и пространства, а также относительно субъекта высказывани€.

ќднако все перечисленные особенности идиостил€ позвол€ют локализовать текст относительно автора.

“еперь проведЄм аналогичный анализ перевода ј. ј. јхматовой: ЂЋюбовьї:

Ђ¬от уже мес€ц мы не встречались.

Ќу и что? я бледней немножко

„уть сонливей, молчаливей малостьЕ..

«начит, жить без воздуха можної?

¬ данном тексте также изображена ситуаци€, св€занна€ с любовными ощущени€ми, испытани€ми героини. √лавным героем €вл€етс€ женщина, котора€ некоторое врем€ (в тексте конкретно указано Ђмес€цї) не видела своего возлюбленного. Ќо она задаЄт вопрос: ЂЌу и что?ї, пыта€сь осознать, что ей не слишком плохо от этого: ¬ данном тексте (“ѕ) описываетс€ уже конкретное еЄ внешнее состо€ние: Ђя бледней немножко, чуть сонливей, молчаливей малостьї, т.е. даютс€ конкретные характеристики уже в сравнительной форме прилагательного.

ѕо типу отображени€ ситуации это знак индексально-иконический, сюжет указывает на ситуацию испытани€ любовью. ¬ажно отметить, что в данном тесте происходит уже эффект локализации. ¬ “ѕ возникает уже некое Ђмыї, т.е. мы точно можем сказать, что в тексте присутствуют два субъекта, которые Ђне встречалисьї. “акже в данном тексте по€вл€етс€ указание Ђвотї, что ещЄ раз подтверждает детальность повествовани€: Ђ¬от уже мес€ц мы не встречалисьї. Ёто уточнение даЄт нам чЄткую информацию о том, что эти два субъекта точно мес€ц уже не встречались, а в “ќ не наблюдаетс€ такого эффекта, там дан лишь примерный период Ђс мес€цї = Ђоколо мес€цаї.

“аким образом, на основании вышесказанного, мы можем заключить, что данный “ѕ в большей степени референциально прозрачен, в отличие от “ќ. ¬ этом тексте происходит детализаци€ отображаемой ситуации. ƒетализаци€ подтверждает, что по типу “ѕ Ц это индексально-иконический знак.

 ак уже было сказано, что при данном анализе знаком €вл€етс€ “ѕ, а его референтом “ќ. ќднако мы видим, что в тексте-источнике отображаетс€ ина€ ситуаци€, нежели в “ѕ, и референт “ѕ совершенно не тождественен “ќ. “аким образом, мы можем заключить, говор€ о сопоставлении “ќ и “ѕ на референциальном уровне, что референт “ќ не сохран€етс€ в “ѕ, не сохран€етс€ семиотический способ отображени€ “ќ в “ѕ.

 

2.5 “аблица параметров сохранени€ идиостил€ оригинального текста и текста перевода

“аблица

 ритерии сохранени€ идиостил€ “ќ (текст оригинала) “ѕ (текст перевода) “ип трансформации

—пособ отображаемой ситуации:

- сюжетно-композиционный уровень

- лексический уровень

- грамматический уровень

2. —тепень референциального указани€

3. —тепень локализации текста

»ндексально-символический

»ндексально-символический

—имволический

–еференциально не прозрачен

Ќет чЄткой локализации относительно точки времени, пространства, субъекта; нет Ђэффекта реальностиї

»ндексально-иконический

»ндексально-иконический

»ндексальный

¬ большей степени референциально прозрачен

≈сть в большей степени локализаци€ относительно точки времени, пространства, субъекта; есть Ђэффект реальностиї

 онкретизаци€

 онкретизаци€

 онкретизаци€

 онкретизаци€

 онкретизаци€

 

»так, необходимо подвести итоги по сопоставлению “ќ и “ѕ. “ѕ не €вл€етс€ адекватным знаком по отношению к “ќ, потому что, как видно из таблицы, не сохран€етс€ семиотический способ отображени€ “ќ в “ѕ: в “ќ Ц это индексально-символический, а в “ѕ Ц это индексально-иконический. “ѕ по отношению к “ќ референциально непрозрачный знак. Ёто два знака, которые отображают две разные ситуации. —оответственно референт “ќ нетождественен референту “ќ, референт “ќ не сохран€етс€ в “ѕ. “ѕ не кореферентен к “ќ:

“ќ††††††††††††††††††††††† †“ѕ


R (как отображаема€ ситуаци€)

–ис. 4.

¬озникает друга€ ситуаци€, подтверждающа€ некореферентность “ѕ по отношению к “ќ:

“ќ††††††††††††††††††††††††††††††††† “ѕ

R= ††††††††††††††††††††††††††††††††††R1

–ис. 5.

ѕеревод неадекватен в отношении идиостил€, так как не сохран€етс€ семиотический способ отображени€ референта “ќ в “ѕ. —тилистическое своеобразие автора “ќ не сохран€етс€ в переводе. ¬ “ѕ возникает совершенно другой автор, имеющий мало общего с польской поэтессой.


«ј Ћё„≈Ќ»≈

»диостиль представл€ет собой сложную проблему художественного перевода. ќчень важно в тексте перевода ощутить, узнать идиостиль того автора, который в действительности создал оригинальный текст, увидеть особенности его стил€, проникнуть в его душу, узнать его картину мира, созданную посредством текста. Ќе менее важно, чтобы идиостиль оригинального текста в переводе предстал во всЄм богатстве и многообразии.

ѕроделав довольно объЄмную работу, касающуюс€ идиостил€ как проблемы художественного перевода, и применив к данному исследованию более точные критерии адекватности в отношении способа сохранени€ идиостил€ (теори€ референции) при сопоставлении текста оригинала и текста перевода, мы пришли к следующему заключению: идиостиль текста оригинала не сохран€етс€ в переводе, поскольку:

Ц семиотический способ отображени€, принимаемый в тексте оригинала, не сохран€етс€ в переводе: в тексте оригинала Ц индексально-символический, а в тексте перевода Ц индексально-иконический;

Ц текст перевода выступает в качестве некореферентного знака по отношению к тексту оригинала;

Ц текст перевода референциально непрозрачен по отношению к тексту оригинала;

Ц в тексте оригинала нет чЄткой локализации высказывани€ относительно конкретной точки времени, пространства и субъекта, не наблюдаетс€ Ђэффекта реальностиї, а в тексте перевода напротив в большей степени происходит локализаци€ высказывани€ относительно тех же критериев, также наблюдаетс€ Ђэффект реальностиї;

Ц правом Ђавторстваї, к сожалению, обладает переводчик, так как в тексте перевода по€вл€ютс€ другие лексические и грамматические единицы, которых мы не наблюдаем в тексте оригинала;

Ц дл€ переводчика текст перевода Ц текст первичный, потому что переводчик позвол€ет себе вносить совершенно необоснованные изменени€ в текст перевода;

Ц переводчик приближает текст оригинала к русско€зычному читателю, адаптирует к русско€зычной культуре, выбирает стратегию адаптированного перевода, и в итоге русско€зычный писатель в действительности не имеет возможности узнать идиостиль ћ. ѕавликовской-ясножевской;

Ц идиостиль ћарии ѕавликовской-ясножевской становитс€ неузнаваемым в тексте перевода, мы читаем в тексте перевода не ћарию ѕавликовскую-ясножевскую, как должно быть, а читаем тесты переводчика, саму ј. ј. јхматову, у которой в качестве основы выступает “ќ, но перевод уже выполнен именно в стиле переводчика.

Ќаиболее полное понимание идейно-художественного содержани€ произведени€ немыслимо вне оригинала, ведь только в нЄм присутствует в цельном виде Ђдушаї автора и про€вл€етс€ его индивидуальный стиль.

ѕредставл€етс€, что поставленна€ в работе цель достигнута.

ƒальнейша€ разработка референциально-семиотических критериев адекватности художественного перевода может быть использована в практике художественного перевода, в работе семинара по стилистике художественного перевода.

 


Ѕ»ЅЋ»ќ√–ј‘»„≈— »… —ѕ»—ќ 

 

1. Ѕархударов, Ћ. —. язык и перевод. ¬опросы общей и частной теории перевода. Ц ћ.: ћеждународные отношени€, 1975. Ц —. 190.

2. Ѕольшой јкадемический —ловарь –усского языка. “.1,3. / –оссийска€ академи€ наук, »нститут лингвистических исследований. Ц ћ.: —ѕб.: Ќаука, 2004. Ц —. 42, 240.

3. Ѕондарко, ј. ¬. √рамматическое значение и смысл. Ц Ћ.: Ќаука. Ћенинградское отделение, 1978. Ц —. 14.

4. Ѕразговска€, ≈. ≈. “екст культуры от событи€ к со-бытию. Ћогико-семантический анализ межтекстовых взаимодействий: ћонографи€ / ≈.≈. Ѕразговска€. ѕермский государственный педагогический университет. Ц ѕермь.: 2004. Ц —. 173 - 245.

5. ¬иноградов, ¬. ¬. ќ €зыке художественной прозы. Ц ћ., Ћ.: √ос. »здательство, 1930. Ц —. 175.

6. ¬ладимирова, Ќ. √. ѕередача индивидуального стил€ автора при переводе. // Ќ. √. ¬ладимирова. // Ћексико-грамматические вопросы теории перевода в вузе: ћежвуз. —б. научных тр. Ц Ћ.: Ћ√ѕ», 1984. Ц —. 75.

7. ¬лахов —., ‘лорин, —. Ќепереводимое в переводе. Ц ћ.: ¬ысша€ школа, 1986. Ц —. 384.

8. √ригорьев, ¬. ѕ. √рамматика идиостил€: ¬. ’лебников. Ц ћ.: 1983. Ц —. 54 - 105.

9. √учинска€, Ќ. ќ. —тихотворный перевод и вопросы сопоставительной стилистики. // Ќ. ќ. √учинска€. // Ћексико-грамматические вопросы теории перевода в вузе: ћежвуз. —б. научных тр. Ц Ћ.: Ћ√ѕ», 1984. Ц —. 52.

10. ∆олковский, ј.  ., ўеглов ё.  . –аботы по поэтике выразительности: »нварианты Ч “ема Ч ѕриемы Ч “екст. [Ёлектронный ресурс]. Ц –ежим доступа: http://literra.websib.ru/volsky/text_article.htm?119

11. «ол€н, —. “.   проблеме описани€ поэтического идиолекта. Ч »звести€ јЌ ———–. —ер. Ћит-ры и €зыка. Ч ћ.: 1986. Ц —. 156.

12. «ол€н, —. “. ќт описани€ идиолекта Ч к грамматике идиостил€. Ч ¬ кн.: язык русской поэзии ’’ в. —б. научных трудов. Ч ћ.: 1989. Ц —. 63.

13. »ванов, ¬. ¬. ќ €зыковых причинах трудностей перевода

художественного текста // ѕоэтика перевода. Ц ћ: 1988. Ц —. 115.

14.  араулов, ё. Ќ. –усский €зык и €зыкова€ личность. јЌ ———–. ќтделение литературы и €зыка. Ч ћ.: Ќаука, 1987. Ц —. 46.

15.  омиссаров, ¬. Ќ. ќбща€ теори€ перевода. ”чебное пособие. Ц ћ.: „е–о. 2000. Ц —. 4 - 96.

16.  ронгауз, ћ. ј. —емантика. ћ., –√√”, 2001. Ц —. 321- 325.

17. Ћебедев, ћ., „ерн€к, ј. ќнтологические проблемы референции. Ц ћ., ѕрогресс, 2001. Ц —. 158 - 161.

18. Ћексико-грамматические вопросы теории перевода в вузе. ћежвуз. —б. научных тр. Ц Ћ.: Ћ√ѕ», 1984. Ц —. 9 - 87.

19. Ћингвостилистические особенности функциональных жанров. ѕереводческий аспект. —б. научных трудов. Ц “ашкент: “аш√”, 1986. Ц —. 6 - 58.

20. Ћотман, ё. ћ. Ѕеседы о русской культуре. Ц —ѕб.: »скусство, 1994. Ц —. 72.

21. Ћьвовска€, «. ƒ. “еоретические проблемы перевода. Ц ћ.: 1985. Ц —. 81 - 82.

22. ћирам, √. Ё. ѕрофесси€: переводчик. Ц  иев: 2000. Ц —. 44 - 68.

23. ћуратова, ё. —. ¬опросы передачи некоторых метафорических обозначений. // Ћингвостилистические особенности функциональных жанров. ѕереводческий аспект. —б. научных трудов. Ц “ашкент: “аш√”, 1986. Ц —. 94 - 97.

24. Ќестерова, Ќ. ћ. ¬торичность как онтологическое свойство перевода./ Ќестерова Ќаталь€ ћихайловна. Ц ѕермь: ѕ√“”, 2005. Ц —. 92 - 143.

25. ѕавликовска€-ясножевска€, ћ. —тихи: переводы с польского. / ћари€ ѕавликовска€-ясножевска€. Ц ћ.: ’удожественна€ литература, 1987. Ц —. 12 - 67.

26. ѕеревод и интерпретаци€ текста. »нститут €зыкознани€ јЌ ———–. Ц ћ.: »я«, 1988. Ц —. 34.

27. ѕольска€ поэзи€. ѕеревод. Ц ћ.: √осЋит»здат, 1963. Ц —. 273 - 286;

28. ѕсурцев, ƒ.¬. ѕеревод и дискурс. // ¬естник ћ√Ћ”, ¬ыпуск 463. Ц ћ.: 2002. [Ёлектронный ресурс]. Ц –ежим доступа: http://www.thinkaloud.ru/sciencelr.html.

29. –ецкер, я. ». „то же такое лексические трансформации? "“етради переводчика" є17. ћ.: ћеждународные отношени€, 1980. [Ёлектронный ресурс]. Ц –ежим доступа: http://www.langinfo.ru/index.php?sect_id=1091.

30. —алимова, ‘. ќ некоторых стилистических особенност€х перевода художественного текста. // Ћингвостилистические особенности функциональных жанров. ѕереводческий аспект. —б. научных трудов. Ц “ашкент: “аш√”, 1986. Ц —. 105.

31. —емашко, “. ¬., Ћитвинова ћ. Ќ.  ак образуетс€ метафора? // Ћексико-грамматические вопросы теории перевода в вузе: ћежвуз. —б. научных тр. Ц Ћ.: Ћ√ѕ», 1984. Ц —. 177.

32. —оссюр, ƒе ‘.  урс общей лингвистики. Ц ћ.: —оцЁк√из, 1933. Ц —. 57.

33. “еори€ и практика перевода. Ц ћ.: ћосковский »нститут иностранных €зыков им. ћориса “ореза, 1979. Ц —. 67.

34. “еори€ перевода и сопоставительный анализ €зыков. Ц ћ.: »здательство ћ√”, 1985. Ц —. 98.

35. ‘едоров, ј. ¬. ¬ведение в теорию перевода (лингвистические проблемы). Ц ћ.: »здательство ЂЋитература на иностранном €зыкеї, 1958. Ц —. 16 - 25.

36. ‘едоров, ј. ¬. ќсновы общей теории перевода. Ц ћ.: ¬ысша€ школа, 1983. Ц —. 115.

37. ‘Єдоров, ј. ¬. ќчерки общей и сопоставительной стилистики. Ц ћ.: ¬ысша€ школа, 1971. Ц —. 283.

38. ‘Єдоров, ј. ¬. язык и стиль художественного произведени€. Ц ћ. Ц Ћ.: √осЋит»здат, 1963. Ц —. 137.

39. Ўвейцер, ј. ƒ. ѕеревод и лингвистика. Ц ћ.: ¬оен»здат, 1973. Ц —. 75 - 114.

40. Pawlikowska Jasnorzewska, M. To nie było wszystko. Ц 1994. Ц —. 11 - 78.


ѕ–»Ћќ∆≈Ќ»≈

ѕоэтические тексты ћарии ѕавликовской-ясножевской, тексты

перевода ј. ј. јхматовой, авторские подстрочники

 

ЂNikeї

Ty jesteś jak , parуska Nike z Samofraki

O miłości nieuciszona!

Choć zabita lecz biegniesz z zapałem jednakim

Wyciągając odcięte ramiona.

“ы така€ же, как парийска€ Ќика с —амофракии

ќ, любовь неизлечима€,

’оть и убита, а бежишь с энтузиазмом прежним

ѕрот€гива€ отрезанные плечи.

 

ЂЌикаї

 ак схожа ты с —амофракийской Ќикой,

Ћюбовь, отвергнута€ и глуха€!

“ы вслед бежишь с такой же страстью дикой,

ќбрубленные руки простира€.

 

ЂOfeliaї

Ach, długo jeszcze poleżę

W szklanej wodzie,

W sieci wodorostow,

Zanim nareszcie uwierzę,

Że mnie nie kochano po prostu.

јх, долго ещЄ буду лежать €

¬ стекл€нной воде,

¬ сети водорослей,

ѕрежде чем наконец поверю,

„то просто € не была любима.

 

Ђќфели€ї

јх, долго ещЄ цепенеть мне, плыв€

—редь водорослей и лилий

ѕока, наконец, не поверю €,

„то просто мен€ не любили.

ЂByć kwiatemї

Rozkwitają. Milczą pośrod liści.

W kij związane, lub pną się na kratę...

Dekoracje? Jeńcy? Statyści?

Łatwo chwalić kwiaty,

Lecz być kwiatem...

–асцветают. ћолчат среди листьев

¬ пучок св€заны, или переплетЄнные с решЄткойЕ

ƒекорации? ѕленники? —татисты?

Ћегко хвалить цветы

Ќо быть цветкомЕ

 

ЂЅыть цветкомї

–асцветают. ћолча, громозд€тс€

Ќа решЄтку сада, на шпалеры

ѕленники? —татисты? ƒекорации?

“ак легко их прославл€ть без меры,

Ќо цветком бытьЕЕ..

 


ЂMewaї

Tęsknota nade mną szeleszcze

Trąca mnie skrzydłem mewiem

Czy wciąż ta sama jestem?

Nie wiem! Nie wiem...

“оска надо мной шелестит

“рогает мен€ крылом чайки

я всЄ ещЄ прежн€€?

Ќе знаю! Ќе знаюЕ

Ђ„айкаї

„айка над побережьем Ц

“оска надо мною зла€

¬сЄ та же? “а же, что прежде...

Ќе знаю. Ќе знаю...

ЂMiłośćї

Nie widziałam cię już od miesiąca

I nic. Jestem może bledsza,

Trodhę śpiąca, trochę, bardziej milcząca,

Lecz widać można żyć bez powiertszu.

я не встречалась с тобой уже с мес€ц

» ничего. ћожет быть € бледна,

Ќемного сонлива, немного более молчалива,

Ќо видимо можно жить без воздуха.

ЂЋюбовьї

¬от уже мес€ц мы не встречались.

Ќу и что? я бледней немножко,

чуть сонливей, молчаливей малость....

«начит, жить без воздуха можно?

 

ЂListї

Ktoś list dostał. Komuś serce bije,

Idzie czytać pod kwitnąca jabłonie.

Czyta. Chwyta się ręką za szyję

I dno traci, i powietrzu tonie.

 то-то письмо получил. ”  ого-то сердце бьЄтс€,

ќн идЄт читать под цветущую €блоню.

„итает. ’ватаетс€ за шею

» дно тер€ет, и в воздухе тонет.

 

ЂPażdziernikї

Brzozy są jak złote wodotryski

Zimno jest jak ostatnim liście

A słońce jak ktoś bliski,

Ktory ziębnie i odchodzi. Lecą liście...

ЅерЄзы как золотые фонтаны

’олодно как в последнем письме

ј солнце как кто-то близкий,

 оторый з€бнет и уходит. Ћет€т листь€Е

јвторские подстрочники

Ђѕисьмої

 то-то письмо получил. —ердце бьЄтс€ у кого-то

»дЄт читать под €блоню цветущую

„итает. –укой за шею хватаетс€

» в воздухе тонет, и дна лишаетс€.

Ђќфели€ї

јх, долго ль буду лежать € ещЄ

¬ воде стекл€нной,

¬ сети водорослей,

ѕрежде чем, наконец, € поверю,

„то просто не любима €.

 

ЂЅыть цветкомї

–асцветают. ћолчат листь€

¬ пучок св€заны, или переплетЄнные с решЄткойЕ

ƒекорации? ѕленники? —татисты?

’валить цветы легко

Ќо быть цветком...

¬џѕ”— Ќјя  ¬јЋ»‘» ј÷»ќЌЌјя –јЅќ“ј »диостиль как проблема художественного перевода (на материале польско€зычных текстов ћ. ѕавликовской-ясножевской и их переводов на русский €зык)ѕермь 2008 ќ√Ћј¬Ћ≈Ќ»≈ ¬ведение √лава 1.

 

 

 

¬нимание! ѕредставленна€ ƒипломна€ работа находитс€ в открытом доступе в сети »нтернет, и уже неоднократно сдавалась, возможно, даже в твоем учебном заведении.
—оветуем не рисковать. ”знай, сколько стоит абсолютно уникальна€ ƒипломна€ работа по твоей теме:

Ќовости образовани€ и науки

«аказать уникальную работу

ѕохожие работы:

»миджеобразующие стратегии в образовательном дискурсе (на материале электронных ресурсов университета)
 онцепт "Dieu" во французских фразеологизмах, пословицах и поговорках
 онцепт счасть€
»но€зычные аффиксы в современном русском €зыке и проблема их перевода на арабский €зык
»нтерферирующее вли€ние родного €зыка при воспри€тии звуков английского €зыка
»нтеръ€зыковые лакуны как €вление межкультурной коммуникации
»сламский радикализм на —еверном  авказе как разновидность сепаратистской угрозы на рубеже XX-XXI в.
»спользование интернета в обучении иностранному €зыку
»спользование фразеологических единиц в €зыке детективного жанра (на примере творчества јгаты  ристи)
Communication The Exchange of Information

—вои сданные студенческие работы

присылайте нам на e-mail

Client@Stud-Baza.ru